home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



44

А розы все росли и росли. С каждым днем листья становились крупнее и гуще, побеги — сильнее. Обвив балюстраду на крыше, вьющиеся стебли ползли уже вверх по шпилям.

Днем Королева ходила по замку и песней возвращала розам жизнь. Несмотря на закрытые двери и окна замка, песня вырывалась наружу и разносилась по всему саду.

Вечером розы умирали.

Теперь Король возвращался раньше и быстрым шагом проходил по аллее, что вела от ворот к замку.

Он возвращался в сумерки, но задолго до восхода луны. Над тополями мерцали лишь редкие бледные звезды, и тени еще хранили солнечное тепло.

Король предпочел бы вовсе не покидать замок, но ему приходилось посещать страну Ни-Ни и обменивать там свои сокровища на то, что было необходимо для жизни.

Каждый вечер Король останавливался на площадке перед мраморной террасой и оглядывал замок.

Розы еще не успели оплести весь фасад. Они вились вокруг окон, цеплялись за карнизы крыши. И каждый день, пока не приходил Король и не превращал их в лед, они успевали разрастись больше, чем накануне.

Когда Король останавливался перед мраморной террасой, Эльм прятался в отдалении и наблюдал за ним.

Король поднимал руки, и с его пальцев стекал холод. Он заклинал розы и превращал их в лед. Не успевал Король произнести последние ледяные слова, как первые опаленные морозом листья уже падали на землю. К восходу луны на стенах замка висели голые безжизненные стебли. К полуночи покров, одевающий замок, становился бурым, лишь кое-где слабо мерцали отдельные цветы.

Король ходил вокруг Белого замка и превращал розы в лед.

Эльм видел, что Король не понимает, откуда каждый день берется столько роз, если накануне он убил их морозом. Но это не останавливало Короля.

Когда Король увидел, что подрубленный и подпиленный им ствол лежит на земле без признаков жизни, Эльм, издали наблюдавший за Королем, заметил у него на глазах слезы. Однако голос Короля, вызывавшего мороз, звучал в тот вечер холоднее обычного.

Пока Король обходил замок снаружи, внутри в замке пела Королева. В дальних залах и высоко под крышей росли розы. Эльм угадывал в темноте красные угольки цветов и черные тени листьев.

Закончив свое злое дело, Король появлялся в Главном холле. Вид у него был усталый — обойти замок вокруг было не так-то легко.

В холле он останавливался и принюхивался. С каждым вечером благоухание роз становилось сильнее. Король стоял, покачиваясь из стороны в сторону, и наслаждался дивным ароматом, но никогда не позволял запаху покорить себя.

Через некоторое время он открывал глаза, поднимал к потолку руки и снова начинал заклинать розы. Сверху дождем сыпались листья. В Главном холле воцарялся холод, стены покрывались инеем, изо рта шел пар.

Однажды вечером, когда дождь из листьев вокруг Короля прекратился, к нему подошла Королева.

— Зря ты так поступаешь, — тихо сказала она. — Зачем ты все портишь?

— Все и так уже испорчено, — с горькой обидой ответил Король. — Видишь, я убил все, что люблю.

Короля шатало от усталости. Королева поддержала его и повела к лестнице. Они медленно поднимались по ступеням, и Эльм, стоявший внизу, слышал их разговор.

— Помнишь, как ты сажал розы у Круглой башни? — говорила Королева. — Помнишь, как радовался, что они хорошо растут? Ты надеялся, что Лелия почувствует твою любовь. Помнишь, как первые побеги поползли по стене? Как распустилась первая роза? Таких ярко-красных потом уже не было. Помнишь, как ты ухаживал за каждым побегом, за каждым росточком? Оберегал их от мороза, мечтал, что они будут жить вечно. Ты сказал тогда: «Это самый дорогой подарок, какой я могу ей сделать». Помнишь…

Голос Королевы звучал как будто издалека.

— Но ведь я тоже люблю Белый замок, — прошептал Король.

Королева продолжала, словно не слышала его слов:

— А помнишь, розы на время окаменели? На кустах не было ни одного нового побега, ни одного бутона?

Эльм услышал рыдания. Это рыдал Король. Королева молчала.

Днем в замке царила Королева и ее песня. Вечером — Король и мороз Тысячелетнего тролля.

Сила песни была необоримой, розы оживали от ее звуков. Каждый день на мертвых стеблях появлялись новые цветы и побеги. Они были полны жизни и давали жизнь новым побегам и новым бутонам.

Король все видел. Теперь ему требовалось больше времени на обход замка и вдвое чаще приходилось произносить заклинания и поднимать руки.

Постепенно Король сдавался. Он перестал ходить вокруг замка и понимал, что не в состоянии даже внутри убить все розы. Сначала его голос достигал самых отдаленных уголков, куда никто никогда не заглядывал, но потом он охрип и голоса его хватало уже только на Главный холл. Теперь никто не мешал розам расти.

Им была уже не нужна даже песня Королевы. Розы, что росли снаружи, приникали к стенам, пытаясь проникнуть внутрь, но камни были еще крепки и не пускали их.

Стены пока что держались. Но вот один упрямый росток нашел трещину и забрался в нее. Куст отдал этому ростку все свои силы, и вскоре первый камень с грохотом рухнул на землю. Так началось разрушение замка.

То в одном, то в другом зале звенело разбитое розами окно.

То в одном, то в другом покое слышался глухой стук — это розы срывали двери с петель.

Сперва все это происходило где-то вверху или вдали, но постепенно звуки разрушения приближались к покоям, где жили Король, Королева и Эльм.

Белый замок сопротивлялся из последних сил. Иногда его камням удавалось сжаться и раздавить проросшие сквозь трещины стебли. Его крыши сделались гладкими и скользкими, чтобы побегам было труднее виться по ним. Острые выступы крыш срезали бутоны и листья.

— Ты слышишь, Эльм? — спросила однажды Королева.

— Слышу.

Они стояли в Главном холле, прислушиваясь к тому, что происходит в замке.

— Что все это означает? — спросил Эльм.

— Это означает, что победят розы, — ответила Королева.

Издалека до них донеслась песня:

…мир ведь так велик,

больше, чем ты можешь охватить мечтой.

— Лелия? — удивилась Королева. — Ведь это ее голос!

Королева выбежала из замка и остановилась на мраморной лестнице. Песня звучала у золотисто-медвяного дерева. Лелия сидит там и ждет их, подумал Эльм. Наконец-то она захотела встретиться с Королевой!

Королева быстро спустилась в сад. Она бежала мимо вечерних роз, мимо Тополевой рощи, мимо серебряных лилий — прямо к золотисто-медвяному дереву. Эльм с трудом поспевал за ней.

— Лелия! — кричала Королева. — Лелия!

Но под деревом никого не было.

Королева остановилась. Песни больше не было слышно. Эльм понял, что это дерево заманило их сюда.

Он взял Королеву за руку. Рука у нее была не такая мягкая, как у Лелии. Королева попыталась вырваться, но Эльм крепко держал ее.

— Идем! — сказал он.

Королева последовала за ним в тень, падавшую от дерева.

— Где же Лелия? — с недоумением спросила она. — Ведь я слышала ее голос!

— Это пело золотисто-медвяное дерево, — сказал Эльм.

— Золотисто-медвяное? — Королева с удивлением рассматривала голые, лишенные листьев ветви.

— Да, Король посадил его при мне!

— При тебе?

На глазах у Королевы показались слезы, голос дрожал.

— Король сказал, что принес его из страны сказок.

— Неужели он правда посадил такое красивое дерево?

Слезы текли у нее по щекам и падали на затененную землю. Земля потемнела от слез. И опять повторилось то, что однажды Эльм уже видел.

Дерево изнутри осветилось. Ветви поднялись и покрылись листьями. Ветер слегка шевелил их.

Из-под листьев выглянул большой бутон. Он открылся и превратился в цветок, похожий на золотой колокольчик.

Бутон за бутоном выглядывали из-под листьев и превращались в золотые колокольчики.

— Лелия, — произнесло дерево голосом Королевы, и Королева заплакала еще сильнее.

А золотисто-медвяное дерево повело свой рассказ.

Жили-были король с королевой. Она была очень красивая, и он горячо любил ее. Король ежедневно по многу раз говорил королеве о своей любви, и ей всегда было приятно слушать его.

Но у них не было детей, и они очень страдали от этого. Ведь им был нужен наследник трона и королевства!

Со временем король все реже стал говорить королеве, что она красивая и что он любит ее, а потом и вовсе перестал.

— Если б я могла родить ему ребенка, — часто думала королева. — Мне так хочется сделать его счастливым!

С каждым днем королева все сильнее мечтала о ребенке, но время шло, а наследника трона и королевства у них так и не было.

Однажды ранней весной, когда в саду еще лежал снег, королева сидела на террасе с рукоделием. Она по обыкновению мечтала о ребенке и нечаянно уколола себе палец.

На белый снег, лежавший на черной клумбе, где летом росли лилии, упала алая капля.

— Мне бы хотелось родить дочку белую, как снег, румяную, как кровь, и с волосами черными, как земля, — сказала Королева.

В кустах, что росли возле террасы, грелась на солнце стайка воробьев. Три последних зимы королева подкармливала их, а в сильный мороз пускала в замок погреться.

Один воробышек сел на перила террасы возле королевы.

— Мы слышали о твоем желании, королева, — сказал он. — Ты кормила и грела нас три долгих зимы, и теперь мы выполним три твоих желания. Первое твое желание исполнится — ты родишь дочь.

К концу того года королева родила дочь. Король радовался, а, глядя на него, радовалась и королева.

Время шло, принцесса росла. Королева грустно наблюдала, как король играет с маленькой дочкой.

— Ты самая красивая! — говорил король принцессе, и королева грустно думала: а мне он теперь этого не говорит!

— Я люблю тебя, папа! — говорила принцесса королю, и он отвечал ей:

— И я люблю тебя!

О как хотелось королеве тоже услышать от короля эти слова!

Королева украдкой часто следила за игрой короля и принцессы. Король улыбался дочери, и королева думала: а мне он теперь больше не улыбается.

Принцесса с королем смеялись, и королева думала: а со мной она совсем не смеется!

Но пересилить себя и играть вместе с ними королева не могла.

Однажды король сказал королеве:

— Нам нужен принц! А то нам некому будет оставить в наследство свой замок!

Королева пошла к воробьям и сказала, что хочет родить сына. И к концу года она к великой радости короля родила ему сына.

Только бы он не отнял у меня сына, как отнял дочь, со страхом думала королева.

Шли годы и с каждым годом король все больше мрачнел. Его уже ничего не радовало и даже принцесса не могла развеселить его.

В конце концов он построил башню, заточил в нее принцессу и отправился искать для нее подходящего жениха.

Принц же своим поведением разочаровал короля и королеву, а потому однажды весной королева сказала воробьям, что хотела бы родить еще одного сына.

— Твое желание исполнится, — пообещали воробьи королеве, и к концу года она родила второго сына.

Королева пела ему песни, играла с ним, а принцесса сидела в башне и плакала.

Королева давно забыла свои обиды и очень тосковала по принцессе. Она каждый день приносила ей еду, старалась чем-нибудь порадовать, развлечь разговором, но принцесса была безутешна и даже не смотрела на королеву.

Однажды королеве приснилась принцесса, она сидела за прялкой и плакала.

— О мама, — сказала принцесса. — Почему ты меня бросила?

Королева проснулась и поняла, что ее сон был вещим. Она тут же поднялась в башню к принцессе и сказала:

— Ты пришла слишком поздно, — сказала принцесса.

— Слишком поздно… — прошелестело дерево.


Цветы-колокольчики сложились в бутоны, бутоны спрятались между листьями. Ветер в листьях затих, и листья исчезли. Сияние, освещавшее дерево изнутри, погасло, и синие тени снова прильнули к его стволу.

— Слишком поздно, — прошептала королева и еле заметно покачала головой. — Вот так все и было. Я всегда любила ее и сейчас люблю. Я всегда ждала ее и сейчас жду. Я мечтаю, чтобы она, где бы она ни находилась, почувствовала мою любовь. Мечтаю, чтобы она увидела открытое окно и поняла: ее ждут, она нужна.

— Ты говоришь про Лелию? — спросил Эльм.

— Да, про нее. Я не верю, что она вернется сюда, и все-таки мечтаю о ее возвращении.

— Я ее видел.

— Должно быть, это было во сне, — заметила Королева.

— Вы с Королем всегда так говорите!

— Да, мы всегда так говорим.

— Ну, а первый принц, это был Люсэ, да?

Королева смотрела куда-то мимо Эльма, словно у него за спиной кто-то стоял. Эльм вздрогнул — он уже видел у Королевы этот невидящий взгляд. Так она смотрела на Эльма в тот год, когда Белый замок впервые оделся в траур.

— Ты видишь Люсэ? — спросил он.

— Люсэ? — голос Королевы звучал глухо, как в те времена.

— Расскажи мне о нем, — попросил Эльм. — Ну, пожалуйста!

Королева выпрямилась и насторожилась.

— Почему он стал невидимкой? — спросил Эльм и сделал шаг к Королеве, но она отступила от него.

И снова послышалась та же песня, только Эльм не мог понять, с какой стороны она доносится.

— Слушай! — сказал он. — Это твоя песня!

— Я ничего не слышу, — проговорила Королева.

— Это поет Люсэ! Он где-то здесь!

Королева зажала уши руками.

— Не мучай меня! Перестань! — всхлипнула она.

— Пожалуйста, сделай так, чтобы его опять было видно! — попросил Эльм.

— Это не в моих силах! — воскликнула Королева. — Иногда мне кажется, будто я вижу его, но потом он снова исчезает. Я не могу сделать так, чтобы он снова стал видимым!

Она оставила Эльма, прошла через Ландышевую полянку и скрылась в Сосновой роще.

— Люсэ! — позвал Эльм. — Я знаю, что ты здесь! Мне так хочется тебя увидеть! Песня умолкла, но Люсэ так и не показался.

— Люсэ, ответь мне!

Эльм умолял Люсэ показаться ему, вглядывался в тени по ту сторону Ландышевой полянки?

Ему почудилось, будто за Королевой скользнула синеватая тень, однако он не был в этом уверен.


предыдущая глава | Белый замок | cледующая глава