home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



История восьмая

ПРИШЕЛЬЦЫ

Шёл тёплый летний дождик. Его редкие капли ярко сверкали в лучах полуденного солнца. Такой дождик в народе называют «грибным», только почему-то на этот раз грибами и не пахло.

Зайчонок сидел под кустом можжевельника, и ничто вокруг его не радовало. Он чувствовал себя очень смелым, но ужасно одиноким и несчастным.

— По-моему, Баба Яга меня лучше понимает, чем папаня родной, — со вздохом прошептал Зайчонок.

И тут крупная капля дождя медленно скатилась с ветки и упала прямо на его розовый нос. От неожиданности он вздрогнул. «Кстати, как она там, бедная старушка, наедине со своим ревматизмом?» — подумал он.

А «бедная старушка» прекрасно себя чувствовала после ночной пляски. Видимо, такое лечение явно пошло ей на пользу. Она преспокойно попивала чаёк в своей тёплой уютной избушке, когда под окошком вдруг чьи-то глухие голоса по очереди нараспев затянули.

— Лу-у-дим, па-я-ем, стёкла вставляем! — гудел пожилой голос.

— Стр-о-им, лома-а-ем, всем помогаем! — вторил ему молодой.

Баба Яга потянула носом воздух.

— Знакомым духом пахнет, — сказала она и выглянула в окошко.

Перед ней, переминаясь с ноги на ногу, стояли двое лыжников. Один — толстый, низкого роста и постарше, другой — длинный, помоложе. У обоих лица замотаны шарфами. Только глаза торчат.

Попался волчок на крючок

— Ну и откуда вы взялись, такие лудильщики-паяльщики? — спросила Баба Яга, а про себя подумала: «Вроде дух знакомый, а кто такие — не узнаю».

— Вообще-то деревенские мы. Шабашники, — наперебой начали врать лыжники. — Всю зиму по лесу шастали в поисках работы. Как тепло настало, лыжня растаяла, мы и заблудились. Будто Леший нас по лесу гонял. Теперь вот, как дураки, на лыжах.

Враньё-то Баба Яга сразу почуяла, но виду не подала.

— Всё это не беда, — говорит. — Лыжи снять можно, работу подыщем, а вот насчёт дураков… Ну что я могу сказать? Дураков не пашут, не сеют — они сами рождаются.

Разговор явно пошёл не в ту сторону.

— Чего тут стоять-то, — всплеснула руками Баба Яга, — в ногах правды нету. Снимайте лыжи да в избу проходите. Погуторим насчёт работы, посмотрите, как живёт настоящая Баба Яга.

Шабашники быстро скинули лыжи.

— Да чего тут смотреть-то! Мы твою избушку как облупленную знаем, — начал было болтать языком молодой.

Старый молча ткнул его локтем в бок.

— Чего я говорю-то? Грамотные небось! — стал выкручиваться долговязый. — С детства сказки о твоём житьё-бытьё читали. Нынче каждый уважающий себя ребёнок знает, в каких условиях Баба Яга проживает.

Очутившись в избушке, незваные гости сразу же увидели то, что и хотели увидеть. Прямо перед ними на стене, крест-накрест, на огромном гвозде, висели два охотничьих ружья. Не спуская с них глаз, оба опустились на скамейку у стола. За этим столом они частенько за чашкой чая беседовали со своей хозяйкой за жизнь.

Долго ли, коротко ли, поставила Баба Яга самовар. Накрывает на стол, а сама искоса посматривает на своих гостей. А те сидят как заворожённые, глаз с ружей не спускают.

— Эти ружья от моих постояльцев на память остались, — говорит Баба Яга. — Бросили они меня одну-оди-нёшеньку. В одночасье сгинули. Как ветром их сдуло. Только я их и видела! — И краем платка как бы слезу смахнула.

Переглянулись шабашники и в один голос закричали:

— Да никто тебя и не собирался бросать! Это Машка — Игнатова внучка во всём виновата. Она перед всеми людями и зверями нас опозорила. Ты что, не признала нас? Это же мы, твои квартиранты. Я Шомпол! — заорал длинный, сдёргивая с лица шарф.

— А я Мукотя, — слегка смущаясь, промямлил толстый, тоже открывая своё лицо. — Отдай нам, пожалуйста, наши ружья.

— Признаться, я вас давно раскусила. Хотела вот только убедиться, насколько же люди врать горазды!

— Да мы… и врать-то не врали, только языки чесали, — начали было оправдываться браконьеры. (А это были именно они.)

