home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



36

ВОСКРЕСЕНЬЕ

— Пожалуйста, не трогайте, — сказала госпожа Ангьяль и оттеснила от стола Эвелин, которая хотела собрать посуду после завтрака. — Идите в горы, все вместе! Адам, пожалуйста, сегодня отличная погода.

— Раньше мы туда часто ходили, — сказала Пепи, — там правда очень красиво.

Других идей ни у кого не было. И даже Михаэль и Катя, поначалу опять усевшиеся перед телевизором, пошли в свои комнаты, как послушные дети. Адам достал из чемодана полуботинки, которые не надевал с начала лета, и переобул сандалии.

Им пришлось немного подождать Пепи, искавшую свой рюкзак. Госпожа Ангьяль заварила чай и, несмотря на все протесты, намазала бутерброды.

Стояла такая тишина, что каждую машину и каждый мопед было слышно за километр. Изредка снизу доносились отдельные крики и плач детей. Порой вдалеке раздавались звуки, похожие на выстрелы.

— Бедные скворцы, — сказала Эвелин.

Когда зазвонили после воскресной службы, появилась Пепи с рюкзаком, который она не захотела дать нести ни Адаму, ни Михаэлю. Они спустились к дороге и повернули налево, на улицу Роман, как будто собирались идти на озеро. У часовни Святой Анны они еще раз свернули.

— Раньше я этого не замечал, — сказал Адам. Он остановился возле часовни.

— Чего? — спросил Михаэль.

— Ну, смотри! — Адам показал на дату над дверью. — Тысяча семьсот восемьдесят девятый! Встаньте-ка сюда. Давайте, а то у нас вообще еще ни одной фотографии. Миша и Эви — по краям, а вы вдвоем — в середину.

Они безропотно слушались указаний Адама. Он не торопился и несколько раз поменял диафрагму.

— Когда я скажу «вперед», начинайте двигаться, сделайте шаг вперед.

— Это еще зачем? — спросил Михаэль.

— Ты ему верь, это правда красивый эффект, — сказала Эвелин.

— Вперед! — сказал Адам и нажал на спуск. — Отлично. А теперь еще разок.

Все четверо снова выстроились под надписью «Anno Domini 1789».

— И — вперед! — воскликнул Адам. — Очень хорошо.

— А теперь — ты!

Эвелин взяла у него фотоаппарат.

— Катя — с края, ты — рядом с ней, — скомандовала она.

Адам отпрянул назад, случайно дотронувшись до руки Михаэля, которой тот уже успел обхватить Пепи за плечо. Он осторожно обнял Пепи за талию.

— Так не пойдет, — сказала Эвелин, — просто встаньте рядом.

— И — вперед! — скомандовал Адам.

Они еще раз сделали шаг вперед. Затем Пепи пошла первой по тропинке, которая петляла между дачными участками и виноградниками, поднимаясь к верхнему шоссе. Вскоре они свернули и пошли по указателю на дом Розы Сегеди.

— Этому дому уже точно больше двухсот лет, — сказала Пепи, когда они дошли до него.

Человек десять стояло в ожидании, когда на другой стороне улицы откроется веранда ресторана.

— Здесь мы посидим на обратном пути, — сказал Михаэль. — Должен же я вас хоть один раз в ресторан пригласить.

Дальше начинался лес. По каменистым тропкам они шли гуськом, Пепи с рюкзаком — впереди, за ней — Эвелин, позади всех — Михаэль.

Минут через пятнадцать подъем прекратился, тропинка здесь пролегала между верхними террасами виноградников.

— Они уже урожай собирают? — поинтересовался Михаэль.

До них доносились голоса и звук винограда, сыплющегося в пластмассовые ведра.

— Это цвайгельт, ранний сорт, — сказала Пепи.

Узнав Пепи, хозяин виноградника срезал несколько кисточек, и по одной, зажимая их между большим и указательным пальцами, начал протягивать через забор, где немцы уже подставляли ладони. Мелкого, сладкого винограда им хватило на весь оставшийся путь.

Стоял теплый, словно еще августовский день. По озеру и бухте, открывавшимся их взорам, курсировали яхты, на обочине дороги валялись перезрелые сливы, над которыми жужжали пчелы. Дойдя до узкой каменной лестницы, они поднялись наверх и присели отдохнуть на высеченной в скале скамье, дышавшей влажной прохладой. Когда они дошли до самого верха, осталось совсем недалеко до креста, каменного распятия 1857 года, с медным Иисусом, раскрашенным так, что в глаза бросались в первую очередь капли крови. Недалеко от этого места на земле около урны скопилась куча мусора.

