home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Колониальная любовь

В апреле 2001 года, когда Максим Галкин заполучил в свои руки «Золотого Остапа», Алла Пугачева была вот уже семь лет замужем за молодым певцом Филиппом Киркоровым. Свой брачный союз они скрепили в январе 1994 года, ошеломив им буквально всю страну. Никто из бывших жителей СССР не мог себе представить, что примадонна российской эстрады из всех возможных кандидатов (а их было много, причем среди них были люди достаточно солидные и состоятельные) выберет, пусть уже известного, но весьма женственного и нарциссообразного Филиппа Киркорова, годящегося ей в сыновья (ему в ту пору было 26 лет от роду, и он был моложе своей именитой супруги на 18 лет). Короче, уже тогда люди ломали головы над вопросом: со стороны Пугачевой это что – блажь или действительно любовь? Впрочем, в последнюю версию мало кто верил, предпочитая искать в этом поступке примадонны скорее материальные причины, чем романтические. Спустя много лет Пугачева и сама подтвердит эти выводы, заявив о своем браке с Киркоровым следующее:

«Всю жизнь не любила такой тип людей, такой тип поступков, мне вообще все в нем (Киркорове. – Ф. Р .) не нравилось и сейчас не нравится. Не знаю, что с моими мозгами было…»

На самом деле с мозгами у Аллы Борисовны как раз все было нормально. Замужество за Киркоровым с ее стороны было очень удачным и просчитанным ходом, который был выгоден ей буквально со всех сторон. Во-первых, он поднимал ее слегка подзабытое средствами массовой информации имя сразу на много ступеней вверх, во-вторых – объединял ее капиталы с капиталами рвущегося в «короли» эстрады Киркорова (эти капиталы Пугачева теперь могла не только удесятерить посредством впаривания новоявленного супруга всем медийным компаниям, но и заполучить в свое безраздельное пользование – то есть здесь она выступала как продюсер), и, наконец, в-третьих – любовь с человеком, годящимся ей в сыновья, должна была тешить физиологию примадонны как никакой иной брак.

Итак, со стороны Пугачевой это замужество было браком по расчету. Причем за ним стоял не только расчет самой примадонны, но и многих заинтересованных деятелей в лице политиков, олигархов и медиамагнатов, кои, будучи гражданами России, на самом деле были вассалами Запада, который их руками активно «подсаживал» россиян на «иглу» бульварщины. Напомним, что на дворе стояло начало 1994 года – время становления постсоветской олигархической России, государства, исповедующего идеи, весьма далекие от идей справедливости и гуманизма. Олигархическая Россия строилась на основе циничного и бессовестного грабежа миллионов людей, которых для легкости ограбления требовалось сначала массово оболванить, чтобы грабеж воспринимался ими не как преступление, а как благо. И здесь без активного участия СМИ обойтись было никак нельзя.

В итоге в России появилась своя «бульварная» или «желтая» пресса, которая включала в себя не только печатные СМИ, но также телевизионные и радийные. А как может существовать «желтая» пресса без своих «королей и королев сенсаций»? Никак. Поэтому в качестве такой королевы и была выбрана Алла Пугачева – безоговорочный фаворит зрительских симпатий еще с советских времен. Человек, который, собственно, и стоял у истоков зарождения советского скандального пиара еще в конце 70-х. С распадом СССР имя Пугачевой несколько померкло, отодвинутое в сторону более молодыми «звездами». Однако к началу 90-х стало ясно, что ни одна молодая «звезда» так и не сумела сравняться по популярности с Аллой Борисовной. К тому же среди поклонников Примадонны было значительное число бывших советских граждан, которых новым хозяевам жизни требовалось «перевоспитать» – превратить из «совков» в «хапков». И лучше Пугачевой проделать это никто бы не смог. Короче, скандальное замужество за Киркоровым (представителем той самой молодой поросли «звезд») гарантировало ей возвращение на первые страницы «желтых» (и не только) таблоидов. Короче, овчинка стоила выделки.

Итак, становление российской «желтой» журналистики происходило по лекалам западной. Последняя имела богатую историю: она сформировалась более столетия назад и за это время наработала огромный опыт не столько по части развлечения многомиллионных масс населения, сколько по части их оболванивания. Здесь она разительно отличалась от советских СМИ: те все-таки стремились в первую очередь просветить население, а не оболванить, в то время как западная – наоборот. Перед постсоветскими СМИ была поставлена задача взять за аналог именно западный вариант, поскольку болван – легкая добыча для любого мошенника, коих в олигархической России развелось несметное количество, причем как своих собственных, так и заграничных. Но главное – эти мошенники получили в свои руки власть.

Однако вернемся к нашим «баранам» – то бишь в поп-индустрию. В 80-е годы на Западе главным «королем» по части делания поп-сенсаций был американский певец Майкл Джексон. Без сомнения, не только один из талантливейших исполнителей, но и виртуоз по части оболванивания миллионов людей. Одна его «перекраска» из черного человека в белого дорогого стоила – во многом именно она (а не творчество) сделала из Джексона главного героя всех таблоидов. Даже люди, которые на дух не переносили его песни, вынуждены были жадно следить за выпусками новостей, чтобы убедиться в том, что это чудо возможно – смена цвета кожи, переход из цветных людей в белые.

Обратим внимание, что именно Майкл Джексон – первая звезда международного масштаба – прибыл в олигархическую Россию буквально накануне сенсационного замужества Аллы Пугачевой и Филиппа Киркорова. Случилось это в середине сентября 1993 года. Согласно легенде, Джексона пригласила никому не известная российская компания «Десса», которая не имела никакого отношения к шоу-бизнесу – это была фирма, занимающаяся торговыми поставками. На самом деле за «Дессой» стояли западные кукловоды, которые запустили Джексона в Россию именно для того, чтобы дать толчок развитию здесь медийного бизнеса не черного или белого цветов, а именно «желтого».

Против «Дессы» объединились практически все российские структуры шоу-бизнеса (фирмы, возглавляемые такими людьми, как Стас Намин, Борис Зосимов и др.), однако «Десса» победила их всех – предложила Джексону неподъемный для других гонорар в 1 миллион долларов. Однако в итоге «отбить» их так и не сумела, после чего вскоре после отъезда поп-короля прекратила свое существование. Как говорится, мавр сделал свое дело – мавр должен умереть.

Приезд Джексона способствовал зарождению в России «желтой» прессы и началу процесса активного делания «желтых» сенсаций нашими «поп-королями» и «поп-королевами». Вспомним, что случилось сразу после того, как Джексон вернулся в Америку. Уже в октябре 1993 года он сделал предложение дочери другого поп-идола Америки – Элвиса Пресли Лизе-Марии Пресли. И она это предложение приняла. Сделано это было не случайно. Незадолго до этого (в начале того же 93-го) Джексона уличили в педофилии – сексуальных домогательствах к 13-летнему подростку. Чтобы уйти от этих обвинений и спасти свой имидж, Джексон и женился на дочери Пресли. То есть это был изначально фиктивный брак. Он был зарегистрирован в мае 1994 года в Доминиканской Республике. В том же месяце состоялось и венчание Аллы Пугачевой и Филиппа Киркорова, которое по масштабам своей раскрутки в респектабельных и «желтых» (их тогда было еще не так много) изданиях России ничем не отличалось от сообщений о браке Джексона и Пресли. Однако перед венчанием было бракосочетание, которое состоялось на четыре месяца раньше – 13 января. Но вся история начиналась еще раньше.

Сразу после отъезда Джексона из Москвы Пугачева отправилась с гастролями в Америку. А уже оттуда прямиком поехала в Швейцарию. Как сообщала наша пресса: чтобы пройти омолаживающие процедуры в одной из тамошних клиник. Но это «омолаживание», судя по всему, было всего лишь отвлекающим маневром. В Америке Пугачева, видимо, прошла «инструктаж» на предмет своего будущего сенсационного замужества за Киркоровым, а в Швейцарии – пополнила свой банковский счет весьма кругленькой суммой за это самое замужество. Ведь Швейцария – это самая удобная страна в мире по части банковских вкладов, поскольку хранит секреты своих вкладчиков, как никто другой (впрочем, для американских спецслужб швейцарские банки не являются чем-то сложным по части проникновения в святая святых – тайну банковских секретов). Видимо, именно этим тихая Швейцария и приглянулась Примадонне (как и большинству наших «звезд»), которая знает цену деньгам и весьма щепетильно к ним относится. Подобное отношение к денежным знакам американского происхождения могло стать подлинной причиной ее брака с Киркоровым, которого она, по ее же собственным словам, приведенным выше, на дух никогда не переносила. Помните: «Мне вообще все в нем не нравилось и сейчас не нравится…».

