home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

   В начале восьмидесятых годов на порядок увеличился поток самолетов Аэрофлота, летающих в Афганистан, Индию, Пакистан и другие азиатские страны мира. Аэропорт же хлебного города Ташкента, который был самым крупным пересадочным центром на этих маршрутах, мало изменился. Он, по-прежнему, оставался небольшим авиационным предприятием. Это предприятие с большим трудом успевало технически обслуживать прилеты и вылеты, или вовремя пополнять запасы авиационного топлива самолетов, летавших по этим маршрутам. Особенно наглядно это было заметно по количеству парковочных стоянок для самолетов, экипажи которых должны были ночевать в Ташкенте.

   Когда мы на своем "Виллисе" прокатились по взлетно-посадочной полосе этого аэропорта, среди всего нескольких спящих самолетов с голубой окраской Аэрофлота практически сразу же обнаружили вражеский самолет в камуфляжной окраске, да еще с боевой символикой вооруженных сил США! Он стоял в общей шеренге пассажирских лайнеров Аэрофлота, освещенный светом, падающим из окон здания аэропорта. При таком свете, другого освещения в том аэропорту попросту не было в те времена, этот хищник всеми силами старался выглядеть невинным и мирным голубком-агнцем.

   - Майор, смотри, куда эти гады запрятались! - Громко и прямо мне в ухо проорал Пузырь, разумеется, на великолепном английском языке. - Думали, что мы их не найдем?! Да не на таких напали! Давай, Майор, выруливай в том направлении.

   Вскоре мы все шестеро шастали то тут, то там, по стоянке этого американского военно-транспортного самолета. Странной получалась общая картина, шесть человек с лицами, скрытыми под полами шапочки, крадучись перемещались с одного места на другое, внимательно осматривая и ощупывая каждый предмет этой стоянки. Мы никак не могли разобраться в том, куда же подевался экипаж этого американского военно-транспортного самолета. Казалось бы, все вещи были на месте, - сам самолет, трап к нему, тягач для его вытягивания самолета на взлетную полосу, различный инструментарий для проведения технического обслуживания, как двигателя, так и органов управления самолетов. Только мы нигде не находили ни советских технических специалистов, ни американцев, членов экипажа этого транспортного самолета. Время же нас начинало нас поджимать, уже через час мы должны были бы вылететь в пакистанский Пешавар, а этих американских индюков мы нигде не могли найти.

   Время медленно, но верно приближалось к полуночи, постепенно замирал ташкентский аэропорт. Ночная смена прекращала свою работу, рабочие начали покидать свои рабочие места в ремонтных мастерских аэропорта, самолетные стоянки давно уже опустели. Теперь только завтра рано утром появятся утренняя смена, тогда аэропорт начнет снова оживать. Его технические специалисты приступят к подготовке заночевавших в аэропорту самолетов к вылетам.

   По аэропорту хлебного города Ташкент начала разливаться сказочная, прекрасная тишина жаркой среднеазиатской ночи! Устав материться на английском языке, я подошел к дверце транспортного самолета, которая располагалась над моей головой. Я с горя несколько раз подпрыгнул, чтобы своим кулаком в перчатке, но со свободными пальцами несколько раз пройтись по металлической дверце транспортного салона этой Дакоты. Услышав над своей головой дикий барабанный грохот, я только тогда в полной мере осознал, что этим своим неосознанным действием я только что нарушил благородную тишину, разливавшуюся по всему ташкентскому аэроузлу!

   Красная краска стыда начала потихоньку заливать мои и так красноватые щеки. Только что я поступил совсем необдуманно, как мальчишка, изобразив из себя австралийского кенгуру и нашего козла барабанщика! Едва ли все мои парни догадались о том, что этим барабанным боем, я всего лишь пытался достучаться до наших тупых американских извозчиков. Спасибо аэропортовской темноте, не все мои бойцы сумели все-таки заметить и оценить эту мою мальчишескую выходку!

   Перед моим превращением в кенгуру, многие парни разминали мускулатуру. Они явно готовились к тому, чтобы, превратившись в аэропортовских носильщиков, заняться переброской багажа нашей группы в грузовые отсеки американского военно-транспортного самолета. Но их, видимо, все же несколько смущало то обстоятельство, что дверь в грузовое отделение Дакоты находилась над нашими головами, примерно на высоте трех метров. Парни по одному подходили ко мне, чтобы своим ростом еще и еще раз попробовать и примериться к тому, как им было бы половчее зашвыривать багаж через эту дверцу в багажное отделение самолета.

   Барабанный грохот во всем аэропорту, устроенный мной, заставил их вначале замереть на месте, а затем свои недоуменные взгляды они перевели на меня?! Я же им в ответ начал мило улыбаться, желая успокоить парней, мысленно внушая им, мол, все в порядке! Ничего серьезного не случилось!

