home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

   Со мной как бы случайно встретился капитан Валерий Офицеров. Вы его, наверняка, помните, это тот сотрудник КГБ иногда в нашем повествовании он появлялся то в милицейской форме или в форме армейского капитана. В форме армейского капитана он сегодня ко мне заявился без предварительного звонка. Под большим секретом он мне сообщил о том, что моей личностью заинтересовался сам Юрий Владимирович Андропов, в то время председатель всесильного КГБ СССР. От одной этой информации у меня мгновенно испортилось настроение, задрожали колени.

   Да и как бы настроению было бы не испортиться, если в этот день я получаю уже вторую информацию подобного резко негативного характера!

   Сегодня утром я оказался в немыслимой для себя ситуации, от которой до настоящего момента еще не смог отдышаться, придумать, как же мне после этого жить дальше?! Все дело было в том, что сразу же по окончанию учебы на факультете журналистики, получив диплом журналиста, я отправился в Агентство печати новости устраиваться на работу. Нужны были деньги на содержание семьи, жены, ребенка и на самого себя. К этому времени я на руках уже имел официальный запрос Агентства с моим вписанным от руки именем, запрос быд адресован в деканат факультета журналистики.

   Согласно этому запросу я должен был срочно приступить к работе в должности младшего редактора канадского отдела Североамериканской редакции, как вдруг утром сегодняшнего дня узнаю, что оказался не у дел, вдруг стал безработным!

   Такого не могло быть в нашем государстве, подобного попросту не должно было бы случиться в государстве развитого социализма. В этом государстве каждый гражданин не только имел право на труд, но был обязан четыре года в обязательном порядке потрудиться на благо самого государства без права перехода на другую работу по окончанию ВУЗа! Четыре года, каждое лето я, как проклятый, тянул лямку летней практики в канадском отделе по месяцу, разгребая пыльные архивы, наводя порядок в общей переписке и в самом делопроизводстве. Иногда пользуясь предоставленной возможностью, писал свои небольшие информационные заметки для публикации в канадской прессе. Всей душой я был годов 1-го июля приступить к такой работе!

   Тогда я был молодым человеком, подающим большие надежды молодым журналистом, со мной встречался даже сам начальник канадского отдела. Тот, осторожно бия себя кулаком в область сердца, говорил мне о том, что моя проблема трудоустройства положительно решена, после окончания учебы на факультете журналистике он будет с нетерпением ждать моего появления в своем отделе.

   Что касается меня, то свое обещание этому начальнику я полностью выполнил!

   Как только сдал последний госэкзамен и получил диплом, то с дипломом я пришел к нему на ковер, писать заявление о приеме на работу. Вместо того, чтобы мне дать белый лист бумаги для написания такого заявления, этот начальник отдела почему-то поднялся из-за стола и, махнув на что-то рукой, он попросил меня пройти вместе с ним в комнату, в которой сидели сотрудники его отдела. На моем месте в закутке, который я сам лично расчищал от папок с бумагами, притащил туда стол и стул, уже сидел какой-то вьюноша, который задумчиво рассматривал потолок.

   - Марк, познакомься с этим вьюношей! Его зовут Виктор, он внук члена Политбюро ЦК КПСС А.П. Кириленко!

   После этих слов в комнате наступила полнейшая и зловещая тишина!

   Начальник отдела Канады, молча, развернулся и навсегда покинул эту комнату. Это не он, а я чуть позже навсегда покинул эту комнату! Даже я догадался о том, что этому демократически настроенному человеку было больше нечего мне сказать! Я же тогда превратился в подобие фонарного столба, продолжая тупо стоять, ожидая, нового витка развития этой непонятной ситуации. Я тогда еще полностью не понимал всех тех последствий для моей дальнейшей судьбы самого факта появления Виктора, внука Кириленко, на моем рабочем месте!

   Нашлись-таки добрые люди, которые мне посоветовали, чтобы я не терял бы даром времени в этом отделе, а отправлялся бы в кадры Агентства для выяснения вопроса своего положения в этой столь внезапно обострившееся ситуации. В кадрах агентства со мной уже не разговаривали, старые кадровики даже не извинились за случившееся, а попросту у меня отобрали свой официальный запрос, парой дней назад официально отправленный на факультет журналистики. Я собственными глазами наблюдал, как суетятся эти люди, которые, чтобы обелить самих себя, начали из меня творить великого диссидента отказника.

   По своей наивности, а может быть попросту сдуру, скажем, по своей природной глупости, я попытался посредством ментального щупа пройтись по сознанию нескольких кадровиков с тем, чтобы как бы прояснить ситуацию со своей работой, положением?! Выяснить-то я выяснил, что характер внука Кириленко его же предки решили исправить трудом на благо родины. Оказывается, этот парнишка отлично учился в школе, получил красный диплом в институте. Но ни в школе, ни в институте он ничему так и не научился, а на последних курсах в институте пристрастился к марихуане, стал слишком часто покуривать травку. Вот родители и решили его перевоспитать трудом в Канаде, для начала заняв мое рабочее место.

