home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

   Полковник ГРУ Геннадий Кантемиров был военным разведчиком, настоящим другом. После первой нашей встречи и нашего первого разговора мы встречались еще пару раз, обмениваясь информацией по вопросу, как идет подготовка к вылету нашей группы в Афганистан, как мы будем выполнять свою боевую задачу. Полковник взял на себя решение всех вопросов и проблем, связанных с технической стороной обеспечения предстоящего перелета нашей группы в Афганистан. Он, словно по волшебству, решал, казалось бы, не решаемые, сверхсложные вопросы и проблемы, касающиеся нашего полета в воюющую страну. Ему удалось убедить даже ни во что неверующих генералов Генштаба СССР в том, что его группе разведчиков диверсантов, которая насчитывала всего лишь десять бойцов, для перелета потребуется военно-транспортный самолет Ил-76. Мы, бойцы группы, получили новейшее обмундирование спецназа НАТО, а так могли выбирать себе то оружие, которое было нам по руке и по нраву.

   Когда я в первый раз встретился с бойцами этой диверсионно-разведывательной группы ГРУ, то, входя в помещение ее расположения, не сразу сообразил, куда же именно я попал. Уж очень помещение, в котором размешались гереушники, своим интерьером и планировкой отличалось от обычной советской казармы. Да и бойцы, застывшие в строю, встречая меня, своим обмундированием, а главное своей не славянской внешностью и выправкой во многом отличались от обычных солдат и офицеров Советской Армии. Мне потребовалось несколько мгновений для того, чтобы привыкнуть к обстановке для того, чтобы в последующем процессе знакомства с этими людьми разобраться, а что же именно они собой представляли!

   Этих мгновений мне с лихвой хватило также и на то, чтобы, все еще стоя на пороге помещения, взглядом охватить интерьер помещения, его меблировку, а также десяток парней, застывших в шеренге в непривычной позе по стойке смирно. Первое бойцы в шеренге были всего лет на восемь-десять меня моложе! Что говорило о том, что передо мной находится не рекрутский контингент, а офицеры или, по крайней мере, сержанты. По ходу дела я попытался своим ментальным щупом коснуться сознаний этих бойцов, попытаться выудить из них дополнительную информацию?!

   К своему великому удивлению я так и не сумел прочитать сознания этих бойцов. Причем, меня особенно удивил тот факт, что их сознания не были искусственно заблокированы, одно за другим они воспротивилось свободному проникновению моему мысленному щупу. Такой обвальный конфуз впервые произошел со мной, но я не подал вида, что потерпел неудачу, перешагнул порог помещения, направляясь к бойцам, застившим неподвижно в шеренге. Десять метров, которые мне предстояло пройти, я использовал для того, чтобы собраться с мыслями. Первым же делом я решил не удивляться всему тому, что будет происходить в этом помещении, а также поведению этих бойцов.

   Уже на первых шагах я понял, что удивляться мне было чему! Я бы даже сказал, что устроители этой встречи все-таки добились своего, я был несколько удивлен и заинтересован. В первую очередь, мое внимание привлекли, я бы сказал, не русские лица тех бойцов, сейчас застывших в строю шеренги. В этот момент от шеренги отделялся высокий, атлетически слаженный парень в ненашем камуфляже. Его лицо имело ярко выраженный характер англо-саксонского типа. Да и держался он, как военнослужащий британских САС. Несколько в развалку он стремительно пересек, разделяющее нас пространство, чтобы замереть от меня в трех шагах для рапорта:

   - Товарищ майор, диверсионно-разведывательное подразделение в составе десяти бойцов проводит спецзанятие. Подразделение построено для встречи и знакомства с вами. - Бойко отрапортовал мне этот парень.

   К слову сказать, этот парень рапортовал мне на великолепном английском языке, с полагающимся налетом внутриармейского сленга! Я бы даже сказал, не простого британского военнослужащего, а именно британского коммандос!