   Эти несколько ударов кулаком по самолетной дверце, видимо, были услышаны и теми, кому они предназначались! Дверь американского самолета начала медленно открываться, сначала из-за нее до меня донеслись бранные слова, почему-то произносимые на американском языке.

   - Кто это там, мать вашу так, может кулаками в дверь так громыхать в середине ночи? Кто этот засранец. который уставшим людям поспать не дает?! Сейчас мы тебя немного поучим тому, как следует интеллигентному человеку вести себя по ночам, не мешая другим людям хорошенько выспаться...

   С этими словами самолетная дверца со скрипом и скрежетом в тишине ночи отползла в сторону. Круг света упал на бетонку летного поля, в центре этого круга, разумеется, оказался я. Мне пришлось задрать голову кверху, чтобы рассмотреть того нахала, который только что так неинтеллигентно выражался по моему адресу. Но ничего кроме света, падающего мне в глаза, я так и не увидел. Понимаете, темнота в аэропорту Ташкента была настолько насыщенно черной, что свет в проеме самолетного входа мне показался настолько ярким, что мои глазницы тут же наполнились слезами. В ореоле этого круга свете я смог рассмотреть, что надо мной появился какой-то человек, владеющий американским матерным языком, у которого волосы на голове были ярко рыжего цвета!

   Иными словами, это был ярко рыжий клоун! От него несло таким перегаром, что мне сразу же захотелось горло освежить кружкой черного Гиннеса. Мои парни рядом зашевелились, видимо, желая тоже высказаться по этому поводу. Но тут я поднял правую руку к верху, призывая к спокойствию и молчанию.

   Постепенно я начал различать и другие детали этого рыжего клоуна. Он оказался мужиком под два метра ростом. На нем был летный комбинезон с множеством значков, стикеров и наклеек. Особенно мне понравилась наклейка, на которой было написано: "Вооруженные сила США", где слово "США" было несколько раз перечеркнуто, а над ним появилась надпись "СССР". Мне пришлось долго рыскать глазами по этому комбинезону, прежде чем я нашел нашивки капитана американской армии. Должна была еще быть нашивка с фамилией владельца этого комбинезона, но сколько бы я своими глазами не шарил по этому комбинезону, так ничего и не нашел!

   Над моей головой послышался смех, а затем незнакомый голос произнес:

   - Тебе еще не надоело, меня щекотать своим стальным взглядом?! Мурашки так и заметались по всему моему телу в поисках от него спасения?! Парень, прекращай свою щекотку! Еще минута, я начну ржать! Тогда тебе и твоим друзьям придется ждать, пока я не прекращу быть занозой в твоей заднице!

   Этот рыжий клоун, со зверской улыбкой оскалом на своем симпатичном лице деревенщины с множеством рыжих конопушек стоял в проеме самолетной двери, с явным интересом меня рассматривая. Ему, по-видимому, я нравился, он долго не отрывал от меня своего взгляда, постоянно чему-то улыбался!

   Тогда я решил узнать, чему этот болван может так симпатично улыбаться, а главное, кому именно он так слащаво улыбался! У нас же не приветствуются однополые отношения! Уже через мгновение его глазами я рассматривал самого себя.

   Глазами американского капитана я увидел под собой высокого парня, затянутого в темно-синий комбинезон, с шапочкой на голове и с лицом, прикрытым ее полами. Но этот парень почему-то двоился, троился, с большим трудом эта американская пьянь попыталась сосчитать, сколько же "меня" находится перед его самолетом. Летун четыре раза ошибался, а затем, сообразив, что под собой видит глубоко законспирированного агента ЦРУ, совсем бросил меня пересчитывать, когда досчитал до пятнадцати! Затем в мгновение ока этот американский болван выгнал из своих головных и сердечных сосудов алкоголь, которым усиленно закачивался весь этот вечер, вытянулся по стойке смирно и лихо отрапортовал:

   - Капитан и первый пилот военно-транспортной авиации США, Питер Дуглас! Экипаж вверенного мне транспортного самолета проводит предполетную подготовку к вылету по маршруту Ташкент, СССР - Пешавар, Пакистан.

   Капитан Дуглас, словно монумент, высился надо мной на высоте трех метров, он честно, откровенно и добросовестно мне врал. Разумеется, никакой предполетной подготовкой ни капитан, ни его экипаж в данный момент не занимались. Сразу же, как только Дакота приземлилась в Ташкенте, экипаж транспортного самолета сложился долларами, чтобы у своего техника, который должен был заниматься техническим обслуживанием их самолета, закупить ящик водки "Пшеничная". После совершенной сделки тройка американцев залезла в радиорубку своего самолета Дакота, откуда она больше и носу не показывала. Они занялись потреблением русской водки, закусывая ее американской тушенкой, сохранившейся на складах Пентагона. Эту информацию мне удалось почерпнуть из сознания американского капитана, его плохо держали ноги. Ему приходилось рукой держаться за самолетную дверцу, чтобы случайно не выпасть из самолета.

