home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

   Ил-76 взлетел с аэродрома Кубинка, набрал высоту в десять тысяч метров, взял курс на Ташкент. Пару раз к нам выходил первый пилот майор Любовцев, каждый раз он подолгу беседовал с Полковником, с любопытством поглядывая на остальных членов группы. Полковник оказался единственным из нас, кто не закрыл своего лица шапочкой. Мы же, все остальные члены группы, даже когда спали или дремали в авиационных креслах, не снимая шапочек, рассматривая мир вокруг нас через прорези для глаз.

   К этому следует добавить, что мы все были одеты в совершенно одинаковые комбинезоны, так что наша группа представляли собой весьма экзотический подбор личностей Экипаж военно-транспортного самолета с нами не разговаривал, не общался, обходил нас далеко стороной. Но по выражению лиц летунов можно было легко догадаться о том, что сейчас они прямо-таки умирают от любопытства, так им хотелось взглянуть на наши лица, чтобы узнать, кто же мы такие, чем занимаемся?!

   Эти чертовы шапочки мы натянули на головы в автобусе, но пока мы находились в его салоне, то наши лица все еще оставались открытыми. На подъездке к Кубинке нам сообщили о том, что наш груз уже прибыл на авиабазу и уже загружен в самолет Ил-76. Экипаж самолета прогрел его двигатели, так что он был готов в любую минуту пойти на взлет.

   Когда совсем стемнело, мы проехали КПП авиабазы, выехали на поле аэродрома минуты две куда-то ехали в полной темноте. Советское государство очень любило экономить на всем, что только можно. Но оно особенно экономило деньги трудового народа на электроэнергии, города страны плохо или совсем не освещались! Также плохо освещались и объекты военного значения. Пока на автобус куда-то катился, Полковник прошелся по центральному проходу автобуса, внимательно осматривая каждого бойца своей группы, а затем он негромким голосом приказал:

   - Прежде чем покинуть автобус, каждый боец обязан скрыть свое лицо от чужих глаз, прикрыв его полой шапочки, в которой имеются прорези для глаз! Паре, Лимон и Шар, когда автобус остановится, не дожидаясь дополнительного приказа, первыми покинуть автобус. Осмотритесь на месте, тут же по трапу поднимайтесь в самолет. Да, ребята, не забудьте, что с этого момента английский язык становится нашим родным языком. Забудьте о существовании русского языка!

   Произнеся последнюю фразу, Полковник многозначительно посмотрел в мою сторону. Ну, что ж его приказ ясен, я своим мысленным щупом тут же прошелся по сознанию своих товарищей по группе, чтобы в головах бойцов группы английский язык закрепить в качестве основного нашего языка для общения с остальным миром.

   Автобус все еще продолжал куда-то двигаться, но вот впереди в сплошной ночной темноте мы увидели слабый столбик света. В этом слабом свете угадывались очертания какого-то большого самолета. Видимо, это и был военно-транспортный самолет, выделенный Генштабом для перелета нашей группы! Транспортник стоял практически рядом с ВПП аэродрома, но на значительном удалении от основных зданий авиабазы Кубинка. Мы увидели, что самолет, как и полагается, охранялся взводом солдат внутренних войск, которые образовали вокруг него плотное кольцо оцепления.

   Сквозь тонированные стекла автобуса мы увидели, как обрадовались вованы, когда наш автобус подъехал прямо к трапу самолета и остановился. Наше появление эти только что окончившие школу парнишки с автоматами рассматривали, как обещание своего скорого возвращения в привычную и уютную для них цивилизацию солдатской казармы.

   Но у вованов мгновенно изменилось настроение, когда они увидели, что автобус покидают странные люди, у которых вообще не было лиц! Сильно напуганные появлением безголовых людей, которые один за других покидали автобус, направляясь к трапу самолета, эти вованы схватились за автоматы, чтобы нажать на курки, собираясь эту нечисть расстрелять в упор. Семнадцатилетние мальчишки первого года службы во внутренних войсках до ужаса, чуть ли не до потери сознания, испугались, увидев нас в этих черных шапочках! В темноте ночи они попросту не могли увидеть, что мы простые люди, но только с черными шапочками на головах, а полы с прорезями для глаз скрыли наши лица!

   Слава богу, что их лейтенант был не первого года службы!

   Он еще до того момента, когда его взвод встал караулить этот самолет, во избежание всякого рода недоразумений, у своих мальчишек в военной форме заранее отобрал магазины с патронами для автоматов! Только благодаря предусмотрительности лейтенанта, группа Полковник не была расстреляна на месте на авиабазе в Кубинке!

