home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



IV

Крытый грузовичок стоял перед отелем «Стат-лер». Стоянка здесь была запрещена. На ветровом стекле, прижатая ребром дворника, белела квитанция на штраф. Это ничуть не обеспокоило Гризи. Грузовичок, синий «шевроле» выпуска 1962 года, был краденым.

— Ключи у тебя? — спросил Гризи. Сэмюэль стал рыться по карманам и наконец нашел ключи.

— Мамочки мой, не потерял, слава богу…

Гризи мысленно проклял себя, что взял в помощники этого остолопа. К счастью, на Сэмюэля возлагались совсем простые обязанности.

Гризи повел машину к Тридцать первой улице. Он ехал не торопясь, не нарушая правил, чтобы не привлекать к себе внимания.

— Может быть, мне не стоит подыматься с тобой наверх? Лучше я останусь в машине… — сказал Сэмюэль.

— Это еще за каким чертом? — подозрительно спросил Гризи.

— Чтобы дать тебе знать, если появится полиция.

Гризи сдержал закипавший в нем гнев.

— Как раз по соседству находится полицейский участок. — Гризи говорил нарочито медленно. — Ты увидишь не одного, а многих полицейских. И не психуй. Иначе привлечешь к себе внимание, и тогда тюрьмы не миновать.

— Лучше я останусь в машине. Ведь кто-нибудь из служащих может неожиданно вернуться на работу…

— В машине оставаться нельзя. Если фараоны увидят типа, поджидающего кого-то в машине, — это может вызвать у них подозрение, и они примутся расспрашивать тебя. Короче говоря, я все предусмотрел.

— Значит, мне нельзя оставаться в машине?

— Нет.

— Мамочки мои, как я проголодался. Может, купим чего-нибудь поесть…

— Раньше надо было думать! Мы и так опаздываем..

— Давай перенесем все на завтра. Суббота куда лучше пятницы, все отправляются пьянствовать…

— Пошел ты к черту! Мы все провернем сегодня. Это еврейская фирма; может, завтра к вечеру они надумают работать, а уж сегодня тут никого не будет.

— А вдруг они неверующие?

Но Гризи досконально изучил распорядок работы в здании. Вечером в пятницу здесь не оставалось ни единого человека.

— Возможно. Но сегодня меньше риска.

— Что-то я неважно себя чувствую.

— Я тоже. Ради самого господа, перестань ныть. Хватит! — Гризи остановил машину перед красным глазом светофора.

— А вдруг кто-нибудь спрятался там с револьвером? Какой-нибудь проклятый охранник, мечтающий прославиться… У меня дурное предчувствие…

— К черту твои предчувствия, — рявкнул Гризи. — Все будет в порядке. — Он притормозил машину перед поворотом в переулок, на который выходил Варвик-билдинг.

— Приехали? — спросил Сэмюэль.

— Да. Я выйду первым, посмотрю, все ли спокойно. — Гризи положил ключ от зажигания себе в карман. От Сэмюэля можно ожидать всего — возьмет и укатит. Захлопнув за собой дверцу, Гризи не торопясь зашагал по переулку к боковой двери и вошел в здание. Ни единого звука не раздавалось внутри. В главном вестибюле он услышал, что папаша Саччини все еще возится с мотором в подвале. Он выглянул в окно и увидел двух фараонов, прошествовавших мимо. Сэмюэль в машине уткнулся в «Джорнэл».

Пепельница, которую папаша Саччини приставил к двери, ведущей на пожарную лестницу, была на месте. Гризи вернулся к машине.

— Пошли, кивнул он Сэмюэлю. — Помоги мне достать тележку.

Из крытого кузова грузовичка они вытащили легкую брезентовую тележку, вроде тех, какими пользуются на почте для перевозки корреспонденции, и покатили ее по переулку. Хотя один человек мог бы без труда нести ее одной рукой, Гризи хотел, чтобы они выглядели как можно естественнее и не привлекали к себе внимания. Не таясь, широким движением Гризи распахнул дверь, стараясь, правда, сделать это как можно тише, пропустил Сэмюэля вперед с тележкой и прикрыл за собой дверь.

