home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава — 11

Открыв глаза, мастер сержант несколько секунд смотрел на протянутый ему стебель с напитком, будто не понимая, что от него требуется, но все же взял сосуд.

— Знаю я не так уж и много, — произнес он, утолив жажду, — но кое о чем догадываюсь. Например, о том, что всех вас, тех, кто прибыл в составе взвода на эту планету, кто-то заказал.

— Это как? — Геркулес вопросительно поднял свободную от бинта бровь.

— Кто-то на твоей родине, солдат, очень не желает твоего возвращения. И, судя по всему, отвалил за это немалые деньги. То же касается и тебя, и тебя, — Ратт поочередно ткнул черенком в меня и Сола, после чего, не обращая внимания на вытекающую влагу, указал им в сторону джунглей, — и всех тех, кто остался там.

— Да кому я могу помешать? — Геркулес даже вскочил на ноги от возмущения.

— Ну, это тебе лучше знать, — пожал плечами мастер-сержант.

Я хотел поддержать возмущение Сегуры и потребовать, чтобы Ратт не забивал нам головы нелепыми бреднями, а рассказал правду, но в памяти вдруг всплыло дебильно улыбающаяся физиономия Адиля, высокомерный взгляд заплывших глазок его матери и недоумения сержанта Бужина по поводу некоторых нюансов моего попадания на службу в армию Конфедерации. Неужели…

Повернулся к Уиллису, желая узнать его мнение. Но тот словно застыл, вонзив взгляд в песок. И без того узкие вертикальные зрачки его желтых глаз превратились в едва заметные ниточки. Похоже, и ему было кого подозревать. Неужели это его родной братец, о котором он мне как-то рассказывал?

Но не может быть, чтобы у каждого из тридцати одного человека, попавшего в этот взвод, была подобная история…

И словно в ответ на мои мысли в голове всплыл рассказ Халиля Фаттахова, и упоминание о его дяде, который не остался с остальными мужчинами рода защищать родную планету и всячески пытался подмять под себя главенство, которое должно было перейти от деда Халилю.

— Не может быть! — снова заявил Геркулес. — Не было у меня врагов, и не могло быть!

— Это только догадки, — очнулся от раздумий Сол. — Расскажи о том, что знаешь точно.

— Не желаете верить — не надо, — Ратт снова откинулся на ствол пальмы, будто решил закончить разговор. Я уже готов был возмущенно потребовать продолжения объяснений, когда он заговорил: — Когда-то Хатсон поймал меня на одном нехорошем деле. Тогда заканчивался мой второй контракт, и я, пользуясь случаем, попытался улучшить собственное материальное положение за счет армейских складов. Думал убраться в какой-нибудь глухой уголок Галактики и зажить тихой обеспеченной гражданской жизнью. Жениться, завести кучу детишек…

— Ратт, нас твои мечты интересуют меньше всего, — опередил мое восклицание Сол. — Кто такой Хатсон, и какое отношение он имеет к нам?

— Прямое. Он тогда замял дело, но посадил меня на надежный крючок, с которого не было шансов сорваться. Пришлось пойти на новый контракт и выполнять различные задания по всем пограничным окраинам. В конце концов, я попал на эту фиолетовую планету седьмого класса и задержался здесь почти на два года. Очередной контракт подходил к концу, Хатсон не появлялся, и я уже начал надеяться, что он забыл про меня.

— Ты провел здесь целых два года? — удивился Геркулес.

— Не непосредственно на планете, конечно. Сюда приходилось проникать только для выполнения определенных задач, — заметив наши взгляды, Ратт усмехнулся: — Нет, не таких, как это. До сих пор мы работали только вдвоем с Робертом. Он, кстати, ничего не знал о том, что весь взвод должен был быть уничтожен.

— Ты про лейтенанта Хилла? — уточнил я, и когда Ратт подтвердил, задал следующий вопрос: — Если он не был посвящен, значит должен был быть уничтожен вместе с нами?

— Подожди, Олег, — перебил меня Сол. — Пусть расскажет все по порядку.

— Я уже считал недели до окончания контракта, когда появился Хатсон, — продолжил мастер-сержант. — Теперь, вместо одного капитанского погона, на его плечах красовалась пара майорских. Меня он будто бы не узнавал, и всякий раз при встрече проходил мимо, машинально отвечая на воинское приветствие. Меня это более чем устраивало. Я не желал знать, за какими делами он появился на базе, и надеялся, что меня они не коснутся. Мои надежды, как вы вероятно уже догадались, не сбылись. Но сперва я вздохнул с облегчением, когда майор все же покинул базу. Настораживало лишь то, что он прихватил с собой Роберта.

Ратт заглянул в пустой черенок листа сахты, отшвырнул его в сторону и продолжил:

— Роберт прибыл с вашей командой. Когда вы находились в регенерационном блоке, я встретился с Хатсоном. На этот раз он не прошел мимо, а позвал меня для приватного разговора. В общем, моей задачей было проследить, чтобы ни один из вас не вышел к месту эвакуации. И не надо на меня так смотреть. Я такой же, как и вы солдат, и так же, как вы обязан выполнять приказы. А это был приказ. Кроме того, вы, по идее, и так были обречены.

— Почему? — хмуро спросил Геркулес.

— Да кто вы такие были, когда прибыли сюда? Желторотые юнцы, прошедшие полугодовое начальное обучение, никаким образом не связанное ни с разведкой, ни с освоением, ни с диверсионной работой, ни с другими профессиями, увеличивающими шансы на выживание в чужом враждебном мире. Честно говоря, я и согласился-то на это задание отчасти потому, что без моего участия результат был бы тот же, только погиб бы взвод гораздо быстрее. А ведь основной задачей было не ваше уничтожение, а вполне конкретная задача командования по отвлечению на себя сил аборигенов. Так что, исходя из этого можно сказать, что моим заданием как раз было как можно более дольше сохранять ваши жизни.

— Так может, нам еще и спасибо тебе сказать? — невесело усмехнулся Сол.

— Не обязательно. Но конкретно вы трое могли бы испытывать хоть какое-то чувство благодарности. Я даже не говорю про пандановый лес, ибо смерть от яда краба гораздо предпочтительней, чем под пытками весьма изобретательных на это дело аборигенов, очень, надо сказать, злых на вас, за уничтожение той группы, что поджидала вас в засаде.

— Не ты ли организовал ту засаду? — спросил я мастер-сержанта, желая подтвердить свои подозрения. — Ведь тогда мы уже выполнили свою задачу.

— Я выполнял приказ, — тупо ответил тот.

— Что в тот раз произошло с тобой?

— Точно сказать не могу, ибо очнулся только тогда, когда вы меня волокли. Но предполагаю, что врезался головой в ствол дерева, когда нырнул за спины аборигенов, увидев, как Логрэй активировал запал гранаты.

— Знали бы, там бы тебя и добили, — зло вырвалось у меня.

— Значит, благодари судьбу, Новиков, за то, что не знали. Не спаси вы тогда меня…

— Что нам ждать от тех, кто прибудет за нами? — прервал Ратта новым вопросом Уиллис.

— Ничего, кроме спасения. Это обычные десантники, ни в коем случае не посвященные в планы майора. Иначе он не отослал бы их, увидев, что я привел вас к месту эвакуации.

— Кто кроме майора может быть в курсе планов по нашему уничтожению? И что ты еще об этом знаешь?

— Когда я заявил, что на этом деле можно очень сильно поджарить собственную задницу, майор намекнул, что задание исходит от одного из высоких чинов из штаба армии. Так что за надежное прикрытие можно не волноваться. Как я понимаю, Хатсон получил задание непосредственно от этой высокой персоны и никого кроме меня в него не посвящал, — пояснил Ратт.

— Если нас заказали, то что предпримет человек из штаба, узнав о том, что кто-то выжил? — последовал очередной вопрос от Сола.

В ответ мастер-сержант сперва развел руками, но после нескольких мгновений раздумья, сказал:

— Если ты догадываешься о том, кто заплатил за твое уничтожение, то постарайся добраться до него раньше, чем он успеет предъявить претензии организатору.

На этот раз пауза затянулась надолго.

Геркулес подложил под голову пустой подсумок, смежил веки и умиротворенно засопел. Вот ведь поистине железный человек…

И снова я вспомнил о своих сомнениях и нарушил молчание:

— Ратт, что стало с тем парнем, который отказался идти дальше на вторые сутки после высадки на планету? После того, что мы узнали, я сильно сомневаюсь, что его действительно забрал эвакуатор.

Мастер-сержант бросил на меня злой взгляд и, подтверждая мои подозрения, повторил тупое оправдание:

— Я выполнял приказ. Да! Я выполнял приказ! Ведь не возникло же у тебя, Новиков, никаких вопросов, когда я пристрелил Кашински? Почему же ты собираешься вменить мне в вину Байера? Паникеров стреляли во все времена, и я пристрелил бы этих двоих независимо от полученной от Хатсона задачи. Понятно тебе, Новиков?

— Ладно, — вмешался Сол. — Последний вопрос. Скажи, Ратт, как на самом деле ты уладил конфликт с аборигенами, когда тот крылатый монстр отложил яйца в голове Норриса?

— Ты же сам догадался, Уиллис. Они откопали его тело, как только мы ушли.

— Я так и думал, — кивнул Сол и, подняв автомат, выстрелил в голову мастер-сержанта.

Откинутая пулей голова Ратта с глухим стуком ударилась о ствол пальмы, после чего безвольно опустилась на грудь. Туловище сперва наклонилось вперед, почти сложившись вдвое, потом завалилось на бок.

Разбуженный выстрелом Геркулес подскочил, поведя вокруг стволом ПТЛМа, но никого не увидев и обратив внимание на наше бездействие, непонимающе уставился на труп бывшего командира. Смотрел на него долгую минуту, после чего перевел взгляд сперва на Сола, потом на меня.

— Зачем вы так? — произнес он каким-то бесцветным голосом. — Он же мне голову перевязывал. И тебя, Олег, нес через лес с крабами.

От слов этого добродушного парня на меня вдруг нахлынуло чувство вины, будто это я застрелил мастер-сержанта. Впрочем, не знаю, решился бы я выстрелить, или нет, но сильное желание присутствовало, и когда Уиллис выстрелил, то мною это было воспринято как должное.

— Если бы Логрэй не подорвал себя вместе с ним и аборигенами, то Ратт расстрелял бы нас в спины и сейчас уже спокойно пил кофе на базе, обсуждая с майором Хатсоном окончание своего контракта, — жестко заявил Сол, поднимаясь. — Своим спасением мы обязаны в первую очередь Алексу, во вторую — тебе, Геркулес. Не завали ты майора…

Уиллис замолчал, посчитав не нужным продолжать фразу, и подошел к трупу.

— Надо бы оттащить его подальше в лес, и обсудить, что будем говорить тем, кто явится за нами.

— Я сам похороню мастер-сержанта, — Сегура повесил пулемет на плечо, подхватил тело Ратта под мышки и, пятясь задом, поволок его в заросли.

Мы молча смотрели ему в след, пока он не скрылся за подлеском. Не было никакого желания о чем-либо говорить и что-то обсуждать. Несмотря на завершение ужасного пути и близкое спасение, в душе не было никаких положительных эмоций, лишь царила сумрачная беспросветная пустота.

Так мы и просидели, не проронив ни слова, не менее часа.

Вернулся Сегура, принеся еще два черенка сахты, и тоже молча уселся в тени пальмы.

Когда я под убаюкивающий дуэт прибоя и шелестящих на легком ветерке пальмовых листьев уже начал проваливаться в дрему, Геркулес, глядя на то место, где недавно сидел Ратт, нарушил молчание:

— Надо засыпать кровь. И, наверное, лучше вообще отойти подальше.

— Да, ты прав, — согласился Сол. — Хоть и вряд ли те, кто прибудет за нами, будут обследовать окрестности, но лучше подстраховаться.

Срубив лопаткой окровавленные волокна со ствола пальмы и засыпав песком кровавые следы, мы, прихватив продолжающий мигать маяк, перешли на полторы сотни шагов вдоль берега, держась омываемого волнами песка. По ходу условились, что будем говорить, будто майора и мастер-сержанта убили неожиданно напавшие аборигены. Все остальное можно рассказывать как есть, скрывая, разве что, свою осведомленность об истинной роли двух вышеупомянутых персонажей.

Большой военный катер с пушкой на носу и крупнокалиберным пулеметом на рубке появился только когда местное светило начало скрываться за макушками деревьев, добавив в свои фиолетовые лучи красно-желтые оттенки.

Как только под металлическим носом судна заскрежетал прибрежный песок, с бортов посыпались рослые вооруженные до зубов парни.

Вглядываясь в их фиолетовые лица, я гнал мысль о том, что это могут быть не прошедшие регенерационные камеры десантники, а самые настоящие аборигены. Но нет, судя по тому, как точно катер шел на нас, ориентировались они по маяку, а значит, это все же те, кого мы ждали. Если только Ратт сказал правду…

Мы поднялись и вышли навстречу. Высадившиеся десантники окружили нас полукольцом, держа на прицеле, почти упирая стволы автоматов в наши головы. Один из них заговорил на каркающем языке, похожем на тот, на котором Ратт изъяснялся с аборигенами.

У меня внутри будто что-то оборвалось. Неужели мои предчувствия оказались верны?

Бросив взгляд на оставленный под пальмой подсумок, путь к которому преграждал коренастый воин, пожалел об оставшейся в нем последней гранате. М-да… Рановато мы расслабились и уверовали в спасение…

Сол, судя по застывшему взгляду, пребывал в таком же ступоре, как и я. А вот Геркулес вовсе не собирался так просто сдаваться. Ухнув, он резко провернулся, уйдя из-под направленных в его голову стволов и оказавшись между ними. Сцепленными в замок руками с разворота врезал по ребрам ближнему противнику так, что тот отлетел на пару шагов и рухнул навзничь, широко разметав руки и ноги, и отбросив оружие.

Сегура возможно впервые в жизни выругавшись: — Фиолетовый хвост вам в зубы! — попытался прыгнуть к своему пулемету.

Однако приклад автомата второго, находящегося рядом десантника, с силой врезался Геркулесу в голову, опрокинув его на песок.

В тот же момент и меня свалили с ног сильным ударом по загривку. Инстинктивно прикрыл голову руками и напряг все мышцы в ожидании следующих ударов. Однако лишь почувствовал, что в позвоночник уперся автоматный ствол. Неужели сейчас прозвучит выстрел и все… Лучше бы в голову…

— Где Хатсон? Где вся остальная группа? — прозвучало сверху на межгалактическом.

— Так вы свои? — подал голос Уиллис. Говорил он с трудом, словно задыхаясь. Вероятно, снова схлопотал по многострадальным ребрам.

— Мы-то свои, — проговорил тот же голос. — А вот вы чьи? Где вся остальная группа?

— Если верить в бессмертие душ, то остальная группа наблюдает за нами с небес, — ответил Сол.

— А Хатсон?

— И Хатсон тоже.

Последовало непродолжительное молчание, и голос сверху сказал:

— Можете встать.

Ствол автомата отстранился от моей спины, но я еще некоторое время продолжал лежать — практически попрощавшись с жизнью, не мог так сразу поверить в очередное спасение.

— Сторм, посмотри, что с этим парнем. Ты его не прибил ненароком?

Я приподнялся, думая, что реплика относится ко мне. Но оказалось, что виновником беспокойства командира десантников был Геркулес. Он все еще лежал уткнувшись лицом в песок. Грязные бинты на его голове потемнели от выступившей крови.

— Похоже, я его по старой ране саданул, — произнес склонившийся над Сегурой десантник. — Лучше бы, господин лейтенант, поскорее отправить его на борт.

Лейтенант кивнул, и двое бойцов подхватили Геркулеса и побежали к катеру.

— Кроме вас точно больше никто не уцелел? — уточнил командир десантников, пристально глядя на Уиллиса.

В ответ тот молча покрутил головой и развел руками.

— Тогда гасите маяк и бегом на борт.


Глава — 10 | Обреченный взвод [СИ] | * * *