home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

   На следующий день, как только я появился в классе, еще даже не присел за парту, ко мне подошел Стас Сиволапов и поинтересовался:

   - Марк, ты знаешь о том, что наши девчонки задумали вечер танцев устроить в следующую субботу?

   - Да, знаю! Тебя, кто именно из девчонок пригласил?

   - Анастасия, она мне тоже нравится! А что это будет вечер белых танцев?

   - Что, ты, Стас, под этим имеешь в виду?

   - Ну, белый танец, это, когда дама на танец приглашает кавалера!

   - Тогда у нас будет большая белая вечеринка! Девчонки ее придумали! Они сами приглашают тех парней, с кем и будет весь вечер танцевать! Мы же, ребята, только вино должны на свои деньги купить. Девчонки с нами немного выпьют, но для всех приготовят салатики!

   - Ну, вот, Марк, ты и ответил на мой вопрос. Кому сдавать деньги на вино?

   - Тимакову. Он сейчас подойдет! Он будет начальником штаба по организации и проведению этой вечеринки. Все вопросы - к нему! Да, между прочим, Стас, насколько я знаю, ты дружишь с Юркой Шпаком из 7-го "Б", не можешь ли с ним встретиться и переговорить о том, что мы его тоже приглашаем на вечеринку, если он свой магнитофон и записи западной музыки на вечеринку принесет!

   - Нет проблем, сегодня же переговорю! - Ответил Стас и пошел устраиваться за свою парту, которую еще с первого класса делил с Анастасией Волковой.

   Родители Стаса работали в МИДе СССР, они занимали там большие должности. После окончания школы Стас должен был поступать в МГИМО, а после окончания института жениться на этой стерве Волковой. Мать Анастасии и мать Стаса учились в одной школе, были давними подругами, вот они и решили о том, чтобы поженить своих детей. Насколько я был информирован, мнениями отцов, своих мужей, по этому вопросу они даже не поинтересовались! Но Стасу эта Анастасия почему-то нравилась, он был не против того, когда-нибудь на ней жениться.

   Сегодня был четверг, до субботы оставалось еще два дня. Но оставалось много нерешенных вопросов по организации вечеринки. Поэтому в этот четверг 7-й "А" класс не учился, нам было не до учебы, во время уроков мы занимались решением спорных, конфликтных и всех других вопросов, решая, кто и с кем будет танцевать. Тима диктовал ответы, а я их переписывал набело! К Тиме нескончаемым потоком шли записки, на которые приходилось отвечать. В жизни я столько не писал ручкой, два раза доливал чернила в чернильницу нашей парты, бумаги для записок попросту не хватало. Но мы с Тимкой достойно держали оборону, отвечая на любые и даже самые неожиданные вопросы. Примерно такого качества:

   "Что делать, если мать узнала о вечеринке и не пускает?", или

   "Какие мне туфли одевать, школьные или праздничные?", или

   "Сколько часов будет продолжаться вечеринка, можно ли мальчику позволить себя проводить?".

   На последний вопрос "А целоваться будем?" отвечал лично Тимаков.

   Ответ на этот вопрос он мне его он так и не показал! Словом, вы сами понимаете, когда обсуждаются такие узкоспециальные вопросы, то об учебе и речи не могло и быть. Преподавательница литературы Наталья Николаевна долго ходила по классу, в этот момент все ученики и ученицы класса что-то старательно записывали на клочках бумаги, не обращая на нее никакого внимания. Такая красивая женщины явно ощущала себя не в своей тарелке! Тогда я набрался смелости и написал Тиме анонимную записку, следующего содержания:

   "Тим, а можно на вечеринку я приглашу Наталью Николаевну? Она мне очень нравится, я с ней только и буду танцевать!".

   Ко мне пришла ответная записка Тимы:

   - Марк, а ты умеешь танцевать?

   Увидев мои виноватые глаза, угадав ответ, Тима решительно поднялся из-за парты и в упор, не замечая, Натальи Николаевны, громко произносит:

   - Ну, вы достали меня! Не думал, что наш класс состоит из одних кретинов и кретинок! А ты, Марк, мой самый главный друг, главный кретин класса! Такое дело надо перекурить!

   На ходу, доставая сигарету из кармана гимнастерки, Тима спокойно покинул класс, отправляясь на перекур в школьный туалет.

   Наталья Николаевна присела за свой учительский столик, такая красивая женщина сидела и беспомощно смотрела на свой любимый класс, а у меня по щекам бежали слезы. Наталья Николаевна до ужаса мне нравилась. Учительница прекрасно понимала, что с ее учениками и ученицами сейчас происходит что-то необычное, но она понятия не имела, что же именно! Интуицией учителя она понимала, что в данную минуту нас лучше не трогать, не касаться!

   А я же всей душой переживал за своего любимого учителя, хотя ее школьный предмет, литературу, я на дух не принимал. В тот момент у меня в голове прокручивалась такая картина: я был в отличном костюме, подхожу к Наталье Николаевне, опускаюсь перед ней на колено и несколько торжественным голосом произношу:

   - Наталья Николаевна, как только я вас увидел, то сразу же полюбил! Любовь моя глубокая и невозвратная, выходите за меня замуж!"

   В этот момент все ученики и ученицы класса единым порывом поднимаются на ноги. Они оглушительно аплодируют моим словам, громко кричат и свистят:

   - Марк, правильно, такую женщину надо любит!

   - Ну, Марк, ты даешь! При всех признаться в любви к учителю, на это надо иметь настоящую силу воли!

   - Наталья Николаевна, мы тоже, вместе с Марком, вас любим!

   - Наталья Николаевна, выходите замуж за Марка, он неплохой парень!

