home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XV

Внезапно машину начало уводить в сторону.

— Что это? — забеспокоилась Эрминия.

— Похоже, пробили колесо.

Действительно: задняя левая шина сплющилась в блин.

Я терпеть не могу менять колесо в дороге и сначала хотел позвонить в какой-нибудь гараж. Однако, поразмыслив, решил, что лучше справиться самому: механик может нас запомнить, и это будет совсем некстати, если к тому времени нас уже хватится мантонский домовладелец.

Я снял куртку и засучил рукава, как и полагается обломавшемуся автомобилисту.

Домкрат лежал в багажнике. Я подставил его под машину, а Эрминия вылезла и стала прохаживаться взад — вперед. Я немного повертел рукояткой, потом решил ослабить гайки, пока пробитое колесо не оторвалось от земли. Сняв колпак, я непонимающе уставился на ступицу. К ней была прикреплена маленькая пластиковая обертка от визитной карточки, испачканная смазкой. Я раскрыл обертку; внутри нее оказалась почтовая квитанция.

Хотите верьте, хотите нет, но я не слишком удивился. Бывают моменты, когда на чудеса почти не реагируешь…

Эрминия, наблюдавшая за мной, невероятно спокойным голосом спросила:

— Квитанция?

— Да…

— Какой город?

— Каньес…

Она прижала руку к груди, словно пытаясь сдержать Удары сердца. Я сел рядом с ней на насыпь. На квитанции был почтовый штамп Визиля и стояла дата — двадцать седьмое. Наш расчет оказался точным.

— Это совсем рядом, — пробормотал я. — Заночуем в Каньесе, рядом с нашими миллионами, а? И завтра, с утра пораньше…

— Еще как!

После этого потрясения я менял колесо целых полчаса: руки сделались будто ватными.

Мы плюхнулись на сиденье, как двое влюбленных, которые только что впервые нашалили и до сих пор от этого не опомнились.

Я засмеялся — блеющим старческим смехом.

— Что скажешь, Эрминия?

— Мой отец всегда говорил, что последнее слово остается за случаем.

— Он мудрый человек. Кстати, ты мне о нем никогда не рассказывала. Где он живет?

— Далеко…

Но мне, в общем-то, было наплевать на ее папашку, и я быстро оставил его в покое.

— Представляешь, лапуля, бывает же такое!.. Наверное, и у душегубов есть своя счастливая звезда…

— Не иначе.

— Значит, завтра — вперед, на Италию?

— Да…

— А доллары?

— Что — доллары?

— Как Нам их провезти?

— Я положу их под корсет: куплю его специально по такому случаю.

— Но ты в нем сразу растолстеешь. Будешь выглядеть как беременная.

— Дай бог каждой женщине родить двадцать четыре миллиона…

— Надо будет забрать и те десять, что лежат у меня на счету. Что-то у меня аппетит разгорелся… А потом… После Италии? Я там долго киснуть не собираюсь.

— Так в чем дело? Найдем самолет в Северную Африку… Там доберемся до Танжера… А после Танжера — весь мир у наших ног…

— Тем более что это край фальшивых паспортов…

Болтая без умолку, мы доехали до Кадьеса. На ближней его окраине красовался отличный мотель. Мы свернули к нему, и я поспешил запрятать нашу тачку в самый дальний угол подземного гаража. Потом снял в мотеле номер, назвав вымышленную фамилию. Я не хотел засыпаться, подойдя к цели так близко… Слишком уж красиво было то, что с нами происходило… Нам все-таки представилась возможность выполнить задуманное: то есть сначала зацапать желанный мешок, а потом уж навострить лыжи.

Переехав границу, я намеревался подарить родине Данте еще один труп. У меня уже было достаточно опыта, и я знал, что вдвоем с бабой далеко не уйдешь. К тому же Эрминия знала, кто я такой, и я не мог позволить ей увезти с собой такую тайну. Даже наши миллионы — и те не заставят ее держать язык за зубами. Рано или поздно наступает момент, когда самые крутые, самые умные, самые любящие и скрытные женщины роняют непростительную фразу.

Конечно, мне жаль было ее кончать после всего, что она для меня сделала. Но другого выхода у меня не было.

Мы вошли в обеденный зал заведения. Он был выполнен в старинном стиле, с огромным количеством меди и лакированной мебелью.

— Похоже, их фирменное блюдо — волчатина в укропе, — сказала Эрминия. — Ее и закажем.

В этот вечер мы жрали и делали все остальное с той ненасытностью, которую рождает у человека близкое соседство огромной денежной суммы…


* * * | Убийца (Выродок) | cледующая глава