— Не топочи ногами, — прошептал он. — Следуй за мной.

Гризи быстро провел его через главный вестибюль на пожарную лестницу. На лице Сэмюэля был написан испуг. Гризи проследил, чтобы он не сдвинул пепельницу с места, и пошел вперед.

— Мамочки мои, как все просто! — воскликнул Сэмюэль.

Гризи обернулся и приложил палец к губам.

— Молчи! — свирепо прошептал он.

Сэмюэль послушно кивнул в ответ и начал подниматься по лестнице.

Гризи нес тележку на весу, держа ее перед собой, опасаясь, как бы она не стукнулась о перила.

На третьем этаже они услышали телефонный звонок. «Наверное, жена звонит папаше Саччини», — подумал Гризи. Но к телефону никто не подошел, и звонок в конце концов умолк.

Они добрались до шестого этажа. Предстояла самая трудная часть: вскрыть дверь в мастерскую братьев Леви. Гризи опустил тележку на пол и вытащил из нее сумку с инструментами.

— Принеси стул, — прошептал он, — и выверни лампочку.

Сэмюэль выполнил приказ. Гризи протянул ему черный шнур удлинителя и переходную муфту. Сэмюэль ввернул муфту в патрон и воткнул в нее вилку удлинителя.

— Вот молодец! Теперь я понимаю, почему ты хотел приняться за дело до того, как стемнеет! — воскликнул Сэмюэль в восхищении.

Гризи с горделивой улыбкой приложил палец к губам. Он выбрал из набора инструментов мощную дрель и включил в штепсель удлинителя.

— Дай масло, — прошептал он.

Сэмюэль принялся рыться в сумке и наконец нашел банку с машинным маслом.

— Я буду сверлить, а ты понемногу капай на сверло.

— Ладно, — Сэмюэль послушно наклонил банку над дрелью. Масло потекло на пол.

— Не туда, — яростно прошептал Гризи, мысленно добавив «идиот». — Держи так, чтобы масло еле-еле капало.

— О'кей.

Гризи протянул ему часы.

— Заметь время. Сэмюэль кивнул.

Гризи включил дрель, и сверло начало вгрызаться в металлическую панель в нижней половине двери.

— А почему бы просто не высадить стекло? — спросил Сэмюэль.

— А потому, что тогда включится сигнал тревоги.

— Мамочки мои, ты обо всем подумал вперед!

Гризи кивнул: именно поэтому он ни разу не попадал в тюрьму. Перед операцией он все тщательно продумывал. Гризи Дик не состоял на полицейском учете.

Сверло прошло металл насквозь. Панель была не так толста, как предполагал Гризи. Действительно, к чему дюймовая стальная плита, если находишься по соседству с полицейским участком?

— Сколько ушло времени? — спросил Гризи.

— Десять секунд.

Гризи кивнул. Стало быть, эта часть работы займет в целом около получаса. Гризи предстояло просверлить панель по трем сторонам, затем отогнуть ее настолько, чтобы можно было пролезть в образовавшееся отверстие, отключить сигнализацию и открыть дверь. Все очень просто… Когда знаешь, как это сделать, конечно.

— Почему бы не воспользоваться паяльной лампой? С ней было бы куда быстрее.

Гризи не спешил с ответом.

— Сигнализация реагирует на температуру. Едва она поднимется до определенного градуса — сработает сигнал тревоги.

— Мамочки мои, ты и впрямь все знаешь!

— Я все предусмотрел.

Да, Гризи ни разу не сидел в тюрьме. Но в предыдущие разы следователь страховой компании не встречал его в здании, которое он собирался ограбить. Иди знай, как он себя поведет…

Сверло нагрелось. Гризи не хотел прекращать работу, но он опасался, что сверло сломается.

Осколки разлетятся по полу и послужат лишней уликой для полиции. Пришлось сделать передышку.

— Достань из сумки кувшин, — шепнул он. Сэмюэль протянул ему кувшин.

— Отвинти пробку.

Сэмюэль повиновался, и Гризи сунул сверло в горлышко.

— Что там? — поинтересовался Сэмюэль.

— Вода.

Гризи вновь принялся за работу.

— Масла!

Сэмюэль отставил кувшин и вновь принялся капля по капле лить масло на сверло. Работа продолжалась в молчании. Сэмюэль, наконец, понял что к чему, и Гризи лишь кивком головы указывал ему то на кувшин с водой, то на банку с маслом.

С третьего этажа послышался телефонный звонок, но никто не поднял трубку, и телефон перестал дребезжать. Завывая сиреной, от полицейского участка отъехала патрульная машина. Сэмюэль встревоженно обернулся к Гризи.

— Не дрейфь, — сказал тот. — Это не за нами.

— Надо было найти другое место. Тут слишком близко от полиции.

— В другом месте не было бы так просто. Наконец дыры по всем трем сторонам были просверлены.

— А теперь помоги мне убрать инструменты, — сказал Гризи.

— Разве ты не собираешься сперва влезть туда?

— Нет. — Гризи выдернул вилку дрели из штепселя удлинителя, замотал провод вокруг рукоятки и сунул дрель в сумку.

— Отключи удлинитель, — велел он Сэмюэлю, — и не забудь ввернуть обратно лампочку.

— Хорошо, — пробормотал тот, залезая на стул.

Гризи сунул кувшин с водой и банку с маслом в сумку и задернул замок-молнию. Он пожалел, что не прихватил совок и метлу — он не любил оставлять после себя сор, который мог навести полицию на след. Затем отряхнул одежду, удостоверился, что за обшлагом брюк нет металлических стружек, и велел проделать то же самое Сэмюэлю. К чему лишние улики в случае встречи с полицией?

Сэмюэль замешкался с лампочкой.

— Не забудь стереть отпечатки пальцев, — сказал Гризи.

— Будь спокоен.

Гризи сунул короткий ломик в одно из высверленных в панели отверстий и обернулся к напарнику.

— Скоро ты там?

— Сейчас.

Сэмюэль слез со стула и, вытирая руки о носовой платок, подошел к Гризи.

— Придерживай дверь, чтобы она не двигалась, а то может сработать сигнализация.

— Это нам вовсе не к чему.

— Еще бы, — согласился Гризи. — Навались на дверь, пока я отогну панель.

Что было силы Сэмюэль налег на дверь. Гризи ломиком отогнул металлическую панель, чтобы можно было ухватиться за край руками, затем, натянув рукавицы, принялся тянуть панель на себя. К несчастью, панель начала гнуться посередине. Отверстие было слишком мало для того, чтобы в него мог пролезть человек.

— Достань-ка опять эту проклятую дрель! — зло прошептал Гризи.

— Для чего? — спросил Сэмюэль.

— Не переспрашивай!

— Да, но…

— Делай, что тебе говорят, слышишь! Иначе мы оба познакомимся с внутренним устройством кутузки!

— Мамочки мои, я не хочу еще раз испытать это удовольствие! — Сэмюэль достал из сумки дрель, и они повторили все с самого начала. На этот раз панель согнулась где требовалось. В образовавшееся отверстие свободно мог пролезть человек.

— Я сейчас отключу сигнализацию. Жди меня здесь.

Гризи пролез в дыру. Смеркалось, но еще не нужно было включать свет или карманный фонарь, пользоваться которым он терпеть не мог. Если кто-нибудь из дома напротив увидит луч карманного фонаря, сразу может заподозрить неладное и вызвать полицию.

Гризи отключил сигнализацию. Затем с усилием повернул ключ в старомодном замке и распахнул дверь.

Сэмюэль внес тележку.

— Где меха? — спросил он.

Гризи указал на высокие, от пола до потолка, зарешеченные полки.