   Я выпрямил спину, правую руку приложил к правой брови, негромким голосом и с эдакой армейской небрежностью отрапортовал:

   - Майор Арчер, группа "Дельта Форс". Наша группа только что прибыла в Ташкент. Мы готовимся начать перегрузку своего груза на ваш транспортный самолет. Капитан Дуглас, не были бы столь любезны, приказать членам вашего экипажа подготовиться к приему нашего багажа.

   - Майор, а вы за кого нас принимаете? Мы вам, что какие-то там носильщики, что ли? Мы вашим багажом заниматься не собираемся и не будем?! Мы самолет пилотируем, а для подноса багажа в каждом нормальном аэропорту существуют носильщики! Так что, майор, идете в аэропорт и там оплачивайте перегрузку багажа, а мы уж так и быть транспортный отсек самолета вам откроем!

   Повторяю, что эта незапланированная перепалка с рыжим капитаном, командиром транспортного корабля, началась практически на пустом месте, из-за ничего. В переписке с Лэнгли, которую мы вели в течение трех последних месяцев, нам неоднократно указывалось на сверхсекретность проводимой нами операции. В переписке также нас предупреждали о нежелательности любых ситуаций, в которых бойцы нашей группы контактировали бы с кем-либо из посторонних! К примеру, нам категорически запрещалось входить в контакт с обслуживающим персоналом аэропортов, в частности, мы не могли общаться с подносчиками багажа. Так что то, что сейчас потребовал этот рыжий, в дребедень пьяный американский капитан, выходило за рамки наших предварительных договоренностей или предписаний. К тому же вот-вот должен был подъехать Полковник с нашим багажом для перегрузки в эту проклятую Дакоту.

   Только я подумал о командире, как на взлетной полосе показались фары автокара, который тянул за собой небольшой караван из нескольких багажных тележек, доверху загруженных тремя закрытыми транспортными контейнерами и различными баулами и сумками.

   - Эй. Питер! - Я небрежно окликнул своего рыжего собеседника, который все еще стоял в раздумье в проеме двери в самолет, опасно при этом покачивался. - Ты не хочешь, чтобы мой командир надрал тебе зад, так советую тебе быстрее пошевеливаться! Полковник вскоре здесь появиться со второй партией нашего груза! Если ты и твои лежебоки за оставшееся время до его прибытия не будут готовы к приему груза, то тогда пеняй только на самого себя.

   Я не думаю, что именно мои слова в конечном итоге подействовали на пьяный разум этого рыжего клоуна. Но этот парень тут же принялся нажимать какие-то кнопки на клавиатуре, расположенной рядом с самолетной дверью.

   Послышался негромкий звук заработавших электродвигателей, я собственными глазами наблюдал за тем, как поднялась вверх почти половина борта самолета, открывая три грузовых отсека, расположенных в фюзеляже самолета с одной его стороны. В этот момент караван с нашим грузом подъехал к Дакоте. Тундра, сидевший за рулем автокара, ловко, не хуже профессионального подносчика багажа, так развернул свой автокар, что тележки с грузом остановились строго напротив грузовых отсеков самолета. В этот момент, неизвестно откуда появился рука-манипулятор, он подхватил один из контейнеров и перенес его в грузовой отсек транспортного самолета. Вскоре, когда все три контейнера заняли положенные ими места в грузовых отсеках транспортника. Обшивка самолета тут же вернулась на свое прежнее место. А Тундра уже набирал скорость автокара, до пола выжимая педаль акселератора, он отправился за второй партией нашего багажа.

   Я же удивленно посмотрел на своего только что приобретенного американского друга, капитана Дугласа, ведь он, находясь в весьма нетрезвом состоянии, в течение нескольких минут, без единой заминки сумел поднять половину нашего багажа на борт своего транспортного самолета. И сделал он это так быстро и хорошо, что при этом не повредил ни транспортный самолет, ни контейнеры нашего груза! Сейчас капитан Питер Дуглас все еще продолжал стоять в проходе на самолет, я же подмигнул Шару, стоявшему за моей спиной, чтобы тот подкатил бы трап к этой самолетной двери.

   Вскоре члены моей команды начали по лестничному трапу подниматься на борт Дакоты, заставив рыжеволосого Питера немного отступить, чтобы позволить нам проходить в пассажирский салон. Вскоре парни разошлись по салону, выбирая себя места для нашего дальнейшего путешествия заграницу.


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава