home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXIII

Лоис Браун держала за руку пожилую испанку. Только что по линиям ладони она предсказала женщине, что та найдет семьдесят пять долларов для уплаты квартирохозяину и что вообще впредь у нее все будет хорошо. Посетительница поднялась с места и, пробормотав слова благодарности, удалилась.

Лоис взглянула через стекло витрины на улицу. Там стоял Гризи. Он делал ей знаки, испрашивая разрешения войти.

Она решительно замотала головой, но он все же вошел.

— Я уже думал, что эта женщина будет сидеть здесь целый день.

— Гризи, я ведь тебе запретила приходить сюда.

— Кто-нибудь есть? — Гризи заглянул за яркую безвкусную занавеску, которая делила комнату на две части.

— Никого, — сказала Лоис.

— Я должен был повидать тебя, Лоис, милая. Я не могу войти в дом.

— Я заменила замок, — объяснила Лоис.

— Заменила замок? Зачем?

— Я не желаю, чтобы у меня в доме жил убийца. Я все терпела, Гризи. Ты пичкал меня россказнями о том, как мы будем богато жить, но все твои слова обернулись ложью. Я не просила у тебя денег. Я любила тебя, Гризи…

— Но я не убивал старика! Ты должна поверить мне…

— Еще одна из твоих сказок. Может быть, я дура, но больше ты меня не проведешь. Лучше тебе убраться отсюда, Цыганский Барон может появиться каждую минуту. Я рассказала ему, что ты натворил. Он вышвырнет тебя вон, если застанет здесь.

— Но это не я убил…

— Ты слишком часто разбивал мне сердце. Ладно уж, я терпела вора, но ты убил старого человека и даже не рассказал мне…

— Но это не я… — протестовал Гризи.

— Можешь говорить что хочешь, больше я тебе не верю.

Гризи взял ее за руку.

— Дорогая, прошу, поверь мне! Ты должна мне поверить. Я не убивал его. Я не знаю, кто это сделал, но это не я, клянусь могилой матери.

— Вот, вот, ты снова лжешь мне. Ты даже не знаешь, кто была твоя мать.

— Прошу тебя… Куда я теперь пойду?

Где спрячусь? Мне негде укрыться, полиция разыскивает меня…

— Не проси меня ни о чем, Гризи, я все сделала для тебя, что могла, — сказала Лоис.

— Берри преследует меня, а я не могу продать свой товар. У меня почти не осталось денег. Куда мне податься?..

— Нужно было думать об этом раньше, до того как ты убил этого бедного старика. А теперь уходи и оставь меня в покое.

— Но я не…

Чья-то рука тяжело опустилась на плечо Гризи. Он обернулся и увидел Цыганского Барона.

— Ты слышал, что сказала женщина? Ты всегда был мне неприятен. Если еще раз застану тебя здесь, сам отведу в полицию. Понятно?

— Но я никого не убивал! Ты должен мне поверить. Ты же знаешь, что я никогда не ношу оружия.

— Носишь или не носишь — мне это безразлично. Я хочу только, чтобы ты убрался отсюда! Чтобы твоей ноги здесь больше не было, — и своей огромной лапищей он принялся подталкивать Гризи к двери.

— Не трогай его, Барон, пожалуйста, не трогай, — запричитала Лоис.

Гризи оттолкнул руку Барона.

— Ладно, цыган, я не буду устраивать здесь скандала. Но ты меня еще вспомнишь!

— А мне нечего бояться, особенно после того, как тебя пристегнут к электрическому стулу.

Лоис приложила руку к щеке. Она стояла позади Барона. Гризи видел ее лицо, мокрое от слез. Рука опустилась, и она что-то прошептала. Гризи кивнул ей и вышел на улицу. Не зная, что ему делать, он шел куда глаза глядят.

Через два дома от салона гадалки, принадлежащего Цыганскому Барону, начинался переулок. Гризи свернул туда и, прислонившись к стене, начал думать, где бы укрыться. У Эдны Брэй? Но та вряд ли примет его, да и в любой момент может прийти Герб Смолл. Возможно, это к лучшему, что Лоис прогнала его, ведь туда может явиться Берри Пип. Куда же ему спрятаться?..

Он услышал, как кто-то шепотом произнес его имя, и обернулся. При тусклом свете он увидел Голливуда. Парнишка был в слезах.

— Гризи, они ищут тебя…

— Кто?

