home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава — 5

Обед так же был праздничным, из неиспорченных качественных продуктов. А еще на столе присутствовала миска с пшеничным печеньем. Правда, мне обедать пришлось только глазами…

Когда взвод прибыл в столовую, там по залу прохаживалась группа тех высокопоставленных чинов, что присутствовали на принятии Присяги и на показательной демонстрации боевой техники. И надо же было им остановиться именно у нашего стола.

— А что, сынки, разрешите старому вояке отведать солдатских харчей? — громогласно вопросил дородный генерал.

И что мы должны были ему ответить?

После непродолжительного молчания капрал Юрай показал глазами сидевшему с краю Борку, чтобы тот уступил место генералу. Однако освободившегося на лавке места хватало старому вояке только на одну ягодицу, поэтому следом за Борком из-за стола вышел я.

— Командуйте, сержант, — распорядился генерал, заняв место за столом.

— Курсант Логрэй, встать! — скомандовал Юрай, предварительно бросив взгляд на свой капральский погон, — Приступить к раздаче пищи!

Так мы с Борком и простояли, смешавшись с группой сопровождающих генерала офицеров, и наблюдая, как тот с явным аппетитом уплетает рассыпчатую гречневую кашу и поглощает наши печенья, то и дело самостоятельно подливая себе компот.

После обеда, когда переодевались в повседневную форму, взводный сержант объявил, что у нас есть два-три часа личного времени.

— Находиться можете в комнате досуга, в беседках возле казарм, или в спортивном городке. На кроватях не валяться, и вообще, по расположению не шляться, — подытожил он.

Я сперва направился к беседкам, но они уже были забиты курсантами из других подразделений. Увидев, что несколько ребят из моего взвода направляются к спортгородку, последовал за ними. Миновав спортивные снаряды, подошли к опушке леса и расположились в прохладной тени. Здесь уже находились несколько групп курсантов.

Растягиваюсь на траве и блаженно прикрываю глаза. Легкий ветерок приятно обдувает разгоряченное лицо. Даже урчание голодного желудка не в силах испортить получаемого наслаждения от, казалось бы, обычного бездействия. Эх, сейчас бы искупаться.

Прислушиваюсь к разговору товарищей. Они обсуждают показательные стрельбы. Логрэй и Борк удивляются, что не было демонстрации лучевого оружия. Мысленно присоединяюсь к их недоумению.

— Вы, ребята, либо фантастических боевиков пересмотрели, либо в игрушки на симуляторах переиграли, — слышится чей-то голос, — Какое может быть лучевое оружие в атмосфере?

— А бластеры? — удивленно спрашивает Логрэй.

— Вот я и говорю — фантастики пересмотрели. Лучевое оружие эффективно только в безвоздушном пространстве. В атмосфере чтобы пробить обычный пехотный доспех на расстоянии в сто метров понадобится установка размерами с легкий танк.

— А энергетическое оружие тоже фантастика? — раздается новый голос.

— Почему же фантастика? На вооружении есть вполне компактные энергетические ружья. Широко используется "Гроза" — внешний вид и техника стрельбы такие же, как у ручного гранатомета. Однако при его использовании нарушается радиосвязь практически на всех частотах, а находящиеся вблизи чувствительные приборы попросту перегорают.

Хочется открыть глаза и посмотреть, кто же это такой умный. Хочется, но не могу себя заставить — попросту нет сил.

А разговор тем временем перешел на другую тему. Теперь курсанты удивляются выявленному факту, что практически все, независимо от того в какой дали находятся их родные планеты, находились в межзвездном перелете примерно двое суток. И снова ясность внес тот же умник.

— Все правильно, — заявил он, — Для межзвездного прокола расстояния не имеют значения — он проходит мгновенно. Все время уходит на то, чтобы добраться до генератора прокола, который, как правило, находится вдали от обитаемых планет, дабы не воздействовать на их магнитные поля.

— Это из-за этих воздействий генераторы не ставят непосредственно на кораблях? — задал кто-то вопрос.

— Проблема несколько иная, — усмехнулся умник, — Самый маленький генератор прокола имеет в диаметре около пяти тысяч километров, что соответствует размеру небольшой планеты. Для того же, чтобы перебрасывать крупные транспорты или военные корабли, требуются генераторы несколько больших размеров…

Просыпаюсь оттого, что какая-то букашка бегает по лицу. Стряхнув ее сажусь и вижу двух ребят подтягивающихся на перекладине. Тут же вспоминаю о здоровяке Бужине и о том, что он приглашал меня зайти. Встаю и, заметив расположившихся невдалеке Шевела и Юрайя, направляюсь к ним.

— Разрешите обратиться, сэр? — спрашиваю Юрайя, так-как он является командиром моего отделения.

— Обращайся, курсант.

— Могу ли я сходить в расположение первой роты, чтобы навестить земляка.

— К Буже собрался? — догадывается Шевел.

— Вообще-то с земляками положено встречаться в беседке, — потянулся Юрай, — Но к Буже, так и быть, можно. Но хочу тебя предупредить, курсант, чтобы впредь ты старался не злоупотреблять своим знакомством. Бужа, конечно, авторитет, но устав воинской службы неизмеримо авторитетней. Ты меня понял, курсант.

— Я вас понял, сэр. Но сержант Бужин сам пригласил меня зайти к нему сегодня, когда будет свободное время.

— Иди. Но не засиживайся. Теоретически свободное время должно быть до ужина, но там, — капрал ткнул пальцем в небо, — не любят, когда весь полк бьет баклуши. Потому всякое может быть…

— Я не задержусь, сэр.

Быстрым шагом направляюсь к казармам. Когда прохожу мимо группы ребят, расположившихся на скамейках для качания пресса, один из них как бы случайно вытягивает ногу, и я, споткнувшись, налетаю грудью на, опять же случайно, выставленный локоть другого курсанта, которому именно в этот момент приспичило подняться. Хорошо что, споткнувшись, я напрягся и автоматически выдохнул. Потому удар, хоть и оказался довольно чувствительным, но не сбил мне дыхание.

— Эй, русский, ты чего несешься, как дикий лун? Чуть не убил меня! — возмутился тот, на чей локоть я напоролся.

— Извини, — произношу, потирая грудь, и оглядываю компанию, оживленно затараторившую на каком-то быстром и непонятном языке. Судя по взглядам, говорят явно обо мне. Да и слово "русский" звучит довольно часто. Чаще произносится только "курва".

А эти двое — тот, что вытянул ногу, и тот, на которого я налетел — из нашего взвода. Первый, кажется, Ян Яцкель, а имени второго, я не знаю. Эти двое и во взводе держатся обособленно и общаются лишь на своей тарабарщине, игнорируя интерлинк. Порой в их речи мелькают вроде бы похожие на русские слова, но разобрать что-нибудь при таком быстром темпе разговора я ни разу не смог.

Сейчас Ян с товарищем наверняка встретились с земляками.

— Чего стоишь, русский? Иди куда шел, — произнес на интерлинке здоровый парень с угольно-черными, почти сросшимися над переносицей бровями.

Действительно, чего это я тормознулся?

Только отошел от непонятной группы, как увидел приближающегося Бужина.

— Я как раз к тебе направлялся, — сообщаю, отвечая на рукопожатие.

— А я думал, что ты либо забыл о встрече, либо тебя припахали на какую-нибудь работу. Даже зашел в вашу роту, — говорит Сергей и тут же, кивнув на активно что-то обсуждающую компанию, спрашивает: — Со стефанами помочь разобраться?

— Со Стефанами? — не совсем понимаю я, — Зачем?

— Я же видел, как они на тебя наехали. У них ненависть к русским в крови. А в эту мобилизацию их видишь сколько? И где только повылавливали? Стефания ведь тоже под галантами осталась. Так что ты, Олег, если что, не стесняйся.

— Я, честно говоря, не понимаю, о чем ты, Сергей. Там двое парней вообще из нашего взвода. А что за Стефания такая.

— Не знаешь про Стефанию? Да есть… Или была такая вредная планета в составе Российской империи. Стефаны постоянно требовали независимости. Однако такой, при которой империя обязана была снабжать их финансами, продовольствием и всем прочим необходимым, вплоть до оружия и боеприпасов для устройства терактов на имперских планетах.

— Ну и что им на это отвечали? — удивленно поднимаю брови.

— Мне всего пять лет было, когда мать вышла замуж за гражданина Конфедерации и увезла меня из империи. А через полгода не стало и самой империи. Но по тем сведениям, которые до меня дошли, практически все требования стефанов удовлетворялись.

— И оружие с боеприпасами? — не поверил я.

— Самое удивительное, похоже, что так. Ибо, несмотря на полное отсутствие какого-либо производства, оружие и боеприпасы у них не переводились, — Бужин снова посмотрел на галдящих стефанов, — Значит, говоришь, двое из твоего взвода? Я скажу Тору, чтобы присматривал, но ты и сам будь начеку. Жди от них пакостей в любой момент.

Беседуя, мы прошли к каменной стене на полосе препятствий и уселись в ее тени на не вытоптанную травку.

— Ну, давай, Олег, рассказывай, гражданин ты или не гражданин, и как попал в армию Конфедерации? — вопросительно глядя на меня, Сергей откинулся на стену и приготовился слушать.

И я рассказал. Рассказал о своей мечте служить в звездной пехоте. О том, как занимался вместе с друзьями на силовых тренажерах и игровом симуляторе, стараясь не думать о бесперспективности мечты. Рассказал об Адиле Орчинском и о том, как отправился в армию вместо него.

— Мутная история, — покачал головой Бужин, когда я закончил рассказ, — Там тебя мобилизовали под его именем, здесь служишь под своим. Это ж какой мудреж с документами должен быть?

В ответ лишь пожимаю плечами.

— Мне главное, что я в армию попал. А возвращаться я не собираюсь. Через полгода подпишу новый контракт.

— Да? А если выявится, что ты не гражданин?

— Об этом я как-то не подумал, — признаюсь честно, — Но мать Адиля обещала, что поможет мне с гражданством сразу, как только я отслужу за ее сыночка. Может, мне стоит вернуться, получить гражданство и только потом пойти на новый контракт?

— Вот я и говорю, мутная история, — повторил Бужин, — По документам на твоем мобилизационном пункте вернешься не ты, а этот самый Адиль. Получается, что после получения гражданства новый контракт тебе не светит. Ты можешь лишь заново пойти на первый полугодовой. И представь, если ты снова попадешь в эту учебку? А здесь-то ты сейчас служишь под своим именем.

— Что-то я совсем запутался.

— А я наоборот, кажется все понял, — сообщил здоровяк, — Дело в том, братишка, что в планы тех, кто заварил эту кашу, твоя дальнейшая служба не предусмотрена, а значит, и гражданство ты вряд ли получишь. Радуйся, что штуку оранжевых заранее получил.

На этот раз надолго задумываюсь над словами сержанта.

— Сергей, а что если я все же не возвращаясь на Кинг, подпишу дальнейший контракт?

— Фиг его знает. Если бы ты как мобилизовался, так и служил под именем сенаторского отпрыска, тогда тебе по любому пришлось бы возвращаться. Ведь считалось бы, что это не ты, а он продлевает контракт. Но вот эта непонятная подмена имен, все путает. Ну да, видать не по нашим мозгам эти делишки. Полгода ты точно можешь не думать об этой проблеме. А там время покажет.

Далее сержант долго инструктировал меня, как и с кем следует себя вести, в каких случаях следует усмирить гонор, а в каких упираться рогом. Вроде бы за что-то хвалил Юрайя. Я слушал, согласно кивал, машинально отвечал на какие-то вопросы, но мысли мои были по прежнему заняты обрисованной Бужиным проблемой с гражданством и подписанием дальнейшего армейского контракта. Неужели Марта Орчинская способна так просто меня обмануть? Или это Серега нагородил страстей, делая из мухи слона? А может, и правда, ну их эти мысли на ближайшие полгода?

— Ладно, — хлопнул меня по плечу Бужин, — Не буду забивать тебе голову, а то ты, смотрю, дремлешь уже.

— Извини, Серег, — тру ладонями лицо, — что-то я действительно заснул.

— Да ничего. Я ж понимаю. Сам первые недели выматывался так, что засыпал буквально на ходу. Отдыхай, короче, пока есть возможность, а я пойду.

Я поднялся вслед за земляком, собираясь отправиться обратно к ребятам из своего взвода и там, если получится, вздремнуть.

— Ты, Олег, главное надежных товарищей найди, на которых можно положиться, тогда служба намного легче будет, — посоветовал напоследок Бужин, пожал мне руку и зашагал в сторону казармы.

Назад возвращался вдоль опушки, обойдя стороной компанию стефанов.