   Салон военно-транспортного самолета Ил-76 совершенно не походил на грузовой отсек. Когда мы вошли в этот салон, то сразу же обратили внимание на то, что по салону не гуляли дикие сквозняки, как это часто случалось на борту других типов военных транспортников. Воздух был кондиционированным с приятными запахами леса и полевых цветов! Пассажирский салон располагался сразу же за пилотской кабиной, в нем имелось сорок кресел для пассажиров Аэрофлота первого класса. В моей голове тут появились странные мысли о том, что мы ошиблись и поднялись на борт не того военного транспортника. Я тут же использовал возможностью быстрой проверки, куда мы все-таки летим, а также, полетим ли мы этим самолетов, или нам следует поискать, пока еще не взлетели, другой транспортник?! Вскоре из сознаний шести членов экипажа этого самолета пришло шесть полновесных подтверждение, что это наш самолет!

   Я независимой походкой, что-то насвистывая подошел к одному из кресел, рукой потрогал его упругость. Не понравилась, перешел к другому креслу и проделал те же тычки рукой... Пятое кресло мне понравилось, я задом плюхнулся в него. Но шапочку с дырками для глаз с головы не снял, подумал, что в шапочке будет интереснее и теплее спать. Обернулся через плечо и одурел, двенадцать охламонов во главе с полковником после того, как они руками опробовали мягкость сиденья кресла, переходили от одного кресла к другому.

   Вскоре двенадцать советских диверсантов расселись по креслам, многие из них уже дремали, подобно мне!

   В этот момент Ил-76, взревев своими двигателями, тронулся с места, начал рулить по ВПП, чтобы сразу же пойти в разбег и на взлет. Через некоторое время по завыванию двигателей самолета я догадался о том, что наш Ил-76, наконец-то, оторвался от земли и набирает высоту. Когда самолет занял положенный эшелон высоты, то открылась дверца кабины пилотов, в первый раз на ее пороге показался какой-то пилот в полном летном обмундировании и с одной звездочкой майора на погонах. Этот парень застыл в проеме двери, с удивлением разглядывая двенадцать оглоедов, чьи лица были полностью скрыты под темно-синей материей. Некоторое время он постоял, покачиваясь с каблука ботинок на мысок, а затем глубокомысленно произнес:

   - Нам говорили, что мы будем выполнять особо секретное задание! Я даже расписывался в том, что до конца жизни буду молчать обо всем, что увижу на борту своего же самолета! Но никто нам ни слова не сказал о том, что мы встретимся с двенадцатью рылами оглоедов, которые на нормального человека не похожи?! А с кем вы мне прикажите изменения в маршруте, которые могут возникнуть, согласовывать?

   В ответ на такое мужественное заявление майора, Полковник поднялся на ноги, подошел к летчику и сдернул с головы шапочку, чтобы перед летуном предстать в своей первородной красоте. Подойдя к летчику, он ласково потрепал его за плечо и произнес:

   - Не плачь, майор! Перед напором нашей армии никто и ничто не устоит! В мире нет безвыходных ситуаций, а мы созданы для того, чтобы эти проблемы решать! Говори, майор, о своей проблеме! Мы ее сей же момент решим!

   В его русской речи отчетливо прозвучал легкий налет иностранного акцента, который тут же придал всему облику нашего Полковника флер таинственности и секретности. Летун еще раз внимательно посмотрел на нас, затем он привычно вытянулся перед нашим командиром и, приложив правую руку к брови, отрапортовал:

   - Позвольте представиться, майор Алексей Любовцев, первый пилот военно-транспортного самолета. И одновременно как бы неофициально офицер по связи с вашей командой на время перелета Москва - Ташкент. Из шести человек нашего экипажа командование полка почему-то только мне разрешило с вами контактировать.

   Майор Любовцев сделал короткую паузу, видимо, ожидая, когда ему в ответ представится и сам Полковник. Я же в этот момент, раскинувшись в комфортабельном кресле, в половину уха с интересом прислушивался к тому, о чем сейчас общались командир и этот настырный летун. Меня заинтересовало, каким образом Полковник выкрутится из столь неудобного положения, в котором вдруг оказался по своей же собственной вине.

   Ведь, Полковник только что нарушил приказ о том, согласно которому мы, как члены засекреченной разведгруппы, не имели права вступать в прямые контакты, разговоры с членами экипажа военно-транспортного самолета Ил-76. Общий приказ на задание был краток и понятен! Мы понимали, что для его успешного выполнения требовалось, чтобы о нас знали, как можно меньше! Нам предстояла серьезная работа в полном отрыве от своих людей, а на той стороне было бы лучше, чтобы о нас даже не знали бы, в какой стране мы родились. Поэтому нам следовало бы, как только было можно, уберечься от ненужных сейчас контактов и личных знакомств. Тем более, что одно задание должно было перетечь в другое, а они не были даже взаимно связаны!

   - Слушай, Алексей! - Полковник по-дружески обратился к летуну, - Ну, нет у меня для тебя отдельного имени! И ничего с этим я поделать не могу! Давай, будем так без моего имени друг с другом общаться! Называй меня попросту Полковник!

   К слову сказать, майор Любовцев оказался весьма общительным человеком. Он раз десять в течение четырех часов нашего полета до Ташкента подходил к Полковнику и беседовал с ним на разные темы. Не знаю, как командир реагировал на эти разговоры, но мне они мешали дремать. Поэтому пару раз попытался выяснить, что же именно творилось в голове у этого советского летуна. Мой мысленный щуп скользнул по сознанию Алексея Любовцева и завис, так и не почерпнув полезной информации! Сознание этого человека оказалось недостижимым, не блокированным, а попросту недостижимым для моего мысленного щупа. Тогда я не обратил на это внимания! Ведь, человеческая природа весьма неприхотлива, в нашем мире часто встречаются личности с психическими аномалиями. Человек, сошедший с ума, часто оказывается непризнанным гением, только он попросту живет в мире, который существует только для него одного, а другим людям этот мир непонятен, неизвестен.

   Разумеется, майор Алексей Любовцев был нормальным человеком. У него были абсолютно нормальные психические параметры! Но его головной мозг работал таким образом, что не допускал проникновения чужих сознаний в свои основные сектора. Тогда я не придал этому значению, посчитав, что в нашем мире можно встретить и таких людей.

   После чего я уснул в своем кресле и не просыпался уже до самого Ташкента. Меня разбудил Полковник, когда наш самолет совершал вираж ха виражем, теряя высоту и заходя на посадку! Никто из нашей группы, даже сам Полковник, не знал того, что же мы должны делать дальше, после того, как наш транспортник произведет посадку в Ташкенте?! Эта информация была доверена одному только мне, но и она всплыла из моей памяти, когда я убедился в том, что мы идем на посадку именно в этом городе, в Ташкенте. В аэропорту Ташкента нас ожидал другой самолет Дуглас С-47 Скайтрейн военно-транспортной авиации США. Мы должны были своими силами перегрузить груз своей группы и личный багаж, чтобы затем вылететь в Пешавар, Пакистана. С этого момента мы переставали быть русскими спецназовцами, окончательно забывали русский язык, превращались в американских спецназовцев "Дельта Форсе", прибывающих в Пакистан для выполнения специального правительственного задания.

   На долю секунды я уединился с Полковником, всю эту информацию перелил в его сознание. В принципе, Полковник был в той или иной степени проинформирован о том, чем же мы будем заниматься за пределами Советского Союза. Но он, как и я, не знал всех деталей, наши командиры в Москве выдавали нам информацию именно такими обрывками, причем Полковник часть этой информации дополучал по линии ГРУ, а я по линии КГБ, от личной канцелярии председателя, хотя считалось, что вся операция будет проходить в рамках одного только ГРУ. Получив информацию, Полковник пару секунд раздумывал над ней, а затем утвердительно кивнул мне головой, это означало, что я должен сейчас начать поиски американцев, а он займется разгрузкой Ил-76. В его сознании промелькнули яркие образы сожаления, он надеялся, что до конечной цели мы доберемся этим самолетом, а дальше отправимся на бронемашинах. Я даже знал о том, что перед нашим вылетом из Москвы полковник разговаривал с полковником Гусаровым и выпрашивал у него нужные нам бронемашины. Но, как видите, судьба в форме генералов ГРУ и КГБ рассудила несколько по-другому!

   Я со своей командой в шесть человек спустился по трапу на бетонку аэродрома, мы тут же направились к двум "Виллисам", стоявшим на этой стоянке. Оба автомобильных ключа, как и договаривались, уже находились в гнездах зажигания на панели управления. Нам оставалось только завести их двигатели и отправляться в путь. Виллисы были отличными машинами, они прекрасно повоевали в Советской Армии, немало способствуя тому, что наши отцы разгромили фашистскую Германию. Они, хотя каждому из этих Виллису было уже немало лет, завелись с пол-оборота. Кивком головы я приказал ребятам занимать места в обоих джипах, пора было отправляться на поиски союзников американцев. В этот момент я видел, как ребята из группы Полковника начали возиться с замками грузовых отсеков Ил-76. Перед тем, как тронуться с места, я мысленно связался с Полковником, его кратко проинформировал о том, что поехали разыскивать американцев.

   -Хорошо! -Ответил Полковник. - Найди их, этот аэропорт не такой уж большой. Было бы желательно, чтобы завтра утром мы были бы в Пешаваре!

   Я левой ногой выжал педаль сцепления Виллиса...

   Глава 4

   Знакомство с правилами поведения за границей


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава