home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава — 3

— Взвод, подъем! Боевая тревога! — выбрасывает нас из коек разнесшийся по громкой связи голос Ратта, — Уиллис, строй взвод в колонну по три!

— В зубатую задницу нерпану эти чертовы тряпки! — путается спросонья в туземной обувке Курт.

— Взвод, становись! — слышится уже из коридора голос Сола.

Кое-как зашнуровав сандалии, выбегаю и становлюсь в строй, на ходу справляясь с петлями на куртке.

— Взвод, на первый-второй-третий рассчитайсь! — продолжает командовать Уиллис.

— Первый!

— Второй!

— Третий!

— Первый!

— Третий! Расчет закончен! (?)

— Вторые номера шаг вперед, третьи номера два шага вперед, марш! Нале-во! Сомкнуть строй! (?)

В этот момент перед колонной появились Ратт и лейтенант Хилл, которого мы не видели с момента выхода из регенерационного бокса. Офицер тоже прошел через регенерационную камеру. Если не считать глаз, то изменения на его внешности почти не отразились — тот же короткий ежик черных волос на голове, та же смуглая, пусть теперь и с фиолетовым оттенком кожа. А взгляд его и с человеческими глазами казался по-змеиному завораживающим и пронизывающим.

Отстранив небрежным жестом подошедшего с докладом Уиллиса, лейтенант вполголоса о чем-то посовещался с Раттом. Было слышно, что мастер-сержант обращается к нему не по-уставному — просто Роб. Далее они что-то недолго втолковывали Солу, и тот кивал в ответ. Далее они втроем встали во главе колонны.

— Первое отделение за мной бегом марш! — Выкрикнул лейтенант и бросился вперед, увлекая за собой первую колонну.

— Второе отделение за мной! — последовал его примеру Ратт.

— Третье отделение за мной! — услышал я за спиной голос Сола, когда уже бежал вслед за Раттом.

Просторный лифт выносит наше отделение на палубу, где стоят три небольших веретенообразных корабля. В один из них уже грузятся ребята, последовавшие за лейтенантом. Мы взбегаем по трапу во второй и оказываемся в тесном проходе, по обе стороны которого расположены антиперегрузочные капсулы. С каким же ускорением полетят эти кораблики?

— Занимаем места! — торопит Ратт, подталкивая Феликса, и не дав нам как следует удивиться.

После того, как устраиваюсь в кресле, колпак капсулы опускается с тихим жужжанием и, плотно пристыковавшись, отсекает все звуки. Жужжание сменяется гудением, и полость между прозрачными стенками заполняется янтарным гелем.

Освещение в отсеке гаснет. Ощущается нарастающая вибрация. Неожиданный рывок вжимает в кресло.

Из-за отсутствия хронометра не могу определить, сколько времени прошло с того момента, как забрался в антиперегрузочную капсулу. Не менее часа наша веретенообразная посудина выполняла какие-то маневры, то ускоряя, то замедляя ход. Далее последовал продолжительный спокойный полет, в течение которого я успел несколько раз вздремнуть, в промежутках предаваясь различным беспокойным мыслям.

Появившееся чувство голода заставило посетовать на неблагоустроенность капсулы. Хотя, вряд ли инженеры предполагали, что во время перегрузок у кого-либо проснется аппетит.

В следующее мгновение мысли о еде вылетели из головы, ибо меня вдавило в кресло так, что потемнело в глазах. Страшно даже представить то месиво, в которое могло превратиться мое тело, не находись я в этот момент внутри капсулы. Теперь единственным желанием было, чтобы этот кошмар поскорее закончился. Однако перегрузка оставалась постоянной, что говорило о непрерывно растущей скорости.

И вдруг все кончилось и наступило состояние невесомости. Переведя дыхание я расслабился и вскоре провалился в очередную дрему.

Проснулся от того, что вновь почувствовал ускорение. На этот раз не было таких ужасных ощущений, но теперь наш полет походил на падение.

От неожиданного резкого торможения рвануло вперед, и не будь я надежно зафиксирован в кресле, мог не слабо врезаться в стенку капсулы.

Вновь еле слышно загудел насос, откачивая янтарный гель и сообщая о том, что мы прибыли к месту назначения.

— Фаттахов, Венс, Честер, ко мне! — проорал Ратт, как только мы выскочили из приземлившейся посудины, — Бегом!

Солдаты подскочили к мастер-сержанту, и он вручил им две емкости, снабженные заплечными ремнями, и небольшой ранец. Все это хозяйство было окрашено в камуфлированные цвета, подобно форме, в которой мы были одеты.

— Отделение, за мной бегом марш! — Ратт рванул с места, на ходу поглядывая на ручной коммуникатор.

Не успев как следует осмотреться, бросаю последний взгляд на доставивший нас челнок, корпус которого пышет нестерпимым жаром, и устремляюсь за командиром.

Товарищи первые мгновения озираются вокруг, разглядывая окружающий зелено-фиолетовый подлесок, перечеркнутый полосой искореженных стволов, перемешанных с вспаханным, исходящим паром грунтом. Но после того, как несколько человек спотыкаются о выступающие корни и коряги, все внимание переключается под ноги. У кого-то цепляются за ветки неаккуратно замотанные обмотки на ногах, и он, ругаясь вполголоса, пытается на ходу привести их в порядок, при этом падая и сбивая с ног впереди бегущего товарища.

— Быстрее! Быстрее, бараструллы неуклюжие! — Ратт ухитряется бегать вокруг нас, подталкивая нерасторопных и помогая подняться падающим, — Надо уйти как можно дальше! Быстрее шевелите поршнями! Кто не будет успевать, пристрелю лично.

Последние слова мастер-сержанта наталкивают на мысль, что мы высадились на планету абсолютно безоружные. Хотя, у него-то на боку болтается кобура.

Размотавшаяся обмотка на левой ноге за что-то цепляется, и я едва не падаю, успев схватиться за тонкий ствол подвернувшегося деревца.

— Отделение, на месте — стой! Даю минуту — привести в порядок обувь, — наконец-то сжалился над нами Ратт.

Шумно сопя, мы старательно выполняем приказ.

И тут в той стороне, где остался наш челнок, прозвучал мощный взрыв. Прошло немного времени, и верхушки деревьев над нами колыхнулись от долетевшей волны горячего воздуха.

— Отделение, становись! Бегом — марш!

Бег меж фиолетовых стволов продолжался уже не менее часа. Несмотря на довольно прохладный воздух, все взмокли от пота. Но все же, после того, как Ратт дал нам возможность поправить обмотки и как следует зашнуровать сандалии, бежать стало гораздо легче. Разве что, иногда досаждали мелкие сучки, попадающие между ступней и подошвой.

Судя по тому, что светившее сквозь невысокие деревья местное солнце приподнялось над их вершинами, день только начинался.

Примечательно было то, что до сих пор никто не отстал, и все дышали довольно-таки ровно. Ну ладно, мне в учебке попался капрал Юрай, повернутый на беге. Но, похоже, и в других учебных частях курсанты тоже не дурака валяли. Да и наверняка для этой миссии не кого попало отбирали. Хотя, все же странно, почему выбор пал не на бывалых солдат?

Однако постепенно бег начал изматывать. К тому же, угнетало незнание куда и зачем бежим и почему безоружные? И где остальные наши товарищи, погрузившиеся на другие два челнока? Неведение всегда тяготит больше любых физических нагрузок. Наверняка каждый из нас перебрал в голове кучу различных вариантов. Но никто не задал ни единого вопроса. Это тоже было следствием полученного в последние месяцы воспитания. Каждый вопрос или другой возглас из строя не по делу тут же карался коллективной экзекуцией — подразделение либо отжималось до изнеможения, либо штурмовало ближайшую сопку, либо претворяло в жизнь еще какую фантазию сопровождающего капрала или взводного сержанта. И пусть в последние дни кое-кто, посчитав себя уже гражданским человеком, успел расслабиться и позволял некоторые вольности в обращении к командирам, однако попав под командование мастер-сержанта Ратта все вновь вспомнили о строгой армейской дисциплине.

— Правое плечо вперед! Прямо!

Повинуясь команде, мы свернули на еле заметную тропинку. Бежать снова стало легче, но ненадолго, ибо наш путь теперь лежал вверх вдоль склона очередной сопки. А тут еще пришла моя очередь тащить тяжелый ранец. Интересно, что там внутри? Может, какое-нибудь портативное оружие?

Деревья, обступившие плотной стеной тропинку, не позволяли мастер-сержанту бежать сбоку. Теперь он либо бежал впереди, либо отставал, оглядывая пробегающих мимо солдат, затем, петляя между деревьев, вновь вырывался вперед.

Еще час бега, и капрал Юрай уже казался мне просто ангелом в сравнении с этим ненавистным Раттом. Судя по тяжелому дыханию бегущих по соседству, силы были на пределе не только у меня.

А бег в неизвестность все продолжался…

— На месте-е… Стой! — голос мастер-сержанта доносится как сквозь вату.

Тело, привыкшее за полгода повиноваться командам, уже остановилось, но сознание еще продолжает бег. Наконец начинаю воспринимать окружающий мир. Мы находимся на довольно обширной поляне. Лес вокруг стал гораздо реже. Сквозь деревья проникают последние лучи заходящего солнца. Чуть в стороне Ратт что-то обсуждает с лейтенантом Хиллом. Оба периодически смотрят на коммуникаторы. Мастер-сержант дышит на удивление спокойно, будто и не бежал рядом с нами, а все это время просидел в уютном кресле.

Ноги в буквальном смысле подкашиваются, и я, по примеру других ребят, наклоняюсь и опираюсь руками в колени. Так стоять немного легче.

— Как ты, Олег? — легонько хлопает меня по спине подошедший Логрэй и, не дожидаясь ответа, сообщает: — Скоро должно отделение Сола прибыть. Лишь бы с его навигатором ничего не случилось.

Сол с оставшейся третью взвода прибыл только через два часа, когда вокруг окончательно стемнело. Вероятно, сказалось отсутствие настоящего командирского опыта. Зато его подчиненные выглядели гораздо более свежими и не падали с ног от чрезмерных нагрузок. По крайней мере, мне так показалось.

Поужинав кубиками энергетического шоколада, которым оказались наполнены имеющиеся у каждого отделения ранцы, и запив теплой водой из фляг, мы начали устраиваться на ночлег под стволами окружающих деревьев.

Странно, но командиры не назначили караул. То ли местность считалась абсолютно безопасной, то ли решили охранять сами, не надеясь на нас.

Несмотря на усталость, сон не приходил. Вероятно сказывались нервные передряги последних суток. Под мирное сопение устроившегося рядом Халиля, я тихо перешептывался с Логрэем. Мы строили предположения по поводу нашей дальнейшей судьбы, когда подошел Уиллис и со вздохом облегчения буквально упал рядом.

— Фух, наконец-то можно хоть немного расслабиться, — проговорил он.

— Погоди расслабляться, — подался к нему Алекс, — Просвети товарищей о планах высокого командования.

— Ты серьезно думаешь, что меня в них посвятили? — Сол сладко зевнул и подсунул под щеку сложенные ладошки.

— Ну, хоть что-то ты знаешь! — не выдержал я.

— Что-то знаю, — и товарищ коротко рассказал о том, что наше десантирование было замаскировано под падение крупного метеорита, развалившегося в атмосфере на части, которые, врезавшись в грунт, благополучно взорвались, разлетевшись на мельчайшие осколки. При этом на планету действительно была направлена настоящая железная глыба, в хвосте которой пристроились наши челноки. Так что местным ученым, наверняка со всех ног спешащим на место падения, предстоит найти вполне реальные осколки самого настоящего космического скитальца.

— А если прибывшие на место падения обнаружат наши следы? — приподнялся на локте Логрэй.

— Какие следы? Челноки взрывом разметало буквально на атомы. По крайней мере, так сказал лейтенант. А следы местных аборигенов, так же, как и следы зверей, вряд ли заинтересуют ученых, прибывших искать осколки небесного пришельца. Все, парни, я действительно больше ничего не знаю, кроме того, что нам предстоит несколько дней бежать к какой-то базе. И давайте уже спать, — Сол широко зевнул и отвернулся на другой бок.

Утром четвертого дня, когда уже думалось, что этот сумасшедший забег по фиолетовым сопкам будет продолжаться вечно, за неожиданно расступившимися деревьями показались открытые металлические ворота буро-зеленой пятнистой раскраски. Так же был выкрашен и высокий бетонный забор, и даже колючая проволока, натянутая поверху.

Как только вбежали в усыпанный мелкой щебенкой двор, ворота закрылись, жужжа электрическими приводами.

Внутри было абсолютно безлюдно. Никто не вышел нас встречать, и непонятно было, кто закрыл ворота, ибо перед ними не было никакого помещения, похожего на КПП. Минуя нечто напоминающее плац, только вместо пластика был щебень, подбежали к двум невысоким, ниже забора, но довольно длинным строениям, с накинутыми на пологие крыши маскировочными сетями, и остановились перед одним из них. Неужели наконец-то прибыли на место? Что же ждет нас здесь?

Из ближайшего здания показались две фигуры в одеждах песочного цвета. На головах широкополые шляпы. Сандалии надеты на босые ноги. Им навстречу выступил Ратт. Подняв в приветствии руку, он что-то проговорил на местной абракадабре. Аборигены — я почему-то был уверен, что это именно аборигены, а не сменившие облик люди — тоже подняли руки и зачирикали в ответ. По вопросительным взглядам, которые лейтенант Хилл бросал на мастер-сержанта, было ясно, что он ничего из разговора не понимает.

До меня вдруг дошло, что я только что встретился с представителями другой космической цивилизации, с так называемыми братьями по разуму. Однако виду отсутствия торжественности и нашего инкогнито никакого особого волнения не испытал.

Меж тем Ратт подключил к разговору лейтенанта, взяв на себя роль переводчика. Посовещавшись, они двинулись внутрь здания.

— Уиллис, — раздался изнутри голос офицера, — Бери одно отделение и бегом сюда!

— Третье отделение, за мной!

Вышел Ратт и не по уставному призывно махнул рукой:

— Остальные, за мной.

Обойдя здание, мы увидели длинный навес, под которым находился дощатый стол и лавки.

— Располагайтесь, — кивнул под навес мастер-сержант.

Рассевшись за столом, мы начали оглядываться в ожидании.

— Неужели нас наконец-то нормально покормят? — вполголоса предположил Курт, — А то от этого шоколада уже воротит.

Вскоре подошло отделение Сола. В руках у ребят были стопки закрытых крышками деревянных мисок, в которых оказалось нечто напоминающее гороховое пюре с легким мясным привкусом. Пахло варево довольно аппетитно, и мы с нетерпением ожидали, когда нам вручат какие-нибудь столовые приборы. Однако вместо них один из солдат водрузил на стол полотняный тюк, внутри которого обнаружилась гора лепешек. Цвет у них был неаппетитно-серый, но вкус, напоминающий маисовый хлеб, который иногда давали в учебке, оказался вполне приемлемый.

— Показываю! — коротко объявил Ратт, усевшись за стол вместе с нами. Взяв одну лепешку, он с помощью большого и среднего пальцев согнул ее край вокруг указательного пальца, в результате чего получилось подобие совочка, которым мастер сержант принялся довольно шустро наворачивать содержимое своей миски.

Взвод последовал примеру командира, и следующие несколько минут слышалось только сосредоточенное сопение соскучившихся по горячей пище солдат, с хлюпаньем всасывающих набранное в лепешки пюре. Сами лепешки съели только после того, как тщательно выскребли ими стенки мисок. Запили пищу чистой водой, черпая ее своими же мисками из стоящей здесь же под навесом деревянной кадки. Невольно вспомнилось, каким анахронизмом казалось многое из увиденного полгода назад в учебной части…

— И сколько вас прибыло на этот раз? — произнес, неожиданно появившийся из дверей здания упитанный коротышка.

— Не поверишь, Прокруст, всего одного потеряли, — Ратт протянул подошедшему обладателю зловещего имени руку для приветствия. — Ну, привет, медицина. Готов к приему новобранцев?

— Привет, Ратт. Ты ж знаешь, я всегда готов.

Нас действительно добежало тридцать человек, не считая офицера и мастер-сержанта. Один солдат наотрез отказался подниматься после второй ночевки. Я даже не успел узнать его имени. Знаю только, что бежал вторым за Логреем. В то утро он остался лежать после команды "подъем", а когда его принялся тормошить кто-то из ребят, разразился истерическими криками, мол, нет больше сил и все такое. Лейтенант приказал оставить его в покое.

— Вызовешь эвакуатор и проследишь за отправкой, — сказал он Ратту, и мы продолжили забег, оставив на месте ночевки сломавшегося бойца в компании с мастер-сержантом, который нагнал нас буквально через полчаса

— Итак, — повернулся к нам Ратт. — Представляю вам местного бога медицины. Зовут его Господин Майор. После того, как каждый получит свое койко-место, отправитесь к нему на медицинское освидетельствование. Уиллис, заводи взвод в казарму.

Медицинское освидетельствование заключалось в том, что местный медик прошелся вдоль строя и выстрелил в плечо каждому солдату из похожего на пистолет инъектора, пояснив, что делает прививку от какой-то местной заразы. Странно, что о подобных прививках не побеспокоились, когда мы находились в регенерационных капсулах.


* * * | Обреченный взвод [СИ] | Глава — 4