— «Пантеры». Пахан допытывался у меня — где ты прячешься. Они избили меня. Я хотел тебя предупредить. Я ждал, когда ты придешь к Лоис, я как чувствовал, что ты к ней придешь. Я был очень осторожен, чтобы за мной не проследили…

В этот момент дребезжащее такси резко затормозило у обочины, и из него выскочили Пахан, Бэби, Киношник, Тай и с ними Дина.

— Держите его! — закричал Пахан.

Тай и Бэби пробежали мимо Голливуда, схватили Гризи и принялись бить головой о стену. Стеклянный глаз Гризи выпал и покатился по тротуару.

— Глядите, глядите, — закричала Дина. — Глаз! Посмотрите на его стеклянный глаз! — Она смеялась и плакала одновременно.

Кровь текла по лицу Гризи, капая на воротник, на костюм.

— Довольно, — распорядился Пахан.

— Давайте сматываться отсюда, — предложил Тай.

— Обожди, — сказал Пахан, — из-за этого ублюдка полиция схватила Сида Боарда. Я хочу поговорить с ним.

— Что тебе надо? — пробормотал Гризи. Пахан прижал большой палец к единственному глазу Гризи.

— Хочешь, я превращу тебя в слепого нищего?

— Не надо! — завопил Гризи.

— Оставь его! — закричал Голливуд.

— Тогда повторяй за мной: «Я ублюдок, моя мать была проститутка». Ну!

— Я ублюдок, — лепетал Гризи, — моя мать была проститутка…

— Правильно, — ликующе заключил Пахан. — А теперь, чтобы ты не натворил мне таких же бед, как Сиду, я швырну тебя в реку.

Гризи почувствовал, как все тело его обмякло. Он не хотел умирать. Он посмотрел на своего брата, который и пальцем не шевельнул, чтобы помочь ему, но не мог порицать его за это; на его месте он вел бы себя точно так же.

— Видишь свой глаз? — спросил Пахан. Стеклянный глаз лежал на тротуаре у его ног. — Тебе он больше не понадобится.

Пахан наступил на него, послышался треск раздавливаемого стекла.

— Полиция! — завопил Голливуд.

— Бежим! — подхватила Дина.

Тай и Киношник отпустили Гризи и бросились наутек. Киношник вскочил за руль, остальные поспешно залезли в такси, предварительно затолкав туда Голливуда, и машина тронулась. Она вывернула из переулка в тот самый момент, когда патрульна машина, спугнувшая «Пантер», медленно проследовала по улице.

Оставшись один, Гризи опустился на тротуар и долго лежал так. Редкие пешеходы не обращали на него внимания. Для них он был просто пьяным забулдыгой, во всяком случае, это их не касалось.

Открыв единственный глаз, Гризи увидел перед собой на тротуаре пару хорошо начищенных ботинок.

Это был Цыганский Барон.

— Эй, ты, — сказал Барон, подталкивая голову Гризи кончиком ботинка, — я же сказал тебе, чтобы ты не болтался тут. Убирайся.

— Они хотели убить меня…

— Какая жалость, что они этого не сделали. Цыганский Барон удалился. Гризи слышал, как возле него на тротуаре звякнула монета. Кто-то из прохожих бросил ему четвертак, словно последнему пьянчужке.

Гризи попытался подняться. Ноги едва держади его; он сел на тротуар и сидел, пока не прекратился звон в ушах. Приложив руку к глазной впадине, он вспомнил, что его глаз разбит. Он не мог ходить по городу со щелью вместо глаза. Встав, Гризи принялся тщательно чистить костюм. Пиджак был испачкан кровью.

Держась рукой за щеку и прикрывая глазную щель, он направился в аптеку за пластырем. Нужно всегда соблюдать приличный вид, как учил его Кларенс Мэрфи.

Аптекарь протянул ему пластырь.

— Два доллара двадцать пять центов. Гризи положил на прилавок четвертак, который ему бросили на улице, и прибавил из кармана еще две бумажки. У него осталось немного мелочи. Он подошел к зеркалу и пластырем заклеил глаз. Рана на лбу все еще кровоточила. Он купил широкий бинт, и аптекарь забинтовал ему голову, не задавая никаких вопросов.

Надо спрятаться. Может быть, Корнелия укроет его? Выбора у него нет, надо попросить ее, куда еще мог он пойти?! Гризи вышел на улицу. Аптекарь испустил вздох облегчения.


предыдущая глава | Похищение норки | cледующая глава