home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава — 1

— Но я не собираюсь продолжать службу и не подписывал контракт! — возмущенно почти кричит Уиллис и, тыча в нас пальцем, добавляет: — Они, кстати, тоже еще ничего не подписывали. Поймите, господин лейтенант, мы всего полтора часа как прибыли сюда прямиком из учебного центра. И я уверен, что не только мы, но и никто другой из прибывших с нами не мог успеть что-либо подписать.

Пухлощекий флотский лейтенант, с виду немногим старше нас, переводит недовольный взгляд с планшета на возмущающегося Сола.

— Я не собираюсь ничего понимать и ни во что вникать, солдат! — резко обрывает он возмущения Уиллиса и кивает на экран планшета: — в сопроводительном листе указаны ваши имена, и этого достаточно. Впрочем, дай-ка свое предписание.

— Пожалуйста, господин лейтенант, — Сол достает из нагрудного кармана и протягивает офицеру пластиковую карточку, надеясь, что сейчас недоразумение прояснится.

Лейтенант вставляет предписание в планшет, пробегает глазами по экрану и поворачивает его к Солу, возмущенно комментируя:

— Ну и что ты мне тут голову забиваешь, солдат? Пьяный что ли был, когда контракт подписывал?

Теперь мы втроем отчетливо видим номер контракта, который якобы подписал наш товарищ, а так же длинный номер воинской части, куда ему предписано прибыть.

— Ничего не понимаю, — ошеломленно шепчет Уиллис, не отводя взгляда от планшета. — Это какая-то ошибка.

— Господин лейтенант, разрешите взглянуть на мое предписание? — протягиваю свою карточку и старательно запоминаю несколько последних цифр в номере части из предписания Сола.

Показывая всем своим видом, как мы ему надоели, офицер удовлетворяет мою просьбу, и я узнаю, что тоже подписал контракт и направлен в ту же часть.

— Давай уже и свое, — кивает офицер Логрэю, возвращая мое предписание, и возмущенно ворчит: — Навязали мне вас на голову. А то у меня и своих забот мало, чтобы каких-то тараканов сопровождать.

— Но это какая-то ошибка! — снова повышает голос Уиллис. — Я не собираюсь лететь никуда, кроме Кинга!

— Да? — поднимает брови лейтенант. — И прекрасно! Можете втроем убираться куда подальше. Я напишу заявление коменданту станции и буду преспокойно сопровождать свой груз. Однако из-за своей врожденной доброты хочу напомнить, что, разрывая контракт, вы автоматически лишаетесь статуса "гражданина" и самостоятельно оплачиваете дальнейшую дорогу к родным планетам. В случае неплатежеспособности, приговариваетесь к отработке этой суммы с соответствующими процентами. Исходя из вышесказанного, предлагаю все же проследовать к месту назначения и уже там разбираться со всеми ошибками, если они имеют место быть.

Собственно, ничего другого нам и не оставалось, как последовать совету офицера. Мне и Логрэю было проще — мы все-таки хотели остаться в армии. А вот на беднягу Сола больно было смотреть.

— Да не переживай ты так, — успокаивали мы его, — Ну задержишься на день-два, зато потом будет о чем вспомнить.

— Да я понимаю, — соглашался Уиллис, — Но все равно, неприятно. И чего я такой невезучий? Сюда летел прикованный в гальюне, отсюда опять с приключением…

По прибытию на следующую пересыльную станцию сопровождающий сдал нас армейскому коллеге — крепко сбитому кареглазому брюнету с узенькими щегольскими усиками и цепким пронизывающим взглядом. За ним мы проследовали на один из пришвартованных к причальным шлюзам кораблей, где в одном из помещений присоединились к небольшой группе солдат.

— За вас тоже неизвестно кто подписал контракт? — подошел к нам с вопросом один из присутствующих парней, как только сопровождающий удалился, и, отвечая на наши выразительные взгляды, пояснил: — Здесь все такие.

— Чего-то я ничего не понимаю, — растерянно произнес Сол.

— Ты не оригинален, брат, — усмехнулся парень и, протянув для приветствия ладонь, представился: — Курт Фармер с Фрейи.

Мы назвали свои имена.

— Новиков? — повторил мою фамилию Курт, — Русский?

— Русский. Что это меняет? — наученный общением со стефанами спрашиваю настороженно.

Пропустив вопрос мимо ушей, он указывает на смуглого парня с азиатскими чертами лица:

— Он тоже русский.

— Как-то не похоже, — произношу с сомнением, но Курт уже отошел к азиату и что-то ему говорит, указывая на меня.

— Привет, земляк! — радостно улыбаясь, подходит тот, — Меня Халилем зовут. Халиль Фаттахов.

— Олег Новиков, — называю себя. — А ты точно русский?

— Конечно русский! — продолжая улыбаться, подтверждает Халиль, — Я же татарин.

— Кто ты?

— Татарин, — повторяет тот. — Эй, Олег, ты что, не знаешь, кто такие татары? Это такой русский народ. Вот когда прогоним собак-галантов, приглашу тебя на Казань. Дед говорит — это самая прекрасная планета в галактике. Сам я не помню — маленький был, когда дед меня увез. Отец остался. Я все сделал, чтобы в армию пойти. Ты же знаешь, Олег, как трудно русскому это сделать. Непременно отомщу за отца собакам!

Несколько обалдев от скороговорки Халиля не замечаю, как в сопровождении чернявого лейтенанта прибывает еще одна группа солдат. Несмотря на то, что собравшиеся переговариваются в основном вполголоса, в помещении становится шумно. По растерянным, а часто и расстроенным лицам было видно, что все присутствующие прибыли сюда так же, как и мы, нежданно-негаданно.

— Молчать! — рявкнул лейтенант и в наступившей тишине обратился к невесть откуда появившемуся лысому майору: — Господин майор, прибыли все тридцать один. Вот предписания.

Майор уставился на стойку, где лежала стопка предписаний, смешно пошевелил седыми кустистыми бровями и повернулся к притихшим солдатам.

Появившаяся накануне мысль о том, что мы вляпались во что-то серьезное, усилилась.

— Начну с того, что проясню вопрос вашего здесь присутствия, — заговорил майор, грузно опершись о стойку, — Все вы прошли полугодовой учебный контракт с целью стать полным гражданином Конфедерации и, соответственно, получить дополнительные права и льготы. Не ошибусь, если предположу, что ни один из вас не задумался над тем, что статус полного гражданина отличается от статуса просто гражданина не только дополнительными правами, но и дополнительными обязанностями. А один из пунктов "Кодекса Полного Гражданина Конфедерации" гласит, что гражданин обязан по первому требованию правительства встать в строй и самоотверженно защищать интересы Конфедерации в любой точке галактики. (?)

— В каком смысле? — раздался чей-то растерянный голос.

— Смысл, солдат, придумали философы, чтобы казаться умными. От вас же сейчас требуется не выражение лица, а четкое выполнение поставленной задачи.

— Какой задачи? — вопросил тот же голос.

— Разрешите вопрос, господин майор, — вышел вперед худой белобрысый парень и, не дожидаясь позволения, продолжил: — Так значит, нас домой не отправят?

— Солдат, неужели ты думаешь, что кто-то жаждет кормить и одевать вас дольше положенного срока? Естественно всех незамедлительно отправят к родным планетам. Но… — майор сделал паузу и многозначительно ткнул вверх указательным пальцем, — Но сначала вы выполните небольшое, однако крайне секретное задание правительства, внеся тем самым неоценимую лепту в укрепление мощи Конфедерации.

— На какой срок рассчитано выполнение этого задания? — задал вопрос Сол, и в его голосе сквозило неприкрытое раздражение, — И почему выбрали именно нас, а не более опытных солдат?

— Судя по тону, ты, солдат, чем-то недоволен? — повернулся к нему офицер, и я подумал, что не зря по дороге сюда Сол вспоминал о том, как провел двое суток в гальюне.

Однако на этот раз все обошлось. Не дожидаясь ответа, майор заявил, что все последующие заданные без позволения вопросы вызовут плачевные последствия для особо любопытных. После чего обратился к лейтенанту:

— Принимайте командование, Роберт, и избавьте меня от этих излишне любопытных, изнеженных оболтусов.

— Ну что, герои? — выступил тот вперед, — Я уверен, что каждый из вас стремится совершить подвиг, и Конфедерация дает вам такую возможность.

Последовала небольшая пауза, в течении которой лейтенант окинул нас цепким взглядом.

— Я понимаю, что от такого неожиданно свалившегося счастья вы сейчас подобно выброшенным на берег рыбам не способны осознать всю глубину глубин оказанного вам доверия, — почему-то слово "доверие" прозвучало из его уст как приговор. — И потому, все необходимые подробности узнаете позже, по пути следования к месту выполнения задания. Сейчас вам достаточно знать лишь то, что я являюсь вашим непосредственным командиром. Зовут меня Господин Лейтенант. В процессе с каждым из вас познакомимся подробней. А сейчас изобразите подобие строя и следуйте за мной.

Не дожидаясь, пока подопечные построятся, лейтенант пошел к выходу. Мы неорганизованной толпой двинулись следом.

— Ждите здесь, — распорядился офицер, проведя нас по узкому коридору и, прежде чем скрыться за отъехавшей внутрь переборки дверью, окинул подразделение недовольным взглядом и добавил: — И не толпитесь словно стадо овцемаров, постройтесь уже наконец.

— Давай, ребята, действительно построимся, — неожиданно заявил Сол, заставив нас с Логрэем удивленно воззриться на него. И, повысив голос, скомандовал: — В одну шеренгу — становись!

Привыкшие за полгода курсантской службы к немедленному выполнению приказов, солдаты начали выстраиваться, меряя взглядами рост ближайшего товарища и занимая соответствующее место.

Заметив наши взгляды, Сол, словно бы оправдываясь, произнес:

— Если уж другого выхода нет, то чем быстрее мы выполним свалившееся на нас задание, тем скорее отправимся домой. Ну, или кто там куда собирался. А, как говорил наш мастер-сержант, дисциплина — залог успеха любого предприятия!

— Золотые слова, солдат! — заявил вышедший в коридор лейтенант, — Твое имя?

— Рядовой Сол Уиллис, господин лейтенант!

— Рядовой Уиллис, выйти из строя!

— Есть! — Сол отчеканил два шага и повернулся лицом к строю.

— Назначаю рядового Уиллиса своим заместителем, что соответствует должности взводного сержанта, — командир хлопнул новоиспеченного заместителя по плечу. — Так давай, Уиллис, распределяй солдат по кубрикам, которые укажет мастер-матрос.

Отступив от дверей, лейтенант пропустил широкоплечего парня во флотской форме с нашивками, соответствующими армейскому мастер-сержанту.

— Готов поспорить, что путь нам предстоит неблизкий, — заявил Курт, усаживаясь на доставшуюся ему койку.

— Почему? — обернулся Логрэй, отвлекаясь от изучения совершенно пустых внутренностей выдвинутого из-под кровати ящика.

— Потому, что день-два мы пересидели бы и в общей каюте, а то и в грузовом трюме, — ответил за Курта Уиллис.

— Это хорошо, — вставил Халиль и подмигнул мне, — Будет время пообщаться с соотечественником. А то разлетимся в разные стороны и, может, никогда не свидимся больше.

— Ничего хорошего, буркнул Сол и пинком задвинул под кровать такой же ящик, какой разглядывал Логрэй.

Мы впятером — Уиллис, Логрэй, Курт, Халиль и я — заселились в шестиместный кубрик. Размеры помещения позволяли разместиться вдоль трех стен двухярусным койкам, под которые были задвинуты ящики для личных вещей. На этом меблировка исчерпывалась, да и оставшееся свободное место позволяло лишь не очень свободно расходиться обитателям.

— Устроились? — в открытые двери заглянул мастер-матрос, — Уиллис, выводи своих тараканов на ужин — покажу, где находится столовая.

— Эй, зачем он нас тараканами называет, а? — возмутился татарин.

— Так флотские называют пехоту, — я успокаивающе положил руку на плечо нового товарища, — Пойдем, посмотрим, чем кормят на корабле.

— Пойдем, — согласился Халиль, — Но я не таракан. И ты не таракан. Пусть нас так больше не называют.

— Зря ты так негативно к этому прозвищу относишься. Ведь тараканы являются одними из самых живучих существ. Они жили за миллионы лет до появления человека и, скорее всего, будут жить еще миллионы лет после его исчезновения. И это несмотря на то, что во все времена люди старались уничтожить усатых бестий всевозможными способами. Не знаю как вас, а нас, кроме управления боевыми роботами, обучали еще и выживать в любых условиях подобно тараканам. Так что я это прозвище воспринимаю как комплимент.

Еда здесь выдавалась из комплексных синтезаторов. Несмотря на довольно просторное помещение столовой, кроме нас обедали всего три матроса. На вопрос Сола о таком безлюдье, Мастер-матрос пояснил, что палуба, на которой мы находимся, предназначена для размещения батальона десанта. В этот рейс на борт взяли лишь наш взвод, потому столько свободного места.

Во время ужина появился наш лейтенант и объявил, что сегодня мы можем отдыхать, а о завтрашнем распорядке дня он сообщит утром по громкой связи.

— Знаешь, о чем я думаю, Олег? — Халиль свесился со второго яруса и уставился на меня, — Я хотел сделать на плече татуировку — боевую саламандру. Теперь хочу таракана…

Я резко уткнулся лицом в подушку и начал притворно громко кашлять, чтобы скрыть приступ смеха. Татарин спрыгнул вниз и услужливо похлопал меня по спине.

— Чего ты хочешь себе выколоть? — спросил с соседней койки Курт.

— Таракана. Хочу быть таким, как таракан.

— Таким же усатым?

— Эй, зачем так шутишь, а? Я, Курт, живучим хочу быть. Чтобы ни один враг меня уничтожить не смог. Понятно?

— Согласен, — поддержал Халиля Логрэй, — Гергерт рассказывал, что тараканов встречали даже на полностью выжженных во время Звездной Войны планетах, там, где даже бактериям нечем питаться, а радиация такая, что вмиг убивает все живое.

После прохождения прокола в невесть каком направлении, полет продолжался почти две стандартные недели. За это время нас так и не посвятили в суть задания. Майор больше не показывался на глаза, а лейтенант пресекал все попытки узнать подробности предстоящей миссии, ссылаясь на особую секретность

В свободное, ото сна и приема пищи, время личный состав занимался в тренажерном зале, либо работал на боевых симуляторах. Никакой особой программы занятий не было, и результатами также никто не интересовался. Вероятно, лейтенант заставлял взвод заниматься лишь для того, чтобы солдаты не маялись бездельем, и не забивали голову ненужными, в том числе и ему, вопросами.

Так как выбор программ симуляторов был свободным, то я не только управлял боевым роботом, а, ради интереса, попробовал несколько начальных уровней управления различной боевой техникой. До сих пор позволить подобное не было возможности — в учебке, понятно, тренировался лишь на БПР-симуляторах, а в прежней гражданской жизни попросту не имел финансовых возможностей.

Перебрав разные программы в течение первых двух дней, неожиданно увлекся управлением Малым Истребителем, способным вести боевые действия как в невесомости, так и в атмосфере. Рубка этой стремительной веретенообразной машины напоминает рубку боевой машины БПРа. Основные отличия были в более массивном антиперегрузочном кресле и ином расположении контрольных мониторов на сенсорной панели управления. Зато виртуальный шлем оказался абсолютно идентичен, как собственно и в рубках других образцов летающей, шагающей и ползающей военной техники.

К концу второй недели я прошел первый уровень обучающей программы пилотирования "Мистера", как называли малый истребитель пилоты. Однако во втором уровне никак не мог достичь хоть какого-то успеха. Если в одиночных боях побеждать виртуального противника удавалось довольно часто, то в групповых схватках, где необходимо было держать под контролем все окружающее трехмерное пространство, меня сбивали в первые секунды боя.

Помимо занятий на тренажерах у нас оставалось достаточно времени для знакомства и налаживания отношений внутри нового подразделения.

Непривычно было наблюдать отношение к Уиллису других солдат. Если жившие с нами Курт и Халиль звали его запросто по имени, то остальные, после назначения того заместителем командира подразделения, обращались не иначе, как "сэр". Сол первое время даже терялся, когда кто-нибудь вытягивался перед ним в струнку и просил разрешения обратиться. Но, в конце концов, привык и даже слегка заважничал. Однако все проблемы, с которыми к нему обращались, старался решать по мере своих сил незамедлительно, отчего начал пользоваться заслуженным уважением. Возможно, неожиданно свалившиеся обязанности помогали парню отвлечься от переживаний по поводу отсроченного отъезда домой.

Естественно первым, с кем мне довелось познакомиться наиболее тесно, оказался Халиль Фаттахов. С удивлением узнал, что парень является наследным княжичем и обладает немалым состоянием. Перед нападением галантов его дед увел с планеты целый караван транспортов, увозя кроме детей и женщин еще и табуны лошадей элитных пород. В качестве помощника с дедом отправился только его племянник Азамат. Все взрослые мужчины рода остались во главе с отцом Халиля, чтобы сразиться с врагом. За прошедшие с тех пор полтора десятка лет об их судьбе не поступало никаких известий. Дед за это время сильно сдал и частенько мечтал о том времени, когда его место займет внук. А пока все чаще решением различных вопросов приходилось заниматься Азамату, который в последние годы сильно располнел, что не помешало ему трижды жениться и заиметь кучу отпрысков обоего пола. Вспоминая о дяде Халиль всякий раз морщился, но о причине своего негативного отношения к родственнику не рассказывал.

Вторым человеком, с которым я познакомился наиболее тесно, был Курт Фармер.

Курт прошел обучающий контракт в одном взводе с Халилем, потому при нашей первой встрече они держались вместе. Являясь совладельцем разработки недавно открытого месторождения какого-то редкого минерала, парень не собирался оставаться в армии и, подобно Солу, был неприятно удивлен и возмущен предстоящей задержкой. На этой почве они сошлись с Уиллисом в первые же минуты знакомства, как раз в то время, когда я выслушивал монолог подошедшего ко мне русского татарина Фаттахова Халиля.

Кроме этих двоих, наша тройка выделила из общей массы Феликса Симона — рассудительного худосочного блондина, манерой разговора и разносторонними знаниями напоминавшего Отто Гергерта. Первым это заметил Логрэй, ранее любивший в редко выпадавшие свободные минуты донимать Гергерта различными вопросами. Обнаружив в новом коллективе подобного Отто всезнайку, Алекс немедленно проникся к нему уважением, не упускал случая подбить Феликса на очередную лекцию и неоднократно предлагал ему переселиться в наш кубрик на оставшееся свободное место. Хоть тому такое внимание и льстило, но он предпочитал оставаться в том кубрике, в который заселился изначально.

В общем, после напряженных, динамичных курсантских будней, полет для нас протекал в состоянии, если можно так выразиться, активного отдыха — спокойный сон, качественная пища, обязательные, но по вольной программе занятия на физических тренажерах и боевых симуляторах, и вечерние беседы с новыми знакомыми перед отбоем. Если бы еще не угнетало состояние неизвестности, то вполне можно было наслаждаться окружающей действительностью. Мы уже начали привыкать к такому размеренному и практически беззаботному существованию, когда на тринадцатую ночь наш сон прервал вырвавшийся из мембран палубных коммуникаторов голос лейтенанта:

— Взвод, подъем! Уиллис, через десять минут подразделение должно быть готово покинуть корабль!

Так как никто из нас не имел личных вещей, то для полной готовности нам нужно было лишь одеться и посетить рассчитанный на гораздо большее число народа гальюн. Через четверть часа взвод в сопровождении лейтенанта покинул корабль и оказался в недрах безлюдной космической станции. Здесь нас встретил лысый майор, о существовании которого лично я уже начал забывать. Кивком головы он указал на раскрытую дверь.

— Итак, пришло время частично прояснить вашу задачу, — объявил лысый, когда мы расселись на пластиковые стулья, и в помещении вмиг воцарилась напряженная тишина.


* * * | Обреченный взвод [СИ] | Глава — 2