home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

   Войдя в школу, я с Тимой первым делом поразился той тишине, которая стояла в ее коридорах. Такого никогда прежде не случалось, в школе с раннего утра и до позднего вечера всегда стоял дикий ор, ее ученики и ученицы попросту не умели в школе тихо или в полголоса разговаривать! Утром, переступив порог школы, они сразу же переходили на повышенные тона разговора. Одним словом, шум, крик, а иногда и драки были обыденным делом в советской школе. А тут вам - тишина, ни единого звука?!

   На входе мы еще нос к носу столкнулись с директором школы Гельфандом. Увидев меня с Тимой, директор дико побледнел лицом, он развернулся и бросился бежать. Видимо, он хотел от нас запереться в своем директорском кабинете. При этом он неустанно бормотал о каких-то "изменниках советской родины". Я свой бег уровнял с директорским бегом, так как хотел выяснить, что под этими словами Гельфанд имел в виду. Но допрос на бегу у меня не получился. Директор бежал каким-то заячьим зигзагом, который не позволял мне задавать ему интеллигентные вопросы, или провести допрос с пристрастием! Мой дружище Тима, получив от министра обороны в подарок офицерское звание "капитан авиации", был теперь настроен более решительно. Он умудрился, протянув вперед руку, хватануть нашего директора за воротник его пиджака. Поднять его в воздух и поставить перед нами. Как напроказившего мальчонку!

   При этом Гельфанд упорно отказывался посмотреть нам в глаза, но не потому что у нас с ним был разный рост, Тима был выше его, а я ниже! А потому что директорские глаза были опущены, он что-то рассматривал на полу, и не хотел их поднимать!

   - Почему в школе так тихо? Где дети? - Сурово поинтересовался Тима.

   - Все ученики уже дома! Ученики школы планируют объявить так называемую итальянскую забастовку. Это, когда трудовой народ занимает рабочие места, но на деле они не выполняют свою работу. Ученики школы требуют, чтобы вас выпустили из милиции, так как они не верят в то, что вы изменники советской родины. Но именно за измену нашей родины, вас и арестовало КГБ СССР! - На одном дыхании пробормотал Гельфанд.

   В этот момент за нашими спинами приоткрылась входная школьная дверь, в образовавшейся щели показалась голова первоклашки, которая едва слышным голоском пропищала:

   - Ой, дяди Марк и Тима вернулись в школу! А нам все говорили о том, что их посадили в Лефортово, как изменников родины!

   Вестибюль школы начал заполняться молодняком, учениками и ученицами с 1-го по 5-й классы начальной школы. Все они, кружа вокруг нас, что-то говорили, что-то требовали, кричали, визжали! Одним словом, наша школа начала подавать признаки школьной жизни! Воспользовавшись нашим ротозейством, мы слишком увлеклись рассматриванием молодняка, Гельфанд сумел проскользнуть в свой директорский кабинет, где и запереться на замок! Допрос директора школы у нас не получился!

   Нам же с Тимой было приятно стоять среди этого молодняка, принимать от них хвалу и поздравления в связи с досрочным освобождением из СИЗО. Внутри меня даже появился какой-то червячок, который начал меня подначивать в том, чтобы я немного бы подхулиганил. На одну из свободных стен школы я магией нанес рисунок. В этом рисунке я изобразил самого себя и Тиму в офицерской форме с капитанскими погонами. Мы оба стояли и, приложив ладони правой руки к своим переносицам, пристально всматривались в бескрайнюю и светлую даль! Рисунок получился очень красивым! Я тут же наколдовал, чтобы он сохранялся в течение очень долгого времени!

   Но Тима при взгляде на этот рисунок почему-то сильно погрустнел.

   - Да, Марк, этот рисунок у тебя очень неплохо получился! Но почему ты сделал нас летчиками истребителями? Ведь, это ты мечтаешь, несмотря на то, что ты близорукий, стать летчиком. Я же всегда хотел быть танкистом, так же, как и мой отец, который погиб, сражаясь в Венгрии. Его танк подожгли жители венгерской столицы, простые будапештцы! Когда танк отца загорелся, то его экипаж попытался спастись от огня, но простые будапештцы безжалостно расстреляли весь экипаж танка. Вот я и хочу, если это снова повторится, то всех гадов давить своим танком!