   В те времена ужас простого советского гражданина перед ЦК КПСС был высок и непререкаем, а если уж дело касалось личности какого-либо Члена Политбюро ЦК КПСС, то это уже выходило за пределы нормального человеческого понимания. Поэтому кадровики Агентства печати новости даже на подсознательном уровне отказывались со мной контактировать. Я уже говорил о том, что после этого я медленно, но верно начал превращаться в нигилиста диссидента, врага всего советского общества.

   И находясь в состоянии полного отчаяния, не зная, чем буду заниматься в своем будущем, я стоял, хлопал веками глаз, не понимая, почему Валерка Офицеров, нагло улыбаясь, говорит о о встрече с самим Юрием Владимировичем Андроповым. Разумеется, Валерке не доверили тайну темы, которую хотел со мной обсудить тогда всесильный глава КГБ СССР.

   В тот момент я хорошо понимал только одно, что, если откажусь от этой встречи, то тогда навсегда мне придется покинуть свою родину, бросить на произвол судьбы мать, жену, ребенка и брата. Нехотя, я согласился, в душе надеясь на то, что это все-таки какая-то ошибка, Андропову было незачем встречаться с каким-то мальчишкой, только что окончившим факультет журналистики МГУ.

   Я зря надеялся на то, что идея о встрече была случайной ошибкой, что Андропов не будет со мной встречаться! Уже на следующее утро меня разбудил телефонный звонок. В тот день я ночевал у матери. Мамка подняла трубку и ответила, а затем она дрожащей рукой протянула мне телефонную трубку, ничего при этом не комментируя:

   - С тобой хочет переговорить адъютант Юрия Владимировича!

   Спросонья я взял трубку и, прислонив ее к своему уху, пробормотал:

   - Марк слушает! Кто говорит?

   - Доброе утро, Марк! Прошу извинить за столь ранний звонок! Но Юрий Владимирович через час будет на работе, он только что звонил, попросил меня организовать ему встречу с тобой уже сегодня утром! Через двадцать минут наша машина будет у подъезда твоего дома, чтобы тебя отвезти к нам на Лубянку! Так что просыпайтесь, молодой человек, будьте готовы ехать к нам! До встречи?!

   Но я так и не дал ему повесить трубку, поинтересовавшись:

   - А кто это Юрий Владимирович?

   Некоторое время на телефонной линии царила тишина, а затем тот же голос радостно брякнул:

   - Юрий Владимирович Андропов, член Политбюро ЦК КПСС, председатель КГБ СССР.

   После этих слов адъютант повесил трубку! А из моих рук телефонная трубка вывалилась на пол!

   Через двадцать минут, в шесть часов тридцать минут утра, я уже ехал в шикарном черном лимузине "Чайка" по пока еще совершенно пустым московским улицам. Я все еще находился в ошарашенном состоянии, не мог поверить в то, что еду на Лубянку на встречу с Андроповым, Юрием Владимировичем! Я так и не заметил, как шофер "Чайки" проехал внутрь двора большого серого здания на Лубянке. Лимузин остановился у одного из подъездов в серое здание. Распахнулась дверца автомобили, сильные руки меня практически выволокли из его салона. В сопровождении двух молодых парней в штатском я прошел в подъезд, на лифте меня подняли на четвертый этаж.

   Кабинет Андропова был довольно-таки большим помещением. Стена с окнами была завешена плотными занавесками, поэтому было невозможно определить, сколько же окон было в этом кабинете. Под потолком были включены две большие люстры, которые ровным светом освещали помещение кабинета и мебель. Хозяина кабинета пока еще не было на месте, поэтому оба парня задержались вместе со мной, но они не разговаривали даже между собой.

   Через некоторое время двери кабинета распахнулись, в него вошел человек среднего роста, одетый в темный костюм и с очками на носу. Он на меня посмотрел, добродушно улыбнулся, подошел ко мне, чтобы пожать мою руку. После рукопожатия мы расположились на небольшом диванчике в углу кабинета, нам тут же принесли горячий чай в граненых стаканах, которые в свою очередь были в железных подстаканниках.

