home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ХРАМ ЧИСТОЙ ВОДЫ

Храм Чистой воды располагался на склоне холма. Чтобы попасть в него, надо было подняться по бесконечно длинной лестнице, вырезанной в камне. Ступени становились то уже, то шире, обрывались, выводя на открытые террасы для медитаций, ныряли в тень беседок, укрывшихся под высокими деревьями, и прерывались, наконец, на небольшой площадке перед храмом, огражденной от пропасти деревянной оградой с резными столбиками.

Одно время считалось, если человек спрыгнет с этой высоты и останется жив — духи святилища станут охранять его, и он никогда не будет ни в чем нуждаться. Много отчаянных безумцев пытались добиться бесконечного благополучия, но в итоге ломали руки, ноги, спины и пробивали головы, а духи не спешили изливать на них потоки счастья. Так продолжалось до тех пор, пока заклинатели не запретили приходящим в храм бросаться с обрыва и не придумали гораздо более безопасное приобщение к высшим сферам. В ложбине соседнего холма слышался едва слышный плеск маленького водопада — несколько струй воды, вырываясь из скалы, падали в глубокий каменный бассейн, окруженный цветущими растениями, рядом лежали ковши на длинных ручках. Любой желающий мог напиться и умыться из источника, любимого духами. Легко, приятно, быстро и, главное, никакого членовредительства.

Рэй стоял у ограды и смотрел вперед, где взмывали мягкими волнами зеленые холмы. Кое-где виднелись пятна краснеющих крон кленов-момиджо, похожие на редкие брызги. Скоро все склоны станут алыми, словно залитыми кровью… Заклинатель отвернулся, заставив себя обратить внимание на что-нибудь, не вызывающее настораживающих образов, и наткнулся взглядом на крошечного паука, задумчиво плетущего сеть на перилах. Это мог быть сам кодзу или его шпион, ощутить присутствие пожирателя кошмаров по-прежнему не удавалось. Рэй невольно усмехнулся — отвлечься от тревожных мыслей не получалось.

Соседний холм, примыкающий к тому, на котором располагался храм, был изрезан тропинками — и все они вымощены деревом и ограждены бамбуковыми перилами. Не так давно по ним гуляли паломники, любуясь храмом, который отсюда казался продолжением скалы — деревянные павильоны и площадка перед ними нависали над пропастью. Теперь на террасах стояли лучники наместника Югоры, а иногда между ними мелькали белые одежды заклинателей.

Все ждали. Напряженно и непрерывно, уставая от ожидания больше, чем от решительных действий…

Марш-бросок от Варры до Датидо занял два дня, и все это время Рэй провел в седле колесницы. Грязь на осенних дорогах провинции высохла, превратившись в мелкий песок, поднимающийся в воздух от малейшего дуновения воздуха.

Заклинатели доставили наместника Югоры и его небольшой отряд в храм Чистой воды на рассвете. На ироничный вопрос господина Акено, не хотят ли они поддержать собратьев во время осады, ему не слишком внятно ответили, что местные служители специализируются на боевой магии, а сопровождавшие воинов заклинатели якобы не обладали подобными талантами. И поспешили отправиться обратно.

— Зачаровывать хранителей посевов, видимо, — мрачно прокомментировал Рэй, наблюдая, как хвост последней колесницы скрылся в облаке пыли. — Или пасти бибов.

— Не надо заставлять подчиненных делать то, на что они не способны, — усмехнулся наместник. — И дело завалят, и сами пропадут.

Он сделал знак своим людям следовать за ним.

— Флаги не разворачивать, — приглушенно прозвучал приказ начальника охраны.

Появление части армии в храме должно было пройти без торжественного блеска и шума. Тихо и незаметно. Хотя Рэй сомневался, что от магов и тем более подчиняющихся им духов можно что-то скрыть.

Вниз по лестнице навстречу прибывшим торопился военный в черно-зеленой форме армии Датидо.

— Господин Акено, — произнес он, почтительно кланяясь. — Прошу со мной. Вас ждут.

У него было молодое лицо с широкими скулами и яркими глазами, но в темных волосах виднелась заметная седина. Он перевел взгляд на Рэя и удивленно приподнял брови. Заклинатель понял, что его тоже узнали. С прошлой встречи Монтаро не изменился, только теперь у него на рукаве был знак тайсена — командира пяти десятков солдат. Быстрое повышение. Не так давно он возглавлял всего лишь один десяток.

Рэй кивнул ему, тот чуть нахмурился, но вернул сдержанное приветствие. Заклинатель понимал, что вряд ли Монтаро должен испытывать радостные чувства при виде мага, в обществе которого едва не стал удобрением для леса Гихар.

Наместник заметил их молчаливый обмен учтивостями, но ни о чем не спросил.

Широкая лестница вывела на небольшую площадку, где бок о бок стояло несколько палаток. Неприметная серая ткань сливалась со скалой. Ни ярких гербов, ни развевающихся флагов. Защитники храма постарались сделать лагерь как можно незаметнее.

Тайсен привел прибывших к одному из шатров, ничем не отличавшемуся от остальных. Солдаты, охраняющие вход, расступились, стукнув древками копий о землю. Судя по окаменевшим лицам стражей, внезапное появление такой важной персоны, как сангун, повергло их в почтительный шок.

Монтаро откинул полог палатки, наместник в сопровождении Рэя и господина Ширея вошли внутрь.

— Акено! Быстро добрался, — бодро поприветствовал высокий, широкоплечий человек.

Его лицо, изрезанное ранними морщинами, светилось весельем и энергией. На черной строгой одежде виднелся стилизованный рисунок белой цапли.

— Заклинатели подвезли, — улыбаясь, откликнулся повелитель Югоры. — Давно не виделись, Гарру. Где твой брат?

— Наместник болен, — придав лицу преувеличенно печальное выражение, доверительно сообщил датидец. — И вынужден вместе с семьей покинуть провинцию. Честь командовать защитниками храма возложена на меня.

Акено понимающе кивнул.

Рэй с интересом рассматривал этого человека. Его сына он спас несколько месяцев назад. И теперь духи свели с отцом.

Ничего общего у господина Гарру с Селем не было. Один — высокий, худой, светловолосый, задумчивый. Другой — темноволосый, с грубоватыми чертами лица, он напоминал дерево гарэру, растущее больше в ширину, чем в высоту, покрываясь мощными пластами железной коры, о которую сломается не один топор, прежде чем нанесет хотя бы небольшую царапину. Отец и его сын — были как Небо и земля. Горный хокаю и дух тростника.

— А это кто? — спросил господин Гарру, переводя взгляд на юношу.

— Мой заклинатель.

— Я думал, это место будет занимать Сагюнаро, — прозвучало в ответ сдержанно.

— Я тоже, — так же сухо отозвался Акено, и больше эту тему они не обсуждали.

Господин Гарру еще несколько мгновений рассматривал Рэя, потом сказал хмуро:

— Как мне объяснил мастер Ринсо, главный над здешними магами, единственное, на что способны мои люди, — служить убойным мясом и живым щитом. Но у меня другие планы на этот счет.

Монтаро, почтительно застывший в стороне, шевельнулся, его тоже не прельщала перспектива стать кормом для духов.

— Я еще не общался с заклинателями храма, — сказал Рэй со сдержанной вежливостью, — и не знаю, какую тактику защиты они выбрали. Но мое мнение остается прежним — людей нельзя использовать в войне магов.

— Тебя как зовут? — спросил брат наместника Датидо.

— Рэй.

— Помню это имя. Значит, ты спас моего сына из запретного леса?

— В Гихар я шел не один, — честно ответил юноша, не собираясь приписывать себе чужие заслуги. — Со мной были друзья. А также ваш заклинатель — Рекар. — Он посмотрел на тайсена и добавил: — Кстати, господин Монтаро с отрядом тоже был там.

Гарру покосился на неподвижного солдата:

— Все его люди погибли.

— Мы защищали их, как могли. И уверен, заклинатели храма Чистой воды будут делать то же самое. Это первое, чему нас учат.

Собеседник презрительно хмыкнул и повернулся к правителю Югоры.

— Лестно услышать, что мы будем умирать под защитой магов. Акено, как я понимаю, ты не собираешься брать командование на себя?

— Нет. Эту местность ты знаешь лучше меня.

— Разумно. Тогда обсудим мою стратегию обороны храма. Фактически он неприступен, территория вокруг отлично простреливается. Вот эти подходы я приказал завалить…

Они склонились над картами. Рэй хотел сказать, что это имеет смысл обсуждать вместе с заклинателями, но было ясно — обе стороны не доверяют друг другу и, похоже, не смогут договориться.

— Прошу прощения, — сказал он. — Я пойду пообщаюсь с местными магами.

— Узнаешь что-нибудь дельное — сообщи, — велел наместник Югоры.

Рэй поспешно вышел из палатки и направился к пологой лестнице, ведущей к зданию, висящему над пропастью.

На каждом шагу попадались вооруженные солдаты господина Гарру. Мирный храм превратился в военный лагерь. Слышался стук молотков по дереву — спешно сооружались щиты для укрытий. Срубались деревья, мешающие обзору, — из них же строились завалы, которые создали бы серьезную преграду для солдат вражеской армии, но вряд ли задержат колесницы магов.

Рэй стиснул зубы, понимая, что все эти приготовления бесполезны, и ускорил шаг.

В небольшой комнате с огромным окном от пола до потолка расположились семь заклинателей в светлых одеждах ордена Варры. Они сидели на циновках, образуя круг и негромко переговариваясь, когда Рэй отодвинул дверь и перешагнул через порог.

— Ты, приятель, дверью не ошибся? — дружелюбно-снисходительно спросил тощий парень с ярко-рыжими волосами коренного жителя Хагуры. Его темные глаза казались совсем черными на светлом, незагорелом лице. — Мы и так уже отдали военным весь храм, можно не лезть хотя бы в эту комнату?

Его ввела в заблуждение одежда неожиданного посетителя — на черной кожаной куртке, перетянутой ремнями, красно-белый дракон наместника Югоры, плотные брюки заправлены в сапоги, на голове шлем, усиленный несколькими металлическими пластинами. За спиной — копье.

— Вы мастер Ринсо? — спросил Рэй, глядя на немолодого мужчину в светлом одеянии, расшитом синими узорами, изображающими водные потоки. Лицо старшего заклинателя, с крепкой челюстью датидца, широкими скулами и глубокими лучиками морщин у внешних уголков светло-карих глаз, было сдержанно-доброжелательно. Густые волосы, когда-то угольно-черные, теперь густо пересыпала седина.

— Да, — ответил тот невозмутимо. — Чего ты хочешь?

— Меня зовут Рэй. Я только что из Варры.

— Ты заклинатель? — с легким недоумением произнесла девушка, сидящая рядом с Ринсо.

Тонкая, хрупкая. Ее прическа напоминала растрепанную золотую хризантему, это буйство волос зрительно уменьшало ее длинноватый нос с заметной горбинкой, а умело накрашенные голубые глаза не казались совсем уж выцветшими и близко посаженными. Уроженка Велесы — провинции, где чаще всего рождались дети с даром, — приложила все усилия, чтобы сделать себя привлекательной и не похожей на земляков, и это ей удалось.

— Забыл надеть свой знак, — ответил Рэй, задвинул за собой дверь и подошел к озадаченным заклинателям.

Двое из них непроизвольно подвинулись, давая ему место в круге. Рэй вынул копье из петли за спиной, снял шлем, положил рядом, сел, успев быстро оглядеть соседей. Справа — еще один темноволосый крепкий датидец с немного искривленным носом. Сломали в драке, или кто-то из духов постарался. Слева — смуглый парень с копной каштановых волос, явно из Хакаты. До появления Рэя он что-то записывал на длинном листе бумаги. Теперь оба с интересом косились на магическое оружие, лежащее на циновке.

— Отлично, — раздраженно проворчал рыжий хагурец, злобно сверкнув черными глазами, — начальство из столицы прибыло. Новые приказы привезло.

Рэй невольно улыбнулся — впервые его принимали за кого-то наделенного реальной властью.

— Когда назад отправляетесь? — продолжал насмешничать заклинатель, сердито ероша свои и без того косматые красные лохмы. — Пообедать успеете?

— Слушай, уймись, — одернул его датидец, сидящий справа. — Хватит.

— Да я просто интересуюсь, что нам велено сделать еще — остановить магов, поменять солнце с луной…

— Като, — веско произнес учитель, пристально глядя на недовольного. Рыжий нехотя внял его невысказанной просьбе замолчать, а мастер Ринсо снова перевел взгляд на Рэя. — Есть какие-нибудь новости из Варры?

— Вы получили распоряжение от ордена дождаться появления магов Румунга и как можно дольше удерживать храм?

— Да.

— Больше никаких новостей.

Сидящая напротив девушка скептически улыбнулась. У нее были коротко стриженные черные волосы и голубые глаза. Нереально яркие, словно нарисованные блестящей эмалью. Черная полоса на ее шее, которую Рэй сначала принял за оригинальное ожерелье-ошейник, оказалась широким кровоподтеком.

— Ну, может, ты привез нам уникальное оружие или неведомую тактику боя? — Рыжий Като снова нетерпеливо дернулся — просьбы учителя помолчать и не задирать гостя хватило ненадолго.

— Нет. Если не возражаете, просто посижу, послушаю.

— Как будто мы можем ему возразить, — тихо буркнул хагурец, и заклинатели продолжили прерванное появлением Рэя обсуждение.

Спустя несколько минут гость понял, что молодые защитники храма полны энтузиазма, самоотверженности, готовы рисковать собой, но даже приблизительно не представляют, что им грозит. Несомненно, Ринсо был отличным наставником. Он выслушивал каждого, давая возможность высказать любое, самое нелепое соображение.

Датидец по имени Намидо серьезно и обстоятельно доказывал, что лучше всего поделить территорию храма на квадраты и распределить их между заклинателями. Парень из Хакаты — Мито, не отрывая взгляда от листа с записями, предлагал составить список сущностей, которых они планируют вызвать, и усилить формулы удержания. Велеска с прической-хризантемой подхватила его мысль, советуя составить хотя бы примерные схемы атак.

«Почему они не прислали сюда опытных заклинателей? — с тоской думал Рэй, подперев подбородок кулаком и наблюдая за коллегами. — Хотя бы мастера Сина. Он отличный воин. — И отвечал сам себе: — Наверняка тот должен принять участие в последней схватке в мертвых землях. А наша цель — заставить магов увязнуть здесь как можно дольше. Брат наместника не прав — не только его люди, мы все — убойное мясо».

Рыжий хагурец продолжал бросать на «гостя из Варры» неприязненные взгляды, и оттенок его лица постепенно приближался по цвету к волосам. В конце концов он не выдержал:

— Ну? Чего? Какие-то вопросы?

— Да. У меня есть один вопрос, — сказал Рэй. — Что будут делать люди?

— В смысле? — Като уставился на него, забыв ненадолго о своей неприязни к «магу из столицы».

— Какую роль вы отводите им?

— У нас была мысль дать им духов, — солидно ответил датидец. — Они будут защитой и одновременно средством нападения…

— Маги захватят контроль над духами и натравят их на людей, — возразил Рэй. — Мы получим разъяренных сущностей и мертвых или, что хуже, одержимых солдат. Придется разбираться не с магами, а с собственным тылом.

— Это невозможно, — тут же заявил сосед слева, не переставая черкать на своем листе, Рэй мельком заглянул туда и увидел, что Мито быстро записывает все, что произносили сидящие в комнате, и свои собственные слова тоже. — Чтобы перехватить контроль над сущностью, вызванной другим заклинателем, кроме формулы призыва надо знать особый код, замок, который знает только сам создатель заклинания. Да что я вам прописные истины объясняю. Арата, ведь так?

Светловолосая девушка — уроженка Велесы, собираясь с мыслями, медленно подняла руку, убирая со лба растрепанные пряди.

Рэй обратил внимание на ее ладони. Каждый палец был забинтован, на запястьях туго затянутые полосы ткани, перевитые тусклыми цепочками сложного плетения. Она явно старалась очень беречь их, двигаясь осторожно и неторопливо. Руки девушки были чем-то вроде копья Рэя — мощное оружие, только ставшее частью ее тела. «Интересно, как она этого добилась», — подумал он.

— Маги Румунга соединили себя с духами, — произнесла Арата мягким певучим голосом. — Значит, и действуют они напрямую через мир духов, в который погружены. Если бы можно было захватить контроль над шима. Мы бы тогда отрезали их от потустороннего мира, и они не смогли бы перехватывать контроль над нашими сущностями.

— Ты представляешь, как это сделать? — спросил Рэй, впервые услышавший разумное размышление.

— Пока нет, — ответила она с легким оттенком вины в голосе. — Это же не одержимость, когда изгоняешь враждебную сущность из человека. Я не знаю ритуала добровольного слияния с духом, поэтому не могу повернуть процесс вспять.

— Если бы можно было захватить кого-нибудь из магов, — мечтательно произнес Като и недовольно посмотрел на Рэя, хотя тот ни словом не выразил своего сомнения в этой идее. — А ты что предлагаешь?

— Убрать отсюда людей. Вообще. Это не их война.

Все заклинатели, кроме черноволосой, уставились на него с возмущенным недоумением. Она криво улыбнулась и посмотрела в окно, за которым виднелись прекрасные горы Датидо.

Рыжий хотел возмутиться, но Ринсо остановил его властным жестом:

— Я понимаю тебя, Рэй. Мне очень жаль, но люди нужны. Они оттянут на себя внимание противника. У нас будет время немного передохнуть, перегруппироваться.

— Минут десять. Они как раз успеют разделаться со всеми людьми.

— А потом примутся за нас, — хрипло произнесла черноволосая девушка, отрываясь от созерцания гор. — Никто не обольщается, Рэй, в очереди на прием к духу смерти мы следующие после солдат наместника.

— Я вообще-то собираюсь еще пожить, Юрана, — агрессивно заявил Като, вновь запуская пальцы в рыжие волосы.

— Чтобы убить моих учителей, им понадобилось чуть больше пяти минут, — равнодушно заметила девушка с именем великой заклинательницы прошлого.

— Они были не подготовлены. — Датидец шумно вздохнул и потер свой кривоватый нос. — Нападение произошло неожиданно. Они не знали, чего ждать. А мы знаем.

Рэй проигнорировал это замечание, глядя на черноволосую соседку.

— Ты та девушка из Никко. Единственная уцелевшая… Как тебе удалось спастись?

— Пересидела в усыпальнице Тогавы. — Она прикоснулась к полосе на шее и хмуро усмехнулась. — Сутки в обнимку со скелетом великого Иасу, пока колесницы рыскали в округе.

— Тебя спас шиисан? Это правда?

— Да. Парень, одержимый неизгоняемым. Зарезал одного из магов у меня на глазах и рухнул под землю, притянутый пролитой кровью.

Като откашлялся:

— Мы вам не мешаем предаваться воспоминаниям?

Рэй не дал себя перебить, не спуская взгляда с Юраны:

— Ты знаешь, сколько всего магов? Как выглядят колесницы? Как они нападают?

— Уже отвечала на эти вопросы. — Она повела подбородком в сторону учителя. — Мне пришлось бежать и прятаться. Толком ничего не видела, но потом порасспрашивала кое-кого из местных. Румунговцев не больше двадцати. Колесницы мощные, черные, похожи на жуков-мертвоедов. Двигаются очень быстро.

Она помолчала, сжав зубы, челюсть и подбородок ее напряглись, глаза как будто полиняли, став тусклыми, а когда заговорила, голос зазвучал еще более хрипло.

— Они выжгли половину города за смерть своего. Того самого, кого зарезал шиисан. Особенно ярился один — здоровяк в красном военном шардане с алыми полосами на физиономии. Просто изливал свою злость на всех, кто попался под руку. Храм сровняли с землей, словно по нему хокаю попрыгал. Я учителей даже похоронить не смогла. Нечего было хоронить.

— Зачем ты вернулась? Зачем снова ввязываешься во все это? Могла остаться в Варре.

— Хочу отомстить, — сказала девушка глухо, и ее голубые глаза сверкнули серой сталью.

— Юрана, я уже говорил тебе, — мягко произнес учитель, — месть очень опасное оружие. Ты должна быть спокойна и сосредоточенна. Руководствоваться не порывами и гневом…

— Хорошо, буду убивать их спокойно и сосредоточенно, — ответила она и снова стиснула зубы.

— Я тебе помогу. — Рэй потянулся через круг и крепко сжал ее руку. Девушка посмотрела на него с недоумением, а затем улыбнулась. Ее худое, замкнутое, жесткое лицо с плотно сжатыми губами расслабилось, улыбка растопила ожесточение, вернув в него юношескую мягкость.

— Я не ослышался, ты собираешься драться? — скептически поинтересовался Като. — Или просто понаблюдаешь?

— Господин Ринсо, — Рэй повернулся к старшему заклинателю, — если позволите, я выскажу свои соображения.

Тот кивнул, а все остальные устремили на гостя заинтересованные взгляды, даже Мито отвлекся от своих записей.

— Да, конечно, говори.

— Мы должны как можно меньше пользоваться магией.

— Отлично, — фыркнул Като, толкая локтем Арату, сидящую рядом. — Будем их из рогаток отстреливать.

— Наши формулы должны быть как можно более короткими, — продолжил Рэй. — Нельзя размусоливать их до бесконечности, подправляя не особо красивые фрагменты или меняя переменные. Быстрый вызов духа — удар по цели — мгновенное изгнание. Мы не должны дать время магам захватить контроль над сущностями.

— Я мог бы скорректировать основные заклинания, — воодушевился Мито, торопливо записывая слова гостя. — Вычеркну самые слабые элементы, усилю связи. Будет грубо, но действенно.

— А теперь не очень корректный вопрос. — Рэй почувствовал, как на нем скрестились взгляды, горящие любопытством. — У вас есть личные духи, которые симпатизируют или доверяют вам?

Заклинатели переглянулись, их лица одинаково удивленно вытянулись, учитель нахмурился, неодобрительно покосившись на Рэя. И тот понял, что его вопрос, похоже, не имеет смысла.

Намидо пошевелился, пол заскрипел под его внушительным туловищем.

— Что значит личные духи? И как они могут доверять?

— Вы помогли кому-то из них, — начал заклинатель ненужное объяснение. — Или он помог вам. Ему интересно с вами, он любит вас пугать, обожает объедать ваш комнатный цветок или воровать печенье из кармана. Биб, анносу, гин, домовик. Не важно кто.

Он с надеждой обвел взглядом защитников храма. Все они выглядели озадаченными. Впрочем, понятно, их этому не учили. Сразу после окончания обучения отправили в прекрасный храм, чтобы усовершенствовать навыки.

— Дело в том, что, если этот дух хоть немного привязан к вам, он может оказаться неоценимым союзником. Магам будет сложнее захватить власть над ним. Потому что он искренне желает помочь.

— Рэй, — спокойно произнес учитель, разбивая глубокую тишину в комнате. — То, о чем ты говоришь, безусловно интересно, однако дело в том, что подобные связи не практикуются. Нас всех, и меня в том числе, обучали рассматривать духов как инструменты. Иначе к ним трудно будет относиться беспристрастно.

— У меня есть. — Хриплый голос Юраны прозвучал вызывающе откровенно. — Это не дух, но…

Теперь все присутствующие вместе с Рэем уставились на нее. Девушка полезла в карман, вытащила два серых камешка и положила на циновку перед собой. Невзрачные кусочки гранита несколько мгновений лежали неподвижно, а затем вдруг задрожали, начали крутиться вокруг своей оси, с негромкими щелчками задевая боками друг за друга, и наперегонки ринулись на колени к хозяйке, чтобы вновь спрятаться в ее кармане.

— Это что еще такое? — довольно-таки агрессивно спросил Като.

— Я называю их просто камни. — Юрана завязала веревочку, пришитую к карману. — Тот маг, что напал на нас, управлял такими же, оживляя их. Когда я вернулась к храму, песок и щебень, с которыми он взаимодействовал, рассыпались в пыль. Остался только один булыжник. Сначала я хотела уничтожить его, разбить в порошок, но потом решила разобраться, как это действует. У меня было время попрактиковаться по дороге из разоренного Никко. И я смогла оживить собственные камни. Они могут притягивать другие камни, песок, даже дерево, превращаясь в цепь или копье. Они не раз защищали меня и даже помогали добывать еду.

— Значит, ты притащила сюда орудие мага?! — Като скривился. — Того самого, который убил твоих учителей? Как, самой-то не противно?

— Нет, — резко ответила Юрана, ее лицо побледнело, полоса на шее стала еще заметнее. — И если бы нужно было снять шкуру с одного из них, чтобы победить, я бы уже разгуливала в курте из мага Румунга.

— Это может быть опасно, — мягко сказал Намидо, и его датидский выговор зазвучал более явственно.

Юрана в упор посмотрела на Рэя, словно ища его поддержки.

— Этот маг умер. Но я сумела заметить, как он накладывает заклинания. Я слышала рассказы о нападении остальных румунговцев, никто из них не пользуется ничем подобным. Глупо терять отличное оружие.

— Я тоже так думаю, — сказал Рэй, — и могу только выразить восхищение твоим самообладанием. Сумела не просто спастись, а еще и получить такое потрясающее умение. Если будет время, научишь меня?

— Без труда. — Девушка довольно улыбнулась, словно для нее было действительно важно его одобрение.

Устои рушились на глазах. Учитель Ринсо оглядел помощников.

Като по привычке презрительно хмыкал, но смотрел на заклинателя со все возрастающим любопытством. Арата подозрительно задумалась, аккуратно массируя перебинтованные пальцы. Юрана — холодная, агрессивная, отстраненная, постоянно переживающая боль потери и свою несуществующую вину за гибель наставников, — улыбалась, и ее глаза сияли. Мито с воодушевлением строчил на своем листе так, что казалось — еще немного и из-под стило пойдет дым. И только консервативный Намидо неодобрительно покачивал головой.

Мальчишка-синорец стал вызовом сплоченной группе заклинателей и строгим жизненным правилам самого учителя. Один его внешний вид вызывал недоумение: военная форма провинции Датидо, но знак личной гвардии наместника Югоры — красно-белый дракон; мощное яри, собранное самым нелепым образом, скорее всего, самостоятельно; отсутствие значка заклинателя. Впрочем, ничего удивительного, он ведь из Синоры — вечно бунтующей маленькой провинции, постоянно отстаивающей свою независимость от Югоры и Росы.