   Эти слова моего близкого друга заставили меня серьезно задуматься над тем, что до этого момента я никогда еще серьезно не задумывался о том, каким же должно быть будущее моего друга. На этот раз получилось так, что он, сопровождая меня, случайно был захвачен и вовлечен в мои мечты о будущем!

   Эти мечты его захватили в тот момент, когда он этого сам совсем не хотел!

   Но именно в эти два последних дня произошло много вещей, которые начали работать по формированию будущего Тимы. Я уже был не в силах, даже магией, изменить его и его будущее! Министр обороны нашего государства нам обоим уже пообещал, по окончанию учебы в школе, посодействовать поступлению в Ейское авиационное училище. Отказаться от такого предложения ни он, ни я, разумеется, были не в силах! Только я к этому времени в обязательном порядке должен был решить вопрос со своей врожденной близорукостью. Но это все будет происходить уже в нашем будущем!

   Весть о нашем внезапном возвращении из заточения в КГБ СССР разнеслось по ближайшим к школе двором. К ученикам начальной школы стали присоединяться учащиеся средней школы. Это были нормальные старшеклассники, с которыми можно было говорить нормальным человеческим языком. Старшеклассники нам рассказали о том, что уже в четверг, когда мы пропали, то никто в школе об этом не знал. Но в пятницу в школу пришло срочное и официальное письмо из МВД СССР. В письме сообщалось о том, что учащиеся школы N 188 семиклассники Ганеев и Тимаков задержаны правоохранительными органами Советского Союза, как подозреваемые в государственной измене.

   В связи с такой новостью наше РОНО запланировало провести срочное совещание в понедельник, на котором руководство РОНО собиралось поставить вопрос о том, чтобы товарища Гельфанда снять с должности директора школы. В этот момент Тима так громко и грустно вздохнул, что все мы поняли, что этот парень пожалел о том, что мы с ним немного рано вернулись в школу. Руководитель 7 "А" класса, Наталья Николаевна, на совещание преподавательского коллектива нашей школы гордо заявила о том, что ее Марк не может быть предателем своей любимой родины. Она вся такая заплаканная тотчас же ушла из школы. А коллектив 7-й "А" класса в полном составе заперся в помещении класса, категорически отказываясь присутствовать на профилактической лекции МВД СССР по теме: "Советскую Родину нельзя предавать!".

   Одним словом, пятницу и субботу школа N 188 не училась, по ее коридорам проходили скрытые манифестации учащихся, выставлялись пикеты у классов, учительской и дирекции школы! Отлавливались, не пропускались в школу учителя штрейкбрехеры, которые выступили инициаторами, подписали покаянное письмо в МосГОРОНО, в котором просили прощение за допущенную педагогическую ошибку, случившуюся при обучение в школе предателей-шкурников, семиклассников Ганеева и Тимакова!

   Таким образом, я и Тима целый час провели в своей школе в субботу накануне вечеринки, давая интервью друзьям, товарищам и коллегам по школе! Разумеется, мы ни единым словом не обмолвились о том, что же с нами с нами на деле происходило сразу же после ареста правоохранительными органами Советского Союза. Ни слова мы не упомянули о МИГ 129, об этом секретном фронтовом истребителе! Разумеется, по понятной причине мы также ничего не говорили о моих связях с загробным миром. Даже у такого физически сильного человека, как Володька Тимаков, закатывались глаза, когда он вспоминал о моих разговорах с Борькой Фрейдландом. С этим парнем он не был знаком, но очень много от меня слышал о нем!

   Но и этот мужественный, решительный и самый близкий друг, Володька Тимаков, оказался подвержен низкой лести. Он не смог устоять перед какими-то первоклассниками, у которых еще сформировался регистр голосов, но эта мелюзга научилась подлизываться не только к своим мамам и папам. Они вполне профессионально вокруг пальца обвели и Тиму, вынудив его в деталях и живописно рассказать о том, за что ему и мне, за какие именно заслуги перед родиной присвоили досрочные звания "капитан авиации СССР". Тима врал, заливаясь соловьем, когда очень серьезная девочка, Онисья Маркелова, пятиклассница, которая последнее время моего Тиму преследовала своими любовными признаниями, вдруг на весь вестибюль заявила:

   - Тимочка, ты только подожди, пока я вырасту! Тогда я сразу же замуж за тебя выйду и нарожаю тебе много-много детей!