— Мамочки мои, — заскулил Сэмюэль. — Они заперты. Как же достать меха?

— Очень просто. Все решетки заперты одним висячим замком. Они не предполагали, что кто-нибудь сможет добраться сюда. — Гризи достал набор отмычек и принялся за работу.

— Мамочки мои, — вздохнул Сэмюэль. — Это самая долгая работа, какую мне когда-либо приходилось делать.

Гризи бросил на компаньона снисходительный взгляд. Дальше кражи пишущих машинок этот кусочник не шел никогда. Полтораста долларов, и то в случае удачи, — был предел его мечтаний. Рабский труд, от которого наживается только скупщик краденого.

Гризи открыл замок и швырнул его в корзину для мусора.

— Больше он не понадобится.

— Не понадобится, — с ухмылкой повторил за ним Сэмюэль.

Гризи отодвинул решетку в сторону.

— Подай-ка сюда тележку, — сказал он. Сэмюэль наблюдал, как Гризи аккуратно укладывал шкурки в брезентовый мешок тележки.

— Помочь? — спросил он.

— Нет, я сам. — Если Сэмюэль начнет швырять меха как попало, то в тележку не войдет и половины того, что уложит Гризи.

Бродя между рабочими столами, Сэмюэль принялся разглядывать крой шубки из норки.

— Мамочки мои, — произнес он. — Не так уж шикарно. Ты уверен, что эти шкуры и впрямь стоят так дорого, как ты говоришь?

— Я не психопат, — отозвался Гризи.

— И кому ты думаешь их толкнуть? — продолжал Сэмюэль.

— Это уж мое дело.

— Ты сговорился с барыгой?

— Да, — солгал Гризи.

Он и палец о палец не ударил, чтобы встретиться со скупщиками краденого. Он никогда этого не делал до завершения операции. У него были особые отношения со скупщиками, не как у всех, но он не хотел посвящать в свои секреты Сэмюэля. Сэмюэль был из тех мелких сошек, которые не договариваются со скупщиками о цене, когда получают от них заказ. И поэтому, когда они являлись к скупщику с тем, что тот заказывал, всегда бывали ошарашены. Вместо золотых гор, на которые они рассчитывали, он давал им гроши.

Когда Гризи впервые начал действовать самостоятельно, он сразу встал на правильный путь. Он долго принюхивался, разузнавал, чего требует рынок, и лишь после этого принимался за дело. Совершив кражу, он связывался со всеми знакомыми скупщиками, приценивался, сколько может выручить за свое добро. Иногда ему приходилось переждать, чтобы получить хорошую цену. Однажды с полным чемоданом часовой фурнитуры он ждал почти две недели, пока не получил приличной цены. И скупщики знали, что торговаться с ним бесполезно. Он либо получал свое, либо уходил. Нет, Гризи Дик не был безмозглым дураком, вроде Сэмюэля.

Тележка наполнилась кипами шкурок. Гризи швырнул сумку с инструментами поверх мехов и прикрыл все двумя подушками, затем простыней, которую заправил по бокам.

— Двинулись.

— А разве ты не хочешь забрать остальные? — удивился Сэмюэль.

— Нет, я взял самые ценные. Вези тележку. И старайся не громыхать. Понятно?

— Понятно, — отозвался Сэмюэль. — Дурак я, что ли?

Гризи подобрал в коридоре зажигалку, оставленную там на случай необходимости доказать свое алиби, и они начали спускаться. На площадке третьего этажа они вновь услышали телефонный звонок.

— Чего это он трезвонит все время?!

— Это жена сторожа, она всегда звонит ему по вечерам.

— А если он поднимется сюда?

— Он еще долго пробудет в подвале… Я позаботился об этом.

— Мамочки мои, ты все предусмотрел!

— Будь уверен.

Они бесшумно пересекли вестибюль. Оставалось проделать завершающую часть, чем и славился Гризи Дик, а именно — запутать полицию. Сделать так, чтобы полиции никогда и в голову не пришло, что ограбление совершено кем-либо из служащих. Оставив тележку у двери, Гризи снял простыню и достал большую подушку. Из сумки он вынул алмаз для резания стекла и кусачки.

— Стань позади двери, — прошептал он Сэмюэлю, прижми подушку к стеклу.

На лбу Сэмюэля проступили капельки пота.

Гризи открыл дверь и принялся вырезать армированное тонкой проволокой матовое стекло. Время от времени до них доносилось шарканье шагов, приглушенные расстоянием голоса редких прохожих.

Гризи предпочел бы сперва отвезти тележку в машину, а Сэмюэля Томаса посадить за руль, чтобы он мог, захватив Гризи, умчаться в случае тревоги. Но идти на такой риск он боялся. При виде любого полицейского Сэмюэль мог запаниковать и уехать, оставив Гризи на произвол судьбы. Ах, если бы у него были деньги, чтобы взять в напарники толкового человека, которому можно доверять…

Гризи взял с тележки вторую подушку и прижал к стеклу со своей стороны двери. С силой ударив по подушке кулаком, он услышал, как хрустнуло стекло. Звук был довольно громкий, но избежать этого было нельзя. Сэмюэль скулил от страха.

Гризи и самому казалось что хруст стекла слышит весь город, но эту часть дела следовало выполнить. Пусть полицейские думают, что ограбление произведено ворами, проникшими в здание сквозь эту дыру.

Он услышал скрип тормозов — какая-то машина остановилась у обочины тротуара. Гризи взглянул на своего напарника. На лице Сэмюэля был написан ужас. Гризи сделал ему знак хранить молчание.

— Пойду посмотрю, все ли ясно на горизонте, — сказал он.

— И тогда отправимся? — Да.

— А что, если из участка выйдет полицейский?

— Шагай себе, ни на что не обращая внимания, будто идешь по своим делам.

— Давай лучше переждем… Мне кажется, еще рано выходить на улицу.

— Стой здесь и держи язык за зубами. И, ради самого господа бога, постарайся, чтобы дверь не захлопнулась!

Сэмюль кивнул.

Гризи вышел из дома. У подъезда соседнего здания шла бурная жизнь, полицейские волокли кого-то из машины в участок. Гризи прошелся по переулку и остановился закурить. Необходимо выглядеть как можно естественнее, никуда не торопящимся прохожим. Нельзя забывать о том, что кто-нибудь возможно, смотрит на тебя из окон. Он дошел до конца переулка. Перед участком стояла полицейская машина. Пустая. Гризи в развалку подошел к грузовичку и открыл дверцу кузова. Затем сделал долгую затяжку и отшвырнул сигарету в сторону. Ему был виден вход в полицейский участок. Почесав за ухом, он прислушался. Никого. На тротуаре перед участком ни души. Гризи пошел обратно.

— Все спокойно, — сказал он.

— Давай сматываться.

Они вынесли тележку на тротуар. Гризи притворил за собой дверь, и они покатили тележку по переулку. Гризи поглядывал в сторону участка, но там по-прежнему никого не было. Они сунули тележку в кузов и закрыли дверь.

— Кто-то спускается по лестнице! — просипел Сэмюэль.

Гризи скользнул за баранку. Сэмюэль влез в кабину с другой стороны. Двое полицейских вышли из участка; они посмотрели вдоль улицы, спустились с крыльца и торопливо зашагали в сторону Седьмой авеню.

— Мамочки мои, — пробормотал Сэмюэль, сдерживая дыхание. — Скорее давай убираться отсюда!

Грузовичок медленно двинулся с места. Они обогнали двух полицейских, которые шли, беседуя и не обращая внимания на украденную машину, проехавшую мимо них.

Гризи был вынужден остановиться на перекрестке, нетерпеливо ожидая зеленого сигнала светофора. Свернув на Седьмую авеню, он повел машину на средней скорости, чтобы не привлекать к себе внимания.

