home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава — 3

По прибытии на пересыльную базу сержант Кофф сдал кристаллы с данными на нашу команду грузному седому офицеру и отбыл в неизвестном направлении. Возможно, отправился за следующей партией новобранцев. Во всяком случае, я больше с ним никогда не встречался. Подозреваю, что и остальные тоже больше никогда не встречались ни с сержантом Коффом, ни со сданными ему на хранение ценными вещами.

Пересыльная база представляла собой исполинскую станцию, находящуюся на орбите газового гиганта — седьмой планеты желтого карлика с длинным незапоминающимся номером в качестве названия. Сюда свозили для распределения по частям, как новобранцев, так и солдат, прошедших учебные центры.

Офицер сопроводил нас в помещение, где уже находилось более сотни таких же новобранцев. Смешавшись с остальными, мы заняли свободные пластиковые сиденья, закрепленные рядами на протянутых от стены к стене металлических трубах. Перед нами за несколькими столами сидели офицеры, изучающие что-то, вероятно данные на собравшихся новобранцев, с обычных мониторов, не дающих возможность видеть информацию другим.

Я принялся изучать надписи, выцарапанные на спинке пластикового сиденья передо мной. Здесь были чьи-то имена, названия неизвестных мне миров и призывы послать всех куда угодно. Возникло желание нацарапать что-нибудь самому — вдруг через неделю на этом месте будет сидеть кто-нибудь из моих друзей? Вот был бы для него сюрприз. Однако ничего подходяще острого с собой не оказалось, а обращаться к дремлющим соседям не хотелось.

Под негромкий монотонный гул голосов собравшихся я и сам начал клевать носом.

— Новобранец Миока! — раздался вдруг громкий голос, усиленный объемным микрофоном.

Недалеко от меня поднялся невысокий чернявый парень и, сбитый с толку объемным звучанием, начал озираться по сторонам.

— Чего крутишь головой? Выходи за предписанием! — снова прозвучало отовсюду, и один из сидевших за столами офицеров поднял руку, привлекая внимание новобранца.

Следом начали вызывать и других. Ребят собирали группами по двадцать-тридцать человек и уводили в сопровождении вызывавшего их офицера.

— Новобранец Новиков! — раздалось, когда помещение опустело более чем наполовину.

Я присоединился к группе, собравшейся у стола, за которым сидел крепыш лет сорока, одетый в серый камуфляж без знаков различия.

— Новобранец Уиллис! — прокричал офицер в микрофон после того, как окинул меня оценивающим взглядом.

Сол прошел к столу со своим обычным высокомерным выражением на лице, будто и не было двух суток заключения в гальюне. Собственно кроме меня в новой команде не было свидетелей его позора. А ко мне он изначально относился с высокомерным презрением. Ну да, если нам и дальше предстоит служить вместе, то жизнь, как говорится, рассудит, кто какого отношения достоин.

— Судя по этим данным, — кивнул на монитор крепыш, когда вызвал последнего новобранца, — все вы имеете отношение к робототехнике. Это верно?

— Да. Верно, — ответил нестройный хор голосов.

— Почему молчишь, новобранец? — уставился на меня пронизывающим взглядом глубоко посаженных глаз офицер.

— Я работал на заводе промышленных роботов…

— Это и требуется, — перебивает он, не дав уточнить, что работал я всего лишь упаковщиком.

С новым сопровождающим наша команда грузится на внутрисистемный транспорт. Сутки полета к нужной планете проходят в относительно комфортных условиях. Кресла в салоне хоть и из жесткого пластика, но все же в них можно расслабиться, откинувшись на спинку. В туалете три отдельных кабинки, и три УФ стерилизатора для рук.

Прибыв в местный космопорт, мы сразу же пересели в шаттл. В этом корабле, в отличие от того, в котором нас везли из мобилизационного пункта, иллюминаторы не были задраены, и я впервые в жизни увидел открытый космос. Однако полюбоваться бездонной чернотой, усеянной мириадами звезд, не получилось, ибо шаттл, отстыковавшись, развернулся так, что доступный мне иллюминатор заслонила планета, к которой мы направлялись.

После выгрузки на планете, нас, не дав осмотреться, погнали к огромному геликоптеру. До сих пор машины, летающие не с помощью антигравитационных двигателей, я видел только на экранах мониторов или на галопроекциях. Другие новобранцы, похоже, тоже видели такого монстра впервые, ибо, так же как и я, втянули головы в плечи, когда огромные лопасти с оглушительным грохотом начали рассекать воздух над нашими головами.