   Тима моментально заткнулся врать о своих подвигах, дико покраснел, он еще не привык к тому, чтобы какая-то там пигалица из пятого класса своему коллеге, почти выпускнику школы, при всех говорит о таких взрослых вещах! Но ученики и ученицы нас, окружавшие в тот момент, будучи акселератами сразу же поверили всему тому, о чем так смело заявила Онисьи Маркелова. Да, и сам Тима, видимо, этому тоже поверил, он продолжал долго смущаться. Я в этот момент почувствовал мысли Тимы о позорном бегстве из школы. Но в этот момент в вестибюле появилась наша одноклассница Ирка Турецкова, которая небрежной походка прошла по вестибюлю, остановилась перед Тимой и спокойно ответила Онисье Маркеловой:

   - Онисья, на чужой каравай, рот не разевай! Тима - мой и моим навсегда останется. Мы с ним уже договорились о том, что я ему рожу трех сыновей! А ты, Онисья, сама знаешь о том, что только девчонок рожать сможешь!

   Чтобы эта бабья стычка не переросла в нечто большое, мы с Тимой решили вовремя уже вдвоем смыться из школы, отправиться домой, переодеться к вечеринке. До нее оставалось всего пара часов, а нам нужно было еще проинформировать и заодно успокоить родителей, переодеться, чтобы в восемь часов вечера объявиться в квартире Лильки Атласовой.

   Мамка сидела на кухне, пила чай. Сказав ей привет, я тут же полез в холодильник. Родная сковорода с рисом и с фаршем стояла на своей полке. Не разогревая сковороду, я принялся уплетать любимый плов. Ел впрок на всякий случай, хотя и сейчас голодным себя особо не ощущал. В тот момент я боялся только одного, что на этой вечеринке мне не достанется девичьего салатика!

   Между ложками плова, я поинтересовался у мамы, почему она такая грустная:

   - Понимаешь, Марк, месяц хорошо проработала, два пуловера связала. А заказчик возьми и помри! Слишком старым он оказался человеком. Вот наши деньги и улетучились. Завтра нам еду не на что будет покупать. Хотела бы немного деньжонок занять, да не знаю, у кого!

   Ни слова не говоря, из кармана брюк я достал свой гонорар, который мне в министерстве обороны выплатили за работы по МИГу 129. Гонорар в пару тысяч рублей я, молча, протянул маме, она же продолжала смотреть на меня, видимо, ожидая пояснений с моей стороны. Но я, продолжая усердно работать ложкой, вошел с ней в мысленный контакт и, не торопясь, начал мысленно ей рассказывать о том, что со мной и Тимой происходило в эти два последних дня. Мама слушала меня, не перебивая, не переспрашивая, к концу моего рассказа по ее морщинистому лицу пролегла слезная протока от глаз к подбородку. Когда я замолчал, то мама встала на ноги, подошла ко мне, мою голову крепка прижала к себе и тихим голосом произнесла:

   - Марк, пожалуйста, постарайся во всех случаях оставаться человеком! А то это твое колдовство до добра не доведет...

   Мои деньги она все-таки взяла, это была моя самая настоящая победа! В этом мире мама была человеком, который мне безоговорочно верил!

   Правда, несколько позже Витька мне рассказал, что на следующий день после моего разговора он маму водил в один из московских сиротских домов. В этом доме воспитывались дети, потерявшие родителей. Там она тысячу девятьсот пятьдесят рублей передала женщине, директору этого сиротского дома, сказав, чтобы та купила рождественские подарки сиротам.

   Зазвонил телефон, это Ирка Турецкова вспомнила о том, что должна со мной переговорить. В первых же словах он заявила о том, что заботу о доставке Тимы на вечеринку она берет на себя. Мне сразу же стало понятно, что добираться до квартиры Атласовой мне придется одному, а с моим зрением, бродить в темноте ночи... .

   - Марк, ты уж извини, но после такого наглого заявления Маркеловой, я не могу Тиму надолго и далеко от себя отпускать! Поэтому до Атласовой тебе придется добираться самостоятельно. Слушай инструкцию, в ней я подробно расскажу, как тебе добрать до Лялькиной квартиры! Квартира расположена в генеральском доме!

   До генеральского дома я добрался без особых проблем, но вот дальше они почему-то начались. Хотя, если судить по Иркиным объяснениям, то было очень просто добираться до квартиры Атласовой. Проблем у меня вообще не должно было бы быть!