Юрай куда-то ушел, а Шевел, оставшись без собеседника, уснул и теперь легонько похрапывал, лежа на спине. И в этом занятии он был не одинок. Почти все расположившиеся вдоль опушки солдаты воспользовались неожиданным досугом именно для сна. Лишь Борк, Логрэй и умник, в котором я наконец опознал курсанта из нашего взвода Отто Гергерта, продолжали что-то вполголоса обсуждать. Первоначально он, кстати сказать, представлялся, как фон Гергерт. Но взводный сержант объяснил ему, предварительно заставив долго отжиматься, что в армии, а тем более среди новобранцев, никаких баронов, графьев и прочих извращенцев быть не может. А если новобранец Гергерт еще раз прибавит к своему имени приставку фон, то долго и упорно будет отжиматься весь взвод. Бросив на нас затравленный взгляд, Отто смирился.

Сейчас он снова тоном учителя что-то пояснял сослуживцам.

Я улегся на прежнее место и закрыл глаза с намерением уснуть. Однако невольно прислушался к беседе товарищей.

— Все равно не пойму я такой методики, — говорил Логрэй, — Как можно воспитывать воина путем создания для него скотских условий?

— Ха, он, видите ли, не поймет, — усмехнулся Гергерт, — Да этого не поймут целые институты психологов и социологов.

— Да кто же тогда придумал на нашу голову эту методику? — подал голос Борк.

— Русские.

Я удивленно открываю глаза, поднимаю голову и встречаюсь с направленными на меня взглядами.

— О чем это вы говорите? — спрашиваю сослуживцев и на всякий случай добавляю: — Лично я ничего не придумывал.

Проигнорировав мои реплики, взгляды возвращаются к Гергерту, и тот продолжает:

— Эту методику ввели после Первой Звездной Войны, сразу, как только создалась Конфедерация. Дело в том, что по всем правилам, и исходящим из них прогнозам аналитиков, ту войну должен был выиграть Евро-Английский Союз (?), обладающий самым крупным космическим флотом и великолепно оснащенными и отлично обученными сухопутными войсками и авиацией. Мизерные шансы были у Китайской Коммунистической Республики за счет бесчисленных людских резервов. Российскую Империю, как серьезного противника никто не воспринимал. Просто не могло быть сильной армии в государстве, погрязшем в чиновничьем беспределе и коррупции. Но по невероятному стечению обстоятельств, во время первой хаотичной экспансии ближайших звездных систем, русские захватили планеты, наиболее богатые ценными полезными ископаемыми.

— А как так получилось? — удивился Логрэй.

— Очень просто. Первые генераторы прокола контролировались Евро-Английский Союзом, и, соответственно, приоритет в выборе новых миров был за входящими в Союз государствами. И они выбирали. Выбирали миры наиболее пригодные для жизни — комфортный климат, неагрессивная флора и фауна и все такое. Кроме Союза доступ к генераторам имели только русские и китайцы. Эти державы были причастны к исследованиям в этой области. Но процент их вклада был не столь значителен, потому право первого выбора оставалось за Союзом. Китайцы — самая многочисленная на то время человеческая нация — хватали все более-менее пригодные для жизни планеты, лишь бы было куда переселять свои непрестанно множащиеся миллиарды. Разумеется, немало оставалось и на долю русских. Правда, доставались им по большей части планеты с суровым климатом, агрессивным животным миром или отдаленные от генераторов прокола.

— А сами они строить генераторы не могли? — снова встревает с вопросом Логрэй.

— В то время еще никто не мог их строить.

— Откуда же они тогда взялись.

— Ох и дремучие вы люди, — покачал головой Гергерт, — И на каких только планетах вас повылавливали? Да я, честно говоря, и сам точных подробностей не знаю. Была некая совместная экспедиция к крайней планете солнечной системы, где обитало человечество. Одним из спутников той планеты и оказался генератор прокола. Несколько десятилетий продолжались исследования, пока случайно ли, или в результате кропотливого труда не было разгадано его предназначение. Тогда и была обнаружена целая сеть подобных генераторов, покрывающая значительную часть галактики и позволившая человечеству стать полноправным хозяином звездных просторов.

— А кто создал эту сеть? — не удерживаюсь от вопроса и я.

— Это не выяснили до сих пор. Какая-то древняя цивилизация. Странно только, что кроме сети генераторов прокола больше не нашлось ни единого следа той цивилизации.

— Ты про Первую Звездную рассказывай, — направил в нужное русло отвлекшегося рассказчика Борк.

— А что про нее рассказывать? В результате полувековой хаотичной звездной экспансии миры трех держав оказались сильно перемешаны, что затрудняло определение государственных границ, со всеми вытекающими из этой проблемы сложностями. Некоторые планеты начали объявлять о суверенитете. Десятилетие переговоров с целью обмена мирами для большей компактности государств ни к чему не привело — никто не хотел ни покидать обжитые планеты, ни переходить под руку другой державы. Война была неизбежна, и она началась. И продлилась три с половиной десятилетия, уничтожив восемьдесят процентов человечества.

— Восемьдесят процентов? — не поверил Борк.

— Да, восемьдесят. Правда пятьдесят из них пришлось на долю китайцев, которые до начала войны составляли почти семьдесят процентов от общего числа людей.

— А кто победил-то? — вопросил нетерпеливый Борк.

— А никто, — Отто лег на спину, закинул руки за голову и закрыл глаза, будто собрался спать. Однако продолжил: — Разве что китайцев можно назвать вчистую проигравшими, ибо их республика перестала существовать, а планеты вместе с оставшимся населением впоследствии вошли в состав других государств.

Русские почти полностью потеряли флот. Но зато их десант захватил и контролировал большинство генераторов прокола. Так же они выиграли почти все наземные сражения, не только не потеряв своих планет, но и захватив еще изрядное количество.

Союз остался с могучим флотом и мог бы считать себя хозяином галактики… Но что толку от флота без сети генераторов? Возникла патовая ситуация.

В этот момент рассказ был прерван всхрапом Логрэя. Все посмотрели на него, но курсант уже и сам проснулся от собственного всхрапа, и как ни в чем не бывало задал вопрос:

— Ну и кто победил?

— А кто побеждает в патовой ситуации? — ответил вопросом на вопрос Отто, — Снова начались переговоры. Благо, на этот раз практически все ранее обжитые планеты находились в разрухе, да и населения на них значительно поубавилось. Потому измотанные длительной войной люди охотно переселялись в другие районы галактики в надежде, что там наконец-то наступит мирная жизнь.

Тогда же, кстати, произошел раскол Союза на Британскую Империю и пару десятков других государств. Большинство из них впоследствии объединились в Конфедерацию.

Таким образом из Первой Звездной Войны в прежнем виде вышла лишь Российская Империя, которую никто не считал серьезным противником.

Тогда в только создаваемой армии Конфедерации в пехотных частях и была принята, так называемая, русская методика. Методика, против которой буквально кричали все законы психологии, социологии и обычной логики. Методика, подтвержденная многовековой историей побед русской армии над более опытными и технически оснащенными противниками, покорившими половину мира и, невзирая на печальный опыт предшественников, решивших походя свернуть шею русскому медведю.

— Только против галантов эта методика русским не помогла, — сонным голосом заметил Логрэй, поворачиваясь на бок и подкладывая ладошки под голову.

На этот раз Гергерт лишь молча развел руками.

А я вдруг задумался о том, что почти ничего не знаю об империи, в которой родился. А ведь в резервации было много взрослых людей, которые не только родились, но и прожили основную часть жизни на русских планетах. И почему у меня ни разу не возникло мысли расспросить этих людей о своей родине? Почему они сами не стремились передать историю империи молодежи? Почему гражданин Конфедерации Отто фон Гергерт знает о моей родине больше, чем я?

От таких мыслей появилось чувство утраты, смешанное с чувством вины. Спать расхотелось.

— Неужели за все время ничего не смогли узнать о галантах? — обращаюсь к Отто, — Кто они такие? Почему напали на Русскую Империю? Почему не двинулись дальше?

— Единственное, что известно достоверно, они пришли из галактики, открытой Галантом Верном. Потому, кстати, их галантами и назвали. Британцы отправили к ней экспедицию во главе с самим Верном, но о ней до сих пор нет никаких известий.

— Не понял, — поднялся на локоть Борк, — Как британцы могли отправить экспедицию в такую даль? Вернее, как они собирались вернуться? Сколько миллионов лет оттуда пилить своим ходом?

— Экспедиция была отправлена на крупном армейском транспорте, загруженном всем необходимым для постройки малого генератора прокола. Сырье для строительства должны были добыть на месте. Риск, естественно, не малый, но таков удел всех первопроходцев.

— Так может, еще вернутся? — предположил я.

— Вряд ли. Уже почти четверть века прошло. Да и есть предположение, что именно по их следам нагрянули галанты. Первый раз рой пришельцев заметили из обсерватории, расположенной близ звезды-одиночки за западным пределом нашей галактики. Оттуда сообщили, что в одном из ранее пустынных секторов неожиданно появилось медленно дрейфующее скопление малых космических тел. Что это были за тела, из-за большого расстояния не определили. Однако наблюдение продолжили. Через полтора месяца рой исчез и появился гораздо севернее. Тогда и предположили, что это армада гигантских космических кораблей, способная к самостоятельным проколам пространства. А когда, спустя несколько месяцев, рой совершил очередной прыжок, проявившись теперь южнее, в этом предположении убедились окончательно.

В течение года рой совершил еще несколько прыжков, продолжая двигаться зигзагом, будто прочесывая пространство.

Понимая, что путь его лежит к нашей галактике, и контакт в конце концов неизбежен, Совет Конфедерации решил отправить к Галантам — их тогда уже так назвали — разведывательный зонд. Зонд отправили с той же обсерватории после того, как галанты прыгнули в южном направлении. Последовало несколько прыжков роя в сторону обсерватории, и связь с ней прекратилась. Теперь уже ближние обсерватории заметили рой у той звезды-одиночки, где находилась замолчавшая станция.

Несомненно, армада прыгнула по следу отправленного зонда. Потому отправлять еще один остереглись.

Армию Конфедерации привели в боевую готовность и объявили срочную мобилизацию. Британия и Русская Империя тоже спешно выводили космические флотилии на рубежи.

Теперь, вероятно следуя направлению, откуда был отправлен зонд, галанты двинулись к северному сектору галактики. Прыжки по прежнему совершались на одно и тоже расстояние, а промежутки между ними составляли от одного до трех месяцев. С чем это связано, неизвестно. Возможно с необходимостью накопления энергии для очередного прыжка.

В конце концов, галанты оказались у русских рубежей, и те выдвинули навстречу свой флот, который бесследно исчез в одночасье. Император обратился к человечеству с просьбой объединиться в борьбе с агрессором. Однако, видя участь русского флота, Конфедерация и Британия предпочли бросить все силы на укрепление своей обороноспособности. О прочих мелких государствах, владеющих одной-двумя планетами и говорить нечего. Кстати, многие из них поспешили примкнуть к Конфедерации.

Тем временем рой совершал прыжки от одной русской звезды к другой, и по мере его продвижения всякая связь с населением поглощаемых им планет прекращалась. Началось массовое паническое бегство. Конфедерация все же выделила транспортные корабли для эвакуации русского населения и организовала на своей территории пункты приема беженцев.

Теперь к Галантам постоянно отправлялись автоматические корабли с предложением контакта. Был послан и пилотируемый челнок с добровольцами. Результат один — никакого результата. Пришельцы продолжали захватывать человеческие миры, игнорируя любые попытки контакта.

По мере продвижения захватчиков появилась и начала усиливаться паника в Конфедерации. Теперь уже Совет обратился к парламенту Британской Империи с предложением объединить силы. Но британцы не спешили с ответом. Ведь если интервенция будет продолжаться с такой же скоростью, то пройдет более десяти лет, прежде чем рой приблизится к их границам. А за это время может всякое случиться.

И вот, когда от Русской Империи осталось всего лишь несколько не захваченных и практически покинутых населением планетных систем, галанты остановились. И остаются на достигнутых рубежах уже почти полтора десятка лет.

С тех пор Конфедерация продолжает наращивать военную мощь, одновременно продолжая попытки наладить хоть какой-нибудь контакт с галантами. Однако по прежнему никаких успехов. Единственное, что стало известно — их корабли имеют форму идеально гладкой капсулы, не имеющей абсолютно никаких надстроек… Эй, а кому я все это рассказываю?

Гергерт окинул взглядом спящих товарищей. Заметив, что слушаю только я, сказал:

— Ты-то, русский, все это и без меня знаешь.

Я промолчал. Было стыдно признаться, что ничего не знаю об истории оккупации галантами моей родины.

— Пятая рота, строиться на плацу!

Сквозь навалившуюся дрему соображаю, что пятая рота — это наша. Тут же чувствительный толчок в бок и голос капрала Шевела окончательно стряхивают с меня сонливость.

— Первый взвод, строиться на плацу! — кричит капрал, положив одну ладонь на рукоятку пристегнутой к поясу дубинки и протирая второй заспанные глаза.


* * * | Обреченный взвод [СИ] | Глава — 6