Об искусственности этого брака говорят и другие примеры. Например, певица Любовь Успенская чуть позже поведает журналистам, что за несколько месяцев до своей женитьбы Киркоров был с гастролями в США и активно… сватался к ней. По словам Успенской:

«Филипп просто выклянчивал меня в жены. Когда же в декабре 1993 года Пугачева записала к финалу программы «Песня-93» мою песню «Россия», Филипп позвонил мне в Лос-Анджелес и требовал, чтобы я «подала на Пугачиху в суд»…»

Между тем, известно, что в том же декабре (6-го), во время празднования дня рождения певца группы «На-На» Владимира Политова, Пугачева призналась продюсеру группы Бари Алибасову, что у нее назначена помолвка с Киркоровым на 13 января следующего года. Вот почему в конце того же декабря она спешно развелась со своим мужем Евгением Болдиным, хотя до этого они уже полтора года не жили вместе, сохраняя штамп в паспорте.

Кроме этого, было еще одно событие, четко укладывающееся в русло операции под названием «Свадьба Пугачевой и Киркорова». 30 ноября 1993 года свет увидел первый номер одного из первых российских таблоидов – «Экспресс газеты». Возглавил это издание журналист Александр Куприянов, до этого замглавред «Российской газеты», которая была (и является до сих пор) органом правительства РФ. Именно в правительственных кругах (по подсказке западных советников) и созрела идея создать в России таблоид – аналог английской газеты «Te Sun» («Солнце»). Кандидатура Куприянова в качестве главреда оказалась наиболее приемлемой: еще в советские годы он работал корреспондентом именно в Англии. Известно, что там главными фигурантами большинства скандальных публикаций, за которыми следит вся страна, являются члены королевской семьи. «Экспресс газета» решила возвести в ранг российской «королевской семьи» звездную чету в лице Аллы Пугачевой и Филиппа Киркорова. То есть создание «Экспресс газеты» подозрительным образом совпало с тем моментом, когда Пугачева слетала в Америку и начала процесс своего стремительного сближения с Киркоровым. А после того, как они поженились, именно «Экспресс газета» стала главным таблоидом, взявшимся освещать их бурную супружескую жизнь. Вывод напрашивается сам собой: все эти события были тесно увязаны друг с другом и являлись не чем иным, как звеньями одного и того же тайного плана, в котором приняли участие заинтересованные лица как в России, так и на Западе.

Вообще ничего нового с точки зрения «делания сенсаций» постсоветская журналистика не открывала. Да и зачем изобретать колесо, если оно давно уже было изобретено до нас? Конвейерный способ делания сенсаций в области шоу-бизнеса был изобретен еще в начале ХХ века в США, а точнее – в Голливуде. Именно мировая кинематографическая Мекка изобрела способ, как поддерживать в неослабевающем режиме внимание к себе многомиллионной аудитории. Для этого были созданы специальные печатные СМИ (газеты и журналы), которые взялись освещать жизнь голливудских «звезд» (в основном закулисную) в режиме нон-стопа (то есть ежедневно). Причем, если реальных сенсаций для этого марафона не хватало, то их попросту выдумывали. Например, браки и романы «звезд» из категории «поддельных» родились именно там. Примеры?

На протяжении четверти века (1941—1967) вся Америка с замиранием сердца следила за любовным романом двух знаменитых обитателей Голливуда: Кэтрин Хепберн и Спенсера Трейси. Таблоиды сообщали, что их страстный роман зародился на съемочной площадке в 1941 году, но к свадьбе так и не привел по причине благородной натуры Трейси: он хоть и не жил со своей женой, но у них родился глухонемой сын, поэтому актер, как убежденный католик, не мог развестись. В итоге он долгие годы разрывался между двумя женщинами. На самом деле этот роман был придуман боссами кинокомпании «Метро Голден Майер» (МГМ) с целью поднять популярность этих «звезд», чтобы зарабатывать на их славе миллионы долларов чистой прибыли. В реальной жизни Хепберн мужчины не интересовали – она была убежденной лесбиянкой, а Трейси с таким же пылом любил бутылку. Короче, они были просто друзьями, но поскольку дружбой между мужчиной и женщиной охочую до скандалов публику не удивишь, и была придумана история про их многолетний пылкий роман.

Но вернемся к браку Пугачевой и Киркорова.

Романтики в нем, судя по всему, было меньше всего: это был чистый бизнес-проект по сколачиванию денег – на почве патронажа примадонны над состоянием молодого мужа, а также на рекламе от их брака, за которую супруги собирались брать деньги со всех, кто должен был приложить к этому руку. А руку к этому должны были приложить друзья Пугачевой в среде российского олигархата (а через него их западные хозяева), в подчинении у которых находились и тогдашние массмедиа. Начинался новый этап популяризации Пугачевой, причем теперь вместо творчества на первый план должна была выйти ее бурная личная жизнь: ссоры и примирения с молодым супругом, неудачные роды, совместные поездки и т. д. и т. п. Короче, все, как в западных аналогах «желтой» прессы.

Самое удивительное, что Пугачева на заре своей карьеры была поклонницей В. Шекспира и даже «родила» на свет две песни на его стихи: «Сонет Шекспира» (1977; музыка А. Пугачевой) и «Сонет» (1983; музыка – Т. Хренникова). А ведь великий английский классик в одном из своих сонетов предупреждал: «Торгует чувством тот, кто перед светом всю душу выставляет напоказ». С начала 90-х Пугачева именно этим и начала активно заниматься – выставлять свою душу напоказ, торговать чувствами. А ведь судьба обычно жестоко мстит такого рода «торгашам», отнимая у них возможность личного счастья. Нечто подобное произойдет и в нашем случае.

Как проговорится сама Пугачева в наши дни, жизнь под одной крышей с Киркоровым продолжалась у нее около пяти лет. Потом совместное проживание с человеком, которого она на дух не переносила, ее утомило, и она покинула его жилище. Но, как ни странно, на развод не подала. Почему? Видимо, между боссами массмедиа и звездной четой был заключен своеобразный договор, согласно которому они должны были как можно дольше поставлять им «жареные» факты из своей совместной жизни, а те, в свою очередь, обещались щедро за это платить. Поэтому брак Пугачевой и Киркорова продолжался даже после того, как они фактически перестали жить друг с другом не только под одной крышей, но и в одной постели (впрочем, спали ли они вместе – тоже большой вопрос: квартира на Земляном Валу была двухэтажная, поэтому у каждого из супругов был свой этаж и своя постель). Все это давало обильную пищу для «желтой» прессы, тем самым пополняя звонкой монетой не только ее мошну, но и кошельки звездной четы.

В итоге в 2001 году многомиллионная толпа поклонников Пугачевой и Киркорова по-прежнему была уверена, что в их лице она наблюдает самую счастливую и преданную пару в отечественной поп-индустрии. Сказать однозначно, что это вранье несло в себе только негативный результат, нельзя. С одной стороны, это было форменное оболванивание, но с другой – давало людям определенный заряд положительных эмоций. Напомним, что это происходило в разгар ельцинской «шоковой терапии», которая вгоняла миллионы россиян в нищету, а многих и вовсе в гроб. На этом мрачном фоне красивая сказка про любовь Примадонны к молодому певцу худо-бедно, но скрашивала россиянам их безрадостные будни. Ведь, как уверяет нас наука, человек стал человеком не столько путем биологической эволюции, сколько благодаря безграничной способности… лгать. Поэтому ложь вокруг брака Пугачевой и Киркорова в какой-то мере можно отнести к типу лжи во благо. Писатель Анатоль Франс как-то написал, что без лжи человечество погибнет от отчаяния и скуки. Вот Пугачева и Киркоров своей ложью жизнь людей и скрашивали. Как говорится, как умеем…

Но в то же время не стоит забывать, что ложь амбивалентна по своей сути – она может нести в себе как созидание, так и разрушение. Под ложь о красивой любви Пугачевой и Киркорова ушлым мошенникам-прихватизаторам было гораздо легче облапошивать людей, выкачивая из них деньги и опуская их все ниже в социальной иерархии. Напомним, что именно в год брака Пугачевой и Киркорова, в 1994-м, в России случился так называемый «русский крест» – когда смертность значительно превысила рождаемость. Практически ни одно СМИ (за исключением оппозиционных) не написало тогда об этой катастрофе, зато почти ежедневно в них публиковались отчеты о семейной жизни Пугачевой и Киркорова. Тем самым посредством этой «красивой семейной сказки» людей попросту уводили от размышлений о разразившейся в стране катастрофе.