   Квартира Атласовых располагалась на пятом этаже генеральского дома! Согласно полученной секретной инструкции, девчонки всем парням категорически запретили пользоваться лифтом. После они смутно свое решение объясняли тем, что в кабине лифта всегда можно было бы столкнуться с Лялькиной соседкой или соседом. Парням было также категорически запрещено включать свет в подъезде, когда ты будешь подниматься на пятый этаж по лестнице. Войдя в подъезд, ты должен был в полной темноте добраться до самой лестницы, а уж после по ней подняться на пятый этаж.

   Номера квартиры из-за секретности нам не сообщали, но девчонки подолгу и подробно объясняли своим парням, что они должны были делать, попав на нужный этаж. На пятом этаже, как и на всех других этажах, было пять квартир, Ты должен был прямо с лестницы пройти прямо и носом упереться в среднюю квартиру этого этажа, а затем осторожно в ее дверь постучать фалангами пальцев. Сначала ты должен три раза постучать в дверь, сделать паузу, а затем снова повторить три раза стук в дверь!

   Когда я подошел к двери подъезда, то она почему-то долго не реагировала на набираемый код домофона. На десятой попытке дверь заскрипела и открылась. Это какая-то бабушка повела на прогулку своего кота. Я успел вовремя проскочить в подъезд, сильно напугав кота, он за ошейник так рванул свою бабулю, что она, как пробка из бутылки шампанского, вылетела из подъезда. Я не успел сориентироваться, чтобы определить, в каком направлении находится лестница, как в подъезде проступила непроглядная темнота. Сколько бы я не искал лестницы, найти ее так и не смог!

   Когда под моими глазами уже светились два фонаря, я выяснил, что девчонки в своей секретной инструкции забыли упомянуть о том, что в подъезде Ляльки имелась трехступенчатая приступочка. Сначала было нужно на нее подняться, затем следовало бы найти лифт, зайти за него, а там, в том закоулке и находилась лестница для подъема пешком на этажи. Я даже начал гордиться своим результатом поисковых работ! Всего за полчаса найти эту проклятую лестницу, не каждый смог, а я даже не прибегал к своим магическим штучкам. Я и дальше решил не пользовать магией, когда по лестнице, крепко держась за перила, наощупь поднимался на пятый этаж.

   К тому же подъем на пятый этаж не занял у меня много времени.

   Вскоре я уже находился на пятом этаже. Теперь мне оставалась простая задача, в полной темноте с вытянутой рукой, синяки под глазами почему-то перестали освещать мне дорогу, определить, какая из дверей ведет в квартиру Ляльки. Инструкция Ирки Турецковой утверждали, что на пятом этаже должно было быть всего пять дверей, но сейчас я своими собственными руками почему-то нащупывал девять дверей квартир?! Когда я раздумывал над тем, кто же из нас, я или Ирка, ошибся, вдруг открылась одна из этих дверей. На пороге, в полосе яркого света стоял пятилетний ангелочек-карапуз, который с явным интересом и любопытством меня рассматривал.

   - Ма, посмотри, тут еще один Лялькин ухажер объявился! Что мы с ним будем делать? Снова милицию будем вызывать? - Неожиданно он добавил.

   Тут к нему присоединилась его мамаша, эта девчонка была каких-то лет на пять меня старше! Это мамаша-девчонка была с такими же большими и грустными, как у карапуза, глазами, которыми она серьезно меня осмотрела. В этот момент мне почему-то хотелось улыбаться, юлить хвостиком, приговаривая:

   - Ой, извините, но, кажется, я ошибся квартирой!

   Но в ответ услышал:

   - Молодой человек, вы, наверное, ошиблись этажом! Ляля живет на пятом этаже, а наш этаж шестой! Спуститесь ниже на один этаж и с лестничной клетки проходите прямо вперед! Тогда и упретесь в дверь ее квартиры!

   Мне ничего не оставалось, как только выполнить очередную инструкцию женщины. Невероятно, но факт, квартиру мне открыла сама Ирка Турецкова, которая тут же мне заявила:

   - Прав, Тима, когда мне говорил о твоих паранормальных способностях, Марк! Я же тебе такую инструкцию зачитала, по которой ни один еще парень дороги к нам не нашел! А ты вот заявился, как настоящим пионер первопроходец! Нашел к нам путь там, где его, и быть не могло!


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава