home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



II

Герб Смолл вошел в помещение, где скорняжили мастеровые фирмы «Шапиро и сын». Люди, сидевшие за длинными столами, были поглощены работой над мехами и одновременно слушали трансляцию матча регби из хриплого старенького радиоприемника.

— Вы хотели меня видеть? — обратился Герб к Джейку Шапиро, который зачищал норковую шкурку.

— Я сию минуту освобожусь, — Джейк провел пальцами по мездре в поисках изъянов и наконец отложил шкурку в сторону.

Герб смотрел в окно на соседний дом, в котором располагался полицейский участок. Это соседство делало Варвик-билдинг особенно привлекательным для меховых фирм Нью-Йорка и страховой компании «Саутпорт и Лексингтон».

— Пройдемте в контору, — пригласил Джейк Шапиро.

Они прошли в тесную каморку, отделенную от мастерской стеклянной перегородкой до потолка. В фирме «Шапиро и сын» не было никаких излишеств — здесь делали меховые шубы, и все было подчинено только этому; шикарными магазинами владели их заказчики, торгующие продукцией фирмы.

— Я очень встревожен, — начал Джейк.

— Что случилось?

— Возможно, я слишком близко принимаю это к сердцу… Во всяком случае, как следователь моей страховой компании вы должны быть информированы…

— Что же все-таки произошло?

— Я уже обращался в полицию. Я стал получать вот такие письма… — Джейк протянул посетителю клочок бумаги.

Это была записка, составленная из слов и букв различной величины и шрифтов, вырезанных из журналов и газет и наклеенных на бумагу. Она гласила: «Мы хотим 500, или вы будете ограблены. Подчиняйтесь нашим приказам. Пантеры».

— Остальные я отдал лейтенанту Фурньеру, но, черт побери, он сказал, что ничего не может поделать. Возможно, говорит, это простой розыгрыш.

— А что было в других записках?

— Чтобы я оставил пятьсот долларов в мусорном ящике на углу.

— И вы подчинились?

— Еще чего? Ведь это может продолжаться вечно! Да я предпочитаю заплатить полиции пять тысяч, чтобы она защитила меня, чем пятьсот этим вымогателям! Фурньер сказал, что отправит записки на исследование. В отношении отпечатков пальцев. Но он не думает, что это принесет пользу.

— Вы увольняли кого-нибудь из своих служащих в последнее время? — спросил Герб.

— Я готов хоть сейчас выгнать всех этих лентяев, но не могу себе этого позволить — у нас слишком много заказов.

— Может быть, были какие-нибудь споры или конфликты?

— Нет, ничего выходящего за рамки обычного. Наши мастера работают в фирме по много лет. Ни один из них не написал бы ничего подобного. Кроме того, пятьсот долларов слишком ничтожная сумма. Если б уж кто-нибудь из них захотел встать на путь вымогательства… Это, конечно, только предположительно, но они бы запросили значительно больше. Ведь они уверены, что мы набиты деньгами…

— Не было ли стычек с кем-нибудь, кому вы должны или кто должен вам?

— Мы никому не должны ни цента, а я не одалживаю денег дольше чем на месяц, и то если уверен в человеке. Вот почему мы все еще можем содержать фирму, в отличие от других, которые вылетели в трубу. Многие наши служащие в свое время были владельцами собственных мастерских.

— Неужели ни с кем не было столкновений? Вспомните. У вас должны быть враги. Подозреваете кого-нибудь?

— Никого.

— А что ваша жена?

— Исключено; я даю ей все, чего она хочет, лишь бы оставила меня в покое.

— Родственники?

— Все они состоят у меня на жалованье.

— Вот как!

— Налоги, сами понимаете, — смущенно пояснил Джейк.

— Зачем же вы позвали меня?

— По двум причинам. Во-первых, я желаю увеличить сумму страховки еще на пятьдесят тысяч…

— Это не по моей части, ведь я следователь компании. Но, во всяком случае, это обойдется вам куда больше, чем в пятьсот долларов.

— Знаю, но это мне безразлично.

— Что ж, коль скоро вы меня предупредили, считайте, что с этого момента стоимость застрахованного вами имущества увеличена на пятьдесят тысяч. Я скажу в конторе, чтобы вам прислали соответствующие бумаги.

— Хорошо. Вторая причина, главная, заключается в том, что лейтенант Фурньер сказал, будто вы можете знать, кто посылает мне эти угрозы.

— Да, многие преступники у меня на крючке, но это явно дело рук шантажистов-любителей. Ни один из моих знакомцев не пошел бы на такое дело. Ведь риск при вымогательстве куда больше, чем риск при краже.

— И вы никогда не слыхали о «Пантерах»?

— Никогда.

— А я думал, вы их знаете, — Джейк поскреб в затылке.

— Честно говоря, на вашем месте я бы не волновался. Единственно, кого вы должны остерегаться, так это профессионалов, а ваш случай смахивает на детскую шалость.

— Может быть, нанять полицейского для ночных дежурств?

— Зачем? — отозвался Герб. — Лишняя трата денег.

— Вы так думаете?

-: Конечно, ведь рядом полицейский участок, а при существующей системе сигнализации только Гудини может проникнуть в здание незамеченным.

Джейк удовлетворенно рассмеялся.

— Дайте мне знать, если получите новые письма, — сказал на прощание Герб.

Он прошел через мастерскую и, выйдя в коридор, стал дожидаться лифта.

Дверь лифта растворилась, и Герб вошел в кабину. Он был единственным пассажиром.

— Вниз, пожалуйста.

Лифтер стоял к Гербу спиной. Герб наклонился и бесцеремонно заглянул ему в лицо.

— Здорово, Гризи, — произнес он.

— Здравствуйте, Герб, как поживаете?

— Ты тут в деле, парень?

— В деле? Не понимаю, о чем вы говорите. Я служу здесь лифтером.

— Что ты знаешь о «Пантерах»?

— О пантерах?

— Да, о «Пантерах». И не вздумай морочить мне голову. Потому что, если ты хочешь потерять работу, то мне стоит лишь шепнуть кому следует несколько слов о тебе…

— Пантеры — это такие животные, которые живут в джунглях. Я никогда их не видел.

— Ладно, ублюдок, считай себя солдатом великой армии безработных.

— Не надо, Герб, не делай этого, молю богом.

— Кто такие «Пантеры»? — повторил Герб.

— Я не имею ничего общего с ними…

— Об этом я догадываюсь. Кто они?

— Молодые парни. Из верхней части города.

— Они собираются совершить здесь налет?

— Не знаю, — ответил ошарашенный Гризи Дик.

— Они устраивают тут неприятности.

— Я не связан с ними, ничего не знаю.

— Ладно, выпусти меня.

Гризи Дик проводил взглядом высокую фигуру Смолла. Он чуть не плакал. Прошло уже три недели, а его никто здесь не «наколол», и вот, на тебе, всего за несколько часов до начала разрабатанной им операции его увидел следователь страховой компании. Но отступления для Гризи Дика быть не могло. Вопрос стоял не о добыче средств к существованию, а о самом существовании, о том, останется он в живых или нет.


предыдущая глава | Похищение норки | cледующая глава