Но вернемся к событиям 2001 года.

В тот период Пугачева и Киркоров продолжали активно наводить тень на плетень, выдавая свой брак за счастливый. О последнем говорило многое: лучезарные лица обоих супругов на обложках многочисленных печатных СМИ, а также на экранах ТВ, их интервью различным изданиям с признаниями в любви друг к другу, наконец, песни Филиппа Киркорова, в большинстве из которых фигурировала его единственная любовь – Алла Пугачева. Вот почему, когда 30 апреля 2001 года Алла Борисовна прислала своему суженому своеобразное любовное «видеоалаверды», приуроченное к его 34-летию, никто этому не удивился: именно таким образом и должна была поздравлять своего горячо любимого супруга преданная ему жена. Что же это за «алеверды» такое?

Случилось оно в Санкт-Петербурге, где Киркоров в день своего рождения был с гастролями. В самом начале представления именинник воспроизвел на огромном мониторе, установленном в концертном зале, видеообращение Пугачевой, где она говорила следующее:

«Мне нравится, как ты проходишь мимо всех завистников, как ты плевал на это дерьмо, на желто-голубую прессу, которая пытается очернить твое творчество, наклеить жуткие ярлыки (оцените цинизм Примадонны: кормиться из рук этой прессы и одновременно ее же и оскорблять. – Ф. Р .). А ты выходишь на сцену – молодой, веселый, чистый и честный. Ты кладешь свои песни и любовь на алтарь искусства. Пожалуйста, обещай мне так же дальше жить, петь и любить! Как никто другой…»

Когда это видеообращение было показано на экране, многотысячная публика взревела от восторга, демонстрируя свою непоколебимую уверенность в подлинности озвученных со сцены слов. На самом деле, как мы уже отмечали, никакой особенной любви в звездном семействе не было. Сохраняя на людях видимость крепких семейных уз, в реальной жизни Пугачева и Киркоров жили фактически в разводе. Она – в своем огромном доме на Истре, в Малых Бережках, он – в двухэтажной квартире на Земляном Валу. Сексуальные отношения между ними прекратились, едва начавшись, а духовных не было и вовсе – слишком разными людьми они были, чтобы жить, что называется, «на одном духу». Единственное, что их удерживало до сих пор вместе – суровые законы шоу-бизнеса, которые диктуют артистам изображать хорошую мину даже при самой скверной игре. Поскольку «плохая мина» может разом отвратить от тебя публику, что самым пагубным образом может сказаться на твоем финансовом благополучии.

Итак, Пугачева и Киркоров в 2001 году ловко разыгрывали видимость семейного благополучия, еще не готовые обрушить на свою многомиллионную армию поклонников правду о своем фактическом разводе. Это было невыгодно всем: как самим звездным супругам, так и боссам СМИ, которые на протяжении долгих лет кормились с этого брака. Поэтому, сохраняя видимость брака, каждый из супругов жил своей отдельной личной жизнью, не особо допуская в нее другого. Причем если возле Киркорова нет-нет, да появлялись какие-то «левые» увлечения (иногда даже мужского пола, о чем периодически судачила пресса), то Пугачева была в этом отношении «невинна» – на нее подобного компромата у досужих журналистов долгое время не было. Как вдруг…

Это «вдруг» началось в двадцатых числах июля 2001 года, когда Пугачева в своем личном вагоне, прицепленном к обычному пассажирскому составу, приехала в Витебск на Международный фестиваль искусств «Славянский базар», где должна была возглавить представительное жюри. Причем в том году «Базар» был окрашен в ярко выраженные политические тона. Впрочем, не будь последнего, туда не занесла бы нелегкая Максима Галкина, которому в нашей «лав стори» принадлежала одна из ведущих ролей. А случилось вот что.

Фестиваль был устроен в преддверии президентских выборов, и на его проведение был выделен 1 миллион долларов. Поддержать будущего президента Белоруссии Александра Лукашенко приехали в Витебск президенты России и Украины Владимир Путин и Леонид Кучма. А Галкин, как мы помним, входил в число любимых юмористов российского президента. В итоге при активной поддержке Управления делами Президента РФ, Галкину было доверено право дебютировать на «Славянском базаре» первым в его карьере сольным концертом, где он должен был с особым тактом (то есть с любовью) спародировать Владимира Путина и Александра Лукашенко (оба они в этот момент находились в VIP-ложе).

Итак, в конце июля 2001 года судьба свела Галкина и Пугачеву на одном мероприятии – международном фестивале. Он там был как один из актеров-участников, она – как председатель жюри. Причем Галкин ее прекрасно знал как Примадонну отечественной эстрады, а она его – всего лишь как ведущего передачи «Кто хочет стать миллионером». Да, когда-то, в начале 80-х, Пугачева, как мы помним, пересекалась с родителями Галкина, но сам Максим тогда был настолько мал, что Пугачева его особо и не запомнила. Однако в «Миллионере» он ей нравился. Уж на что она была в восторге от Дмитрия Диброва (когда было объявлено об его уходе, Пугачева даже расстроилась, считая, что достойную замену ему найти вряд ли удастся), но когда она увидела на его месте Галкина, то была приятно удивлена: этот юноша «обедни» явно не испортил, даже более того – внес туда нечто новое.

Очное знакомство Галкина и Пугачевой произошло в гостинице «Эридан», где они жили во время фестиваля. Пугачева шла к выходу, когда внезапно почувствовала на себя чей-то пристальный взгляд. Обернувшись, она увидела расплывшегося в широкой улыбке юношу, в котором узнала ведущего «Миллионера». И хотя настроение у Примадонны было в тот момент не ахти (все-таки возглавлять жюри дело далеко не легкое), эта обезоруживающая улыбка настолько ее раскрепостила, что она в ответ… тоже улыбнулась. Вот тут сопровождавший Пугачеву Киркоров и взял на себя миссию человека, который их познакомил (а фактически стал их сводней).

Вечером того же дня Пугачева оказалась на сольном концерте Галкина, где, по сути, впервые увидела его во всей актерской красе (двухчасовой бенефис позволял пародисту продемонстрировать весь спектр своего таланта). А уж когда Пугачева увидела, как реагирует на остроты молодого юмориста сам президент России, тут уж в ее расчетливом мозгу, видимо, окончательно сошелся дебет с кредитом. Короче, на ее горизонте нарисовался куда более перспективный молодой еврей, который мог бы заменить другого еврея – вконец опостылевшего лучезарного Филиппа, так и не сумевшего перековаться из нарциссов в настоящие мужи. Например, на том же «Базаре» нарцисс Киркоров разъезжал на 12-метровом «Хаммере», от души веселя публику своими не столько барскими, сколько детскими замашками.