Но Баба Яга жестом остановила их:

— Чего ж это вы, касатики, делаете?! Вы же меня, всеми уважаемую Бабу Ягу, под удар подставляете! Ругать мне вас жалко да и хвалить не за что. А ну-ка быстро ноги в руки, и айда отсюда, пока Игнатова внучка-штучка про вас не проведала. Будет вам тогда на орехи. А я уж как-нибудь переживу нашу разлуку.

Браконьеры засуетились.

— А как же ружья?! — воскликнул Мукотя.

— Ружья сдам Игнату, как леснику, под расписку, а уж он точно знает, что с ними дальше делать.

Баба Яга пальцем указала на дверь:

— А теперь убирайтесь подобру-поздорову! Чтобы духу вашего в лесу больше не было! Лично проверю!

Зная её нрав не понаслышке, выскочили браконьеры из избы и бросились врассыпную, только пятки засверкали.

— И чтоб ни слуху, ни духу! — крикнула им вдогонку Баба Яга.

Попался волчок на крючок

«Почему в жизни такая несправедливость? Одним всё — другим ничего», — думал Зайчонок.

Никак ему не удавалось проявить свою смелость. Потому что все мало-мальски интересные события в лесу всегда миновали его, как-то обходили.

Вот и на этот раз Зайчонок даже не знал, что происходит совсем рядом, на той самой поляне, где только прошлой ночью он стал самым смелым на свете.

До него, конечно, дошли слухи, что на летние каникулы прибыла внучка лесника Игната Маша. Но и в этом событии он ничего интересного не увидел. А зря.


Машенька окончила первый класс и в первый раз приехала к дедушке с бабушкой не просто погостить, а на настоящие школьные летние каникулы. Игнат и Пелагея были несказанно рады её появлению.

Теперь внучка отдохнёт от школьных забот, да и им старичкам повеселее станет. Обрадовался её появлению и старый друг, охотничий пёс Дружок.

В первый же день, как только Машенька собралась погулять по знакомым лесным тропинкам, пёс увязался за ней.

— Охотник слышит, как лес дышит, — сказал дед Игнат. — И вообще — мало ли что в лесу может случиться. Пусть идёт.

Старый лесник как в воду глядел. Первым обнаружил странные следы именно Дружок.

— То ли телега проехала, то ли на лыжах кто-то вздумал летом кататься? Чудно! — усмехнулся пёс.

— Откуда же здесь телега, а тем более лыжники? — удивилась девочка. — Наверняка это космические пришельцы какие-то знаки нарисовали. Но говорят, как следует разглядеть эти знаки можно только с высоты птичьего полёта.

— Как жаль, Маша, что мы с тобой не птички. Посмотрели бы сейчас сверху, что это они накалякали. Только вот сомнение у меня есть. Знакомые запахи от этих следов исходят. Сдаётся мне, давненько я знаком с этими пришельцами. Не первый раз они в наших краях.

— Спорим, что это гуманоиды! — возбуждённо сказала Машенька.

— Нет, дорогая моя. Называй их, как хочешь, только спорить с тобой я не собираюсь.

— А почему?

— Потому, что оканчивается на «у».

— Что, испугался?!

— Ничего я не испугался, — спокойно сказал Дружок. — Просто спорят только дураки и хитрецы.

— Да?

— Да! Один не знает и спорит, а другой знает и тоже-спорит.

— А кто из нас… — неуверенно спросила Машенька.

— Вот давай и проверим. Пойдём по этим следам и узнаем, кто из нас кто.

Дружок низко опустил голову и стал делать вид, что изучает следы. На самом-то деле он просто не хотел показывать наивной девочке свою улыбающуюся морду. А улыбался он потому, что хорошо знал «пришельцев».

— Ну, ты взял след? — нетерпеливо спросила Машенька.

— Взял, — буркнул следопыт.

И они двинулись в путь. Впереди Дружок, за ним вприпрыжку Машенька. Прыг-прыг, цветочек сорвёт, понюхает. Прыг-скок, ягодку в рот положит.

Иногда Дружок оглядывался посмотреть, успевает ли за ним девочка. И снова трусил дальше.

Нельзя сказать, что от быстрого бега у них деревья перед глазами мелькали. Они просто не спеша поторапливались: их ждала необычная встреча!

Всегда решительная и уверенная в себе, Машенька вдруг забеспокоилась: хорошо ли она выглядит?

Нарвав небольшой букетик цветов, она сплела из него веночек и надела себе на голову.

Ну, как я выгляжу? — спросила она у своего спутника.

Пёс оглянулся и внимательно посмотрел на неё.

— У меня нет слов! — воскликнул он. И вдруг выпалил:

Не лает она, не кусается

Маша — первая в мире красавица!

То ли от этих слов, то ли от того, что следы петляли по лесу, у Машеньки закружилась голова. Она остановилась и смущённо сказала:

— Ну и накрутили же эти гуманоиды вензелей по всему лесу. Даже голова кругом пошла.

Вдруг впереди послышался хруст ветвей. Машенька и Дружок насторожились. Пёс вытянулся в струнку, поднял переднюю лапу и замер в охотничьей стойке. Машенька, глядя на него, тоже замерла и на всякий случай подняла согнутую в коленке правую ногу.

— Неужели они? — взволнованно прошептала она. Дружок весело завилял хвостом.

— Свои-и-и, — протянул он.

Машенька раздвинула ветви орешника и увидела здоровенного Лося. Он мирно жевал ветки и смотрел на неё сверху вниз добрыми карими глазами.

— Тебе там сверху всё видно. Не видать ли где поблизости каких-нибудь марсиан?

Лось перестал жевать, посмотрел по сторонам и молча помотал головой. Потом проглотил очередную порцию еды и говорит:

— Старый я стал, подслеповатый. Полезай-ка ты ко мне на спину и сама посмотри вокруг. Может, и увидишь своих «марципан».

— Э-э-э! Ты, видать, ещё и глуховатый. Ладно, нагнись.

Лось наклонил голову. Маша ловко взобралась ему на рога, и он поднял её высоко над кустами. Быстро оглядевшись вокруг, девочка увидела сквозь редкие стволы деревьев поляну. Вон она, избушка на курьих ножках, а следы прямо к ней тянутся.

— Кажется, мы пришли!

Попался волчок на крючок

Маша попросила Лося опустить её на землю и, поблагодарив его за помощь, припустилась бегом к заветной цели. Дружок за ней.

Бежать пришлось не долго. Вот и знакомая поляна. Избушка на том же месте. Возле двери ступа Бабы Яги, а в ней, как карандаши в стаканчике, две пары лыж стоят.

Вокруг никого не видно и не слышно.

— Это уже интересно, — прошептала Машенька Дружку на ухо. — Наши люди летом на лыжах не катаются.

— Слу-у-шай, — прошептал в ответ Дружок. — А может, пришельцы захватили Бабу Ягу в плен? Руки-ноги ей связали, рот залепили, потому и тишина?

Машенька совсем растерялась. Она шла по следу, чтобы познакомиться с этими пришельцами, а тут такое дело. Как быть?

— Ладно. — Она сняла с головы веночек и аккуратно положила его на траву. — Сначала спасём старушку, а там видно будет, что и как.

— Понял! — кивнул Дружок.

Друзья осторожно подкрались к избушке, встали под окном и прислушались. В избе было тихо.

Баба Яга, гордая своим поступком, сидела за столом и прихлёбывала из блюдечка горячий чаёк. Две пустые чашки напоминали ей недавние события. Вдруг до её слуха донёсся какой-то шорох. Принюхалась… Опять знакомый дух! Выглянула в окошко, а там Дружок с Машенькой стоят.

— Заходите, гости дорогие, — обрадовалась Баба Яга, — стол накрыт, чайком угощу.

Войдя в избушку, Машенька присела у края стола, а Дружок уютно устроился на половичке возле двери.

— Скучно одной у самовара, — наполняя чашки чаем, посетовала Баба Яга.

— А где же пришельцы-то? — увидев на стене хорошо знакомые ружья, спросил Дружок.

— Так они уже ушельцы! — Баба Яга махнула рукой куда-то вдаль.

— Вот это номер! — Машенька поглядела на своего друга. — Значит, мы с тобой напрасно спорили? — чуть не плача, сказала она. — Как же мы теперь узнаем, кто из нас кто?

— А чего тут спорить-то? — искренне удивилась Баба Яга. — Если это тебя очень интересует, я скажу. Ты — Машенька, возле двери твой любимый пёс Дружок. А если интересует, кто я, то скажу не тая — я самая обыкновенная Баба Яга. А кто были эти пришельцы, тебе лучше и не знать.


История седьмая КАК ЗАЙЧОНОК СМЕЛОСТЬ С НАХАЛЬСТВОМ ПЕРЕПУТАЛ | Попался волчок на крючок | История девятая КАК ИГНАТ ЛЫСУЮ ГОРУ ОДОЛЕЛ