В чреве геликоптера не было иллюминаторов, и создавалось такое впечатление, будто какой-то великан небрежно тащит нас в грохочущей металлической коробке.

Наконец прибыли на место. Оглушенные мы вышли из ужасной машины на бетонный плац, и монстр, сразу поднявшись в небо, скрылся за высокими, поросшими лесом холмами, называемыми, как я узнал позже, сопками.

Я стоял и во все глаза смотрел на раскинувшееся передо мной море леса. Проведя всю жизнь в промышленном центре, видел деревья только во время редких посещений элитных кварталов. Здесь же, куда н брось взгляд, простирались бескрайние заросли, покрывающие склоны и вершины сопок.

От созерцания зеленых просторов оторвал властный окрик сержанта. Нас построили в колонну по три и повели мимо двух трехэтажных зданий, стоящих вдоль плаца. Это были казармы, в которых нам предстояло провести ближайшие полгода. За ними располагалось несколько одноэтажных построек, у крыльца одного из которых мы и остановились.

— По трое подходим и садимся! — сопровождающий указал на три табуретки у поребрика, возле которых стояло по солдату. Лица у этих солдат были скучающе-равнодушные, в руках они держали какие-то предметы, оказавшиеся машинками для стрижки.

Не прошло и получаса, как мы лишились своих шевелюр и, находясь в некой прострации, трогали и приглаживали ладошками головы, непривычно ощущая короткий щетинистый ежик волос.

— Снимаем все свое блохастое тряпье, сбрасываем в одну кучу и бегом в баню! — скомандовал сержант, указывая на двери помещения. Видя нашу нерешительность, он отцепил от пояса гибкую резиновую дубинку и, крутанув ее в руке так, что послышался свист рассекаемого воздуха, — Двигайтесь быстрее, сонные ягуанты, пока не отведали сержантского стимула!

Внушение подействовало, и мы быстро разделись и, ежась от прохладного ветерка, один за одним просочились в двери бани. Пройдя через первое помещение с вешалками и деревянными скамейками, оказались в помывочной. Здесь стояли ряды лавок из какого-то белого камня. На лавках лежали перевернутые вверх дном металлические тазики, а из стен торчали бронзовые краны.

В дальнем конце помывочной распахнулась дверь, и из нее в клубах пара выскочили два голых человека. Кожа у обоих была красной, будто обваренной кипятком, однако лица просто лучились блаженством.

— Ух, хорошо попарились, — произнес один, держащий в руках пучок веток с зеленой листвой, и, увидев столпившихся в нерешительности новобранцев, обрадовано крикнул: — О! Свежее мясо прибыло! А ну, расступись, ягуанты сопливые!

Хлесткими ударами гибких веток он заставил нас освободить дорогу.

Как только эти двое вышли, вошел сержант, сопровождавший нас от плаца. Без одежды он выглядел менее внушительно, и лично я узнал его лишь по рыжему ежику волос на голове.

Подойдя к каменной лавке, сержант взял какой-то коричневый брусок, лежавший на тазике и, продемонстрировав его нам, произнес:

— Это солдатское мыло. Солдату оно заменяет ионный душ и УФ стерилизатор, — далее он взял какую-то пористую тряпку, — Это мочалка. Теперь смотрите и запоминайте, как все это работает. Берем тазик, наполняем из этого крана горячую воду, разбавляем холодной из этого…

Когда мы чистые, но ошарашенные таким варварским способом помывки, вышли в первое помещение, то увидели разложенную на лавках форму, поверх которой лежали пластиковые таблички с именем каждого призывника, ниже которого указывались размеры одежды, головного убора и обуви. Тут же стояли и высокие ботинки.

Облачаясь в новую форму, мы продолжали обсуждать мытье в бане.

— Не переживайте, новобранцы, — неожиданно раздался голос сержанта. Оказывается, он тоже одевался среди нас, — В ближайшие полгода в эту баню вы больше не попадете.

— В эту? — переспросил Уиллис, с подозрением прищурив глаза, — В какую же попадем? Или будем мыться из луж?

— Ты практически угадал, новобранец, — сержант щелкнул застежками на ботинках и притопнул сперва одной, потом второй ногой, проверяя, ладно ли сидит обувь, — Вы попали служить в звездную пехоту. А это значит, что в отличие от матросов Космофлота, ваша служба будет проходить в джунглях, горах, пустынях и болотах. Потому, наряду с освоением военной техники, вас будут учить оставаться людьми при отсутствии благ цивилизации.

— А кушать нам сегодня дадут? — поинтересовался выделяющийся среди всех самым высоким ростом призывник.

— А вот это будет зависеть от вашей расторопности. Если вас успеют распределить по ротам до обеда, то, соответственно, пообедаете. Если нет, то придется терпеть до ужина, пояснил сержант и, направляясь к дверям, добавил: — Так что быстрей осваивайте застежки на ботинках и выходите на улицу строиться.

— После такой помывки на обед нам должны подать сырое мясо, — зловеще предрек Уиллис.

Далее нас отвели к зданию, над которым развевался флаг Конфедерации. Синяя табличка у высоких двухстворчатых дверей гласила, что здесь находится штаб части.

Вскоре на крыльцо вышел офицер и, глядя в планшет, начал выкрикивать фамилии. Назвав несколько человек, он передавал документы одному из ожидающих здесь же сержантов, и тот уводил новобранцев.

Дошла очередь и до меня. Вместе со мной были вызваны Сол Уиллис и тот длинный парень, которому не терпелось покушать.

— Подождешь меня у казармы, — бросил сержанту, которому офицер отдал наши документы здоровенный светловолосый парень, ожидающий своей очереди за пополнением.

Ждать пришлось недолго. Через несколько минут он подошел и, приказав своим новобранцам ждать его в расположении на первом этаже, неожиданно обратился ко мне на русском языке:

— Ты, судя по имени, русский?

— Русский, — киваю в ответ.

— Скажешь Тору, чтобы вечером прислал этого новобранца ко мне, — бросил здоровяк сопровождающему нас сержанту и, не дожидаясь ответа, скрылся в дверях казармы.

Мы проследовали ко второму подъезду и поднялись в расположение на втором этаже.

Тор — медведеподобный брюнет, мастер-сержант пятой роты — скептически осмотрел нас и, выглянув из каптерки, крикнул:

— Юрай!

Через некоторое время в помещение неспешно вошел капрал, среднего роста, со скуластым лицом и слегка раскосыми глазами. Окинув нас не менее скептическим взглядом, поинтересовался у мастер-сержанта:

— Мои, что ли?

Тот лишь кивнул и махнул рукой, мол, можете все проваливать.

— Бужа сказал, чтобы ты вот этого вечером прислал к нему, — вспомнил вдруг приведший нас сержант и указал на меня.

— Не понял? — оторвал взгляд от планшета Тор и вопросительно уставился на меня.

Я в ответ только пожал плечами.

Громила перевел взгляд на сержанта. Тот сперва тоже пожал плечами, но потом предположил:

— Вроде, этот новобранец тоже русский.

— Русский? — и опять громила уставился на меня.

— Так точно, сэр, русский.

— Два русских в одном полку — это к суровой зиме, — сообщил мастер-сержант и, переведя взгляд на Юрайя, поинтересовался: — Или к дождливому лету?

— Не знаю, — пожал плечами тот, — Я в русских не разбираюсь.

— Да? Ну теперь в твоем отделении будет экземпляр для изучения. Только сильно с изучением не переусердствуй, а то Бужа ноги за соотечественника повыдергивает, и ты без своих кроссов помрешь со скуки. И, кстати, веди взвод на обед.

Через пять минут мы, присоединившись к прибывшим ранее новобранцам, под командой капрала Юрайя отправились в столовую.

Вопреки предположению Сола, сырого мяса на столах не было. Но, лучше бы было сырое мясо…

— Команды садиться не было! — гаркнул Юрай, когда новобранцы начали рассаживаться на длинных лавках.

Поднявшись, мы с подозрением присматривались и принюхивались к солдатской пище.

Каждый стол был сервирован пластиковой посудой на десять человек — глубокие миски, ложки и кружки. Посередине стояли две большие пластиковые кастрюли, в одной из которых плавали какие-то непонятные кусочки, в другой находилось нечто белое. Рядом стояла миска, наполненная жирной жижей, из которой торчали неаппетитные клочки волос. Особый интерес вызвала закрытая кастрюля с носиком, которая, как выяснилось впоследствие, называлась чайником. В тот первый раз этот чайник, презрительно задравший свой изогнутый нос, выглядел как-то зловеще. Тогда же впервые я увидел солдатский сахар — десять белых кубиков в маленькой чашке. Привычно здесь выглядели только ломтики хлеба, разложенные по два кусочка.

— Ты, — капрал ткнул пальцем в длинного.

— Новобранец Логрэй, сэр! — вытянулся тот.

— Приступить к раздаче пищи! Чего вылупился? Бери разводягу — вот этот ковшик — и раскладывай первое блюдо по мискам, — Юрай кивнул на кастрюлю с непонятной коричневой бурдой, после чего ткнул пальцем в волосатую миску, — Мясо каждый берет сам по одному куску.

— Ого, — пробормотал Логрэй, — разливая варево, — это же натуральные продукты.

— С чего ты взял? — недоверчиво смотрю на исходящие паром полупрозрачные кусочки зеленых и желтовато-серых оттенков, плавающие в мутной жиже, которую тот налил в стоящую передо мной миску.

— Я с Литы, — слышу в ответ.

— Сесть! Приступить к приему пищи! — командует капрал, продолжая неспешно прохаживаться вдоль трех занятых нами столов.

Сев, с прежним подозрением помешиваю ложкой горячее варево. Решившись, набираю одной жижи и, подув, втягиваю в рот. Вкус соленовато-кислый. Подцепляю желтоватый комочек — по вкусу напоминает картофельное пюре.

В это время длинный новобранец тянется к миске с так называемым мясом и, ухватив двумя пальцами за пучок волос, достает один кусочек. На волосах, словно отрубленная голова, висит нечто слизистое и полупрозрачное.

— О, да это ж вареное сало, — сообщает парень с некоторым даже восторгом в голосе и, смачно обсосав, сгрызает это самое сало. Прилипшие к пальцам волосы обтирает о край миски и, прожевав, добавляет: — Просто свинью почему-то не опалили.

Я непроизвольно передергиваю плечами и понимаю, что больше не смогу засунуть в глотку ни единого кусочка. Сидящий рядом с Логрэйем парень зеленеет лицом. Рядом со мной сдерживает рвотный позыв побледневший Уиллис.

Однако половина новобранцев уплетали ужасные блюда с таким же невозмутимым видом, как и Логрэй. Справившись с первым, потянулись за вторым. Опустив ковшик в белое варево, длинный заявил:

— А это гречка.

— Что-то непохоже на гречку, — вытянув шею, заглянул в кастрюлю розовощекий крепыш.

— Да то просто сверху червячки белые плавают. А гречка самая обычная.

— Ого, сколько червей! Эй, чего ты мне одних червей навалил? Ты их хоть половником разгоняй.

За соседним столом кого-то громко вырвало.

— Закончить прием пищи! Встать! Выйти из столовой!

Мы, кто с облегчением, а кто и с явным сожалением, потянулись к выходу.

— Разрешите обратиться, господин капрал? — подошел Сол к Юрайю, когда тот вышел вслед за нами.

— Обращайтесь, новобранец.

— Неужели в армии нет нормальных синтезаторов пищи, что мы должны питаться таким дерьмом, сэр?

— Вы с какой планеты, новобранец?

— С Кинга, сэр.

— Тогда все ясно. Дерьмо, новобранец, это то, чем вас кормят на ваших промышленных планетах. А здесь, — капрал указал на двери столовой, — как правильно отметил новобранец… э…

— Новобранец Логрэй, сэр, — ответил на взгляд Юрайя длинный.

— Здесь, как правильно отметил новобранец Логрэй, только натуральные продукты. Ну а если попадается что-то не первой свежести, так вашим же желудкам меньше работы. Но дело даже не в этом…

Капрал прошелся перед нами, вероятно подбирая слова, и продолжил:

— Вам предстоит служить в звездной пехоте. Пусть для большинства служба закончится уже через полгода, и вы вернетесь на свои планеты, так и не увидев ничего, кроме этих сопок, но все же… Но все же из вас здесь постараются сделать настоящих пехотинцев, способных выжить в любых условиях. И если кто-то из вас думает, что при десантировании в джунгли какой-нибудь богом забытой планеты вместе с вами будут сбрасывать синтезаторы пищи, то заранее посмейтесь над этой глупостью. С собой у пехотинца будет лишь паек на семь суток. И то, при условии, что первую неделю он проведет в своем БПРе. В дальнейшем может случиться так, что пехотинец должен будет сам обеспечить себя пропитанием, ловя, срывая и выкапывая все мало-мальски пригодное для пищи. И тогда небритое сало свиньи покажется изысканнейшим деликатесом.

Капрал замолчал, и снова задал вопрос Уиллис:

— Извините, сэр, стоит ли из сказанного сделать вывод, что нас все полгода будут кормить подобным? — Сол указал взглядом на дверь в столовую.

Конечно же не стоит, новобранец, — скуластое лицо Юрайя расплылось в улыбке, и он кивнул на поросшие лесом сопки, — В лесу достаточно съедобных растений, много мышиных кладовых, да и зверья всякого хватает. А змеи тут и вообще на каждом шагу встречаются. Вы когда-нибудь ели мясо змеи, новобранец?

— Я ел, — ответил за Уиллиса розовощекий крепыш и, сглотнув, добавил: — Вкусное.

После столовой взвод вернулся в казарму, и вторая половина дня пролетела в непривычной суете.

Многое из того, что в привычной жизни выполняется автоматами, здесь предстояло делать собственными руками.

— Это для чего? — с удивлением достал из личной ячейки катушку серых ниток мой сосед по койкам, тот розовощекий крепыш Борк, который ел змей.

— Объясняю, — подошел к нему командир второго отделения капрал Шевел и, взяв катушку, поднял ее над головой, — Новобранцы! Каждый из вас уже обнаружил в личной ячейке вот такой моток ниток и воткнутую в него металлическую иглу. Может, у кого-нибудь возникли предположения, каким образом используются эти предметы?

Ответом было дружное молчание. Лично я честно пытался представить, что можно сделать с этими вещами, но в голове не возникло ни единой версии.

— Объясняю, — снова повторил капрал и потряс в воздухе катушкой, — Нитки и иголка являются универсальным средством для сшивания чего угодно, начиная от порванного комбинезона, и заканчивая вашей нежной кожицей, распоротой клинком врага или клыком зверя.

— Какого зверя? — недоуменно воззрился на капрала Логрэй.

— Без разницы, новобранец, — ответил тот, — На способ накладывания швов этот момент не влияет. Различаться будет лишь способ предварительной обработки раны. Но этому вас будет обучать санинструктор. Я же в дальнейшем научу, как зашивать порванное обмундирование.

— А не проще получить новое? — на этот раз поинтересовался Сол.

— Проще, — согласился Шевел, — Но где вы его возьмете, оказавшись посреди дремучих джунглей на вражеской планете?

— А если просто склеить? — последовал вопрос от Борка, продолжающего крутить в пальцах катушку с нитками.

— Можно и склеить, — в очередной раз согласился капрал, — Тюбики с универсальным клеем так же лежат в ваших ячейках. Однако склеенный шов получается жестким, что не всегда удобно. К тому же, единожды вскрытый тюбик долго не хранится — клей быстро высыхает. Потому пользоваться им следует лишь в крайних случаях, когда нет времени на шитье.

Следующим шокировавшим предметом оказалась механическая бритва на пружинном заводе, используемая вместо геля для удаления волос. Примерно такими же, только несколько более крупными, жужжащими штуками нас стригли перед баней.

Единственным более-менее привычным предметом из личной ячейки оказалась зубная щетка. Ими еще пользовались и в цивилизованном мире. Хотя чаще предпочитали наносить силиконовую пасту или полоскать рот различными ароматизирующими жидкостями.

После того, как капрал показал, как правильно заправлять койку, пояснив, что в дальнейшем мы займемся этим моментом более обстоятельно, нас отвели в комнату досуга, где заставили зубрить текст Присяги, которую предстояло принимать через сутки.

На ужин было нечто, что представитель аграрной планеты новобранец Логрэй назвал прошлогодней картошкой и подгнившей тушеной капустой. Принюхавшись к подозрительному месиву, я решил не рисковать. Однако желудок требовательно проурчал, заставляя меня съесть хотя бы хлеб и выпить некий напиток, называемый киселем, которого каждому досталось по пол кружки.

Сол последовал моему примеру — все-таки он почти не ел уже более трех суток.


Глава — 2 | Обреченный взвод [СИ] | * * *