Его нельзя было упрекнуть в невежливости, но юнцу, едва окончившему обучение, было положено молчать и слушать старших — то есть всех находящихся в этой комнате. А он едва ли не сразу подчинил себе внимание присутствующих. Ринсо внимательно посмотрел на Рэя и увидел, что в светло-серых глазах молодого заклинателя горит ровное, мощное пламя огромной внутренней силы. И, замечая ее, становилось не важно, сколько ему лет.

Ринсо решительно поднялся:

— Рэй, можно тебя на минуту?

Тот молча встал, прихватив с собой копье, с которым, похоже, не расставался, и пошел следом за старшим заклинателем к выходу.

— Эй, — окликнул гостя Като. — А у тебя-то есть дружественный дух?

— Есть, — ответил тот, не оглядываясь. — Ярудо.

Задвинувшаяся дверь заглушила громкие возгласы и торопливое перешептывание.

Ринсо быстро шел по галерее, ведущей к одной из открытых площадок. Навстречу все время попадались солдаты, заполонившие храм, слышались громкие голоса, лязг оружия. На нижних склонах разжигались костры — немыслимое в прежние времена для храма воды действо.

Главный наставник святилища вышел на небольшую террасу в конце галереи и остановился.

— Рэй, послушай. Я понимаю, ты хочешь как лучше, но есть некоторые правила, которые заклинатель не должен нарушать ни при каких обстоятельствах. Тебя должны были учить этому. Существуют основы самой магии, если сдвинуть их — рухнет весь наш мир.

— Господин Ринсо, — душевно, почти беспечно произнес Рэй, но между его бровей под красной полосой, натертой шлемом, прорезались две морщины предельной сосредоточенности. — Если вас это успокоит — официально я не заклинатель. Не прошел заключительное испытание. У меня нет печати, и ни один из храмов Аканэ не примет меня.

«Вот оно что, — понял старший маг храма Чистой воды. — Значит, отсюда этот дух бунтарства». Но мальчишка не дал ему ничего сказать, продолжив жестко:

— Мой учитель, мастер Хейон, может быть, вы слышали о нем, сейчас на той стороне. — Он небрежно указал в сторону прекрасных холмов, откуда должны были появиться враждебные маги. — С ними мой друг, тот самый шиисан, который спас Юрану. Его обманул и предал сокурсник, откупившись им от неизгоняемых. Еще один мой друг едет сейчас в мертвые земли, чтобы перевезти туда часть свитка, за которым охотятся маги. Мы с вами будем отбивать атаки на храм, пока они не доберутся до места, и я не знаю, сколько из нас умрет, прежде чем это произойдет. А также я должен отправиться к нашим врагам, передать им послание от ордена Варры и постараться уцелеть. — Сила, кипящая в его глазах, ставших такого же цвета, как наконечник яри, пригасла, сменившись многодневной усталостью. — Поэтому, пожалуйста, давайте не будем сейчас о правилах. Давайте поможем друг другу выжить. И если у вас самого есть какие-то запретные знания, способные сотрясти основы нашей магии, научите меня. Я никому не скажу, честно. Впрочем, может, и рассказывать будет некому, — добавил он задумчиво.

Ринсо невольно рассмеялся. Искренний, отчаянный мальчишка начинал ему нравиться. И у старшего заклинатели стали появляться догадки, зачем духи, управляющие судьбами этого мира, прислали его — стряхнуть с них всех паутину равнодушия и рутины.

— Рэй, я понимаю тебя. Жестокие времена требуют жестких решений. Но ты не знаешь последствий, к которым могут привести эти решения. Заклинатели не должны действовать в союзе с духами не потому, что кто-то из древних придумал эти правила, а мы всего лишь слепо следует им.

Ринсо прервался, понимая, что его слова падают в пустоту. Старший наставник храма Чистой воды всегда отличался умением тонко чувствовать, как именно надо передавать знания ученику — много раз повторять одно и то же, позволять разбираться самому, подсказав путь решения, или дать возможность действовать на практике. Этому бессмысленно твердить о правилах и законах.

— Знаешь о двух сестрах?

Рэй вопросительно приподнял брови. Не знал.

— Во время моего обучения это была очень известная история-предупреждение. Один молодой маг приручил духа, знающего ответы на все вопросы. И тот долгие годы давал ему верные советы. Юноша стал очень известным, сильным, уважаемым заклинателем. Но однажды ночью к нему явились две сущности. Безгласные, слепые и глухие. Сестры, еще их называют судьи, забрали у него слух, зрение и речь — ведь он узнал слишком много о том, чего был знать не должен. Их было невозможно изгнать, потому что они — воплощение мира духов, уговорить — потому что они не слышат, натравить на них другого духа — для него они невидимы…

Рэй криво улыбнулся. История не произвела на него большого впечатления.

— А во время моего обучения ходила легенда о Хранителе ключей. Он являлся к тем, кто проводил определенный ритуал, и давал на семь дней огромную силу, а затем забирал ее вместе с жизнью вызвавшего.

— Суть всех этих историй, сказок и мифов одна — они все берут плату, Рэй, — мягко, но внушительно произнес учитель. — Все, даже самые добрые. И она может быть разной.

— Мы и так все время платим, — ответил юноша достаточно равнодушно, однако наставник видел — историю, которую он рассказал, собеседник принял к сведению и вполне мог сделать какие-то выводы. — Но больше меня беспокоит то, что нас здесь так мало. — Рэй посмотрел вниз, туда, где бесконечно журчала вода, падая в каменный бассейн.

— Через пару часов прибудут еще заклинатели. Мы сравняемся числом с магами. И даже превзойдем их.

— Хорошо.

— И еще, возвращаясь к нашему разговору, я научу тебя паре формул… если ты их еще не знаешь.

— Спасибо, — ответил Рэй с открытой улыбкой. Как только он получил согласие к сотрудничеству, его броская синорская физиономия снова стала искренне дружелюбной. — И еще одна просьба — поговорите с братом наместника, господином Гарру. Он не слишком понимает, как ему действовать в союзе с заклинателями. И мы тоже не можем этого понять.

— Ты действительно считаешь, что военных надо удалить отсюда?

— Если вам не известны формулы, которые могут их защитить или хотя бы… — Он вдруг осекся, взгляд его устремился в одну точку и застыл. Так выглядят люди, которых внезапно осенила идея.

— Рэй, — позвал его учитель.

— Вы знаете формулы, которые заставят людей видеть духов? — спросил тот со все тем же отсутствующим видом.

— Нет. Таких не существует. И прямое воздействие на человека запрещено.

Юноша поморщился с досадой, но господин Ринсо терпеливо объяснил:

— Дело не в нарушении правил. Люди не выдержат магии, направленной на них.

— И вселить в них кого-нибудь достаточно мощного, но безопасного мы не можем. Если маги перехватят контроль над сущностями, нам придется очень плохо…

Наставник подумал, что любой из его учеников за подобные рассуждения получил бы строгое внушение. Но этому бесполезно было говорить что-либо.

Рэй тряхнул головой, рассеянно взглянул на собеседника и сказал:

— Большое спасибо, господин Ринсо, вы мне очень помогли. Но теперь надо осмыслить кое-что. Дайте мне полчаса.

Развернулся и быстрым шагом пошел прочь. Как будто сам вызвал старшего заклинателя для разговора и сам выбирал, продолжать его или закончить.

Наставник проводил взглядом юношу, думая — принял бы он в группу такого безусловно талантливого, однако чрезмерно самостоятельного ученика или нет. Но, так ничего не решив, пошел обратно в комнату теоретических занятий…

Рэй, которому не было дела до этих размышлений, не задерживаясь прошел сквозь галерею, отвечая на приветствия солдат. Создавалось впечатление, что его уже все знали.

Небольшая беседка, прилепившаяся к краю обрыва в стороне от храма, выглядела не слишком новой и ухоженной. К ней вела узкая тропинка, засыпанная листьями, деревянные перила кое-где подгнили, но заменять их не спешили. Было видно, что этим путем пользуются редко. Именно то, что нужно.

— Ярудо, ты сможешь прикрыть своей силой людей, когда на них начнут нападать духи?

Мальчишка просунул голову между перилами ограждения, посмотрел вниз, вернулся обратно и вздохнул:

— Нет. Смертных слишком много. Моих сил не хватит. Пять — десять человек еще можно, но их тут не меньше сотни.

— Запутать, сбить с толку магов?

— Не уверен. Если очень сильные — на них не подействует.

— Воздействовать на вызванных духов?

— Можно попробовать, но мои силы не бесконечны. — Он с сожалением пожал плечами и виновато посмотрел на заклинателя, молча прося не особо рассчитывать на его помощь.

Стало ясно — мальчишка боялся магов. И винить его за это было нельзя.

Он дождался короткого кивка и ушел беззвучно.

Рэй сжал перила, переживая не самое приятное ощущение беспомощности.

— Проблемы? — участливо прозвучал у самого уха скрипучий голос.

— Не пойму, как защитить всех этих людей.

— Отдай их мне.

— Ну конечно, — саркастически произнес Рэй.

— Я перетяну их на свою сторону. Помещу в безопасный, уютный мир. А здесь будут действовать мои марионетки. Они неуязвимы.

— Может, поступим проще — ты заберешь себе магов Румунга? Целиком. Не делая из них марионеток.

Кодзу тихо засмеялся и не ответил. Такие правила игры были ему не интересны.

— Рэй, у тебя на плече паук, — прозвучал рядом женский голос, из которого еще не ушла болезненная хриплость.

Заклинатель поднял руку, чтобы стряхнуть «насекомое», но создатель кошмаров уже ретировался, прыгнув на перила, и забился в щель, откуда мог продолжать наблюдать и подслушивать. Рэй оглянулся.

Юрана стояла, глядя на холмы, так же как он только что. Высокая, худая, бледная, горло перечеркнуто черной полосой.

— О чем вы говорили с Ринсо?

— Он сомневается в правильности моих методов.

— Тот парень, шиисан. Ты знаешь его?

— Да.

— Твой друг? — Юрана понимающе улыбнулась. — Жаль, что его здесь нет.

Она достала из кармана камни и начала перекатывать их на ладони.

— Всех интересует, правда ли у тебя есть ярудо.

— Правда.

— Некоторые не поверили.

Скорее всего, этими некоторыми был рыжий Като и вечно уверенный в собственной правоте Намидо.

— А ты?

— А я видела, как ты разговаривал с ним только что.

— Просил его защитить людей. Но он не может. Не хватит сил.

Юрана нахмурилась, камни в ее руке зацокали быстрее.

— Знаешь, на самом деле я хочу, чтобы люди остались. Хочу, чтобы их убили первыми. Чтобы у нас действительно было хоть немного времени. Но я понимаю, что это будут бесполезные, бессмысленные смерти. Слишком быстрые.

— Поэтому сейчас я иду говорить с господином Гарру. — Рэй посмотрел на шрам, пересекающий ее шею. — Скажу, что ему лучше поспешить с отступлением.

— Может, сначала посоветоваться с господином Ринсо?

— Я посоветовался с тобой. Ты видела магов, знаешь, на что они способны. Этого достаточно, чтобы принять правильное решение.

Юрана больше не стала возражать. Но в ее взгляде, устремленном на Рэя, не было уверенности.

Правитель Югоры вместе с господином Гарру сидели за столом, разрабатывая план предстоящего сражения, и передвигали фишки, обозначающие отряды солдат.

— Камо вышла из берегов, — говорил брат наместника Датидо, не обращая внимания на вошедшего заклинателя. — Затопила все окрестные деревни. Это может остановить их.

— Не думаю, что это их остановит, — сказал Рэй. — Их колесницы, скорее всего, умеют плавать, а если нет — они вызовут хокаю и завалят камнями реку или переберутся по спине шуу. Так что они могут появиться здесь в любое время.

Оба мужчины повернулись к заклинателю. Акено смотрел выжидающе, Гарру хмуро.

— И что ты предлагаешь? — спросил он.

— Вам нужно уходить отсюда. И уводить людей. Это не ваша война. Вы не должны на ней умирать. А вы умрете. Маги пройдут по вам, как по опавшим листьям, и даже не заметят этого.

Наместник едва заметно усмехнулся, услышав это сравнение. Господин Гарру ответил сухо:

— У меня приказ, господин Рэй. Удерживать храм любой ценой, столько, сколько будет нужно.

— Лишено смысла. Вы ничего не можете сделать.

— Я не могу покинуть поле боя, — произнес тот тоном, не терпящим возражений. — Это не обсуждается.

— Хорошо, расскажите, как вы будете сражаться с теми, кого даже не видите. Заклинатели не могут приставить к вам духов для защиты — маги натравят их на вас же.

Гарру спокойно выслушал его и спросил:

— Ты знаешь, что такое предательство?

— Да, конечно, — резко отозвался Рэй.

— Наместник Датидо получил приказ императрицы всей Аканэ и верховных заклинателей Варры сделать все, что в его силах, чтобы защитить этот храм. Он передал командование мне. Если я уйду сейчас — это будет изменой по отношению к моему брату и господину. Не только я, но и все мои люди будут покрыты позором, который ничем не искупить.

Он говорил невозмутимо, уверенно, держался абсолютно хладнокровно, а в Рэе начала закипать злость.

— Прикажите ему отступать, — обратился Рэй к Акено, недопустимо невежливо ткнув пальцем в сторону брата правителя. — Вы — сайгун, командующий трех армий…

— Ты был вместе со мной на совете заклинателей, — ответил тот, глядя на Рэя с легким сожалением, словно понимая, что он сейчас вновь переживает бессильное отчаяние от невозможности изменить сложившуюся ситуацию. — Ты видел, кто кому отдает приказы. Но кроме этого у каждого из нас своя задача. И мы прекрасно понимаем, для чего находимся здесь.

— Но это бред! Как могут взрослые, здравомыслящие люди совершать такие безумные поступки?! Заклинатели знают, что вы не можете сражаться, и все равно отправляют вас на бойню. Только для того, чтобы выиграть несколько минут.

— Несколько решающих минут, — усмехнулся Гарру. — Поверь, они бывают очень важны для исхода боя.

— Их может не быть.

— А могут и быть. — Акено переставил несколько фишек и сказал, обращаясь к союзнику: — Я бы переместил три отряда на эту высоту. Здесь лучше обзор и больше места для маневра.

— Послушайте меня еще раз. — Рэй подошел к столу и сел напротив. — Повторяю, заклинатели не смогут вас защитить. Не дадут оружие против духов. Маги Румунга могут вселить духов в ваших солдат, сделав людей одержимыми, и те набросятся на своих же. Нам придется драться с обезумевшими у себя в тылу, в то время как настоящие враги спокойно станут добивать нас.

Рэй замолчал, увидев, как в шатер входит старший заклинатель. Тот самый, кого он просил обсудить с господином Гарру предстоящее сражение.

— Прошу прощения, — произнес Ринсо прохладно, не очень дружелюбно взглянув на юношу. — Я слышал твои последние слова. Ты точно знаешь, что маги умеют вселять духов в живых людей? Ты видел это? Магистры ордена подтвердили?

— Нет, — мрачно ответил Рэй. — Магистры ордена ничего не подтверждали.

— Значит, это только твои предположения. А они не повод для бегства.

Хранитель наместника сверкнул грозным взглядом, когда Ринсо подошел к столу и сел напротив господина Акено.

— Никто из нас не имеет точного представления о враге, его силе и тактике, — продолжил наставник, не видя недовольства дракона. — Да, они разрушили несколько храмов, но те не охраняли, потому что не ожидали нападения. Все сведения, полученные нами, разрозненные и неубедительные, показания очевидцев — путаные и опровергающие друг друга.

— Хотите получить достоверные данные? Наблюдая, как именно маги будут убивать солдат?

— Они понимают, на что идут, для чего это нужно, — холодно сказал Ринсо, отбросив роль мудрого, все понимающего учителя, каким предстал перед Рэем не так давно. — Если у нас будет хоть какой-то шанс изучать врага, не вступая в схватку, — это оправдает грядущие смерти. А ты требуешь от этих людей изменить своему долгу и предназначению — быть живым щитом.

— Так, вы оба, — жестко сказал господин Гарру. — У меня нет времени выслушивать споры. Я знаю свою задачу. Принять первый удар, отвлечь неприятеля, дать служителям храма возможность сориентироваться. И все эти игры в хорошего и плохого заклинателя ни к чему… Акено, что ты говорил про ту высоту?

Дальше спорить не имело смысла.

— Если хотите послужить барьером, — Рэй поднялся, — пусть армия уходит вперед. Чтобы у нас в тылу не оказалось одержимых.

Развернулся и вышел из палатки. Его душила бессильная ярость. Насколько было проще отвечать только за себя или, в крайнем случае, за двух друзей. А теперь его задача наблюдать, как будут погибать все эти люди, и стараться получить выгоду от их смертей.

Рэй стиснул копье, так что заныли пальцы, и направился к храму. Навстречу заклинателю очень быстро, едва ли не бегом приближался Като. Его волосы алели на фоне окружающей зелени, словно макушка редкого клена.

— Ну что, скоро начнется? — спросил он, азартно потирая руки. — Помощь прибыла. Теперь нас двадцать шесть. Настоящая армия.

Рэй кивнул. Ему не хотелось разрушать энтузиазм заклинателя.

— Слушай, мы тут подумали и расписали наши действия на случай всяких непредвиденных обстоятельств. Инструкции. Изучи. Времени осталось совсем мало, так что лучше нам побыстрее все решить.

Рэй взял лист, исписанный с двух сторон. Мито постарался.

— Хорошо. Идем.

Обсуждение прошло очень быстро. Тактика защиты разработана. Позиции изучены.

Теперь оставалось только то, что, по мнению кодзу, заклинатели должны были уметь делать лучше всего.

Ждать…

Поэтому сейчас Рэй стоял на площадке, всматриваясь в темно-зеленые холмы.

Слева, в небольшой беседке, скрытой высокими зарослями, маячила рыжая шевелюра Като. С дальнего конца настила доносилось едва слышное пощелкивание камней — Юрана нервничала. Она, в отличие от всех остальных, прекрасно знала, чего ждать от магов. Рядом с Рэем стояла Арата, и ветерок задумчиво перебирал золотые пряди ее растрепанных волос.

Солдаты господина Гарру занимали самые лучшие для стрельбы позиции. Возле источника кипел белым яростным огнем дракон господина Акено. Никогда еще он не ощущался так явно, прорываясь сквозь человеческую оболочку.

— Наместник не боится, что его хранителя захватят маги? — К Рэю подошла Юрана, которой надоело стоять в одиночестве.

— Нет, — ответил тот, вспомнив наставления Древнего. — Ритуал внедрения подобного хранителя в человека занимает несколько суток. Освобождения — еще больше, а переманить его вообще невозможно.

Девушка посмотрела на него с горячим любопытством, словно забыв о предстоящем сражении, опасности и тягостном ожидании.

— Только не говори, что ты умеешь работать еще и с хранителями.

— В основном с бывшими, — усмехнулся Рэй. — Но имею некоторое представление о вселении и освобождении.

Девушки многозначительно переглянулись.

— Мне даже сложно представить, кто тебя учил, — сказала Арата.

— Вообще-то эта тварь терпеть не может духов рядом, — прищурилась Юрана, глядя вниз. — Как бы он не повредил нашим формулам.

— Не повредит. Он знает, что мы на его стороне и наши духи тоже.

Этот ответ удовлетворил обеих заклинательниц, и больше вопросов не последовало.

Рэй еще раз окинул взглядом холмы и подумал невольно — неужели все это когда-нибудь закончится? Не нужно будет никуда ехать, ожидать очередной схватки, вновь убеждать кого-то… С внезапным теплом вспомнился храм в центре озера, окруженный бамбуковым лесом. Но сейчас это было не больше чем мираж. Место, куда хочется вернуться. Если оно останется.

Шум источника зазвучал громче. Струи воды яростно бросались в бассейн, взбивая белую пену, листья кувшинок испуганно качались и дергались из стороны в сторону.

— Чувствует воду, — сказала Арата, заметив, как Рэй всматривается вниз, и пояснила: — Дух этого места. Камо разлилась. Очень скоро вода придет сюда.

— Уже здесь. — Юрана указала на подножие соседнего холма.

Дорога, огибающая склон, беззвучно погружалась под воду. Длинные рукава реки огибали лесистые возвышенности в поисках новых берегов. Камни, кусты, пыльные тропы превращались в ровную гладь медленного потока.

— Может быть, это действительно задержит магов, — произнесла Арата, но было видно, что она сама не слишком верит в свои слова. — А нам будет легко вызывать водных сущностей. Господин Ринсо специалист по работе с ними. Он умеет…

В чем именно состоят заслуги старшего заклинателя, она не успела договорить.

Ярудо появился из пустоты вместе с оглушительным воплем:

— Идут! Уже идут!!

И застыл, увидев вокруг других заклинателей. Шарахнулся в сторону, его лицо стало стремительно меняться, складываясь в злобную, уродливую маску духа разбитого очага. Но Рэй взял его за плечо и резко повернул к себе.

— Не бойся. Тебя никто не тронет. Ты видел магов? Где они?

Мальчишка поморгал, успокаиваясь, его глаза постепенно приобретали нормальную форму, и в них снова засветилось осмысленное выражение.

— Да… маги, — повторил он. — Я их видел.

Рэй заметил, как побледнела Юрана, но тут же справилась с собой, сжимая в кулаке спасительные камни. Арата начала разбинтовывать пальцы, не сводя взгляда с мальчишки:

— Откуда приближаются?

Ярудо махнул рукой на юго-восток.

— Ясно. Передайте остальным. — Рэй развернулся и побежал вниз, перепрыгивая сразу через две ступени.

Легкая стайка удо за его спиной с тихим жужжанием взмыла в воздух и разлетелась в разные стороны, торопясь разнести предупреждение.

Наместник в компании господина Гарру, трех военных, Ринсо и двух незнакомых заклинателей стояли в беседке возле источника и негромко, но быстро переговаривались.

Чуть ниже на склоне расположились отряды лучников.

— Приближаются! — Рэй вбежал на площадку.

— Нам уже сообщили, — ответил один из заклинателей — худой, аскетичный датидец.

Юноша мельком подумал, что так выглядят маги, если пищу им приносят духи. Крупный костяк, который обычно у жителей этой провинции перевязывали мощные мышцы, у этого выпирал под кожей. Тяжелые надбровные дуги выступали над темными глазами, щеки ввалились, у сухих губ залегли складки.

— Иди наверх, к остальным младшим служителям, — приказал аскет.

— Я останусь с господином Акено. — Заклинатель кивнул в сторону наместника, который отдавал приказы своим людям.

Те быстро, но без суеты отправлялись на свои места. Никто из них не выказывал страха, только предельную сосредоточенность.

— Скоро здесь будет опасно, — подержал коллегу второй заклинатель — тоже датидец, но полный сил и жизни, с румянцем во всю щеку и буйной гривой темных волос.

— Поэтому я и остаюсь.

— Никогда не плюй в источник, не переходи дорогу манмо и не спорь с синорцем, — буркнул аскет, отходя к господину Гарру, переговаривающемуся с Монтаро.

В другое время Рэй поинтересовался бы, чем всем так насолила его родная провинция, но сейчас на это не было времени.

Мимо заклинателя пролетел еще один удо, швырнул старшему наставнику обрывок бумаги и исчез.

— Уровень воды поднимается, — сказал Ринсо, торопливо просматривая написанное. — Скоро будем сражаться не с магами, а с рекой. Или с той и другими вместе.

— Как они собираются преодолеть водную преграду? — поинтересовался наместник, подходя к Рэю, напряженно вглядывающемуся в сторону, откуда должны были появиться маги.

Река уже основательно притопила подножия холмов и, похоже, не собиралась останавливаться. Словно кто-то невидимый лил в миску с лапшой воду, и она медленно поднималась, готовая перелиться через край.

— Здесь абсолютно безопасно, — сказал Ринсо, обращаясь к господину Гарру. — Еще ни разу храм не был подвержен никаким воздействиям стихии.

— Если только наводнение не вызвали сами маги, — тихо сказал Рэй, так что его слышал только наместник.

Он усмехнулся в ответ, а его хранитель вдруг вспыхнул с новой яростной силой. И Рэй ощутил приближение чего-то огромного, заполняющего собой все вокруг… и живого.

— Вы чувствуете это? — Он обернулся к остальным заклинателям.

Все трое подошли к нему. Зрачки господина Ринсо расширились настолько, что закрыли собой светло-коричневую радужку. Датидец-атлет, наоборот, прищурился, глядя вперед, и его глаза почти превратились в щелки. Морщины на лице аскета стали глубже, губы сжались в нить.

— Что? — резко спросил господин Гарру.

Рэй протянул руку, показывая вперед. Из темной глади показался широкий, зеленоватый, гладкий и блестящий островок. Он быстро рос, поднимаясь все выше, с него скатывались струи воды и ошметки травы. Рядом вынырнул еще один, затем еще и еще. Десятки мокрых холмов взмывали из разлившейся реки, одни погружались обратно, другие вытягивались в длинные острова и замирали.

По спине Рэя пробежал озноб. Но не от страха. Знакомая дрожь азарта и предвкушения опасности. Он вытащил копье из-за спины, хотя сейчас оно казалось жалкой соломинкой рядом с тем, что появлялось перед заклинателем.

Зеленоватые острова были фрагментами спины колоссального змея, скрытого под водой. Он шевелился там, выставляя на поверхность все новые и новые кольца бесконечного тела.

— Что происходит? — с нотками раздражения спросил Гарру.

— Шуу, — ответил Акено. — Рэй был прав, они вызвали водяного змея.

Глаза наместника полностью заслонил белый, огненный взгляд дракона.

«Вот и еще одно преимущество хранителя, — подумал заклинатель. — Он позволяет видеть духов».

— Я могу попытаться изгнать его, — сказал Ринсо.

— Не сейчас, — остановил коллегу атлет. — Дождись, когда они появятся.

Рэй сомневался, что одному под силу обуздать подобное существо — его появление, скорее всего, плод коллективного творчества магов. Но не успел сказать об этом.

— Вот они!

На мокрую спину змея медленно выползли черные, блестящие колесницы. Сверху они действительно напоминали жуков. Хищные тела с мощными панцирями, закрывающими седоков. По мнению Рэя, пробить эту защиту стрелой представлялось малореальным. Похоже, господин Гарру был того же мнения, потому что не давал приказа открывать огонь. Средства передвижения магов, в отличие отдуха, люди видели. И перед ними, должно быть, сейчас открывалась нереальная картина — повозки двигались врассыпную, скользя по поверхности воды.

А на самом деле шуу послушно создавал для каждой свою дорогу, поднимая из воды все новые кольца.

Одна, две, три… десять «жуков», покрытых выростами, шипами и зазубренными крючьями, ползли по живым тропам.

— Это не все, — сквозь зубы произнес Ринсо. — Остальные затаились где-то.

— Дайте моим людям прицелиться, — сказал Гарру. — Тряхните тварь, по которой они едут.

— Опрокинем повозки. — Ринсо сжал перила так, что пальцы его побелели.

На лбу датидца-атлета вздулись вены. Аскет закрыл глаза.

— Приготовились.

Рэй услышал скрип луков, натягивающих тетивы. Почувствовал мощнейшую формулу, сплетенную из сил трех заклинателей. Та полетела вниз, словно огромное невидимое копье.

Оно врезалось в воду, воткнулось в шуу и распалось на тысячи игл, начавших колоть духа.

Рэю показалось, что площадка, на которой он стоит, покачнулась. Вода закипела, тело змея пришло в движение, кольца заколыхались, взмывая в воздух, словно гигантские мосты. Оглушительный рев прокатился над холмами. Волны начали облизывать холм до середины. Рэй услышал испуганные вскрики людей и, пожалуй, впервые порадовался, что они не видят существо, вызвавшее небольшой катаклизм.

Повозки не сорвались со своей живой дороги, крепко цепляясь за тело шуу. Но их подбросило в воздух вместе со змеиными кольцами, развернуло, наклонило, открывая седоков, защищенных с боков и спереди только черными гнутыми решетками.

— Бей! — выплюнул короткое слово господин Гарру.

— Пли! — тут же пронеслось над холмом.

Сотни стрел взмыли в небо. Описали сверкающую дугу, упали на повозки и были проглочены серыми клочьями дыма. Но тотчас новая смертельная туча взлетела в воздух, и часть их, как успел заметить Рэй, пробила защиту магов.

— Стреляйте! — закричал он. — Не останавливайтесь!

Еще одно облако, сверкнув наконечниками на солнце, понеслось вниз.

Три заклинателя продолжали держать шуу, и он ворочался в воде, сотрясая колесницы.

— Не давай им опомниться, — сказал наместник господину Гарру.

— Меня больше интересует, где остальные, — резко произнес тот.

И словно в ответ на его слова из реки взмыла колоссальная голова размером с храм. С косматой гривы текли потоки воды. Усы, не уступающие толщиной древесным стволам, хищно топорщились. Круглые глаза-окна сверкнули яростью. Хранитель наместника взвыл от гнева, готовый броситься на существо, равное себе по силе, но не мог этого сделать, связанный человеческим телом.

Голова рухнула на холм чуть ниже храма и разинула пасть-ворота. Из гигантской глотки хлынули кипящие струи и устремились вверх вопреки всем законам природы. Словно живые, начали карабкаться по склону, обвивались вокруг древесных стволов, швырялись камнями и плевались пеной.

— Рэй! — крикнул Ринсо, поворачивая к заклинателю напряженное лицо, покрытое потом.

Тот, понимая, что от него требуется, крепче сжал копье, вызывая в памяти формулу. Холм содрогнулся еще раз — земля разорвалась и взметнулась вверх, превращаясь в корявых существ, которым не было времени придать нормальную форму. Сверху, где стояли остальные заклинатели, рухнуло еще несколько формул, вызывающих новых земляных духов. Вода врезалась в каменную преграду и запенилась вокруг.

— Отходим, — приказал Гарру, — поднимаемся выше, к храму.

— Нет! — Старший заклинатель усилил формулу, все еще держащую шуу. — Оставайтесь на местах.

— Мои люди готовы сражаться, но не тонуть, как слепые щенки! — рявкнул брат наместника.

— Есть еще пара минут. — Рэй добавил несколько земляных духов, видя, как вода поднимается все выше. Змей опять выплюнул клубки водяных струй.

— Продолжай обстрел, — сказал Акено.

Гарру наклонился к Монтаро и шепнул ему что-то. Тот почтительно кивнул и бросился выполнять приказ.

Вода перелилась через преграду и весело помчалась по площадке. Лучники стояли уже по щиколотку в мутном потоке, продолжая обстреливать колесницы, окутанные серым дымом, — те упорно двигались вперед, вползая на холм по бьющемуся телу шуу, словно цепкие муравьи по стеблю.

— Вы можете сбросить отсюда змея? — спросил Акено Рэя.

— Это мощный стихийный дух, — ответил за него датидец-атлет. — Он неуправляем.

— Но они им как-то управляют! — зло крикнул Гарру.

Словно в подтверждение его слов, голова шуу начала медленно сползать с холма и беззвучно скрылась в волнах. Колесницы, добравшиеся до склона, где стоял храм, исчезли среди деревьев.

Вода забурлила вокруг колен людей. Земляные духи, размытые ею, растеклись глиняными лужами.

— Наверх, — приказал Гарру.

Стрелки опустили луки и поспешили по залитым лестницам. Но не успели преодолеть и нескольких ступеней. Из пустоты вылетели существа, состоящие из длинных шипов, соединенных перепонками. Они напоминали рыбьи плавники. Сотня вееров с заостренными пластинами. Рэй никогда не видел ничего подобного и отреагировал машинально. Формула, выпущенная из копья, вызвала каменщиков. Живые булыжники начали выпрыгивать из воды, принимая на себя удары заостренных крыльев. Но часть неведомых духов прорвалась и начала косить людей. Вода, бурлящая на лестницах, окрасилась кровью, вниз по ступеням начали падать мертвые тела. Отрубленные головы остались лежать неподвижно, и потоки омывали эти неровные шары с мертвыми глазами.

— Шевелитесь! — закричал Ринсо, и Рэй услышал в его голосе нечто новое. Не страх, но предчувствие чего-то жуткого и неотвратимого. Наставник устремился наверх, к своим ученикам, и заклинатель ощутил отголоски его формул.

Отступление было очень быстрым для людей, но недостаточно проворным для духов. Защитников срезало десятками. Меч Акено, полыхнувший белым, разрубил смертельный плавник, летящий в его сторону. А вторым ударом защитил Гарру, пробив еще одно крыло, невидимое для человека. Рэй грубо отшвырнул в сторону Монтаро, сбивая копьем сразу двух тварей.

«Опять спасаешь», — мелькнула в глазах тайсена невысказанная мысль. Рэй резко отвернулся, поднимая из волн еще несколько десятков каменщиков. Крики умирающих, плеск и хищный свист слились в один непрекращающийся гул.

Оба датидца прикрывали отступление, но их сил было явно недостаточно. Заклинатели, стоящие на площадке храма, пытались защитить людей издалека — Рэй ощущал вибрации нескончаемого потока быстрых формул. Из воды начали вылетать серебристые сейкачи, похожие на хищных щук, хватали несущиеся плавники длинными пастями и утаскивали вниз. Убитых стало меньше. И у воинов появился шанс добраться до храма.

Господин Гарру в окружении охраны уже был наверху. Наместник, разрубив последний «веер», быстро поднимался по ступеням и тоже был близок к этому же более-менее безопасному месту.

Рэй собирался последовать за ним. Но тут на участке, где совсем недавно стоял заслон из каменных духов, началось шевеление. Из воды поднимались бесформенные, оплывающие глиняные фигуры. Они покачивались, слипались друг с другом, падали и снова поднимались. А потом вдруг взмыли в воздух и обрушились на землю.

Холм содрогнулся, и его часть вместе с деревьями, кусками лестниц и людьми, не успевшими подняться выше, поползла вниз бурным, неудержимым селем. Словно гигантский нож откромсал кусок пирога, подбираясь к самой вкусной части — храму.

Рэю очень захотелось выругаться от бессилия, но он только крепко сжал зубы. Маги делали именно то, чего он ожидал: крали не просто духов, они могли захватить все, чего касались формулы заклинателей, — остаточный материал.

Источник вскипел — клубы пара поднимались над чашей, а на поверхности надувались и лопались пузыри. Волна кипятка выплеснулась из бассейна, захватила мертвые головы, сдирая с них обваренную кожу. Они крутились, щеря острые зубы в безгубых ртах. В одном из лиц Рэй узнал господина Ширея — начальника охраны Акено.

Оставалось только выбирать — быть разодранным, сваренным или все это одновременно.

Аскет-датидец швырнул вперед формулу, и вызванное им существо, состоящее из льда, прыгнуло в кипяток. Вода зашипела, облако пара на миг заслонило обзор, но несколько голов, превращенных магами в орудия убийства, бросились на служителя храма, впившись в руки, и поволокли в поток.

Второй датидец схватил Рэя за плечо и потащил за собой. Горячая волна захлестнула их по пояс, но она уже не была обжигающей — погибший заклинатель успел охладить ее.

Перед глазами Рэя мелькнуло воспоминание: Башня — хранители — дорожка силы, текущей из мира кодзу. Юноша сбросил с плеча руку заклинателя, представил серебряную нить паутины, ухватился и потянул…

Тугая волна, хлынувшая из копья, остановила поток воды, и тот беспомощно расплескался по ступеням. Головы бессильно покатились вниз по лестнице, сталкиваясь и вращая глазами.

Но не успел Рэй порадоваться неожиданному успеху, как горло сжала костлявая лапа.

— Кто тебе позволил красть мою силу?! — проскрипел над ухом невидимый кодзу.

— Не обеднеешь, — прохрипел Рэй, — а мне надо выжить.

Послышался тихий смешок, и его отпустили. Пожиратель мыслей, удовлетворенный наглым ответом, прошептал:

— Первый, но последний раз. И ты его уже потратил.

— Рэй! — послышался громкий сдавленный крик.

Сверху упала веревка, сложенная из камней. Заклинатель схватился за нее и был втянут наверх. Перевалившись через перила, он рухнул на деревянный настил. Юрана вцепилась в его руку, пытаясь оттащить от края. Ее ладони были липкими от крови, так же как и булыжники, раскатившиеся во все стороны.

— Давай, приятель. — Крепкий молодой датидец с растрепанными светлыми волосами и широким курносым носом помог Рэю подняться. Половина его лица была красной — обожжена кипятком. — Еще ничего не закончилось.

— Надо уничтожать все, чего касались наши формулы, — выговорил юноша, слегка оглушенный мощной магией, выплеснувшейся из мира кодзу. — Они захватывают даже остаточные эманации.

— Ясно, — быстро сказал кто-то и отбежал в сторону, передавать остальным.

Рэй огляделся и увидел еще несколько незнакомых лиц. Среди угрюмых загорелых датидцев маячила бледная хагурская исцарапанная физиономия Като.

— Что это было? — произнес он, ероша волосы, которые стали еще краснее. — Что это, манмо их забери, было? Пока вы там играли с шуу и жонглировали мертвыми головами, нас чуть в соломку не настрогало.

— Они бьют и по людям, и по нам. — Юрана смахнула кровь со щеки. — Им одинаково легко убивать всех.

— Сдается мне, они всего лишь прощупывали почву. — К ним подошел Ринсо. Его белая мантия с синими полосами была заляпана красными сгустками.

— Прощупывали?! — взвился Като, разглядывая порванную одежду. — Меня так пощупали, что теперь месяц спать не буду.

Рэй посмотрел вниз. От площадки с источником осталась половина — остальное сползло вниз вместе с селем. Кусок земли перед обрывом был завален ошметками водорослей и камнями, на самом его краю лежало мертвое тело.

— Меня зовут Дзихиро, — прозвучал рядом с Рэем голос атлета, с которым они только что сражались вместе. — Если уцелеем, хочешь пойти в мой храм учеником?

Когда-то в прошлой жизни Рэй был бы счастлив услышать подобное предложение.

— Благодарю, господин Дзихиро, — ответил он искренне. — Но я заклинатель наместника Югоры.

Он кивнул на Акено, приближающегося к ним. Юрана, оказавшаяся у того на пути, невольно отступила в сторону. Эманации хранителя расплескивались во все стороны, расходясь широкими кругами.

«Маги должны были почувствовать его», — подумал Рэй с легким беспокойством.

Акено окинул заклинателя быстрым взглядом — видимо, убедился, что он цел, и повернулся к Ринсо, не замечая, как тот хмурится и делает шаг назад.

Рэй невольно усмехнулся — теперь от наместника шарахались почти так же, как от него самого прежде. Но желание иронизировать тут же пропало. Над соседним склоном взвилась стая птиц и заметалась по небу.

— Благородные заклинатели храма Чистой воды! — загрохотал над холмом громоподобный голос, в котором Рэй с яростью узнал интонации Руама. — Мы не хотим сражаться с вами. Покиньте святилище. Остановите бессмысленное кровопролитие. Мы дадим вам время уйти. Не отвергайте это предложение, как ваши братья из Арошимы, Никко и Велесы.

— Ответь им, — произнес сквозь зубы Ринсо.

Один из заклинателей посмотрел на птиц, носящихся над деревьями. Спустя мгновение те замерли в воздухе, а затем устремились вниз живыми дротиками.

Прошло несколько томительных минут.

— Ваш ответ ясен, — вновь зазвучал насмешливый голос. — Но помните — вы напали первыми.

— А ведь он прав, — задумчиво произнесла Арата.

Рэй посмотрел на нее, перевел взгляд на руки девушки — они оказались красными, опухшими, а в кожу нескольких фаланг были вшиты кусочки белого дерева.

— Мы первыми напали на шуу. И начали стрелять по колесницам.

— Нет, должны были сидеть и ждать, когда они передавят нас всех! — огрызнулся Като.

— Я просто констатирую факт, — спокойно откликнулась заклинательница.

— Ладно, сейчас не время спорить. — Ринсо несколько раз хлопнул в ладоши. — Давайте по местам. Первую атаку мы отбили.

— Зачем они это делают? — Мито, стоящий рядом с Рэем, приложил к груди измятый лист бумаги и неторопливо разглаживал его. — Должна же быть какая-то причина.

— Их предки защищали материк во время наводнения, — сказал Ринсо. — Они возвели стену, отрезая себя от всего остального мира, и остались один на один с взбесившимися духами. Укрощали их, сколько могли. А потомки магов вынуждены были жить на руинах великой прежде цивилизации и медленно превращались в одержимых, безумцев.

— Почему же они не обратились за помощью?

— Обращались, — отозвался старший наставник. — И мы были готовы оказать всяческое содействие, но они отказались принимать его. Посчитали, что их обманут и поставят в зависимость от ордена Варры.

Новая информация — еще один камешек на одну из чаш весов. За магов — против магов.

— У них есть потери? — спросил Мито.

— Шесть колесниц выехали, и шесть перебрались на этот холм. Остальные на том, — Рэй смотрел вниз.

Кольца шуу все еще лежали в воде. Но больше повозки на нем не показывались.

— А у нас перебито две трети людей, — откликнулся Мито, — погиб господин Джуро, он был с тобой внизу. Намидо ранен, но его уже залечил дух-целитель.

— Нам надо не ждать нападения, а нападать самим, — перебил его Рэй. — Ярудо!

Мальчишка появился, робко выглянув из-за перил.

— Знаешь, чем заняты маги?

Дух разбитого очага замотал головой, с ужасом глядя на заклинателя.

— Там что-то жуткое. Столько магии. Но я не пойду туда! Даже не проси! Не хочу, чтобы меня превратили в пыль.

И он исчез.

— Ну нам сейчас мало не покажется, — пробормотал Мито и побежал в полюбившуюся ему беседку.

А к Рэю торопливо подошла сосредоточенная Юрана. Обе ее руки до плеч обвивали тонкие цепочки мелких камней, они пощелкивали, шевелясь, и поскрипывали, когда терлись друг о друга.

— Я с тобой, — сказала девушка голосом, не терпящим возражений.

— Со мной может быть опасно. Ты видела, — напомнил Рэй, испытывая между тем мимолетное удовлетворение от ее желания быть рядом именно с ним.

— Да. Видела. И теперь жалею, что не пошла вниз. — Ее подбородок напрягся, а брови сурово сдвинулись у самой переносицы. — Испугалась.

— Ни за что не поверю, что ты умеешь бояться, — улыбнулся ей заклинатель.

Девушка усмехнулась в ответ, и тут же ее зрачки стремительно расширились, так же как у Ринсо недавно. Она развернулась к перилам и вцепилась в них.

От подножия холма послышался все нарастающий рокот. Там ворочалось нечто огромное, давило жидкую грязь, в которую превратилась часть склона, и грохотало камнями. Потом медленно выпрямилось. Огромная уродливая голова на покатых замшелых плечах поводила маленькими, поблескивающими прослойками слюды глазами и раздувала каменные ноздри, поросшие изнутри травой.

— Хокаю! — закричала Юрана.

— Вызывай второго! — велел Рэй, быстро прокручивая в памяти формулу.

— С ума сошел?! Вдвоем они нас раздавят!

— Два каменных духа на одной горе не живут. Давай!

Из-за спины Юраны вынырнул Като, довольно ухмыльнулся и, поддерживая идею Рэя, добавил торопливо:

— И сразу изгоняй. Пока маги его не захватили. А я вызову следующего, и так дальше по цепочке. Сейчас нашим передам. Пусть поддержат.

Юрана прикрыла на миг глаза, а затем из земли рядом с великаном начал подниматься второй такой же.

Как Рэй и был уверен, существо с ворчанием ринулось на противника. И они схлестнулись так, что во все стороны полетели обломки камней. Впрочем, один тут же исчез, и хокаю, послушный магам, схватил пустоту. А поодаль возник другой великан. И дух, глухо ворча, потопал к нему, забыв о храме, который должен был атаковать.

— Отлично! — воскликнула Юрана.

— Давайте отправим гостя к магам. — Рэй поднял копье, направляя призыв в сторону холма, где должны были стоять колесницы из Румунга.

Новый хокаю возник среди деревьев на противоположном склоне, и к нему, переваливаясь с ноги на ногу, побрел вражеский дух.

— Изгоняй! — крикнул Като.

— Еще минуту, — сам себе сказал Рэй, продолжая пропускать через яри поток силы, удерживающий горное существо. Оно топталось на месте, дожидаясь, когда к нему подберется противник, и деревья, достающие ему до груди, ломались под взмахами массивных рук.

— Рэй! — долетел крик Мито. — Отпускай!

И в этот миг два великана столкнулись. Грохот, треск и рев, усиленные эхом, прокатились по долине. Один из хокаю выдрал из земли древесный ствол и, орудуя им как дубиной, наносил удары врагу. И оба топтали все, что находилось вокруг, крушили деревья и оставляли в земле глубокие вмятины следов.

— Вот это да, — послышался благоговейный голос Като, — даже не думал, что когда-нибудь увижу нечто подобное.

— Надеюсь, они в пылу драки передавят парочку колесниц, — мстительно сказала Юрана.

Рэй, продолжая держать духа под контролем, быстро оглянулся. На площадке перед храмом стояла большая часть заклинателей. Оставшиеся в живых люди заняли позиции за наспех собранными щитами. И, судя по их ошеломленным лицам, они могли видеть хокаю, переставших быть призрачными во время ожесточенной схватки. Огонь дракона пылал в нескольких шагах неподалеку — наместник вместе со всеми следил за сражением.

Рэй снова глянул на соседний холм — духи сцепились, став похожими на два утеса, покачнулись и рухнули, сотрясая землю. А заклинатель почувствовал едва уловимое, легчайшее движение воздуха. На него можно было бы не обратить внимания, но юноша поймал напряженный взгляд Дзихиро. Не реагируя на восторженные крики остальных, датидец прислушивался к чему-то, доступному только ему.

— Опасность! — закричал Рэй, еще сам не зная, что им грозит.

Настил под ногами задрожал.

— В сторону! — долетел крик Ринсо.

Изнутри в центр площадки врезался костяной шип и начал кромсать доски. Люди поспешили разбежаться от расходящейся трещины.

Старший заклинатель храма Чистой воды уже догадался, что их атакует, и по отголоску его формулы Рэй тоже понял, кто это. Прежде он никогда не видел ригуров.

Вплетя в магию свое заклинание, подкрепил его ударом копья.

Наконечник чиркнул по нижнему зубу духа, и тот сразу убрался, но рядом вгрызались в настил второй ригур, третий… На скале у храма суетилась целая стая поедателей древесины. И несколько таких же ползли к деревянным тропам, сохранившимся на соседнем холме.

— Я могу перехватить управление ими! — закричал вдруг с восторгом Мито. — Я понял как!

— Отправь магам подарок, — откликнулся Като.

Площадка содрогнулась еще раз, и кусок в ее центре исчез, пережеванный мощными челюстями духов. Внизу стало видно копошение серых длинных спин, крупные головы сталкивались и стукались друг о друга длинными зубами.

Рэй оказался на одной стороне с Като, Юраной, Мито, Дзихиро и еще несколькими местными заклинателями, а в последний миг, перепрыгнув через ширящуюся трещину, к ним присоединился Акено. Он держал огромный датидский лук, способный при должном умении стрелка завалить быка.

Юрана ударом каменной плети сбила с настила ригура, зацепившегося за доски передними лапами. Датидцы поддержали ее формулами. Один из них, как успел заметить Рэй, очень умело плел формулы, молниеносно соединяя символы и буквально накладывая их друг на друга. Это был мужчина средних лет, с коротко стриженными волосами, открывающими черную татуировку на шее сзади — древний знак спокойствия под названием «хейва».

— Разрешите… — Мито, торопливо бормочущий что-то, вдруг выхватил из колчана наместника стрелу с черным оперением, сломал ее пополам и швырнул в пролом, в самую гущу духов.

Они набросились на кусок дерева и разгрызли его. Рэй уловил легкое дуновение магии, окатившей всю стаю. Духи застыли, а затем в одном едином порыве повернули и поползли вниз с холма.

— Отлично, — сказал Рэй, ударом формулы подгоняя замешкавшихся.

— Я просто вспомнил, что ты говорил, — захлебываясь от восторга, начал объяснять Мито. — Взял то, что они любят, добавил магии, формула, противоположная вызову…

— Ладно, ладно, — перебил его Като, — потом расскажешь и запишешь себе в мемуары.

— Давай следующую! — приказал наместник, бросая заклинателю вторую стрелу.

Получил ее обратно, заряженную магией. Натянул лук и выстрелил в сторону соседних укреплений, за которыми скрывались люди. Стрела попала в гущу духов, также замедлив их. Рэй отправил следом несколько формул, сбросивших самых прытких со скалы.

Мощная цепь сложных символов, ловко вплетенная в удар яри, поддержала его — заклинатель обернулся и увидел высокого, широкоплечего, как и все датидцы, юношу с длинными рваными шрамами на руках, какие оставлял только дантару. Рэй кивком поблагодарил его за неожиданную помощь. Тот мельком улыбнулся в ответ, показывая отсутствие левого верхнего клыка.

— Колесницы! — долетел до них вопль кого-то из заклинателей с другой стороны провала.

Рэй увидел черных гигантов, быстро взбирающихся по холму к храму. Их мощные лапы, напоминающие конечности насекомых, хватались за камни, брюхо пропахивало в грязи глубокие борозды. Те самые шесть перебравшихся на эту сторону устремились на штурм.

Не дожидаясь помощи заклинателей, лучники Гарру начали осыпать их стрелами.

— Они должны остановиться, — быстро сказал Рэй. — Мито, отправь им удо. Пусть прекратят стрелять.

— Но почему…

Стрелы, взвившиеся в воздух, застыли, а затем каждая из них треснула на десяток тонких щепок, они свились в клубки, ощетинились колючками и помчались обратно.

— Хамую, — сказал Дзихиро, и было видно, что его обычное спокойствие пошатнулось. — Они вселяют в стрелы хамую. Никогда не видел ничего подобного. Давайте! Сбивайте их! — крикнул он остальным.

И заклинатели бросили все силы на помощь людям. Часть стрел попадала на землю, оставшиеся, с легкостью преодолев щиты, врезались в лучников.

Волна поедателей древесины достигла колесниц и задержала их ненадолго. Рэй успел заметить, как те расправляются с духами, а дальше смотреть по сторонам стало некогда.

На храм обрушилась стая ниритов. Нейтральные прежде духи с пронзительным гневным свистом пикировали сверху, пытаясь впиться когтями в головы или забить широкими кожистыми крыльями.

И теперь обладателям дара пришлось направлять усилия на то, чтобы отбиться от нападения обезумевших крылатых существ.

Колесницы, расправившись с древогрызами, спокойно продолжили путь наверх.

— Рэй, — услышал он голос наместника. Глянул в сторону, увидел, что тот натягивает лук, целясь в переднюю повозку.

— Юрана! — закричал Рэй, отбрасывая формулой нирита, устремившегося к Акено. — Сбей первого.

Камни сорвались с ладоней девушки, закружились, складываясь в длинное копье, к ним начала прилипать пыль, грязь, обломки дерева. Заклинательница отклонилась назад, а затем резким движением руки послала оружие вперед. А рядом с Рэем прозвучало громкое «банг» тетивы. Каменное яри со свистом понеслось вниз, ударилось в переднюю решетку колесницы, раздирая ее. Рэй увидел изумленное лицо мага, и тут же точно в центр смуглого лба врезалась стрела с черным оперением, голова безжизненно запрокинулась.

Заклинатель словно со стороны услышал свой восторженный, одобрительный вопль.

Колесницу повело в сторону, и, лишившись управления, она начала сползать на остальные повозки. Наместник невозмутимо выхватил из колчана новую стрелу и снова натянул лук.

Лицо Юраны приобрело отрешенное выражение. Движения стали похожи на танец — плавный и в то же время стремительный. Камни, обломки дерева, куски глины, песок двигались вместе с ней, сплетаясь в убийственные копья, тараны, стрелы и ядра.

Теперь Рэй защищал от ниритов их обоих. Древко копья нагрелось от бесконечного потока формул.

Юрана швырнула во вторую колесницу длинную цепь. Акено выстрелил снова, но промахнулся — повозка успела быстро вильнуть в сторону. А стрела, поменяв направление в воздухе, устремилась обратно, намереваясь воткнуться в лучника. Рэй прыгнул вперед и ударом копья на лету перерубил тварь, вселившуюся в древко.

