home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11

ПОДОЗРЕНИЕ

Адам озяб. Ему уже пришлось предъявлять паспорт полиции, а несколько молодых людей, обосновавшихся рядом с ним, уже несколько раз предлагали ему попеть вместе с ними, один из них даже протягивал ему гитару.

Когда ушли и они, Адам встал, держа в каждой руке по бутылке пива, и хотел сходить за свитером к машине. Тут в свете автомобильных фар он увидел Михаэля, тот нес чемодан.

Адам пошел ему навстречу:

— Ну наконец-то.

— Где они? — Голос Михаэля звучал сухо, чуть ли не дрожал.

— Спят в машине. — Адам открыл вторую бутылку пива и протянул ему ее. — Несладко пришлось?

— Они меня до рубашки раздели.

— Те два ангелочка?

— Они даже в задницу мне смотрели.

— Такая уж у контрабандистов судьба, твое здоровье!

— Почему ты не подождал?

— Я подумал, лучше уж пусть хоть один доедет, чем вообще никто. Давай, за тебя.

Они чокнулись. Адам указал подбородком вниз, на площадь:

— Тут недалеко.

— Мы же договаривались, что ты подождешь!

— Тогда бы они до сих пор сейчас здесь сидели и думали, что ты попал в аварию или что тебя из-за сумки арестовали.

— Я почти до Пльзеня доехал.

— Как это тебя угораздило?

Михаэль поставил чемодан на землю и отхлебнул немного пива.

— Может, я понесу? — предложил Адам.

Симона, свернувшись калачиком, сидела впереди, рядом с водительским креслом. Эвелин лежала на заднем сиденье, положив одну руку на глаза, подтянув ноги, на животе у нее стояла открытая коробка с черепахой.

Михаэль постучал по капоту. Выпрыгивая, Симона стукнула дверью по соседней машине. Эвелин натянула юбку на колени, коробка с черепахой съехала к спинке сиденья. Михаэль вытянул в сторону руку с бутылкой, словно ожидая, что Адам возьмет ее у него, чуть присел и прижал к себе Симону.

— Все о’кей? — спросила она через какое-то время.

— Все о’кей, — сказал Михаэль.

Чтобы обнять Эвелин, Михаэлю нагибаться не пришлось, он поцеловал ее почти что в губы.

— Я так рада, что ты вернулся, — сказала Эвелин, — ты не сердишься на меня?

— За что?

— За то, что я дала тебе сумку?

Михаэль погладил Эвелин по волосам.

— У них наводка была, уж не знаю откуда, они мне такое устроили, — сказал он и поставил бутылку с пивом на бордюр. — Даже в бензобак фонариком светили.

— Не ухмыляйся, Адам, — предостерегла Симона, — это отвратительно.

— Они развинтили все, что можно. И взяли только старую газету, старую-престарую, за какой-то из последних годов, которая у меня в запаске была воткнута. А вы как?

— Ничего, нам только кучу глупых вопросов назадавали, — сказала Эвелин. — А в следующем купе к одной семье прицепились. Тем пришлось вынимать все вещи, все до единой.

— Вы знаете здесь какой-нибудь отель?

— Отель «Генрих»! — воскликнул Адам.

— Ну тогда пошли, — сказал Михаэль, подхватив заодно чемодан Эвелин, — andiamo!

Эвелин встряхнула свитер, который служил ей подушкой, набросила его себе на спину и под шеей связала рукава узлом.

— У Эльфриды кончилась вода, — сказала она, зажала палатку под мышкой, взяла сумку и чуть приподняла ее. — За это спасибо, — проговорила она, не глядя на Адама.

— Всегда пожалуйста, спокойной ночи, — ответил он и сделал жест рукой, словно пропуская ее вперед.

— Спокойной ночи, — сказала она, — счастливого пути.

Симона, которая ждала с рюкзаком за спиной, взяла сумку за одну ручку. Теперь они шли быстро, чтобы не слишком отставать от Михаэля. Сумка покачивалась между ними туда-сюда, словно приплясывая.

Адам посадил черепаху обратно в коробку и тайком двинулся следом.

На Вацлавской площади вся троица вдруг скрылась в дверях отеля «Ялта». Адам какое-то время подождал снаружи. Когда он вошел в фойе, там почти никого не было и чувствовалось приятное тепло. За спиной портье висели ключи, из некоторых ячеек высовывались паспорта.

— Dobr'y vecer, — сказал Адам. — Сколько стоит одноместный номер?

Портье улыбнулся:

— Восемьсот крон, сударь.

— За ночь?

Портье кивнул:

— Dekuji, спасибо, — сказал Адам и вышел.

Он поднялся наверх по Вацлавской площади и затем повернул налево, к вокзалу. В туалете у раковины брился и громко пел приземистый мужчина; черные волосы на его груди выбивались из-под майки, пряжка ремня была расстегнута. Адам присел на унитаз. Прислушался к мелодии, а потом к звукам, которые издавал мужчина, умываясь. Мужчина что-то прокричал, потом повторил это, он, кажется, ждал ответа; но вдруг начал петь — и, напевая, вышел из туалета.

Когда Адам подошел к раковине, там на краю лежало маленькое мыльце, запакованное, совершенно новое, специально для него.

Перед «вартбургом» по-прежнему стояла пивная бутылка Михаэля. Адам приподнял ее, словно желая проверить, осталось ли еще что-нибудь, и вылил пиво в водосток.

Он улегся на заднем сиденье, подтянув колени, и стал смотреть прямо на соломенную шляпу Эвелин, которая лежала за водительским креслом. Несмотря на усталость, он не мог уснуть. Его удивляло, что вокруг так шумно. У окон то и дело появлялись и заглядывали в салон чьи-то лица, привлеченные «олдтаймером» — как выразился один из любопытствующих. Каждый раз они в испуге отшатывались, как только замечали его.

Утром он проснулся от удара. Он сел. От площади отъезжала поливальная машина, начинался час пик.

Дверь гостиницы была открыта. Но вместо вчерашнего портье на рецепции сидела молодая женщина со светлыми, похожими на солому волосами, которая лишь мельком взглянула на него и не ответила на приветствие.

Он сел в одно из бесформенных кресел, стоявших в фойе. Когда блондинка стала с возмущением говорить ему что-то по-чешски, он сказал: «Я жду одного человека», — и положил ногу на ногу. Лишь когда открывались двери лифта или когда кто-нибудь, позавтракав, выходил из ресторана, он поднимал голову. Пахло кофе. Он понаблюдал за тем, как женщина поливает цветы в кадках рядом с рецепцией и отщипывает своими длинными белыми ногтями сухие листья.

Адама разбудила костлявая рука на его плече.

— Я жду Эвелин Шуман, свою жену, — сказал он.

Он услышал, как официант произносит имя Эвелин, но блондинка за стойкой отрицательно покачала головой. Адам подошел к ней и спросил Михаэля. «Михаэль, Михаэль», — повторил он. В конце концов блондинка повернула к нему большую книгу, лежавшую на стойке, и показала на графу, в которой запись «1+2» была перечеркнута двумя красными диагональными линиями.

— Они выехали, — сказал официант. — Вам надо поискать их в другом месте.

Адам посмотрел на него. Официант постоял молча и в конце концов пожал плечами.

— Ну что ж, тогда поищу в другом месте, — сказал Адам и на прощание крепко стиснул ему руку.


10 ПРОПУСКАЮТ ОДНОГО | Адам и Эвелин | 12 НОВАЯ ЖЕНЩИНА