   - Ну, что, брат Марк Ганеев, вот мы и встретились! Мне только что сообщили о том, что ты так и не верил в то, что именно я хочу с тобой встретиться?! Да и я сам, если находился бы на твоем месте, никогда бы не поверил в то, что буду встречаться с самим председателем КГБ СССР! Но дело в том, что некоторые люди кое-что мне рассказали о тебе, Марк, о твоих паранормальных способностях и дарованиях! Что ты в некотором роде являешься необычным человеком, можешь делать то, что другие люди не умеют, не могут! Более десяти лет тому назад Мерседес де ла Белла, наш агент, попросила меня обратить на тебя внимание. Перед своим возвращением в Испанию она написала мне большое личное письмо, в котором пару страниц отвела рассказу о тебе! Тогда ты был совсем мальчишкой, поэтому я решил немного подождать, не тревожить тебя своим вниманием. Так что у меня было достаточно времени для того, чтобы наблюдать за твоим взрослением, а также за тем, как ты развиваешь свои способности. Сейчас же настало время для нашего личного знакомства, мы вместе должны решить, где и кем ты будешь работать?!

   Я сидел рядом с председателем КГБ СССР, пил чай и внимательно слушал Юрия Владимировича! Пока я не понимал истинной цели этой нашей встречи?! Но я был на сто процентов уверен в том, что этот большой человек полностью не информирован о моих магических способностях! Он только кое-что слышал от моих соседок испанок, от Чары и Мерседес, об этих моих паранормальных способностях, но истинного положения в этом деле, не мог знать!

   По ходу разговора я решил Юрию Владимировичу немного подыграть, когда в его словах образовалась пауза, то сказал:

   - У меня после Чары и Мерседес, других учителей в этой области не было. Да и с ними я мало чего достиг, научился работать кожным зрением по методике Розы Кулешовой, зажигать фитилек лампады, да по ломоте костей определять погоду на завтра!

   - Марк, ты маленький хитрец, хочешь меня ввести в заблуждение в отношении своих способностей! Но как я полагаю, ты не захочешь некоторое время провести в тюрьме, чтобы там получить возможность в тишине и спокойствии хорошенько обдумать все то, о чем собираешься мне рассказать?! По крайней мере, мог бы мне рассказать все то, о чем в свое время поведал Николаю Николаевичу Гольскому. Да и твой "Форд" до сих пор пылится на улице рядом с домом. Хочешь я тебе помогу достать на него документы! Если ты очень хочешь, то я могу помочь тебе снова взойти на Говерлу, ведь то письмо-разрешение для Гельфанда подписал я, но с одним условием! Я думаю, что об этом условии ты уже давно догадался... Да, между прочим, а знаешь ли ты, скольких мы арестовали украинцев, которые тебя разыскивали? Так что парень не шути со своей жизнью и своим будущем!

   К этому времени я все же пересилил самого себя, свой всепоглощающий страх перед КГБ, направив свой мысленный зонд в сознание Юрия Андропова, которое моментально передо мной раскрылось. Причем, оно раскрылось в полном объеме, не смотря на то, что в волосах Юрия Владимировича находилась шапочка, связанная из серебряной тонкой проволоки! Видимо, кто-то ему посоветовал, что эта серебряная шапочка защитит его сознание от моего проникновения! Но эта защита не сработала, мне удалось познакомиться с мыслями этого великого политика. Я узнал обо всем том, что руководитель КГБ СССР успел узнать о паранормальном молодом человеке по имени Марк Ганееве.

   Разумеется, Николай Николаевич Гольский не мог отказать в просьбе руководителю КГБ СССР о личной встреча. Он действительно встречался с Юрием Владимировичем Андроповым, в ходе беседы он рассказал ему о моем существовании, а также о том, что я телепат, могу принимать чужие и передавать на большие расстояния свои мысли. Словом, старый друг меня полностью не выдал, но он был вынужден кое о чем рассказать, но Юрий Владимирович Андропов, обладая безграничной властью, держал меня под таким плотным колпаком, что многое узнал от своих агентов, работавших со мной.

   Три часа продолжалась беседа Юрия Андропова со мной, он все это время размышлял над тем, как в дальнейшем меня использовать. Вначале он предполагал меня включить в группу людей с паранормальными способностями, экстрасенсами. Такая группа экстрасенсов уже была создана по его личному распоряжению еще в конце шестидесятых годов. Из наиболее известных людей в нее входили академик Калачев, Вера Кулешова, Евгения Даташвили, Нинель Кулагина, Михаил Таль. В самую последнюю минуту Юрий Владимирович Андропов вдруг решил меня далеко от себя не отпускать. Он решил меня забрить в армию, сделав кадровым сотрудником своего КГБ СССР с той целью, чтобы меня не выпускать из поля своего зрения.

   Мне даже не пришлось заходить в военкомат, чтобы оформить соответствующим образом документы. Утром следующего дня прямо от дома меня забрала машина и доставила в один московский аэропорт. Человек проводил меня до моего сидения в самолете. Перед уходом он сказал, что по прибытию в город с этого места меня заберет другой человек и доставит по месту назначения. Мне предстояло еще поучиться два года специальным наукам!


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава