home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

   В тот день я появился в школе, будучи в полном одиночестве. Тима отпросился с уроков у Натальи Николаевны, весь день он должен был провести у матери на работе. Корнет Азаров, с которым я прошел половину пути в школу, вдруг вспомнил о том, что со вчерашнего вечера он не звонил своей Анюте. Он залез первую же встретившуюся нам по пути телефонную будку, стал набирать номер, яростно отстукивая третью цифру номера телефона. Когда я уже давно далеко отошел от телефонной будки, то все еще слышал, как наш корнет Азаров яростно отбивает цифру "четыре". К слову сказать, в нашей школе не было ни одного нормального ученика, который хотя бы раз заплатил бы две копейки за звонок по городскому таксофону.

   Настроение у меня было аховым, мне учиться не хотелось, а прогуливать уроки было не с кем. Впереди меня промелькнула фигура Ежика, но моя радость мгновенно испарилась, когда я увидел, что он не один, а тащит на себе портфель Ляльки Атласовой.

   А эта девчонка шла перед ним, на ходу она демонстрировала какие-то танцевальные па, и трещала не переставая. Ежик время от времени кивал головой, но хранил молчание! Все его друзья по нашему классу давно знали о том, что Ляльку невозможно даже на секунду прервать, чтобы вставить свое слово, хотя бы на секунду заставить замолчать. Ежика же имел характер флегматика, он умел слушать собеседника, по несколько часов его не перебивая. Сам же этот парень не очень-то любил выступать, говорить! Поэтому я очень удивился тому обстоятельству, что он оказался таким великолепным конферансье на вечеринке.

   Теперь Ежик постоянно получает приглашения, чтобы провести тот или иной вечер или концерт самодеятельности. Причем, наш Ежик никому не отказывает, но в каждом случае он демонстрирует свой великолепный талант конферансье. Ему, по прежнему, удается даже самые скучные мероприятия превращать в интересное, увлекательное представление! Меня в данном случае удивило то обстоятельство, как наш Ежик нес портфель этой девчонки-говорильни! Со стороны это выглядело так, что он это проделывал уже не первый раз!

   Я резко притормозил, не желая нарушать его душевное единение с Лялькой!

   Не помню, как прошли эти уроки того дня, так как сам был занимался самоанализом, на учителей же я, ведущих свои школьные дисциплины, практически не обращал внимания. Преподаватели в свою очередь на меня не обращали своего просвещенного внимания!. Видимо, им надоело слышать свои мысли в моем изложении! Ирка Турецкова написала мне пару записок, интересуясь, где пропадает ее Тима. Но я так и не отвечал на эти ее записки, считая, что нечего этой девчонке третировать моего друга своим вниманием или своим невниманием! Понимаете, мне надоело, успокаивать валерьяной своего друга в таких случаях, он же ей не мартовский кот?!

   Когда я покидал школу, то на выходе наткнулся на группу каких-то восточных парней. Ну, знаете, таких черноволосых, черноглазых и болтливо-разговорчивых парней. В те времена в Москве еще не было такого большого количества таджиков, узбеков или представителей Северного Кавказа, поэтому сборище даже из пяти-шести таких парней мгновенно привлекало к себе внимание милиции.

   Так вот сразу же за порогом школы они образовали некую толкучку, через которую приходилось пробираться всем покидающим школу ученикам и ученицам. С ребятами младшеклассниками эти восточные ребята вели себя чрезвычайно невежливо. Стопорили ему свободный проход, быстро обшаривали у мальчугана карманы брюк и гимнастерки. И силой лишив такого малыша одного рубля или нескольких копеек, затерявшихся в карманах первоклашек после школьного завтрака, они отпускали его на свободу. С девчонками эти восточные парни вели себя чуть более вежливо! Они грозными голосами требовали деньги, но девочек руками не касались, не обыскивали. Эти дурехи со слезами на глазах отдавали этим парням мамины и папины два или три рубля!

   Когда из школы выходили старшеклассники, ученики восьмых и десятых классов, действия парней становились более угрожающими. Появлялись ножи, которые приставлялись к животам старшеклассников, а затем произносились обычные угрозы:

   - Эй, парень, не рыпайся! Давай сюда деньги, мы тебя тогда не тронем!

   И, несмотря на то, что налетчики и старшеклассники были одного возраста, небольшие деньги из карманов старшеклассников перекочевывали в карманы этих начинающих грабителей.

   Никто из учеников и учениц школы не сопротивлялся! Никто не вызывал советской милиции, которая в те времена только и занималась, что нас берегла! Не было поблизости директора школы или преподавателя. Когда появлялся какой-либо преподаватель, то восточные парни расступались, освобождая проход учителю. Но, как только преподаватель спускался со ступенек школьного крыльца, за его спиной тут же возобновлялась бандитская деятельность по сбору дани со школьников, которая не прерывалась до появления следующей учительницы.

   В советские времена среди милицейских оперативников такая обираловка младших по возрасту ребят начинающей молодежной уличной группировки назывался "сбор дани", в наши сегодняшние благословенные капиталистические времена этот вид криминала получил название "рэкет"!

   Как бы быстро и профессионально не работали эти восточные грабители, в дверях школы вдруг образовалась небольшая очередь на выход. Волей неволей мне пришлось постоять в этой очереди, ожидая своей очереди покинуть школу. Ранее ничего подобного не случалось ни в моей школе N 1 на Ленинском проспекте, ни в мой школе N 188, когда началась моя новая жизнь на Самотеке, поэтому я стоял и прислушивался к переговорам моих собратьев школьников по этому поводу:

   - Опять сегодня, Слива, безобразничает!

   - Зачем, Славке, нужны наши копейки?!

   - Слива кодлу свою привел, чтобы деньги собирать!

   Очередь потихоньку продвигалась вперед, вскоре я переступил порог и неожиданно для себя оказался в окружении трех восточных парней. Эти парни, словно яйцо из скорлупы, выдернули меня из общей очереди учеников. Затащили за дверь и, приставив нож к шее, потребовали мои деньги. Понимаете, на фоне худосочной и тщедушной ученической мелюзги, я выглядел настоящей акулой капитализма. Такой упитанный подросток, в неплохой школьной форме, с еврейскими глазами, я же был близоруким и очков не носил. По профессиональному мнению тех грабителей, у таких, как я, школьников всгда должно было быть целый рубль или даже два.

   Одним словом, мне поставили условие, - кошелек или жизнь!

   Другие ученики, сдав свои тридцать или сорок копеек, участливо покачивая головами, проходили мимо меня. Ни один из них не сообразил позвонить в милицию или разыскать моего брата.

   Пока малолетние преступники мне угрожали, я размышлял о том, что видимо, зря этот кусок криминального хлеба не оставил за собой! Ведь, если предположить, что в школе учится более чем пятьсот учеников, то ежедневный сбор дани будет составлять от ста до двухсот рублей за один только налет на школу. По тем временам это были офигенно большие деньги! Не нужно было бы такую криминальную акцию устраивать каждый день недели! Скажем, было бы достаточно делать это раз или два раза в неделю, что в свою очередь составит восемьсот рублей с одной школы в месяц. А сколько таких школ в районе?! Ну, предположим, тридцать таких школ расположено на территории нашего района. Опять-таки получается несусветная цифра дохода - двадцать четыре тысячи рублей в месяц! И это по нижней планке доходности этого криминального предприятия, без выплат каких-либо государственных налогов!

   После своего барачного воспитания на Малой Почтовой я подумывал об учреждении такого предприятия по сбору дань со школ на Ленинском проспекте, или на Самотеке. Причем, легко мог бы это дело устроить. Пара-тройка налетов с участием живой силы, а затем ставь на выходе из школ железный ящик-копилку, куда учащиеся школ сами будут сбрасывать излишек денег, оставшихся после школьных завтраков. Но какая-то внутренняя сила меня все время останавливала, не давала заняться организацией подобного криминала! А сейчас, смотрите-ка, вместо меня, какие-то восточные ребята занимаются этим прибыльным делом.

   Да и Тимы сегодня не было в школе!

   Парни, с ножом окружавшие меня, видимо, подумали о том, что я уж слишком долго молчу, они решили ускорить решение моего вопроса. Острием ножа кольнули меня в подбородок. Я почувствовал, как по шее побежала горячая струйка крови! Небеса упали на меня, умирать я не хотел, считал, что пока еще не настало для этого время. Но мне очень не понравилось, что кто-то чужой держит нож у моей шее, угрожая перерезать яремную вену. Одним словом, этому парню с ножом я двинул коленом между ног, отчего тот согнулся в три погибели и почему-то закричал каким-то пронзительным голосом. Я еще услышал его слова:

   - Парни, меня убивают...

   Резко откинув голову назад, я попал затылком по лицу второго восточного парня. Тот тут же захлебнулся кровью, потекшей из разбитого носа. Восточный парень обеими руками схватился за лицо, стараясь ими приостановить текущую из носа кровь. Этот парень упал на колени, при этом громко приговаривал:

   - Он меня убил! Теперь я обязательно умру от потери крови.

   Последний восточный парень из напавшей тройки, повис на моем левом плече, пытаясь меня ударить своим кулачищем по лицу. В пылу драки он почему-то оторвал рукав моей школьной гимнастерки. В долю секунды мои губы, нос были разбиты кулаком этого парня. Под глазами появились синяки, а он все бил и бил своим кулаком меня по лицу. Чтобы не потерять сознания, избавиться от этого драчуна, я резко на каблуках ботинок так крутанулся, что этот драчун по инерции вдруг меня сделал оборот по кругу. В последнюю минуту перед ним вдруг возникло препятствие в виде каменной стены нашей школы. Парень с силой своим лицом хлестнулся о каменную стену, что, потеряв сознание, упал с меня.

   Не обращая ни на кого внимания, я нагнулся, чтобы забрать свой портфель, в ходе драки упавший на землю! Когда я с большим трудом выпрямился, то грабителей-налетчиков и след простыл. Сквозь радужные круги в своем сознании я увидел, что ко мне подходит какая-то букашка-первоклашка. Она строгим голосом Натальи Николаевны произнесла:

   - Марк, нагнись, пожалуйста! Я хочу вытереть кровь с твоего лица!

   Затем появился корнет Азаров, он нагнулся ко мне и почему-то произнес:

   - Ох, блин! Ну и морда у тебя, Марк, сильно разбита! Быть теперь криминальной войне! Твой брат Витька теперь этому Сливе за тебя задницу надерет! Лишь бы они стрелять друг друга не стали!

   Очнулся я уже на своем любимом диване, сразу же увидел грустное лицо мамы. Подумал, как она постарела, это же надо ей от меня и брата выдерживать такие постоянные нервные напряжения. То брат подерется и ее в милицию на разбирательство тащат! То младший сынок учудит, измену родине своими магическими выкрутасами затеет! Но мама так ничего мне не сказала, она, молча, мокрым полотенцем вытирала кровь с моего лица! Лучше бы она меня хорошенько отругала бы, или даже ремнем отшлепала бы! Это ее молчание больше всего действовало мне на нервы, я даже спать не мог! Все время в моей памяти сохранялось это горестное выражение ее глаз!

   В тот вечер меня посетили все мои одноклассники. Первым пришел Тима, которого я впервые в жизни увидел таким взволнованным и несдержанным. Прямо с порога моей комнаты он заявил:

   - Марк, давай, отходную этому Сливе сыграем!

   - Кто такой Слива, почему ты хочешь его убить? - В ответ поинтересовался я.

   Этот мой неожиданный вопрос Тиму выбил из колеи, он покосился в сторону моей мамы, которая тенью сидела в моей комнате. Она не собиралась ее покидать. Поэтому я прямо-таки почувствовал, как Тима прикусил свой язык, решив, рассказ о Сливе отложить на более удобное время. Вслед за Тимой заявилась Ирка Турецкова, но она пришла не для того, чтобы посмотреть на меня всего избитого, а для того, чтобы найти своего Тиму. Маме пришлось им приготовить кофе. Затем зашли корнет Азаров с Анютой и ее сыном вундеркиндом Андрюхой, который долго стоял, рассматривал мое лицо, а затем сказал:

   - Ма, ты своего корнета ни завтра, ни послезавтра далеко от себя не отпускай. Они уже завтра банду Сливы будут давить!

   Анюта тут же набросилась на корнета Азарова, чтобы выяснить, кто и когда принял это по-детски глупое решение. Она уверяла своего парня в том, что корнету, как дворянину, не стоит и незачем участвовать в этом криминальном деле! На что корнет Азаров снова превратился в кавалергарда и эдак аристократически заявил:

   - Подлую криминальную тварь мы будем к ногтю сводить!


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава