home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава — 14

Сегодня в кафе необычайно мало посетителей. Даже у барной стойки, за которой хозяйничает Альба, есть свободные места.

Мы сидим за одним из столиков и молча пьем томатный сок. За полгода нам так и не удалось толком пообщаться с Сергеем Бужиным — русским сержантом из первой роты.

— А правда, что этот сок отжат из натуральных томатов? — задаю совершенно дурацкий вопрос, глядя на густой красный напиток.

До погруженного в собственные мысли Сергея не сразу доходит смысл вопроса. Он несколько удивленно смотрит на меня, затем отвечает:

— Вполне возможно. На периферии встречаются миры, где вообще большинство продуктов имеет натуральное происхождение.

— Но это же невероятно дорого! — мне действительно не верится в подобное.

В ответ Бужин лишь пожимает плечами и переводит разговор в другое русло:

— Значит, ты все же подал заявление на заключение следующего контракта?

— Подал, — киваю и, допив сок, отставляю стакан, — По результатам проверки у меня восемь с половиной баллов. Говорят, с такой оценкой есть неплохой шанс остаться в армии.

— Ну что ж, возможно тебе повезет, и ситуация с твоим полулегальным положением разрулится сама собой.

— Я часто думал об этом и пришел к такому выводу, что ничего неопределенного в этой ситуации быть не может. Вот смотри, Сергей, я служу под своим именем — так? Значит где-то там, — указываю пальцем в потолок, — какие-то мудрецы что-то нахимичили с документами так, что в какой-то момент новобранец Адиль Орчинский растворился, и появился новобранец Олег Новиков. А если уж Олег Новиков попал в армию, значит, он является гражданином Конфедерации — иначе просто и быть не может. Наверняка в этих документах указано даже то, на каких основаниях я имею право считаться гражданином. Вот бы мне самому об этом узнать. А теперь, пройдя полугодовой контракт, я стал полным гражданином. И так как возвращаться на Кинг и его ближайшие окрестности не собираюсь, то вряд ли мой нынешний статус сможет кому-нибудь навредить.

Что касается Адиля, думаю, его папаша заплатил достаточно, чтобы у сыночка при любом раскладе не возникло ненужных проблем.

— Хорошо, если так, — согласился сержант и, сделав внушительный глоток сока, спросил: — Заплаченные тебе тысяча кредитов в каком банке лежат? Я имею в виду, сможешь ли ты воспользоваться ими на любой планете Конфедерации, или только на Кинге?

— В КББ, — отвечаю и, поняв, куда клонит собеседник, добавляю: — Думаю, это только внутрипланетный банк. Ну да черт с ними, с этими деньгами. Я, честно говоря, даже и не вспоминал про них. Сейчас для меня главное — остаться в армии.

— Понравилось служить? — прищурив правый глаз, усмехается Сергей.

— Понравилось, — киваю в ответ, — Если бы еще не здешний бардак… Но, надеюсь, в войсках порядок не в пример лучше.

Бужин некоторое время смотрит, удивленно вскинув брови. После чего допивает сок одним гигантским глотком и, обратившись к стойке бара, громко зовет:

— Пирс!

На зов оборачивается смуглый паренек и вопросительно смотрит в нашу сторону. Сергей сперва показывает на стакан, затем поднимает вверх два пальца и комментирует просьбу:

— Не в службу, а в дружбу, окажи последнюю услугу своему взводному сержанту.

— Бывшему своему, — с улыбкой уточняет паренек, но через минуту приносит два стакана томатного сока.

— Спасибо, — благодарит парня Сергей, — вот только бывшим я стану после того, как ты покинешь пределы части. А это случится не ранее завтрашнего утра.

— Виноват, сэр! — продолжая улыбаться, вытягивается по стойке "смирно" Пирс и, отпущенный небрежным махом руки сержанта, возвращается на свое место.

Бужин пододвигает ко мне один стакан и спрашивает:

— Ты считаешь, что в нашей части обучение происходит не на должном уровне?

— С чего ты взял? — удивляюсь совершенно искренне.

— Но ты же только что высказался про якобы царящий здесь бардак.

— Это не относилось к обучению! Учили нас, признаю, на совесть. Если бы не отвратительное питание. Уверен, значительная часть парней, рвущихся в армию, охладила бы свой пыл, узнав, что здесь им придется есть гнилые продукты и каши из сожравших крупу червей, а то и вовсе переходить на подножный корм, ловя по склонам сопок ползучих гадов и запекая их в углях. А бесконечная штопка изодранного в лохмотья обмундирования? А отсутствие элементарных душевых кабин в казармах? И, в конце концов, ручная уборка снега с территории части? Какое определение можно дать всему этому?

Слушая, Сергей смотрит на меня с такой улыбкой, с какой обычно взрослый человек смотрит на несмышленого ребенка, пытающегося по малолетству усомниться в очевидных вещах.

— Вероятно, ты мне не поверишь, но все это и есть основной цикл обучения.

— Что ты имеешь в виду? — не понимаю я.

— Все, что ты только что перечислил, — отвечает сержант, продолжая снисходительно улыбаться, — Неужели непонятно, что без навыков выживания звездный пехотинец является фигурой одноразового использования, будь он трижды лучшим спецом в управлении боевой техникой? Впрочем, чтобы это понять… — Сергей задумался, вероятно, подбирая слова, и вновь заговорил после короткой паузы: — Я ведь, Олег, проходил обучение как раз в такой части, где все делалось по представляемому тобой порядку. В сравнении с этой учебкой, то был практически санаторий. Даже было время ежедневно наведываться в ближайший городок к местным девушкам. Так бы всю жизнь там обучался и обучался. Однако, заключив следующий контракт, попал в такую далекую задницу, куда от ближайшего генератора прокола было больше месяца лету. Планета ранее считалась бесперспективной из-за своего удаления, а тут вдруг зачем-то понадобилась то ли командованию, то ли правительству Конфедерации, то ли еще кому-то не менее влиятельному. Вот и отправили туда роту пехотинцев, чтобы разведали обстановку и подготовили плацдарм для последующего освоения.

Не буду рассказывать о всех "радостях", обрушившихся на головы изнеженных благами цивилизации крутых вояк, скажу лишь, что безмерно благодарен судьбе за то, что командиром моего отделения оказался капрал Пак, некогда прошедший обучение вот в этой самой учебке, — Бужин ткнул указательным пальцем в столешницу, -

Благодаря ему мне удалось ускользнуть из лап арахнозавров, напавших в первый же день на наш лагерь, и выжить в последующие три месяца скитаний по дремучим лесам той забытой богом планеты.

— Окажись ты сейчас в аналогичной ситуации, — продолжил он после еще одной паузы, — то прошел бы через все испытания гораздо легче, чем это делал я. И все потому, что тебя готовили в первую очередь именно выживать. Понимаешь?

— Не знаю, — я честно пожал плечами, — Но почему тогда курсантам не объясняют все это сразу?

На этот раз плечами пожал собеседник.

— Возможно из-за того, что тогда процесс не будет восприниматься всерьез, — предположил он, — Возможно по какой-то другой причине. Ведь далеко не факт, что большинство курсантов в дальнейшей жизни оценят полученные здесь навыки. Более того, почти после каждого выпуска какая-нибудь правозащитная организация поднимает шум о нарушениях моральных устоев и издевательстве над личностью, основываясь на россказнях попавшегося им под руку бывшего курсанта. Как правила таковым бывает один из самых бесперспективных, ни на что не способных выпускников. Никто и слушать не хочет, что благодаря подобной методике обучения получаются лучшие в галактике воины. И тогда командование вынуждено направлять к нам всевозможные проверки, а иногда, в угоду членам комиссий, инсценировать показательные наказания офицеров, компенсируя им впоследствии моральный ущерб отпусками и внушительными премиями.


Глава — 13 | Обреченный взвод [СИ] | * * *