   - Спасибо, товарищ фельдфебель за информацию! Не могли бы вы мне поименно представить бойцов группы! - Я спокойно ответил Фельдфебелю на том же языке и с теми же жаргонизмами.

   - Так точно, товарищ майор! -

   Тут же мне ответил этот юноша, а затем мы вместе с ним начали обход строй бойцов для персонального знакомства, начав с крайнего левого фланга.

   - Позвольте, товарищ Майор, вам представить двух радистов нашей группы - Родена и Мыслителя. Они в полной мере владеют всеми видами проводной и беспроводной связи с командованием, а также будут выполнять обязанности переводчиков. К тому же сейчас они осваивают азы телепатии для возможного ее дальнейшего использования в качестве канала мысленной связи с нашим центром. Это два наших пулеметчика - Монета и Пузырь. Эти же два бойца - наши гранатометчики - Лимон и Шар. Два снайпера Тундра и Лес и два радиометриста - Шпынь и Зеро! Я, Фельдфебель, являюсь командиром диверсионной группы, в которую помимо меня еще входят Тундра, Монета, Шар и Лимон. Пас одновременно командует разведывательной группой, в которую входят Пузырь, Лес, Шпынь и Зеро. Командир нашей группы - Полковник, а вы, товарищ Майор, - становитесь его заместителем!

   Это было несколько своеобразным представление бойцов подразделения, в составе которого мне предстояло выполнять некое специфическое задание! К тому же оно говорило и о том, что и я получил кличку-псевдоним на все это время. С этого момента и до последнего дня к бойцам группы я должен теперь обращаться только по их никам, ни в коем случае не называя другие их имена! А они меня теперь будут знать только, как "Майор", эта кличка стала моим ником на период выполнения задания. А главное в расположение группы, а также при любом обращении к своим бойцам я должен употреблять только анлийский язык, который стал основным языком группы!

   Что касается иностранных языков, то еще учительница магии Мерседес привила мне интерес в этим языкам. Мне требовалось не так уж много времени и пару уроков под гипнозом, чтобы освоить тот или иной язык! В связи с предстоящей командировкой я ускоренными темпами изучал афганские языки фарси и дари.

   Меня очень заинтересовали слова дежурного фельдфебеля о том, что радисты группы специализируются в телепатии. Поэтому я обратился к Фельдфебелю со следующими словами:

   - Фельдфебель, вы только что упомянули, что Роден и Мыслитель изучают телепатию! Я хотел бы с ними пообщаться, чтобы выяснить их уровень телепатии? Телепатия - это и мое внеслужебное хобби! - Сказал я, обращаясь к Фельдфебелю.

   - Так точно, сэр! Вы можете с ними переговорить в любую удобную вам минуту! - Затем он обратился ко всему строю. - Товарищи бойцы, вольно! Можете разойтись, и продолжить заниматься делами согласно внутреннему распорядку.

   Я же отвел радистов немного в сторону, пока мы шли, они с искренним интересом косились в мою сторону. Но ничем более не выдали того, что их сильно интересует, что же именно я собираюсь с ними делать? Когда мы остановились, я несколько мгновений всматривался в не русские лица Родена и Мыслителя. Опять-таки передо мной стояли два типажа, в которых не просматривалось ничего славянского, резкие черты лица англо-саксонского типа. Никаких тебе припухлых щек, высоких скул и овалов мягкого подбородка. Не носы, а настоящие итальянские рубильники с узкими ноздрями. Волосы иудейско-ирландского происхождения, рыжеватые и почти курчавые. Видимо, их матери себе мужей находили среди иностранцев из дальних стран?!

   Парни в свою очередь пытались выяснить, что же я за птица, они суперслабенькими ментальными щупами пытались пробраться в мое сознание, чтобы информацию обо мне получить из моего сознания. Я же этому совершенно не противился, мне было интересно, удастся ли этим парням все-таки добраться до моего сознания. Не, им этого не удалось сделать, так и не проникнув особенно глубоко ментальные щупы этих товарищей, попросту выпали из моего сознания, у них закончилась энергия. Тогда я обратился к Родену и Мыслителю:

   - А теперь, парни, ваша очередь расслабиться! - От удивления, когда они услышали мою мысленную речь, у них сильно расширись зрачки глаз. - На некоторое время прекратите блокировать свои сознания! Мне бы хотелось с ним немного поработать! - Мысленно скомандовал я, не отрывая взгляда от их непривычно-противных европейских рож.