Впрочем, как покажет будущее, детство будет играть в одном месте не только у Филиппа, но и у его сменщика Максима, который супротив филипповского «Хаммера» выставит куда более одиозный проект – причудливых форм феодальный замок. Однако в сравнении с Филиппом у Максима было не одно, а сразу несколько преимуществ. Во-первых, он был на взлете своей звездной карьеры (и значит, денежно перспективен), в то время как Филипп уже на излете (как говорится, шел с ярмарки, а не наоборот). Во-вторых, Галкин был начитанным мальчиком из интеллигентной еврейской семьи, в то время как Филипп был малообразованным капризным дитем и, главное, абсолютно бездарным по части бизнесменской хватки. Положиться на него было абсолютно невозможно ни в чем – ни в бизнесе, ни в сексе. Другое дело Галкин, в котором чувствовалась природная еврейская смекалка, которая обещала ему огромные перспективы в будущем. С ним Пугачева могла быть спокойной как по части ведения совместного бизнеса, так и в интимном плане. Алла Борисовна хорошо знала подобный тип мужчин – маменькиных сынков, которые ищут в женщине не только объект сексуального характера (хорошую любовницу), но и некий заменитель матери.

Вообще годы, проведенные с мужчинами моложе ее (а их у Пугачевой было несколько: Владимир Кузьмин, Сергей Челобанов, Филипп Киркоров), позволили Примадонне достаточно хорошо изучить их разные подвиды. Например, Кузьмин олицетворял собой свободолюбивый подвид, Челобанов – проблемный , Киркоров – подростковый . Каждый из них был хорош для Пугачевой в определенном возрасте. Однако на склоне лет ей больше всего импонировал последний подвид, который удовлетворял ее со всех сторон: с меркантильной, интеллектуальной и сексуальной. Другое дело, что с Киркоровым она ошиблась почти по всем параметрам, но это не отвратило ее от поисков другого мужа-ребенка. И как только на горизонте нарисовался Галкин, она тут же поняла – нужный объект ею найден. С этого момента участь Максима была фактически предрешена.

Однако он и сам был готов с радостью отдаться во власть этой женщины, поскольку это сулило ему отличные перспективы. Огромная разница в возрасте (27 лет) его нисколько не смущала, а даже наоборот – притягивала. Для маменькиных сынков нет лучшей доли в супружестве, чем жить с женой-матерью: она и в быту плечо подставит, и в постели всему научит. А тут вдобавок речь шла и о блестящей бизнес-перспективе, поскольку связи Пугачевой в российском истеблишменте (как в шоу-бизнесе, так и в политике) были хорошо ему известны. Это ведь только рядовые обыватели пребывают в уверенности, что Пугачева – всего лишь выдающаяся певица. На самом деле она еще и не менее искушенный царедворец, который при любой власти умеет извлечь максимум выгоды как для себя лично, так и для своего окружения. Короче, Галкин и Пугачева просто обязаны были рано или поздно сойтись друг с другом.

Минуло чуть больше недели с момента закрытия «Славянского базара», как наши герои снова оказались в одном и том же месте. 11 августа справлял свой 50-летний юбилей директор Кремлевского дворца Петр Шаболтай. Кстати, до этого он в течение 15 лет возглавлял концертный зал «Россия», а после того как Путин стал президентом, ему доверили куда более престижный зал – Кремлевский, который Шаболтай теперь должен был перевести из разряда пафосных в разряд коммерческих (чтобы деньги «полились рекой» в Управление делами Президента). Естественно, что дружить с Шаболтаем стремились все мало-мальски известные артисты, а уж известные – тем более. У Пугачевой с юбиляром были давние приятельские отношения, а что касается Галкина, то он стал вхож к Шаболтаю с недавних пор на правах «любимого юмориста Владимира Путина».

Когда на юбилее начались танцы, Галкин пригласил Пугачеву в центр зала повальсировать и больше ее от себя уже не отпускал. Как уже говорилось выше, и в его расчетливом еврейском мозгу сошлись те же дебет с кредитом, что и у Пугачевой, после чего оторвать их друг от друга уже нельзя было даже клещами. По сути, им можно было уже на следующее утро идти в Грибоедовский ЗАГС, однако жестокие законы шоу-бизнеса не позволяли этого сделать – стремительность действий явно не вписывалась в партитуру их звездных судеб. Однако зародившийся тогда роман требовалось хоть как-то легендировать, чтобы публика не догадалась обо всем раньше положенного срока. Ведь отныне Галкину предстояло если не постоянно, то весьма часто появляться рядом с Пугачевой. В итоге Примадонна придумала родить на свет песенный дуэт Пугачева – Галкин, который должен был если не развеять возможные сплетни о том, что между ними роман (подобные сплетни были выгодны обоим как средство их общего пиара), но затуманить мозги обывателю – заставить его гадать об истинной подоплеке этого творческого дуэта. В итоге примадонновой композиторше Татьяне Залужной (она же Любаша) было дано задание срочно написать первый хит для новоявленного песенного тандема. Им стала песня «Будь или не будь», которая тут же была записана в студии.

Скажем прямо, песня весьма непритязательная как по части музыки, так и текста. Однако в ней по сути декларировались запросы новоявленных любовников друг к другу (пусть и в шутливой форме, но в каждой шутке, как правило, есть доля истины). Так, со стороны Пугачевой эти запросы выглядели следующим образом: «Будь со мной мальчиком, пушистым зайчиком, будь со мной мастером, будь со мной гангстером…». Галкин в ответ просил следующего: «Будь со мной праздником, кнутом и пряником, самой большой бедой, это так просто, ты люби и брось понты…».

Песня «Будь или не будь» будет оперативно включена в качестве бонуса (17-й по счету песней) в новый альбом Пугачевой «Речной трамвайчик», выход которого в свет планировался поздней осенью того же 2001 года.

Но до этого момента еще есть время, а пока новоявленная любовная пара на время расстается. Пугачева в конце лета съездила в Джезказган (Казахстан), где дала совместный концерт с Киркоровым (26 августа), а Галкин отправился с сольными концертами в Сочи (представления проходили в зале «Фестивальный»).

В октябре герои нашего рассказа были уже в Москве, и с этого момента их общение стало по-настоящему плотным. Они стали часто встречаться, причем как в приватной обстановке (наедине), так и на публике.

Так, 7 октября в столичном Театре эстрады состоялся первый в Москве сольный концерт Галкина. Обратим внимание на дату – это был день рождения президента РФ Владимира Путина, которому тогда исполнилось 49 лет. Он почтил своим присутствием это представление, сделав себе таким образом подарок. Впрочем, не меньшим подарком это стало и для самого Галкина, поскольку появление на концерте столь почетного гостя добавило артисту лишнюю толику авторитета в глазах окружающих. Среди последних была и Пугачева, которая сделала очередную зарубку на своей памяти в пользу Галкина.

Первое публичное появление пародиста и Примадонны перед взорами многочисленной публики случилось 13 октября, когда они объявились сначала на дне рождения у модельера Валентина Юдашкина (ему исполнилось 40 лет) в столичном ресторане «Яр», а потом переместились в один из ночных клубов Москвы, где праздновал свои сольники в Кремле певец Александр Маршал. Отметим, что в обоих случаях рядом с Пугачевой был не только Галкин, но и ее супруг Киркоров. Последний, естественно, был в курсе взаимоотношений жены с пародистом, но весьма хорошо имитировал свое лояльное отношение к этому, делая вид, что это – всего лишь творческое содружество Примадонны и юмориста.

С этого момента начался активный вброс информации в СМИ с тем, чтобы начать формировать у широких масс ощущение того, что они наблюдают классический любовный треугольник, где есть добропорядочная жена (Пугачева), любящий муж (Киркоров) и пылкий воздыхатель (Галкин). Причем информация в СМИ подавалась таким образом, что читатель оставался в неведении, какого рода страсть у Галкина к Примадонне – платоническая или же физическая. Именно эта загадка и была главным крючком, на который разработчики этой пиар-кампании и собирались насадить доверчивую публику. Вот как описывали события на дне рождения Юдашкина светские хроникеры «Комсомольской правды» Резанов и Хорошилова:

«Алла Борисовна села рядом с Максимом Галкиным, развернулась к нему на 45 градусов и кокетничала только с ним. Галкин, млея, старался не ударить лицом в грязь, тем более что Алла Борисовна на дне рождения Юдашкина уже приглашала его на танец. Он нервно следил за фужером Аллы Борисовны и чутко наполнял его красным, ее любимым вином. Алла Борисовна так нафужерилась, что, когда заиграли «Хаву Нагилу», схватила белоснежную салфетку, словно платочек, вторую вручила Галкину и вместе с ним, сидя на диванчике, стала припрыгивать, размахивая платочками в такт еврейской мелодии.

Примадонна взяла белую ручку и стала по ней разглядывать его линию судьбы. У Галкина ручка – холеная. У Аллы Борисовны ладошка и пальчики с нанизанными бриллиантами – мягкие, пухленькие. Своими ладошками она держала галкинскую и пророчила большое будущее: «Все могут короли!»

Филипп, хмурясь, тоже протянул свою тонкую, длинную, как у пианиста, кисть, но Алла Борисовна не стала на ней акцентироваться. Потом она позвала фотографа и попросила сфотографировать ее с новой «любовью» для «Комсомолки»…»

Как видим, Галкина журналисты хотя и преподнесли читателям в виде ее очередной любови, однако взяли это слово в кавычки. Это означало, что разыгранный ими спектакль начал свое хождение в народ.

Спустя несколько дней Галкин и Пугачева снова совершили совместный выход в свет. На этот раз «сладкая парочка» объявилась в ГЦКЗ «Россия» на концерте Николая Баскова «Мне 25!», который был приурочен ко дню рождения певца. Причем если примадонна пришла туда в качестве зрительницы, то Максим должен был выступать. И опять рядом с ними там же оказался и Филипп Киркоров, который, как и Галкин, был приглашен туда в качестве артиста. Причем артиста в двух ипостасях: эстрадного певца и исполнителя в новоявленном «театре трех актеров». И если гонорар первого выражался в живых деньгах, то оплата услуг второго производилась в иной «валюте». Исправно играя роль мужа примадонны, Филипп рассчитывал на то, что жена отметит его старания и сделает потом все возможное, чтобы в момент официального развода (а в том, что он рано или поздно наступит, он нисколько не сомневался) бывший супруг не остался у «разбитого корыта» – то есть без ее покровительства.

В разгар представления Галкин и Пугачева спустились в кафе, где заняли один из дальних столиков. За их общением наблюдала журналист газеты «Жизнь» (один из главных таблоидов, который отслеживает житье-бытье Пугачевой непосредственно под ее присмотром) О. Алексеева. Ей и предоставим слово:

«Заметив, что собеседница загрустила, Максим устроил для нее настоящее представление. Его пародии на чиновников и артистов заставили Аллу Борисовну хохотать от души. Максим при этом сиял от счастья – казалось, для него такая бурная реакция его единственной зрительницы была дороже, чем рукоплескания и восторги целого зала.

В самый разгар беседы в кафе спустился Филипп, подошел к столику, за которым сидели супруга и Галкин, перебросился с ними парой слов и, не получив предложения присоединиться к компании, вернулся в свою гримерку.

Несколько раз Максим поднимался с места, прижимая к груди руки. Извинялся, что вынужден покинуть Аллу Борисовну, потому как ему надо «хорошенько распеться перед выходом на сцену». Но примадонна жестом давала понять: мол, успеешь еще – и Галкин послушно опускался в кресло…».

После концерта вечеринка была продолжена в одном из ресторанов гостиницы «Россия». И там Пугачева общалась в основном с Галкиным, а ее супруг разделил компанию со своим новым директором Геннадием Бурлаковым.

В следующий раз появление «сладкой парочки» на публике произошло 24 октября. В тот день в театре «Сатирикон» прошел юбилейный вечер, посвященный 90-летию гениального советского сатирика Аркадия Райкина. Галкин подъехал к месту действия чуть раньше примадонны – за полчаса до начала представления. Причем не стал заходить в театр, а предпочел в течение получаса терпеливо ждать Пугачеву в своей машине. Почему он так поступил, стало понятно очень скоро. Дело в том, что у входа толпились журналисты, которые тоже дожидались приезда примадонны. Именно перед ними «сладкая парочка» и собиралась покрасоваться, чтобы попасть в объективы их фотоаппаратов. Как говорится, лишний пиар никогда не бывает… лишним. При этом оба они мастерски разыграли раздражение. Так, Галкин, услужливо открыв дверцу «Линкольна», произнес: «Опять эти папарацци!», на что Пугачева устало заметила: «Нигде от них покоя нет».

Войдя в театр и поздоровавшись с устроителем вечера Константином Райкиным, «сладкая парочка» спустилась в кафе. Все собравшиеся там буквально оторопели, когда увидели на примадонне мини-юбку, которую она не надевала вот уже много лет. Видимо, решили присутствующие, у Пугачевой вновь наступил «молодежный» период. В кафе парочка просидела полчаса и так увлеклась разговором, что даже опоздала на начало представления.

Из театра Галкин и Пугачева уезжали вместе, причем на «Линкольне». В итоге практически все газеты в те дни только и писали, как о новом «романе» Пугачевой с Галкиным. Сами участники скандала ничего в ответ не опровергали, заинтересованные в том, чтобы этот роман обрастал все большими подробностями, благо трактовать его можно было по-разному: хочешь – опровергай и сетуй на неуемную фантазию «желтой» прессы, а хочешь – намеренно подбрасывай сучья в костер этого романа, балансируя на грани дозволенного (чтобы не подставлять ни себя, как жену, ни Киркорова, выставляя его рогоносцем). При этом каждый из этих случаев нес несомненную выгоду участникам этого действа, привлекая к ним внимание многомиллионной аудитории.

К примеру, в те же дни Пугачева и Киркоров демонстративно сыграли в любовь, чтобы поддержать интригу вокруг любовного треугольника, о котором мы говорили выше. Случилось это 26—28 октября, когда они приняли участие в творческих вечерах композитора Игоря Крутого под название «Шоу Игоря Крутого» в Кремлевском дворце. Народу пришло под завязку, причем были раскуплены даже все самые дорогие билеты стоимостью по 10 тысяч рублей. Людей не остановило даже то, что на концерты не были заявлены такие корифеи жанра, как Ирина Аллегрова, Лайма Вайкуле, Александр Серов. Отсутствие этих артистов должно было затмить присутствие Аллы Пугачевой. Видимо, затмило, поскольку публика рвалась лично поглазеть на то, как чувствуют себя Примадонна и ее супруг на фоне разгорающихся слухов о романе Пугачевой с Галкиным. В итоге публике был устроен настоящий спектакль. Уже знакомые нам хроникеры «светской жизни» из газеты «Комсомольская правда» Резанов и Хорошилова описывали это следующим образом:

«Пугачева в черном брючном костюме и в серебристом шелковом плаще пела то про нежного мальчика, то про трамвайчик, то про любовь. Она голосила так, что дрожали стены.

…После этого к ней вышел Филипп, обнял ее и поздравил. И супруги на публике продемонстрировали благополучие и покой в их семье после многочисленных разговоров о романе Пугачевой с Галкиным».

Тем временем, 4 ноября Галкин и Пугачева снова сошлись вместе. На этот раз, чтобы сняться в клипе на песню Татьяны Залужной (Любаша) «Будь или не будь» (в народе ее окрестили «Муть или не муть»). Клип был выдержан в стиле японского боевика и снимался сначала в японском ресторане, затем на парковке у Смоленского пассажа. Пугачева в нем предстала в образе японвумен: на ней был строгий черный наряд и черный же парик с длинной челкой. Максим играл возлюбленного героини. Клип заканчивался хеппи-эндом: роскошные машины, в которых ехали герои, взрывались, но герои оставались целы и невредимы.

На съемки «сладкая парочка» приехала в «Линкольне» Примадонны. На нем же они и уехали. Киркорова поблизости замечено не было. Спустя несколько дней он так высказался о новом увлечении своей супруги:

«Я не собираюсь ревновать жену ко всем, с кем она выходит на сцену! Она когда-то и с Иосифом Кобзоном, и с Борисом Моисеевым дуэтом пела. И что из этого? Алла любит экспериментировать в творчестве, и никто ей не сможет этого запретить. И морду Галкину я бить не собираюсь. Хотя я могу! Но я считаю ниже своего достоинства распускать руки. А тем более на Максима…»

Все эти события ясно указывали на то, что Пугачева активно взялась не только за собственную раскрутку, но и за раскрутку своего подопечного – Максима Галкина, для которого она отныне стала не только любящей женщиной, но и продюсером: при помощи прикормленных ею СМИ, она создает юмористу такой пиар, какой ему вряд ли бы кто еще сумел создать. Чтобы читателю стало понятно, о чем именно идет речь, сошлюсь на мнение профессионала – продюсера Алексея Коновалова, который описывает следующую технологию раскрутки артистов в шоу-бизнесе:

«В технологии раскрутки артистов применяют те же приемы и технологии, что и у депутатов перед выборами. Миф (или «легенда») – это внедренная в коллективное сознание история их жизни… Продюсер обязан сделать нужную репутацию своему артисту для быстрого восприятия сформировавшегося образа, который должен соответствовать его внешнему виду.

История или миф должны возвеличивать артиста над другими людьми. Это производит сильное воздействие на публику. Артист должен выучить свою легенду наизусть и нигде, никогда, ни в каком состоянии не рассказывать свою настоящую историю, которая дискредитирует продюсера вместе с исполнителем (в случае с Галкиным это выглядело следующим образом: он везде и всюду должен был рассказывать о том, что они с Пугачевой всего лишь друзья и коллеги, но не любовники, дабы не разрушать легенду о любовном треугольнике. – Ф. Р .)…

Возникновение и развитие истории (в нашем случае – о любовном треугольнике. – Ф. Р .) – это часть, которую вы сочиняете или формируете благодаря опорным точкам, выведенным из первичной работы. История должна быть необычной, и к ней должно возникать много вопросов (а не ответов!), тем самым вызывая интерес к артисту (в нашем случае интерес к себе вызывали сразу трое артистов, вовлеченных в эту легенду. – Ф. Р .).

Очень важно в процессе этой предварительной работы вывести и зафиксировать «опорные точки», так называемые изюминки и особенности, на которые вы будете опираться, создавая имидж своему артисту. Эта группа (так называемый промо-отдел ) делает важный документ – промо-план. Это развернутый документ с указанием каналов трансляции информации о вашем артисте. Промо-план отражает график выхода публикаций в уже выбранных СМИ, в Интернете, информационных агентствах, клубах, которые потенциально будут заинтересованы в вашем артисте… Расписываются все шаги на несколько месяцев вперед, и только тогда вырисуется общая картина ваших действий и затрат. В этот план должны войти новости, которые можно будет использовать по ходу ваших шагов вперед, поэтому составляется целый план новостей на определенное время. Новости могут быть текущие, запланированные и топ-новости…

Журналисты бывают разные. Одни берут взятки за публикации, другим важнее находиться внутри какого-то процесса, иметь доступ к артисту, стоять с ним рядом, третьи честно делают свою работу. Завоевать внимание этих людей практически ничего не стоит… Профессиональные журналисты не берут интервью возле сцены или в студии. Им нужна интересная настоящая история, и они получают ее в спокойной обстановке. Вам нужно им только помочь. И если вы сможете интересно подать ваш материал, он может оказаться в разных изданиях. Помните, журналисты не пишут о том, что уже было. Журналисты пишут о новостях, которые можно продать…».

В нашем случае мы имеем следующее. В течение семи лет журналисты писали о «чистой и светлой любви» Пугачевой и Киркорова. Теперь на свет была рождена новая история – как у этой любви появился конкурент в лице Максима Галкина. Поэтому старую историю сдали в утиль, чтобы отныне «кормить» доверчивую публику новой – о любовном треугольнике. И все участники этой широкомасштабной пиар-операции были довольны: и сами «треугольцы», и журналисты. Ведь эта история продавалась «на ура». Короче, все на продажу!

10 ноября «сладкая парочка» объявилась на публичном мероприятии – концерте, посвященном Дню милиции. Песню они спели все ту же – «Будь или не будь». Кстати, там произошел инцидент, о котором чуть позже поведает широкой общественности «Экспресс газета». Из него явствовало, что примадонна тогда испытывала к Галкину не только профессиональный интерес, но и более интимные чувства.

Дело в том, что в то время Галкин симпатизировал одной девушке – Анастасии Чернобровиной, которая работала ведущей телепрограммы «Доброе утро, Россия!» (с середины 2001-го). С Галкиным она познакомилась год назад во время концерта в Кремлевском дворце, где они были ведущими (Анастасия тогда работала ведущей на ТВЦ). После этого пародист стал ухаживать за девушкой: они ходили в кино, посещали рестораны. Естественно, слухи об этих отношениях быстро распространились в эстрадной тусовке. Дошли они и до ушей Пугачевой. Та отреагировала на них весьма нервно.

Во время концерта в День милиции примадонна нашла Чернобровину в гримерке и устроила ей форменный допрос: мол, кто такая, откуда, где работает. После чего спросила прямо в лоб: «Что у тебя с Галкиным?». Когда испуганная девушка пробормотала, что ничего серьезного у нее с пародистом нет (и это было правдой), Пугачева тут же удалилась. После этого инцидента отношения девушки с Галкиным постепенно сошли на нет, что естественно – тягаться с примадонной было бы равносильно самоубийству.

«Отшив» от Галкина юную пассию, Пугачева продолжила свои совместные с ним походы. Так, в середине ноября они почтили своим присутствием Театр эстрады, где прошла вторая премьера спектакля «Даная», в котором одну из главных ролей (служанка Фрина) играла дочь Примадонны Кристина Орбакайте (на первой премьере Пугачева присутствовать не смогла, из-за гастролей в Одессе).

Прежде, чем представление началось, всем пришлось пережить несколько тревожных минут. Дело в том, что в назначенное время в театре собрались все, кроме… Пугачевой. «Неужели не приедет?» – промелькнула в головах у организаторов страшная мысль. Но потом выяснилось, что «Линкольн» певицы застрял в пробке где-то на набережной и терпеливо ждет, когда эта пробка рассосется. Начало спектакля пришлось задержать.

Галкин встречал Пугачеву у входа в театр. В руках он держал роскошный букет, который, как выяснилось, предназначался имениннице – Кристине. Сама Пугачева тоже была с букетом, причем ее подарок был раза в два больше галкинского. Свой букет Пугачева вручила дочери перед началом спектакля прямо в ее гримерке, а Галкин приберег цветы на конец представления. В зале «сладкая парочка» заняла места в пятом ряду. И весь спектакль смотрели на сцену почти не отрываясь. Лишь один-единственный раз Пугачева вроде бы потупила глаза: когда ее дочь играла лесбийскую сцену (ее партнершей по спектаклю была Анна Терехова).

В следующий раз Галкин и Пугачева появились вместе 1—2 декабря. В те дни в Кремлевском дворце состоялись записи финальной «Песни года». Отметим, что Пугачева не выступала в ней с 1997 года, поскольку разругалась с ОРТ (Первым каналом) и с 1999 года сотрудничала с каналом-конкурентом – РТР («Россия»). Однако после того как в сентябре 2001 года на ОРТ существенно пошатнулись позиции его владельца – Бориса Березовского (был избран новый совет директоров, откуда были выдавлены многие ставленники Бориса Абрамовича, которых заменили на государственников-путинцев), опала с Пугачевой была снята. А тут еще подле нее оказался Максим Галкин, которого именно тогда решено было сделать «лицом ОРТ». В итоге «сладкая парочка» стала желанной гостьей на популярной песенной передаче, которая всегда была заинтересована в хороших рейтингах.

В «Песне года-2001» приняли участие практически все популярные поп-исполнители страны, в том числе и герои нашего рассказа: сначала Пугачева исполнила «Речной трамвайчик», а затем в дуэте с Галкиным они спели «Будь или не будь». Причем Пугачевой этого показалось мало и, когда передача была завершена и оставалась одна, финальная песня, она вдруг заявила: «Я еще спою, если никто не против». Против, естественно, никто быть не мог, и толпа артистов, собравшаяся для исполнения финальной песни, терпеливо ждала, когда примадонна отпоет свой незапланированный номер. Зрители, понятно, были в восторге.

Тем временем, СМИ продолжают упражняться в красноречии, смакуя отношения Пугачевой и Галкина. Вывод делается однозначный: у них бурный роман. Однако сами герои этой скандальной «лав стори» (напомним, что Пугачева тогда была официально замужем за Киркоровым) публично открещиваются от журналистских разоблачений.

7 декабря «Комсомольская правда» опубликовала прямую линию Пугачевой и Галкина с читателями газеты. На ней примадонна заявила следующее:

«Может, это прозвучит обидно для Максима, но я уверена: ну никак у нас не может возникнуть каких-то любовных отношений. Я-то думала, что, услышав наш дуэт, все обратят внимание на песню, а не на какие-то сплетни… А журналисты внушают людям, что любовь Пугачевой и Киркорова разрушена романом с Галкиным! Зачем? Скучновато стало жить? Не буду говорить, что мне такое внимание уж совсем неприятно… В этой истории я чувствую себя не совсем удобно и комфортно. К тому же она затрагивает мою личную жизнь. Пока еще, к счастью, не сильно. А если бы рядом со мной был не умный Филя?.. Я не влезала в личную жизнь Максима, но, думаю, и у него есть люди, которым это неприятно.

Он, как воспитанный человек, мне об этом не говорит, а я просто боюсь спрашивать…

Мне кажется, в последнее время Филиппу эти слухи тоже начинают надоедать. Человек много работает, а тут это безумие. И ведь пишут не о том, почему я не с Филей, а о том, почему я с Галкиным. Хотя Филипп сам о себе настолько наслушался, что теперь успокаивает Максима: подожди, скоро все рассосется…».

Как мы теперь знаем, этот спич Пугачевой был обманом почтенной публики: любовные отношения между Пугачевой и Галкиным случились, причем уже тогда, а не много позже, когда Примадонна расторгла брак с Киркоровым. Осуждать обманщиков, конечно же, можно, но при этом следует учитывать один немаловажный факт: обман – есть суть актерской профессии, особенно артистов из среды эстрадной, которую не зря теперь именуют шоу-бизнесом. А в бизнесе (особенно в российском), как известно, главной заповедью является: обмани ближнего – нагадь на нижнего.

Кстати, неискренность слов Пугачевой проявилась уже спустя несколько дней после упомянутой прямой линии. Случилось же следующее. Примадонна официально съехала с квартиры на Земляном Валу, где она проживала с Киркоровым с 1994 года. Отныне, кроме дома в Малых Бережках, она заимела в Москве другое место проживания – номер «люкс» в отеле «Балчуг». При этом в качестве причин, заставивших ее съехать от мужа, Пугачева назвала следующие: во-первых, она якобы испугалась заразиться от мужа ветрянкой, во-вторых – что их квартира превратилась в «один большой гардероб Киркорова» (сценических костюмов у Филиппа действительно была не одна сотня).

Пугачевский номер «люкс» был двухместный и располагался на пятом этаже гостиницы. Проживание в нем обходилось в 1600 долларов в сутки, однако у примадонны была существенная скидка в 50%. Таким образом в месяц у нее выходило 24 000 долларов, в год – 288 000. На эти деньги Пугачева легко могла бы купить шикарную квартиру в центре Москвы, однако предпочла житье-бытье в гостинице. Впрочем, квартиру она в итоге все равно приобретет (вернее, ей ее подарят), но чуть позже. Вот как описывает гостиничные апартаменты примадонны журналистка «Комсомольской правды» М. Ремизова:

«Номер немного скромнее президентского, где по соседству с Аллой останавливались Ричард Гир и Лучано Паваротти. В первой просторной комнате располагается кабинет – рабочий стол и уютный уголок с диваном, двумя креслами и небольшим столиком. Есть в гостиной и телевизор, и холодильник – бар со спиртными и газированными напитками, шоколадками и с личными продуктами Аллы Борисовны: колбаса, творожки, йогурты и т. д. В спальне, кроме вместительной кровати, укрытой полосатым пледом, стоит тумбочка с еще одним телевизором. Также в номере Пугачевой два телефона: городской и мобильный. Последним Примадонна пользуется только на территории гостиницы.

В прихожей Примы стоит лишь шкаф с крутым сейфом. Зато в ванной комнате, помимо душевой кабинки и просторной купальни, у Аллы Борисовны имеется настоящее чудо техники – унитаз с пультом управления. Это такой навороченный туалет с подогревом сиденья и автоматическим сливом. В более скромных номерах сие роскошество отсутствует. Иногда Алла Борисовна, укутавшись в белый махровый халатик и нацепив фирменные шлепки «Балчуга», спускается на специальном лифте для постояльцев в фитнес-центр. Он находится на так называемом «минус первом этаже», а попросту – в подвале. Здесь бывает не больше пяти постояльцев одновременно. Просторный тренажерный зал звезда не посещает, как и солярий. Зато с удовольствием нежится в джакузи и плавает бассейне».

Именно в этом «люксовом» номере на протяжении последующих нескольких лет и будет разворачиваться интимная часть романа Пугачевой и Галкина (привозить Примадонну к себе домой пародисту тогда было несподручно – он проживал с родителями в обычной московской квартире). Что касается Киркорова, то он уже давно был лишен доступа к телу Примадонны и, скажем прямо, не сильно по этому поводу переживал, поскольку тела иной «конструкции» бередили его сексуальную фантазию.

Съехав от мужа, Пугачева всем своим тогдашним поведением показывала, что Киркоров ей стал малоинтересен. Так, в середине декабря 2001 года звездная чета отправилась с гастролями в Киев. Они приехали туда 16 декабря и поселились в отеле «Днепровский». Но… в разных номерах и даже на разных этажах. Говорят, когда Пугачева узнала, что ее хотят поселить в одном отеле с мужем, недовольно фыркнула: «Этого еще не хватало!». Дальше – больше.

Вечером того же дня Киркоров заглянул к своей благоверной на огонек, но она его прогнала. А на следующее утро Примадонна наотрез отказалась ехать с мужем на телестудию, чтобы сниматься в одной телепередаче, условия которой были обговорены еще два месяца назад. Не вышла Пугачева на сцену и в сборном концерте, который состоялся вечером того же дня во Дворце «Украина». Говорят, опять же из-за супруга.

Вернувшись в Москву, звездная чета незадолго до Нового года приняла участие в съемках «Голубого огонька» канала РТР, которые проходили на «Мосфильме». Там накаленные отношения между Пугачевой и Киркоровым имели свое дальнейшее продолжение. Вот как об этом писала в газете «Жизнь» О. Алексеева:

«Встав тихонечко в стороне, Филипп то и дело посматривал на часы – время, на которое были назначены съемки хита, давно прошло, а Примадонна продолжала неистовствовать и требовать сделать с Любашей еще один дубль. Но и второй, и третий, и четвертый ее не устроили. Выругавшись, Алла Борисовна быстрым шагом устремилась в свою гримерку и так грохнула ее дверью, что со стен посыпалась штукатурка. Простояв несколько минут перед входом в комнату, где скрылась супруга, Киркоров вошел туда с равнодушным видом. В ответ раздался крик Пугачевой: «Ты меня затр…л! Я делаю что хочу!.. Достал!.. С меня хватит, я подаю на развод!». Все, кто был на площадке, оцепенели. Через минуту Пугачева демонстративно прошествовала мимо съемочной группы, процедив сквозь зубы: «Всех с Новым годом…». Режиссер рванул было за примадонной: «Алла Борисовна, а как же запись?», но Пугачева смерила его таким взглядом, что бедняге ничего не оставалось, как развести руками…».

А что же Галкин? Он в те дни (23 декабря) дал свое первое большое радиоинтервью для радиостанции, которая принадлежала структуре, с недавних пор ставшей близкой Кремлю. Речь идет о радиостанции «Эхо Москвы», которую в народе окрестили другим именем – «Эхо Тель-Авива» (вот и с Галкиным беседовали Матвей Ганапольский и Елена Кандарицкая). До ноября 2000 года фактическим владельцем «Эха Москвы» был олигарх Владимир Гусинский, но к концу 2001 года Кремль отобрал у него фактически все активы (в том числе и в области медиа). Так что раскрутка Галкина посредством этой медиа-структуры была вполне закономерна. Во-первых, он был чистокровным евреем, во-вторых – его выдержанный «политический» юмор вполне устраивал Кремль во главе с Путиным. Поэтому там было принято решение сделать из Галкина главного молодого юмориста страны , чтобы 1) на него равнялись остальные и 2) заданный им тренд транслировался в массы.

Но вернемся к посещению Галкиным «Эха Москвы».

Беседа длилась больше часа, поэтому воспроизведем из нее наиболее интересные моменты. Например, ту часть разговора, где речь шла о взаимоотношениях Галкина и Пугачевой.

«М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот, наконец, пришел вопрос коренной в той форме, в которой мне нравится. «Порой неприятно читать, – пишет Владимир, – о заигрываниях Вас с Пугачевой. Я думаю, Вам надо поставить на место тех, кто об этом пишет». Господин Галкин приступает к становлению на место тех, кто неправильно понимает его взаимоотношения с Пугачевой.

М. ГАЛКИН: Лучше даже не обращать внимания, потому что обычно те газеты, которые об этом пишут, на это и рассчитывают. Есть такие газеты, которые просто тираж себе сделали на этой истории (Максим скромно умолчал о том, что не меньший «тираж» на этой истории сделали себе и они с Пугачевой. Так что здесь одни дополняли других – этакий круговорот пиара, который шел на пользу обеим сторонам. – Ф. Р. ).

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здесь еще есть смешной вопрос, он там дальше, но я его присовокуплю. «А слабо вам жениться на Пугачевой, как женился Филипп?» Просто и незатейливо. А с Филиппом что делать?

М. ГАЛКИН: Это два вопроса уже. У нас с Аллой Борисовной просто дружеские совершенно отношения, но пресса воспринимает любого, кто появляется рядом с ней, как … Так что я не обращаю внимания на это».

Кстати, нашлись среди радиослушателей шутники, которые попытались поддеть Галкина возрастом его возлюбленной, но пародист сделал вид, что не понял вопроса. Вот как это выглядело в реальности:

«М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дмитрий спрашивает: «Максим, как поживает бабушка Алла, какие ваши с ней отношения?» Кто такая бабушка Алла?

М. ГАЛКИН: Я не знаю, кто такая бабушка Алла. У меня одну бабушку звали Наташа, другую Раиса…».

Были и другие разговоры о личном:

«М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы холостой человек?

М. ГАЛКИН: Холостой, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А хотелось бы детей иметь?

М. ГАЛКИН: Да, у меня племянник маленький есть, мне очень нравятся дети маленькие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Бегаете с ним?

М. ГАЛКИН: Да, пока не устану.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А родители напрягают, что вот пора? Обычно это ужасно бывает.

М. ГАЛКИН: Пока нет. Я думаю, что в какой-то момент начнут напрягать…».

По ходу разговора возникла и президентская тема – про В.Путина.

«Е. КАНДАРИЦКАЯ: Кстати, Путин – Вам известно его отношение к пародии на него?

М. ГАЛКИН: По-моему, он нормально относится, во всяком случае, я два раза уже выступал, когда он в зале сидел, последний раз не далее как 20-го числа на Дне чекиста в Кремле был концерт, он сидел на первом ряду и очень смеялся…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Странным смехом. М. ГАЛКИН: Замечательно реагировал, я опять по-немецки читал, из Гете что-то…».

Что еще узнали слушатели о Галкине из этого разговора? Например, про его аспирантские дела:

«Е. КАНДАРИЦКАЯ: Но почему же все-таки не пошли в лингвистику до конца, а все-таки перетянуло… Вы говорите, что это не драматическое искусство. Почему перетянула пародия?

М. ГАЛКИН: Как перетянула? До сих пор я еще аспирантуру не закончил, и еще не бросил я лингвистику. Не могу сказать, что я буду сейчас работать научным сотрудником или я связываю свою жизнь с наукой, это было бы большой наглостью, нет, но мне это интересно, и в какой-то мере я этим продолжаю заниматься.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Но это же получается как хобби, скорее, лингвистика?

М. ГАЛКИН: Я не знаю, у меня так все смешалось. Хобби у меня было сначала эстрада, и потом просто я стал так много времени уделять хобби, что стало времени меньше на учебу. То есть, собственно, и пошел я в университет – не для того чтобы кем-то стать, а просто чтобы образование получить…».

Про телевизионные дела:

«М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что бы Вам хотелось сделать на телевидении? Потому что действительно это, с одной стороны, конечно, замечательно, рейтинг и прочее, а с другой стороны, это такая золотая клетка. Или Вы реализуетесь в этом?

М. ГАЛКИН: Реализуюсь. Я когда пришел туда…. Во-первых, я не согласен, что это не требует каких-то творческих усилий. Ведение игры, когда ты общаешься прежде всего с человеком, ведение игры это абсолютно журналистская вещь. Я никогда себя журналистом не считал, и более того, каких-то особых способностей у себя к общению с людьми не наблюдал такого рода. Я всегда стоял один на сцене. А придя в эту передачу, мне пришлось над собой делать усилие, чтобы этому научиться. Потому что, в первую очередь, чтобы игра была интересной, нужно вытащить из человека то, что интересно будет смотреть телезритель потом, как в интервью, так и здесь, вытащить его пружину, посмотреть, кто он – азартный человек, интеллектуальный… Это не так просто. Человек садится абсолютно зажатый, абсолютно закрепощенный, который не хочет показывать себя. И это требует больших усилий, это совершенно другое просто. Это совершенно не сцена, где я стою в монорежиме, и с этой точки зрения мне очень интересно это. А что касается каких-то перспектив на телевидении, я не знаю пока. Может быть, что-то и будет. И так же я считаю, что от пародий нужно куда-то уходить, я считаю, что это ошибка.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я этого не сказал.

М. ГАЛКИН: Есть такое мнение на эстраде, что пародия это такой жанр – ну да, для начала хорошо, а потом надо перейти в жанр монолога…».

Про политические пристрастия:

«М. ГАЛКИН: Я уже сколько лет ни за кого не голосую на выборах. Последний раз я голосовал еще несколько лет назад за «Демократический выбор России», за Гайдара так упорно, но, к сожалению, я был в абсолютном меньшинстве и партия не сильно продвигалась.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А на выборы в Московскую городскую Думу вы не ходили?

М. ГАЛКИН: Нет, я не был. И на данный момент у меня нет какой-то политической партии, про которую я бы сказал, что я за. Поэтому я ко всем тем, кого я пародирую, отношусь просто как к персонажам, к интересным людям, и я им всем симпатизирую с этой точки зрения…».

Про автомобильные дела:

«М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вопрос от Динары из Тюмени. «Являетесь ли Вы автолюбителем, если да, то Ваша любимая модель автомобиля?» Сейчас он скажет вам любимую. Вспомните что-нибудь.

М. ГАЛКИН: Любимую не скажу. Любимая модель мне что-нибудь заплатит, я скажу. Шучу. Но я не вожу, к сожалению, автомобиль, хотя давно собираюсь. Пока водитель возит. А так – нет. Единственное газующее средство, на котором я передвигался, это водный мотоцикл, больше ничего…».

Завершился 2001 год для Галкина на мажорной ноте: 27 декабря в столичном Театре эстрады прошел его очередной (второй по счету) сольный концерт. И снова был аншлаг и долгое бисирование в конце представления. Таким образом завершился самый триумфальный для Галкина год. Он вместил в себя огромное количество ярких событий. Среди них: дебют на ТВ в качестве ведущего (в передаче «Кто хочет стать миллионером?»), получение двух премий («Триумф» и «Золотой Остап»), первые сольные концерты на выезде (в Витебске и Сочи), первые «сольники» в Москве (в Театре эстрады), начало певческой карьеры (песня «Будь или не будь»), и, наконец, на десерт – роман с Аллой Пугачевой. Случайным ли было все это? Естественно, нет. Причем дело было не только в несомненном таланте пародиста, но и в том, что весьма влиятельные люди из окружения В. Путина «положили глаз» на Галкина и стали делать все от них зависящее, чтобы этот артист начал свое стремительное восхождение на вершину эстрадного Олимпа.


На пути к первым миллионам | Максим Галкин. Узник замка Грязь | Как Галкин не стал Цуккерманом