Они сели на камни под крестом, в двух-трех метрах от края обрыва. Противоположный, южный берег Балатона был равнинным, если не считать двух холмов, видневшихся напротив. Солнце отражалось в воде, на которой тени от облаков вырисовывались ярче, чем на суше. Казалось, они совершенно не двигались. Виноградники под ними напоминали заштрихованную поверхность, по дыму угадывалось несколько костров. Почти на одном уровне с ними в воздухе завис жаворонок.

Термос с чаем пошел по кругу, Пепи раздавала завернутые в бумагу двойные бутерброды. Адам разложил мокрую от пота рубашку на теплом камне и сделал несколько фотографий.

— А внизу закажем сома на гриле с винным соусом и чесноком, — сказал Михаэль.

— Ты завтра уезжаешь? — спросила Катя.

Михаэль кивнул и положил себе в рот кусочек яблока.

— Я думала, ты нас подождешь.

— Я бы с удовольствием, но не получается.

— Они тебя обманули, они от нас просто отвязаться хотели.

— Вот увидишь, это не сказки.

— Я так больше не могу, — сказала Катя. — А ты не спрячешь меня у себя в багажнике?

— У него нет багажника.

— Тогда под пледами и сумками, так тоже получится. Они больше не проверяют. А даже если и проверят, они нас пропустят.

— Поверь, еще пару дней, и все.

— Но ты же ничем не рискуешь, — сказала Катя.

— И как ты себе это представляешь? Мне сказать, что я не заметил, как ты забралась ко мне в машину?

— Например.

— Вы не могли бы о чем-нибудь другом поговорить? — сказал Адам. — Лучше, чем здесь, вам все равно нигде не будет.

Он пошел вместе с Пепи наверх, к мемориальному кресту.

Раздался гудок, похожий на завывание сирены, а после показался приближавшийся к Бадачони поезд. Мерный стук колес замедлялся. Когда поезд остановился, с вокзала донеслись звуки громкоговорителя.

Адам провел рукой по подножию креста, на котором были выбиты или процарапаны имена и годы. Чем более ранним был год, тем тщательнее были сделаны надписи.

— Пепи, — сказал Адам и показал на одно имя, которое было выбито над двумя образующими полукруг лавровыми ветвями. — Габор Киш, тысяча восемьсот восемьдесят девять. А здесь — еще одна надпись восемьдесят девятого года, Йожеф Бодо. Мы могли бы попросить кого-нибудь выбить здесь наши имена, тогда через сто лет людям тоже будет чему подивиться.

— Да, — сказала Пепи и кивнула. — Для этого нам надо будет ночью прийти. Я знаю одного человека, который может сделать такую надпись.

— Хм-м, — протянул Адам и тоже кивнул.

Они пошли обратно к остальным, он снова надел рубашку.

Пепи повела их дальше, на возвышение, с которого открывался вид на островерхие холмы вдалеке, рассказала о римлянах, в честь которых названа улица Роман, и объяснила, что магматические породы хорошо подходят для виноделия. В остальном говорили мало. Михаэль то и дело клал Эвелин руку на плечо, но на все, что он говорил, она отвечала односложно, а тропинка все время принуждала их идти друг за другом. Пепи держалась рядом с Адамом. На последнем отрезке пути Эвелин шла между Катей и Пепи, мужчины же поспешили вперед в надежде занять столик на веранде.

После обеда они спустились вниз, к озеру, позагорали и выпили кофе. В воду пошла одна Катя. Она заплыла так далеко, что Пепи уже собиралась вызывать спасателей.

Вечером, около семи, они сидели за накрытым столом и ждали, когда выйдут старшие Ангьяли.

— Хороший день сегодня был, — сказала Эвелин.

Почти в тот же самый момент из дома послышались крики госпожи Ангьяль, она махала руками из-под пластмассовых полосок занавески, приглашая скорее зайти внутрь. Она была в блузке, которую для нее сшил Адам.

— Сюда, идите сюда!

Катя, Эвелин и Михаэль бросились к телевизору. Адам налил себе еще вина. Он встал, держа бокал в руке. Но вместо того чтобы зайти в дом, остановился около маленького вольера и начал рассматривать черепаху, улегшуюся в плоскую миску с водой.

— Адам, — сказала Пепи.

Из дома доносился голос госпожи Ангьяль, она переводила.

— Кажется, свершилось, — сказала Пепи.

Она тоже вздрогнула от испуга, когда Катя и Михаэль вдруг громко закричали.

— Что ты говоришь? — спросил Адам, поставил бокал обратно на стол и вытер мокрую руку о брюки.


35 НА БУКСИРЕ | Адам и Эвелин | 37 ИЛЛЮМИНАЦИЯ