   Я же сижу за своей партой на Камчатке, не понимаю, откуда мой класс узнал об этих моих потаенных мыслях. Посмотрел на раскрасневшуюся Наталью Николаевну, а затем приподнял голову, чтобы увидеть самого себя, стоящего перед учительницей на коленях, умоляющего об ее руке. Черт подери, а Мерседес все время мне говорила о том, что у меня отсутствует всякое воображение. Сейчас, оказывается, эту воображаемую картину признания любви к Наталье Николаевне я мысленно спроектировал на одну из стен класса, тем самым свою сердечную тайну сделал достоянием всей классной общественности!

   Одним словом, в этот четверг 7-му классу "А" было не до учебы, как в прочем и в следующую пятницу, и в субботу. Но то, что происходило в пятницу и в субботу случилось по причине моего и Тимакова отсутствия в школе. Причем, наше отсутствие широко обсуждалось школьной общественностью, поэтому некому было учиться в школе! Вот как это случилось?!

   После тренировки сборной школы по волейболу, в тот же четверг я вместе с Тимой отправился на встречу с товарищем Гольским в скверике перед кинотеатром "Пушкинский". Мы минут на пять-шесть даже опоздали, во всяком случае, Николай Николаевич был уже на месте. Он сидел на лавочке, на которой сидели еще два молодых парня. Тима, чтобы не смущать своим присутствием товарища Гольского, устроился на лавочке, которая стояла рядом. Не обращая внимания на этих парней, я присел, поставил портфель у ног и тем голосом, которым по телефону разговаривал с Гольским, произнес:

   - Здравствуйте, товарищ Гольский, я - Марк Ганеев!

   Видели бы вы, как вдруг побледнел, рукой схватился за грудь в области сердца Николай Николаевич! Задыхаясь, он меня спрашивает:

   - Вы слишком молоды! Вы не могли работать вместе с отцом и сыном Фрейдманами!

   - Почему же нет, когда мы вместе разрабатывали истребитель МИГ 129, Борис работал над схемой центроплана, отец над двигателем, а я над органами управления истребителем!

   - Но проект так и остался незавершенным!

   - Поэтому я и встречаюсь с вами, чтобы вам передать действующую модель истребителя. Вчера отец Борьки попросил меня, чтобы я встретился с вами, чтобы именно вам передать эту модель!

   - Как вчера, ведь они...

   Но Николай Николаевич Гольский так и не завершил этой фразы!

   На меня вдруг навались, начали выламывать руки те два молодых человека, которые до этой минуты спокойно сидели на лавке рядом с Никольским. Это нападение оказалось настолько неожиданным, что поначалу я не сопротивлялся! Секунду спустя один из парней тыкал мне в ухо пистолетом, а другой парень почему-то громко орал:

   - Марк Ганеев, мы из милиции! Вы арестованы!

   Зря он так громко кричал о своей милиции!

   Если бы мой арест осуществлялся бы тихо и без шума, то Тима мог бы попросту этого бы не заметил. В ту минуту он прикадривался к двум сестрам двойняшкам, которые присели отдохнуть на его лавочку. На этот крик Тима повернул голову и увидел, что на мне уже сидят два чудака и тычат в меня пистолетом. Тима добрый парень, но уж очень он сильный человек, с ним никто не может справиться. Поэтому его нельзя доводить до того, чтобы он разозлился! Тогда он превращается в неуправляемый танк и все сметает на своем пути. Увидев, что двое напали на меня одного, Тима угрожающе поднялся с лавке и направился мне на помощь.

   Одним словом наша драка с милиционерами в скверике перед кинотеатром "Пушкинский" получилась отменной. В одну минуту двое чудаков с пистолетом улетели в кусты. Я был поставлен на ноги, с меня Тима начал отряхать пыль и листву. Но я уже знал, что сейчас произойдет! Я успел только выразить свое "фе" товарищу Гольскому, по поводу его поведения, который продолжал сидеть на лавочке красным лицом, подобно сваренному раку, сказав ему:

   - Николай Николаевич, вы зря мне не поверили и обратились в ФСБ?! Действующую модель истребителя МИГа 129 в моем школьном портфеле! Смотрите, чтобы эти бугаи и КГБ ее бы не повредили!

   В этот момент вокруг нас собралась большая толпа людей. Из кустов полезли молодчики, которых Тима туда только что зашвырнул. Я успел только своего Тиму попросить:

   - Тим, я очень тебя прошу, не калечь людей, которые сейчас начнут нас вязать!

   Только Тима успел мне в ответ кивнуть головой, как из толпы на нас полезли еще четыре мордоворота в гражданской одежде. Они правильно оценили общую обстановку, сообразив, что сначала они должны сломить сопротивление Тимы, а потом уже можно спокойно повязать меня. Только вот силы Тимы недооценили, даже вчетвером они не могли с ним справиться. К тому же они не знали моей тайны, что я обучен азам телекинеза. Вот четыре тела и пронеслись над головами людей, после бросков Тимы, разумеется, чтобы с громким всплеском плюхнуться в фонтан. Двум молодым парням, как бы им это не хотелось, но пришлось немного поплавать в фонтане, который был устроен перед кинотеатром.

   Получилось образцово-показательная драка на тему, как советская милиция задерживает московских хулиганов. В газетах "Известиях" и "Московский Комсомолец", я видел эти статьи собственными глазами, писали о том, что советские граждане оказывали всяческое содействие советским милиционерам в том, чтобы помочь им прекратить хулиганство на Пушкинской площади. На деле ничего этого не было, ни один человек так и не коснулся меня с Тимой рукой или пальцем! Повязали нас, бросив слезоточивую гранату! Пока я с Тимой откашливался и отхаркивался, нас обоих так опутали веревками, что мы не могли пошевельнуть пальцем.

   Отвезли нас в 64-е отделение милиции, где посадили в обезьянник!


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава