home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



25

— Я больше даже не буду ложиться спать, — сказал Король через несколько дней.

Они сидели за завтраком. В тот день Король никуда не ушел из замка.

— Каждую ночь мне снится один и тот же сон, — продолжал он. — Я лежу в пещере и вокруг меня собраны все мои сокровища. Но кто-то входит в пещеру и нарушает мой покой. Он хочет похитить мои богатства. Замахивается мечом. И когда меч опускается мне на шею, я просыпаюсь.

Эльм вздрогнул. Точно такое же видение показала ему золотая птичка. Он не смел поднять глаз, опасаясь, что Король догадается, кто приходил к нему в пещеру и хотел зарубить его.

После долгого молчания Король заговорил снова:

— Я чувствую, что нашему счастью что-то угрожает. И эта угроза кроется в нашем саду. Я должен выяснить, что это такое!

Он быстро вышел из-за стола и покинул замок. Королева с Эльмом не успели даже опомниться.

Первым делом мальчик подумал о золотой птичке. Только бы Король не нашел ее!

Он побежал за Королем. Тот был уже далеко и шел очень быстро. Эльм с трудом догнал его. Он следовал за Королем, прячась за кустами и деревьями, но Король ни разу не оглянулся.

Эльму хотелось первым заметить золотую птичку и предупредить ее. Он понимал, что Король решил навсегда прогнать ее из Бескрайнего сада.

У Ландышевой полянки Король остановился и долго смотрел на нее. Эльм не понимал, что он там увидел. Золотой птички там, во всяком случае, не было. И вообще, с тех пор, как туман, ландыши и плясуны исчезли с полянки, в ней не осталось ничего примечательного.

— Эй, кто там? — крикнул вдруг Король. — Кто там танцует в тумане?

Эльм снова поглядел на полянку, но не увидел ни тумана, ни плясунов.

Король покачал головой.

— Наверное, я слишком устал. Мне чудиться то, чего нет, — сказал он самому себе и пошел дальше.

У Корявого леса Король опять остановился.

— Эй, кто там? — крикнул он в темноту леса. — Зачем ты на меня смотришь? — Король сделал несколько шагов. — Не надо, не смотри на меня! Ну, пожалуйста! — крикнул он и опять покачал головой. — Я просто слишком устал. Конечно, там никого нет.

Король пошел дальше, Эльм — за ним.

Эльм первым заметил золотую птичку, она сидела на золотисто-медвяном дереве. Он замахал руками, чтобы спугнуть ее, но птичка не испугалась.

— Так вот она где, эта золотая птичка! — обрадовался Король. — Ишь ты, сидит на моем дереве!

Перышки на птичке засверкали еще сильней.

«Зачем ты так сверкаешь? — мысленно воскликнул Эльм. — Улетай скорей, спрячься, чтобы Король не нашел тебя!»

Но золотая птичка не тронулась с места.

— Ты грозишь бедой моему саду! — гневно закричал Король. — Ты насылаешь на меня страшные сны и лишаешь меня покоя! Ты хочешь лишить меня счастья!

Он схватил с земли камень и швырнул его в золотую птичку. Взмахнув крыльями, она упала на землю. Ее блеск медленно погас.

— Золотой птички больше нет! — с удовлетворением произнес Король и пошел в замок, так и не заметив Эльма.

Золотая птичка не шевелилась, и Эльм понял, что она умерла. Он горько заплакал, и на некоторое время слезы ослепили его.

А когда пелена с глаз пропала, золотой птички на земле уже не было. Осталось лишь одно тусклое перышко. Мальчик поднял его.

«Король убил золотую птичку», — подумал Эльм, и перышко у него в руке слегка заблестело.

«Король и есть тот Тысячелетний тролль», — подумал Эльм, и перышко заблестело еще сильнее.

Почему только он решает, что существует, а что не существует; что правильно, а что — нет; как должно быть, а как не должно? — громко крикнул Эльм.

И перышко засверкало так, словно в него перелился весь золотой блеск убитой птички.

Тогда Эльм рассердился на Короля и решил как-нибудь огорчить его, отомстить ему за смерть золотой птички.

Он посмотрел на перышко и вдруг вспомнил высокую живую изгородь, к которой Король запретил ему приближаться. Если ты когда-нибудь подойдешь к этой изгороди, ты навсегда потеряешь радость, а меня навеки сделаешь несчастным, сказал тогда Король.

Но он убил золотую птичку и Эльм потерял навсегда радость, даже не подходя к живой изгороди. Так пусть же Король навеки станет несчастным! — решил Эльм.

Он сбегал в замок, положил перышко в зеленый ларец и отправился к живой изгороди.

Изгородь он увидел издалека. Она тянулась в обе стороны насколько хватал глаз. Вскоре он уже отчетливо различал цветы, ветви и листья. Уже слышал, как в изгороди шелестит ветер.

Сейчас, сейчас он накажет Короля за его злодеяние! Эльм считал, что стоит ему залезть в эти заросли, как Король мгновенно станет несчастным. Что ж, он будет продираться через кусты, пока Король не взмолится о пощаде. А если понадобится, он просидит в них хоть тысячу лет.

Наконец он подошел к изгороди и пролез между двумя кустами. Ветви сомкнулись у него за спиной.

«Надеюсь, Король уже заподозрил неладное, — подумал Эльм. — Надеюсь, ему уже стало больно и предчувствие несчастья сжало его сердце».

Он продирался все глубже и глубже, но Король не молил его о пощаде.

Вдруг Эльм обнаружил, что дальше пути нет. Его руки под ветвями нащупали холодный камень. Перед ним была стена! Эльм кинулся в одну сторону, потом — в другую, но всюду перед ним вставала все та же бесконечная каменная стена.

Откуда она взялась здесь? Зачем? Ведь сад бесконечен!

— Я хочу пройти дальше! — громко закричал мальчик.

Он колотил в стену кулаками, царапал ее ногтями, но стена не поддавалась.

— И ты навсегда потеряешь радость, — услышал он голос Короля.

Не только радость, но и злость, и отчаяние вдруг покинули Эльма. Его охватила смертельная усталость.

Король убил золотую птичку, но он не смог отомстить Королю, сделать его навеки несчастным. Король оказался сильнее. Это Тысячелетний тролль.

Эльм возвращался в замок, с трудом передвигая ноги и не различая дороги. Его одолевал сон. В конце концов он упал. И понял, что не встанет уже никогда…

… и принц спал тысячу дней,

он спал тысячу ночей.

Солнце вставало и садилось,

и время ткало из суток годы.

… а принц все плыл по бесконечному морю

к морозу и льду.

— Эльм! — звали голоса у него за спиной. —

Вернись, Эльм!

Но он уплывал от них все дальше,

и лед сковал его сердце,

и заморозил его слова,

и ледяной пеленой затянул его глаза.

Приходили дни, уходили ночи.

Солнце сменялось луной, а дождь — снегом.

Ударил мороз, и тело Эльма застыло.

Пальцы превратились в сосульки.

Кожу покрыл иней.

Сердце его билось все тише и тише,

а лед вокруг него становился все толще.

Легкие Эльма наполнились северным ветром,

и его дыхания было почти не слышно.

— Эльм! Эльм!

Вернись, Эльм! —

слабо неслось над замерзшим морем,

и шел уже тысячный день этого безжизненного сна.

И вдруг

сквозь лед прорвалось солнце,

знакомая песня проникла в сердце Эльма,

смешалась с его дыханием.

И в сердце Эльма распустилась весна,

его легкие вдохнули лето,

лед на глазах растаял и пролился дождем…

Принц спал тысячу дней,

он спал тысячу ночей.

Но вот он открыл глаза… У постели Эльма сидел Король и пел песню, которой никогда раньше не пел.

— Наконец-то ты вернулся! — сказал Король и заплакал.


предыдущая глава | Белый замок | cледующая глава