— Уфф! Слава богу, все позади! — вскричал Сэмюэль.

— Еще не все. Мы будем в безопасности только тогда, когда полиция прекратит поиски, понятно?

— Я не так глуп!

— И послушай, я не желаю, чтобы ты распускал язык, ясно?

— Ясно. Я знаю, как надо себя вести. Я только хочу поскорее получить свою долю и тогда уж погуляю всласть!

— Это другое дело, только не швыряйся деньгами. Вокруг полно доносчиков, они сразу поймут, что ты заработал эти деньги не тяжким трудом.

— Мамочки мои, что же, я не понимаю, что ли? Но мне не терпится пошуршать кредитками.

Гризи свернул на Двадцать третью улицу.

— Пройдет некоторое время, пока мы получим деньги.

— Что ты хочешь сказать?

— А то, что я не собираюсь сразу идти к скупщикам.

— А разве мы не к барыге едем?

— Нет. — Гризи не предупредил об этом Сэмюэ-ля и теперь ждал скандала.

— Какого же черта ты меня вовлек в это дело?! Хочешь прикарманить мою долю?

— Ты слышал, чтобы я кого-нибудь обманывал? — Гризи Дик знал, что его репутация сослужит ему сейчас хорошую службу.

— Нет, не слыхал. Но ведь всегда бывает первый раз!

— Я знаю свое дело и никогда заранее не договариваюсь со скупщиками.

— Куда же ты хочешь отвезти товар?

— Припрячу до поры, пока не узнаю, кому его сбыть.

— Как же ты думаешь это сделать? Не показывая товара?

— Конечно, — сказал Гризи и горделиво добавил: — Потому что у меня есть репутация. Всякий знает, что Гризи Дик никогда не обманет.

— А что, если эти жлобы не захотят покупать шкурки?

— Тогда мы подождем, пока они сами не придут ко мне.

— Мамочки мои, а если они не придут?

— Они-то? Придут! Скупщики народ алчный, они чуют выгодную сделку. А мои предложения им всегда выгодны.

Грузовичок въехал в большое, похожее на складское помещение здание. Это был гараж, в котором стояли автомобили людей, уехавших в длительные поездки за океан.

— Мы оставим товар здесь? — спросил Сэмюэль Томас.

— Да.

— А что, если разворуют?

— Никогда. Люди здесь проверенные. — Гризи работал без риска. И впрямь, зачем рисковать, оставляя машину на улице? Вдруг какой-нибудь полицейский вспомнит номер угнанной и разыскиваемой машины. А здесь, в гараже, это исключено. Можно поставить машину в сторонку, запереть и забыть о ней до тех пор, пока не понадобятся шкурки. Все шло по плану; единственно, что было вне плана, так это встреча с Гербом Смоллом. Однако следователь страховой компании, видимо, не сообщил о нем в полицию, иначе фараоны ждали бы Гризи уже в здании.

Они вылезли из машины. К ним подошел дежурный по гаражу.

— Здравствуйте. Давайте ключ, я поставлю машину на место.

— Ключа я не оставлю. Вовсе не желаю, чтобы кто-нибудь садился за баранку в мое отсутствие, — заявил Гризи.

— Нельзя, приятель, — стоял на своем дежурный. — Это противоречит правилам пожарной охраны.

Гризи сунул руку в карман.

— У меня имеется пятидолларовая бумажка, подтверждающая, что пожарное управление предоставило мне особые привилегии.

Дежурный небрежно взял деньги и показал Гризи, куда поставить машину. Они покинули гараж. Легкий ветерок, дувший со стороны Гудзона, доносил запах жареного кофе с фабрики Максвела в Гобокене. Гризи втянул воздух и вдруг почувствовал, что проголодался.

— Кажется, никаких осложнений не будет, — сказал он, подзывая такси. — Все прошло гладко, как сбор налогов..

Но тут же ноющая боль при воспоминании о Берри Пипе возникла в нем.


предыдущая глава | Похищение норки | cледующая глава