   Зрачки их карих глаз сделали круговое движение, что позволило мне догадаться о том, что они услышали мою мысленную речь. Тогда я попытался уже своим мысленным щупом коснуться сознаний обоих парней! Щуп без промедления и без сопротивления вошел в их сознания!

   Впервые в своей жизни я одновременно находился в сознаниях двух человек! Эйфория непонятной победы начала заполнять мой разум! Я же в это время размышлял над тем, что впервые я получил возможность одновременно манипулировать сознаниями двух человек?! С громадным трудом волевым усилием мне все же удалось погасить пока непонятное мне чувство эйфории некой победы. Какой победы и над кем?!

   Уже немедля ни секунды, своим мысленным щупом я пробежался по сознаниям Родена и Мыслителя, пытаясь разыскать в них серьезные огрехи. Но был вынужден тут же разочарованно и силой выдохнуть воздух из своей груди. Да, под их блокировкой многое скрывалось, теперь я узнал практически всю биографию обоих парней - когда и где родились, какую школу окончили, когда призваны в армию? Какое военное училище закончили, в каких боевых операциях участвовали, какие имеют боевые награды и воинские звания?! Немного поразмыслив, я прекратил и это ворошение сознаний обоих парней. Мне их так называемая "производственная биография" была совсем ни к чему! Недаром же в нашей службе говорят, что, "чем меньше знаешь, тем лучше спишь"!

   К сожалению, бойцы Роден и Мыслитель не обладали даром или особым талантом к изучению телепатии, они были слабыми телепатами! Но с ними, видимо, поработал весьма опытный куратор-телепат. Он сумел-таки в сознание парней вбить несколько принципов формирования мысленных образов, которые телепат мог бы принимать или передавать другому телепату, что такое ментальный щуп и как им пользоваться! Оба парня пака не умели концентрировать мысленную энергию для приема и передачи телепатем, не могли этой энергией в полной мере насыщать работающий мысленный щуп. Но главная проблема обоих радистов группы, как я позже выяснил, она также существовала в головах других бойцов группы, а также командира группы, заключалась в том, что все они попросту не верили в саму возможность существования магии, телепатии в нашем мире!

   Мне пришлось поработать с парой секторов головного мозга этих парней, настроив их таким образом, чтобы позже Роден и Мыслитель посредством психологических тренировок научились бы выделять и по-своему концентрировать и направлять свою мысленную энергию. Предоставил им более углубленную информацию по использованию мысленного щупа при работе с другим телепатом и не телепатом. В заключение своей работы я обеими руками по очереди охватывал их головы, чтобы помассировать определенные точки восприятия, которые были расположены в районе висков на их головах.

   Уже покидая сознания парней, я оставил им возможность по-своему блокировать любой доступ извне в свой головной мозг. Сделал все так, чтобы Роден и Мыслитель уже сами могли бы сознательно регулировать, - открывать или закрывать - доступ тому или иному постороннему лицу к своей памяти. Когда я завершил свою работу, то Роден и Мыслитель превратились в потенциальных телепатов, но они должны были тренироваться каждый божий день.

   Оба парня и сами почувствовали, что я завершил свою работу. Они открыли свои глаза, вытянулись передо мной по стойке "смирно", коротко, но дружно произнесли:

   - Благодарим вас, товарищ Майор, за проделанную работу!

   Фельдфебель, стоявший неподалеку, обратил внимание на не стандартное поведение своих бойцов, он несколько удивленно посмотрел на меня, а затем свой взгляд перевел на Родена и Мыслителя. Командир диверсионной группы, видимо, все же пропустил мимо своего внимания мою работу с сознаниями этих бойцов. Фельдфебель совсем уже собрался задать мне вопрос в этой связи.

