home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Когда я открыл свои форточки, стоявшие на комоде мраморные часы показывали девять. Я подскочил к окну и отдернул шторы, но тут же скис: окно выходило в вентиляционную трубу. Для утренней гимнастики моя спальня была не лучшим местом…

Я принял хороший душ, побрился электробритвой, которую нашел на полочке над умывальником, и после всех этих процедур почувствовал себя молодцом. Я оделся. Мне здорово хотелось есть…

Я открыл дверь. В коридоре было пусто. Я начал двигаться в направлении лестницы, и когда уже почти добрался до площадки, откуда-то появился вчерашний темнолицый. Он сменил свой белый костюм на полосатый жилет и теперь был вылитый лакей из комедийного спектакля. Правда, рекомендательные письма ему, похоже, карманы не оттягивали: такого слугу нанимали явно не по объявлению.

— Мсье ждет вас у себя в кабинете! — объявил он. — Будьте любезны следовать за мной…

У него был ярко выраженный иностранный акцент: греческий или что-то в этом роде.

Я вошел в кабинет, и у меня закружилась голова. Комната занимала почти весь первый этаж. Она была огромна и в роскоши не уступала спальне. Кармони сидел в сером твидовом костюме за столом, спроектированным чуть ли не самим Ле Корбюзье, и писал. Мелким, убористым почерком он заполнял страницу какого-то гроссбуха.

При моем появлении он поднял голову.

— О, салют! Хорошо спали?

— Еще бы! В первый раз за несколько месяцев храпел без всякой опаски…

— Правда?

— Да. Может быть, зря?

— А вы как думаете? — ответил он вопросом на вопрос.

— Я думаю, что не зря. Я вам доверяю, вот и все.

Он казался в превосходном расположении духа.

— Я вот все размышляю о вашем случае… Даже попросил принести газеты, в которых о вас писали.

Он кивнул на стопку макулатуры, лежавшую на краю стола.

— Так вы, оказывается, страшный человек?

Я невольно проникся к нему уважением. Сила этого деятеля состояла в его методичности. Он ничего не оставлял на волю случая. К девяти часам утра он уже успел подробно ознакомиться с моей историей… Он не захотел говорить со мной накануне вечером, потому что еще плохо меня знал…

По его лицу я догадался, что он тоже питает ко мне определенное уважение, хотя несколько иного рода.

— Я убежден, что вы могли бы вершить великие дела, если бы не были столь импульсивны и направляли свою… смелость на действительно стоящие вещи.

— Ну так преподайте мне пару уроков!

— Садитесь.

Я уселся в глубокое кресло.

— Послушайте, Капут, я согласен вас испытать, но предупреждаю: я возьму вас на работу только в том случае, если вам удастся отличиться.

— Понятно.

— Я хочу, чтобы вы разыскали двести миллионов Бертрана. Мои люди уже обыскали всю квартиру Бунка, нанесли визит его любовнице…

— Представляю себе этот визит!

— …но все напрасно, — продолжал он, возвысив голос, чтобы заставить меня замолчать. — Из чего я заключил, что Бунк говорил правду: он действительно не смог прибрать эти деньги к рукам, Бертран спрятал их как следует…

— Само собой…

— Найдите их — и вы получите десять процентов от суммы. По-моему, справедливо?

Я прищурил глаза.

— Послушайте, Кармони, когда я говорил, что хочу работать с вами, то имел в виду вовсе не должность мойщика посуды. Мне рисовалось нечто более существенное!

— Что-нибудь вроде союза?

— Вот именно!

Он сжал свой смешной крохотный кулачок и стукнул им по столу.

— Вы, наверное, плохо понимаете, с кем имеете дело. Это все равно, как если бы мальчик из хора решил заключить союз с директором оперы!

Я покраснел; я не люблю оскорблений. Если он принимал меня за шестерку, нашим отношениям не суждено было долго продлиться.

— Вы в розыске, — напомнил он. — С минуты на минуту вас могут загрести легавые, и тогда вам уже не отвертеться от секатора!

— Ну и что?

— А вот я — человек неприкасаемый. Понимаете?

— Понимаю.

— Я приставлю к вам двух своих людей. Они будут присматривать за вами, но в то же время и защищать от полицейских. Пока вы с ними — вам ничто не угрожает.

— Пикантная ситуация…

— Если вы найдете деньги, то, возможно, скроетесь от них, — ведь вы достаточно хитры…

— Спасибо…

— Но от Кармони вам не уйти. Тем более что у меня будет тайный и бесценный союзник в лице полиции… Я вас не запугиваю; я говорю все это только для того, чтобы между нами не возникло недоразумений, не так ли?

Я задумался. Отказываться было нельзя. Во-первых, потому что это означало пулю в затылок (или шпагу в брюхо), а во-вторых — потому что его предложение было действительно справедливым.

— Согласен!

— Хорошо. Труп Бертрана по-прежнему лежит в подвале. Легавые рыщут повсюду и наверняка его найдут, так что вам не мешало бы съездить в Фонтенбло раньше, чем это произойдет.

— Понял…

— В квартиру на улице Фальгиер я поселил нового жильца. Он наблюдает за ходом расследования. Как только труп Бертрана обнаружат, он предупредит меня, а я — вас.

— Ясно.

— Кажется, мы обо всем договорились?

— Да. Только у меня еще один вопрос…

Он поморщился: это ему явно не понравилось.

— Зачем, — спросил я, — вы снаряжаете меня на поиски миллионов, если предполагаете, что они спрятаны в доме Бертрана в Фонтенбло?

Кармони скривил губы в свойственной ему загадочной улыбочке.

— Потому что Бунк там уже искал. В таких делах он был не промах… Раз он вернулся ни с чем, значит, деньги спрятаны очень хорошо. Вот я и посылаю туда человека, который стоит больше, чем Бунк.

— Вы полагаете, что я лучше его?

— Судя по газетам — да.

Я встал.

— Что ж, давайте попробуем. Постойте, но что если денег там не окажется?

— Значит, они в другом месте: ваша задача от этого не меняется. Найдите их!

— Прекрасно. Кофе выпить позволите?

— Конечно. Только долго не рассиживайтесь.

Он снял телефонную трубку.

— Пришлите ко мне Стива и Джо.

Через минуту в кабинет вошли двое: крепыш с фигурой Берта Ланкастера и долговязый хлыщ, вызывавший мгновенную антипатию.

Кармони двумя-тремя штрихами обрисовал ситуацию:

— Это Стив и Джо. Знакомьтесь, ребята: это Капут. Поезжайте с ним и делайте все, что он скажет. Но не отпускайте от себя ни на шаг!

Он протянул мне руку.

— Извините, Капут… Новые знакомые — это как старый кухонный комбайн: с ним приходится быть очень осторожным…

Ему, похоже, безумно нравился собственный юмор.


предыдущая глава | Убийца (Выродок) | cледующая глава