Като сбил духа, нацелившегося на Юрану. Красные волосы заклинателя слиплись от крови, но физиономия светилась восторженным азартом, который испытывал сейчас и Рэй.

— Хоть повеселимся! — прокричал земляк Торы, поймав его одобрительный взгляд, схватил за крыло пролетающего мимо нирита, взмыл в воздух, вонзил формулу в другого духа, сделал в воздухе сальто и приземлился на помост.

«Похоже, все хагурцы прирожденные циркачи», — успел подумать Рэй, прикрывая наместника.

Тот продолжал стрелять, выискивая брешь в защите колесниц. Но как Юрана ни старалась, не могла больше сразить ни одну повозку.

Громкий рев прокатился над холмом, заглушая свист крыльев ниритов.

И Рэй знал только одно существо, которое могло издавать такие звуки.

— Манмо, — по движению губ Мито прочитал Рэй.

— Хорошо хоть не шиисаны, — весело прокричал Като.

Заклинатели озирались, пытаясь понять, откуда приближаются духи. Нириты заметались, тоже чувствуя опасность, но и они явно не видели существ.

Рэй еще раз огляделся. Служители храма с той стороны провала так же беспомощно оглядывались. Арата стояла, приподняв правую руку, кусочки дерева в ее пальцах светились.

— Они должны быть здесь! — закричал один из датидцев — самый молодой, с обожженным лицом, помогавший Рэю подняться после схватки у источника. — Но я их не вижу!

Он начал отступать к трещине в помосте, испуганный и беспомощный.

— Дасен, стой! — крикнул ему Дзихиро.

Рэй повернулся к запаниковавшему, и тут же ему в лицо брызнула кровь. Тело заклинателя разлетелось в клочья. Юрана закричала, и камни вокруг нее закрутились с бешеной скоростью. Несколько ниритов, летящих слишком низко, были схвачены невидимыми руками, их крылья обрывками тряпок полетели в пропасть.

— Куда бить?! — воскликнул Като с отчаянной яростью, крутясь вокруг собственной оси. — Почему мы их не видим?

Впервые они почувствовали себя такими же беспомощными, как люди.

— Маги сплели два заклинания, — рявкнул Дзихиро и торопливо произнес короткую формулу вызова. Мощный порыв ветра, созданный кем-то из духов воздуха, закрутил ниритов, превратив их полет в нечто вроде живого щита, окружившего заклинателей.

Несколько секунд передышки, во время которой манмо отвлеклись на существ, носящихся перед их невидимыми мордами.

— Я вижу. — Глаза наместника наполнил белый огонь. — Три твари здесь. На той стороне пять. Применяйте ваши формулы.

— Это манмо! — крикнул в ответ Рэй. — Их надо бить точно в солнечное сплетение.

— Следи за стрелой. Цель в десяти шагах. — Наместник отпустил тетиву, и заклинатель швырнул формулу в ту же точку.

Ответный рев показал, что он попал куда нужно.

— Пригнись! — крикнул Акено, разворачиваясь, и Мито поспешно рухнул на настил, прикрыв голову руками.

Заклинание Като пролетело над ним следом за стрелой.

— Мы не изгоняем их! — голос Дзихиро, заглушил шум крыльев, рев и треск камней Юраны. — Только ослабляем. Рэй, продержитесь сами пару минут, без нас?

— В чем дело?

— Сейчас. Хейва, Сугу-ни, — окликнул он и бросил несколько быстрых, едва слышных фраз мужчине с татуировкой и юноше со шрамами на руках, а затем устремился вместе с ними в сторону храма. Они легко преодолели щит из ветра и ниритов и скрылись в глубине святилища.

Их действительно не было всего несколько минут, но Рэю те показались часами. Акено, стоящий теперь в центре их маленького отряда, стрела за стрелой указывал цель. Нириты падали один за другим, словно осенние листья.

«Сейчас они закончатся, — без всяких эмоций подумал Рэй, — и манмо примутся за нас».

Но в ту секунду, когда последний крылатый дух был разорван на куски, а воздушный водоворот ослаб, свирепые сущности стали видны. Огромные, косматые, четырехрукие твари с круглыми головами, заросшими черной шерстью. На плоских лбах — по шесть глаз, расположенных в ряд, тонкая продольная щель носа и пасть от уха до уха. Рога загибались вперед и торчали острыми кинжалами с двух сторон от их морд.

Като прошипел что-то сквозь зубы и бросил формулу в ближайшего. Каменное копье Юраны крутанулось в воздухе и врезалось во второго манмо. Вдавилось в грудную клетку, а девушка, застонав от напряжения, резким взмахом руки заставила свое магическое оружие вонзиться глубже.

Наместник, отступающий перед третьей тварью, отшвырнул бесполезный лук, схватился за меч и выругался сквозь зубы. Человеческое оружие было бессильно перед этими духами.

— Акено! — крикнул Рэй и бросил ему свое копье.

Наместник поймал его и метнул в манмо. Яри легко воткнулось в солнечное сплетение духа, а Рэй направил сквозь древко разрушительную формулу, и тот, оглушительно взревев, начал заваливаться вперед, раздирая грудь всеми четырьмя лапами, стараясь выцарапать из тела магию, разъедающую его внутренности.

Акено одним прыжком оказался рядом с раненым духом, схватил яри, прежде чем тот успел сломать его, увернулся от взмаха когтей, вырвал оружие и воткнул в шею манмо, пригвождая к помосту. Рэй услышал за спиной отчаянный вопль, но не мог даже обернуться, раскручивая длинную цепь знаков. Она сложилась в невидимое лезвие — и обрушилась на существо. Наместник выдернул яри из горла манмо и поспешил туда, где требовалась помощь.

Обезглавленное тело забилось. Четыре конечности слепо молотили, пытаясь зацепить любого, кто окажется рядом. Но заклинание обрубало их, превращая в куски ссыхающейся плоти.

Когда дух был обезврежен, Рэй быстро повернулся и увидел Като, лежащего без сознания — у него не было правой руки до плеча, и Мито торопливо пытался остановить кровь, хлещущую из обрубка. Юрана создала каменную цепь, захлестнувшую шею манмо, и натягивала ее из последних сил. Акено вонзил яри в духа и удерживал древко, не давая тому выдрать из себя оружие. Рэй огляделся в поисках третьего манмо, но с ним разбирался Дзихиро при поддержке Хейва и Сугу-ни. Татуировка на шее мужчины начала светиться едва заметно, излучая слабую ауру силы. Юноша одно за другим вбивал мощные невидимые клинья в тело разрушителя.

Заклинательница начала выстраивать новое плетение, и его подхватил Мито. Удар когтистой лапы отшвырнул Акено, следом за ним на перила ограждения отбросило Юрану, но еще одно лезвие уже вонзилось в манмо.

…Рэй не успел перевести дыхание, как услышал новый голодный рык.

И ему стало казаться, что этот бой никогда не закончится. Формулы, удары, захваты. Кровь. Помост стал липким от нее. Кодзу, если наблюдал за ними, сейчас должен был быть доволен.

Рухнул со сломанной шеей датидец, имени которого Рэй не успел узнать, но Дзихиро не дал манмо разорвать его на части, атаковав духа. На той стороне разлома остались только Арата и Ринсо. Девушка упала на колени возле края, а над ее головой с растрепанной золотой прической начала распахиваться бездонная глотка духа.

— Прикрой меня! — крикнул Рэй Мито.

Акено оглянулся, мгновенно сообразил, что собирается сделать заклинатель, и бросил ему яри. Рэй поймал древко на ходу, разбежался, оттолкнулся «пяткой» копья от настила, перелетел через трещину, вогнал наконечник в пасть манмо. И едва успел вырвать оружие — формула Ринсо опрокинула тварь в пропасть.

Заклинатель подхватил девушку за талию, не давая упасть.

— Какие же мы слабые, — прошептала она.

— Держись крепче, — велел Ринсо, и Арата обхватила его за плечи.

Вдвоем они перемахнули через пролом на духе, напоминающем нирита, и старший наставник сразу изгнал его.

Рэй снова оттолкнулся копьем, но второй прыжок вышел менее удачным. Он ударился грудью о настил, едва не выпустил яри, уцепился свободной рукой за доски, почуял внизу под ногами копошение кого-то живого, но его тащили наверх Дзихиро с наместником.

Арата, едва стоя на ногах, бросилась к Като, обняла и что-то зашептала над его раной.

— Что с Гарру? — спросил наместник, схватив Ринсо за рукав.

— Не знаю, — устало ответил тот. — Несколько манмо напали на остатки его отряда. С ними Намидо. — Последнее он произнес, обращаясь к Мито.

Тот промолчал, прекрасно зная, что если его друг выживет — это будет чудом. Но предаваться размышлениям было некогда.

Из разлома хлынули унаги — волна черных извивающихся тел. Рэй не глядя передал копье наместнику и, уже не думая о последствиях, вызвал тови. Шестилапые существа, похожие на муравьев, бросились на пожирателей падали, хватая их острыми челюстями и перекусывая пополам.

Чем дальше длился бой, тем сильнее Рэй ощущал, как голова становится пустой, ни одной формулы не всплывало в памяти, и с трудом поднимались руки. Но тогда в поле зрения попадала Юрана, которую атаковали несколько духов, и ей требовалась поддержка. Очнувшийся раненый Като, из последних сил сплетающий формулу, чтобы помочь Арате. Из пальцев девушки текла кровь, но она не замечала этого. Акено, который оставался человеком, но бился наравне с заклинателями.

И Рэй находил в себе новые силы.

А еще поддерживало то, что каждая минута, выигранная ими, дает время Торе, Гризли и остальным, движущимся в мертвые земли.

Небо потемнело. Бледные сумерки опускались на холмы. День заканчивался.

Датидец, прозванный Хейва, по обозначению своего знака-татуировки, жонглировал новыми символами, сплетая из них разящие цепи, словно не чувствуя боли от содранной кожи со щеки и половины шеи.

Мито, сравнявшись цветом со своими любимыми бумагами, осел на пол.

— Не могу больше, — прошептал он, когда Рэй оказался рядом. — Сил нет.

— Отдохни. Я прикрою, — ответил заклинатель, понимая, что времени на отдых у них нет тоже.

— Надо уходить, — пробормотал тот, пряча лицо в сгибе руки. — Всех убили.

— Еще не всех.

Их оттеснили к храму. Ненадежному укрытию из дерева.

Рэй почувствовал укус в плечо, повернул голову и увидел разъяренного удо, цапнувшего обладателя дара, не замечавшего его. На клочке бумаги, который выхватил у него юноша, было всего два слова: «На границе».

Для защитников храма все закончилось, для него только начиналось, и все же он почувствовал величайшую радость, едва ли не эйфорию, мощный прилив сил. Они выдержали. Выстояли.

— Уходим! — закричал он. — Отступаем! Ринсо! Юрана!

Бросился к старшему наставнику храма и крикнул в его отрешенное лицо с черными тенями вокруг глаз:

— Все! Конец! Можно уходить! Уводите всех!

Тот кивнул, показывая, что понял.

Мито, который выглядел так, словно не мог поверить в происходящее, и залитая кровью Арата помогли встать Като и потащили его к храму. Юрана, начавшая поднимать каменные глыбы со дна пропасти, отступая шаг за шагом, обрушивала их на головы новых духов, лезущих из пропасти. Дзихиро и Ринсо прикрывали остальных.

Рэй понял, что не видит наместника, быстро оглянулся и успел заметить, как тот, нанизав на копье сразу трех унагов, швырнул их прочь.

— Акено! — крикнул заклинатель. — Уходим!

Тот шагнул назад и вдруг начал падать. Рэю показалось, что он оступился на залитом кровью настиле, но наместник рухнул на доски и больше не двигался.

Заклинатель бросился к нему, отшвырнул заклинанием нескольких духов. Грудь правителя Югоры была разбита. В широкой ране белели сломанные куски ребер, и точками выплескивалась кровь. Если бы не хранитель — человек был бы уже мертв. Кто мог его ранить так сильно?! Духи-падальщики? Формула магов, целившихся в дракона?

— Дзихиро! — закричал Рэй, но вместо него на зов откликнулся Ринсо:

— Я помогу!

Вдвоем они подняли тяжелое тело и поволокли к храму. Камни Юраны прикрыли их, складываясь в густую сеть.

В первой проходной комнате Акено уложили на циновки. Он был без сознания. Хранитель рвался из его тела, сверкая белым огнем из погасших глаз.

— Лечи его, — приказал Рэй дракону. — Ты можешь это сделать.

Несколько секунд они мерились силой взглядов, затем дух, не выдержав воли заклинателя, пригасил свое пламя и скрылся в теле наместника.

Чувствуя, что это воздействие вымотало его сильнее всех прежних схваток, Рэй оглянулся на Дзихиро:

— Уходите, — повторил он, — и помогите ему выбраться.

— Сделаю, не волнуйся, — ответил тот, запечатывая дверь формулой. Она уже сотрясалась от ударов, как и массивные бревна деревянных стен.

— Ринсо, все уже на полпути к тоннелю. — Вбежавшая в комнату Юрана отмахнулась от щепок. — Давайте скорей! Сейчас потолок рухнет.

Рука наместника вдруг с силой сжала запястье Рэя.

— Да? — сказал заклинатель, наклоняясь. — Что?

— Если увидишь Сагюнаро, — прошептал Акено, — если он уже не человек… совсем… и если ты сможешь — освободи его… убей.

Рэй сжал зубы и молча кивнул. Поднял копье, и они с Ринсо, поддерживая правителя Югоры с двух сторон, потащили его прочь. Юрана бежала впереди, торопясь ко входу в коридор, ведущий из храма. Дзихиро шел последним.

— Тебе налево, — тихо сказал старший служитель храма Чистой воды, — через эти коридоры насквозь. Там спуск на холм.

— Хорошо. Спасибо.

— Удачи.

— Вам тоже.

Он выпустил руку Акено, вновь впавшего в забытье, отдал еще один приказ хранителю, посмотрел вслед Юране и свернул в указанном направлении.

Склоны холма были залиты подсыхающей грязью. Месиво из покореженных стволов, камней, обломков ветвей и осыпавшихся листьев завалило все подходы к храму. Часть лестниц сохранилась, остальные были разбиты в мелкое крошево. Быстро спускаясь к подножию, Рэй один раз оглянулся на святилище — деревянное здание медленно оседало. Площадка перед ним была готова рухнуть и висела в пустоте на паре уцелевших перекладин.

Рэй только на мгновение позволил себе мысль, удалось ли заклинателям скрыться, что с Акено, сумели ли спастись люди брата наместника или всех разорвали манмо?.. Сейчас была нужна предельная сосредоточенность и собранность.

В подступающей темноте звуки стали глубже и тревожнее. Предметы начали приобретать новые очертания. Запах смолы, расщепленного дерева, воды, мокрой земли и крови усилился.

С ветки на плечо Рэя свалился большой черный паук, а в голове зазвучал голос кодзу:

— Куда это ты собрался?

— А то ты не знаешь, — ответил Рэй, перебираясь через завал камней. — Передать послание магам. Кстати, не хочешь сделать это за меня?

— Как же я могу лишить тебя встречи с другом? — ехидно хмыкнул дух.

И он взмыл вверх на своей паутине.

Рэй ступил под кроны уцелевших деревьев. Сюда смыло трупы людей, и они лежали на земле в причудливых позах, цеплялись за кусты. Кое-где вяло клацали зубами уцелевшие головы, которые маги Румунга наполнили своей силой.

Заклинатель прошел мимо, держа наготове копье, если кому-то вздумается напасть. Но никто его не тронул.

Следов колесниц не было видно, как и их самих. Двинулись к храму, поняв, что его больше не защищают, или умело скрываются?

В грязи появились остатки лестницы, и, перепрыгивая со ступени на ступень, Рэй начал спускаться быстрее. Затем впереди показались обломки валунов — здесь сцепились хокаю.

Огибая один из камней, заклинатель мельком увидел маленькую фигурку, украдкой следующую за ним, и позвал негромко:

— Ярудо?

Мальчишка бесшумно подбежал к нему, схватил за руку ледяной ладонью.

— Не ходи туда, — зашептал он, пытаясь удержать Рэя. — Они тебя убьют.

— Надо сделать так, чтобы не убили. Прикроешь меня?

— Один раз, — ответил тот, подумав. — Они очень сильные.

— Раза будет достаточно. Знаешь, где они?

Дух разбитого очага прислушался и указал в сторону:

— Там. Двигаются. Медленно. Проедут мимо, если не свернешь.

А потом вдруг крепко ухватился за руку Рэя и снова потянул назад:

— Давай не будем сворачивать. Я выведу. Уйдем к Древнему на остров.

Его глаза были по-человечески встревоженными, испуганными, дрожащая фигурка жалкой. Заклинатель опустил руку ему на голову, чувствуя под ладонью теплые, жесткие, разлохмаченные волосы.

— Не могу, малыш. Надо идти.

Ярудо громко засопел, но ничего не сказал больше, вынырнул из-под руки Рэя и отступил в сторону, показывая, что не будет задерживать.

Заклинатель пошел в том направлении, где, скрытые приближающейся ночью, ползли колесницы.

Несколько минут ему приходилось перепрыгивать через камни, подныривать под наклонившимися стволами. Под сапогами чавкала грязь и хрустели мелкие веточки.

Приближение повозок почувствовалось по мощной волне тяжелой, давящей силы. Она перемалывала окружающее пространство, подгибала под себя, словно ураган некрепкие деревца.

«Еще можно остаться незамеченным», — подумал Рэй. И шагнул вперед.

Первая колесница выехала из-за деревьев. Черный, лоснящийся, обтекаемый корпус, сплетенный, скрученный из толстых прутьев. На куполе они срастались в массивную крышу, которую не могла пробить ни одна стрела.

Заметив кое-где на них суставы и куски потемневшей кожи, Рэй решил, что повозки в какой-то мере живые существа. Мощные лапы, напоминающие конечности насекомых, втыкались в мокрую землю, брюхо ползло по грязи.

Зловещая повозка приблизилась, остановилась, заклинатель поднял копье, готовый отразить возможное нападение, и увидел, кто управляет ею.

Сквозь черные прутья белело лицо Нары. Рэй заметил, как расширились ее глаза — в них бился ужас, недоверие и отчаяние. Пальцы впились в решетку. Меньше всего он ожидал встретить здесь ее. А она — его.

Неужели Нара тоже убивала? Неужели ему приходилось обороняться и от духов, вызванных ею?

«Уходи, — шепнули бледные губы. — Уходи!»

Она пыталась дать ему возможность бежать.

Рэй невесело улыбнулся и покачал головой.

Над спиной девушки взмыл шима и злобно зашипел, увидев чужака. Послышался ответный голос еще одного духа, удивленный человеческий возглас, и сквозь кусты с треском ломанулась еще одна колесница. Рэй почувствовал дуновение воздуха, предшествующее удару формулы, и произнес четко и громко:

— У меня послание для Руама из храма Десяти духов.

Его предпочли не услышать, но цепь символов не нашла цели. Ярудо прикрыл заклинателя всей доступной силой. Для магов это должно было выглядеть так, словно человеческая фигура перед ними замерцала, расплылась, исчезла на мгновение, а затем появилась совсем в другом месте.

— Послание для Руама из храма Десяти духов от заклинателей Варры, — повторил Рэй, слыша, как за спиной вынырнула еще одна колесница. — Если вас интересует, где находятся остальные части свитка, который вы ищете.

— Стойте! — приказал низкий мужской голос. — Никхир, нет! Я хочу послушать, что он скажет.

Рэй увидел еще несколько повозок. Теперь они окружали его кольцом.

— Храм пуст, — сказал он. — Вы можете забрать часть свитка, которая хранится здесь. Заклинатели оставили его.

— Знакомое лицо, — прозвучал справа насмешливый голос. Рэй посмотрел в ту сторону и увидел Руама. — Ученик Хейона. Любимец кодзу.

Маг пошевелился, и колесница, словно угадав его желание, раздвинула прутья, выпуская седока. Сейчас он не выглядел столь важным и блистательным, как во время последней встречи в храме Десяти духов Румунга. Красное одеяние пообтрепалось, мокрой тряпкой липло к груди, грязь заляпала его до колен. Лицо мужчины осунулось, вокруг глаз залегли густые тени. Черные спутанные волосы висели мокрыми, давно не чесанными колтунами.

— Осторожно, — сказал мужчина, названный Никхиром. — Это может быть ловушкой.

Его голова была обрита, щеки ввалились, усиливая сходство с голым черепом, и Рэй подумал, что магам тоже не слишком легко дается продвижение по Аканэ.

— Пока в ловушке он, — ответил Руам и обратился к Рэю: — Ну, так что собирались передать нам заклинатели Варры?

Юноша снял с шеи футляр, куда было спрятано письмо ордена, и бросил магу. Тот поймал, не торопясь развернул и принялся читать. Темнота не мешала ему различать символы.

Пока он был углублен в послание, еще одна колесница открылась, и на землю ступила женщина в длинном красном платье.

— Вот ты и снова с нами, — улыбнулась алыми полными губами Ари.

Рэй молчал, глядя на Руама. Тот дочитал, усмехнулся, свернул бумагу и небрежно перекинул себе за спину. Свиток поймал один из магов и тоже начал изучать его, презрительно хмыкая время от времени.

— Если я правильно понял, пока мы осаждали этот храм, последнюю часть свитка перевезли в мертвые земли, в святилище Бледной травы. И теперь нам предлагают последовать туда, чтобы принять честный бой, навязанный заклинателями.

— Да, суть такова, — ответил Рэй, и тут же ему в спину вонзилась раскаленная спица, распалась на сотни маленьких игл и парализовала все тело. Он мог только дышать.

— Не убивать! — приказал Руам. — Мы же не хотим, чтобы явился кодзу и повторил свое представление.

Обжигающие путы ослабли, но пальцы слушались с трудом. Копье упало на землю.

— Не много ли они на себя берут? — пробормотал Никхир, просматривая бумагу.

— Жест отчаяния, — пожала плечами Ари. — Им некуда деваться. Остановить нас они не могут. Эти дети, — она небрежно указала на Рэя, — смело сражаются, но ничего не могут сделать. Ордену остается только погибнуть с честью, но попытаться сохранить лицо. Потому что они знают — мы придем и заберем то, что хотим.

— У меня один вопрос, — сказал Рэй и посмотрел на Руама. — Когда материк погиб и вы оказались отрезаны от всего мира горами. Вы просили о помощи. И вам были готовы ее оказать.

— О, мальчик знает о нашем прошлом, — зло рассмеялась Ари, подходя так близко, что он почувствовал запах тяжелых благовоний и пота, исходящий от нее.

— Почему вы не приняли ее? — не глядя на женщину, продолжил Рэй.

— Что ты можешь знать об этом! — Она запустила пальцы в его волосы, царапая кожу длинными ногтями, и с размаху ударила лицом о решетку своей колесницы. — Ты не видел, как твоих маленьких братьев и сестер заживо пожирают мормоки. Даги плетут гнезда из их кожи, приходят во сне к остальным выжившим и разговаривают с ними голосами умерших. А дар появляется у детей не потому, что их во сне касается поцелуй иумэ, как у остальных чистеньких мальчиков и девочек. Урожая нет, поля вытоптали гаюры, и приходится есть яйца, зараженные шимиши, чтобы не сдохнуть! Пить воду, в которой живут машуги. Духи сжирали нас изнутри, дышали нами, спали с нами, выпивали нас.

— Мы не виноваты в этом. — Рэй выплюнул кровь и посмотрел ей в глаза. — Вы могли получить помощь.

Маги рассмеялась. Руам тоже усмехнулся.

— Нам предложили помощь, но взамен приказали отдать свободу.

Рэй подумал, что на месте заклинателей тоже запер бы магов в каком-нибудь тихом месте. Не всех, но хотя бы некоторых из них. Тех, кому приходит озарение отрезать людям головы и оживлять их.

— Ладно. Я принял послание. Они хотят вызвать нас на бой в мертвые земли. — Руам повернулся к Ари. — Мы добьем храм. А ты разберись с этим. Делай что хочешь.

Часть колесниц развернулась и уехала. Нара колебалась несколько секунд, глядя на заклинателя, и тот прочел в ее взгляде сожаление и горячее сочувствие. Затем отвернулась, приказала повозке двигаться и поспешила прочь. Остались только три мага, занятых почти беззвучным разговором, перемежаемым шипением духов, привязанных к ним.

Женщина еще раз окинула взглядом пленного заклинателя и позвала негромким, нежным голосом:

— Эй, дорогой, здесь твой друг. Ты еще не голоден?

Рэй едва не вывихнул шею, поворачивая голову. И увидел. Но не узнал в первое мгновение. Не шиисан, но уже и не человек. Казалось, это существо соединяло в себе лучшие черты духа и смертного.

Неподвижное лицо, похожее на белую маску с красной татуировкой. Неподвижные зрачки. Он не видел, но каким-то образом обозревал все вокруг. Одежда — длинные складки бледной кожи с таким же рисунком.

Приблизился. Вгляделся в лицо пленника, жадно втягивая воздух тонкими нервными ноздрями.

Узнает или нет? Осталось ли в нем хотя бы несколько крупиц памяти? Голоден или уже успел насытиться чужой кровью? Шиисан сделал еще один шаг вперед, и Рэй увидел, как расширились его слепые глаза, сжались губы. Это была человеческая реакция — он узнал.

— Смелый молодой заклинатель пришел, чтобы передать нам послание от своих менее смелых братьев, — проворковала Ари. — Что, кодзу больше не защищает тебя?

Сагюнаро приблизил слепое лицо к лицу Рэя, и тот смог разглядеть крошечные красные искорки, танцующие в его пустых зрачках, рука с длинными когтями впилась в грудь заклинателя, словно собираясь вырвать сердце. По курте потекла кровь, Рэй стиснул челюсти, чтобы не потерять сознание. Сагюнаро наклонился к его уху и произнес почти беззвучно те самые четыре слова, что сказал ему Шарх не так давно.

А затем отстранился вновь, став холодно-враждебным.

— Мальчишку с собой, — приказала Ари. — Привяжите к моей колеснице. Хочу продолжить с ним беседу о прошлом и будущем.


предыдущая глава | Ловушка для духа | МЕРТВЫЕ ЗЕМЛИ