   В этот момент в помещении неожиданно появился полковник Геннадий Кантемиров. Полковник, подобно порыву сильного ветра, ворвался в помещение, в одно мгновение он успел проделать одновременно очень много вещей. Поздороваться с бойцами, хлопнуть по плечу Фельдфебеля, пожать мне крепко руку, перекинуться парой словечек С Мыслителем, а затем удивленно посмотреть снова на меня.

   - Майор, что ты успел накопать в головах моих бойцов? Мыслитель заявил мне, что он стал более умным после того, как ты чем-то занимался у него в голове!

   Нетрудно было догадаться о том, что не только Фельдфебель, но и все бойцы группы обратили внимание на то, что я слишком долго возился с обоими радистами группы. Со стороны они не могли видеть, чем же конкретно я занимался?! Вот у этих людей в военной форме, которые привыкли никому ни в чем не доверять, возникли определенные подозрения?! Я с грустью подумал о том, как же эти бойцы будут реагировать, когда им придется иметь дело с настоящим предательством? Несколькими словами я разъяснил Полковнику проблему с телепатией, которая наблюдается практически у всех бойцов нашей группы. В своей речи я интонацией голоса выделил слово "наша", пытаясь показать, что и я являюсь членом этой группы. Причем, не менее любого бойца заинтересован в благополучном исходе выполнения нашего боевого задания. После секундного колебания я добавил, что эту проблему можно было бы преодолеть, сделав всех бойцов группы телепатами.

   - Нет проблем! - Тут же в ответ заявил Полковник. - Приступай к работе, Майор, но, если можешь, начни ее с меня!

   Я выбрал один из уголков помещения, куда удалился вместе Полковником. В том углу, в стороне от занимающихся своими делами бойцов, мне было более удобно работать с головным мозгом Полковника! Ему я уделил несколько больше времени, так как мне хотелось, чтобы он стал не простым телепатом, который умеет принимать и расшифровывать чужие мысли, передавать свои мысли на расстояния различной дальности. Командира нашей группы я посчитал необходимым научить более творчески работать с чужими мыслями, наделить более сильным телепатическим даром. По моему мнению, он должен был уметь определять, когда ему лгут или говорят правду, перехватывать невысказанные чужие мысли, обрабатывать, анализировать накопленную информацию другими индивидуумами, сканировать сознания людей и других разумных существ на дальнем расстоянии. Словом, когда Полковник покинул мой угол, то он в своей военной жизни сделал первый шаг к тому, чтобы несколько по иному, более самостоятельно воспринимать нашу советскую жизнь! Он стал несколько другим человеком, чем был до этого времени!

   В своем углу, продолжая работу с другими бойцами группы, я время от времени переводил свой взгляд на Полковника, наблюдая затем, как меняется его поведением! Некоторое время он не находил себе места, он долго сидел в дальнем углу от меня, внимательно рассматривая свои руки. Временами он поднимал голову, всматриваясь в лица бойцов соей группы, задавая им какие-то незначительные вопросы! Полковник, видимо, все-таки прочувствовал мой взгляд. Он поднялся на ноги, чтобы подойти ко мне, но уже по дороге раздумал. Он чему-то вдруг задумчиво улыбнулся, затем резко изменил направление своего движения, подошел к выходу, покинул наше помещение.

   В этот момент до меня дошла дружеская и доброжелательная волна, которую сформировал и направил мне сам Полковник за мгновение перед тем как нас покинуть, Мне даже показалось, что в тот момент, когда эту волну Полковник направлял в мой адрес, он почему-то утвердительно кивнул головой, прежде чем исчезнуть за дверью. Я сразу же догадался о том, что этим кивком Геннадий Кантемиров поблагодарил меня за проделанную работу. Ему, видимо, все же понравился тот человек, которым он стал, благодаря моим усилиям!


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава