home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



БАШНЯ

— Даже если я уговорю Гризли, в чем очень сомневаюсь, у нас и вдвоем не хватит сил, чтобы выпустить хранителей. Об этом даже думать не имеет смысла.

— Ты забываешь, что у тебя есть замечательный друг, который всегда готов посодействовать, — вкрадчиво промурлыкал пожиратель мыслей.

— Неужели? — скептически поинтересовался Рэй.

— Я помогу тебе.

— И как ты попадешь в Башню? Не сомневаюсь, что ее защита не позволит темному духу, даже такому, как ты, проникнуть внутрь.

— Верно. Но этот вопрос тоже можно решить. Ты был в моем мире. Почему бы тебе не впустить меня в свой?

Заклинатель пристально посмотрел в лицо беспечно улыбающегося духа, ожидая объяснений, которые не замедлили последовать:

— Духовное слияние. Если ты понимаешь, о чем речь. Твоя человеческая суть замаскирует мою, совсем не человеческую. Я уйду в свое пространство, а оттуда протяну к тебе нить… паутину, называй как хочешь. — Он вытянул руку и коснулся груди Рэя пальцем. Тот не почувствовал физического прикосновения, но уловил отголосок магического всплеска. — По ней к тебе потечет моя сила, и с ее помощью ты сможешь эффективнее разрушать любые заклятия.

— Так же ты получаешь людей в свои коллекции. Ничего не выйдет, кодзу. Я не собираюсь становиться твоей марионеткой.

Дух с мученическим видом закатил глаза.

— Мы это уже обсуждали. Я не претендую на твою свободу. Но если мои методы для тебя неприемлемы, придумай что-нибудь получше.

— Мне надо поговорить с Гризли, — ответил Рэй, поднимаясь.

— Господину заклинателю не нужно бегать самому по городу, когда у него так много важных дел, — неожиданно прощебетал дух мелодичным голосом Юи. — Нам нужен посыльный.

Служанка огляделась, потом вдруг запустила руку в пустоту рядом с собой. Смотрелось это диковато, как будто та по локоть погрузилась в полное ничто, на миг перестав существовать в этом мире.

И вытащила ее, держа за шкирку взъерошенного, испуганного ярудо.

— Здравствуй, мальчик, — пропела девушка нежным, сладким до приторности голосом. — Нам нужна твоя помощь.

— Не буду я тебе помогать! — крикнул тот, но было видно, что дух разбитого очага перепуган до дрожи.

— Как жаль, — огорчилась служанка. — Неужели ты забыл предупреждение: не будешь слушаться старших — кодзу придет и заберет тебя. Господин Рэй вот не послушал, и что с ним случилось? Кодзу забрал его. — Юи засмеялась. — Хочешь познакомиться с моей свитой?

Она подняла вторую руку, отвела в сторону, раскрывая широкий рукав. Его ткань двигалась словно живая. Рэй присмотрелся и увидел, что по ней ползают десятки рыжих сороконожек, черные скорпионы, тараканы, черви и слизни. Ярудо затрясло еще сильнее.

— Ладно, я схожу, — буркнул он. — Что нужно?

— Найди Гризли, скажи ему, что мне срочно надо его увидеть. Это очень важно, — как можно доброжелательнее попросил Рэй.

— И пообещай, если не придет — его прекрасный веселый дом сгорит вместе со всем городом, — азартно подхватила девушка.

Ярудо посмотрел исподлобья на кодзу и исчез.

Юи опустила руку, встряхнула рукавом, который вновь обрел нормальный вид, и перевела на Рэя взгляд, в котором плыли две слепых луны.

— Не хмурься. Это была шутка. Про тебя.

— Не уверен, — мрачно отозвался Рэй, беря копье, а когда повернулся к кодзу, тот уже исчез…

Разговор с Гризли состоялся очень быстро. Казалось, что тот пробежал бегом всю дорогу, спеша скорее повидаться с товарищем. От прошлой размолвки не осталось и следа. Дом наместника, куда его пропустили только после распоряжения Рэя, произвел на заклинателя сильное впечатление, а новости о нападении магов Румунга откровенно потрясли. Он даже испытал приступ уважения к интуиции друга и готов был извиниться за свое недоверие. Но Рэй приготовил для него новое потрясение.

— Ты что, спятил?! — тихо и зловеще спросил Гризли. — Каждый раз при встрече с тобой я слышу все более дикие предложения. Ты серьезно собираешься выпустить всех хранителей из Башни?!

Рэй собрал все свое терпение и приготовился к долгому, выматывающему спору.

— Но ты же сам признал — я был прав с магами Румунга. Ты так же не верил мне тогда.

— Ты не мог привести никаких доказательств, кроме своих опасений и предположений.

— Вот они, доказательства. — Рэй указал в сторону окна. — Скоро будут здесь.

— Но это не значит, что надо лишать город защиты.

— Город и так беззащитен.

— Слушай, я понимаю, ты злишься на орден. Но так мстить им…

— Я не собираюсь мстить…

— Это идея наместника? — Гризли скрестил руки на груди, исподлобья глядя на друга. — Вы с ним, похоже, здорово спелись. Он тоже наверняка спит и видит, как рухнет башня заклинателей.

— Послушай, это единственный выход. Наместник готов пожертвовать городом ради победы в этой войне. А я только Башней.

Рэй подробно пересказал то, что сообщил Древний.

Выслушав его, Гризли поднялся и, мрачный как никогда, принялся расхаживать по комнате, заложив руки за спину и рассматривая гравюры, развешанные по стенам. Наконец он остановился и повернулся к терпеливо ждущему Рэю.

— Скажи мне одно, если я откажу тебе, ты все равно полезешь туда? — Он мотнул головой, не дожидаясь ответа. — Можешь не говорить. И так понятно — да. А ты знаешь, что с тобой сделают, если поймают?!.. Рассчитываешь на защиту наместника?

— Я ни на что не рассчитываю. Просто пытаюсь повысить наши шансы в этой войне. А сейчас, ты сам знаешь, они не велики.

— Ладно. Давай пока забудем про войну. — Гризли решительно рубанул рукой воздух, словно отметая все «бредовые» идеи Рэя.

— Ну давай, — согласился тот.

— Ты хотя бы понимаешь, что вырвать хранителей из камня невозможно? — сурово спросил друг. — Они заключены глубоко в фундаменте, и, пока ты будешь пытаться разбить цепи, связывающие их, заклинатели остановят тебя десять раз. Да у тебя сил не хватит даже на то, чтобы пробиться в место их заключения.

— На это хватит.

— И что ты сделаешь? — Гризли в недоумении уставился на Рэя, забыв на секунду о своем раздражении на его планы.

— Если я подойду к Башне и начну рисовать формулы изгнания у нее на пороге — меня сразу вышибут оттуда. Помнишь, как мы спасли Тору? — Собеседник хотел возразить что-то, но Рэй жестом попросил его не перебивать. — Я проник в мир кодзу и освободил ее оттуда. Примерно так же поступлю с защитниками. Пройду прямо туда, где спят заточенные хранители. Это должно быть особое замкнутое пространство без входа и выхода.

— Тогда у нас был след, оставленный пожирателем мыслей, — поспешил воспользоваться друг короткой паузой. — Сейчас нет ничего. Как ты найдешь дорогу?

— Меня проведет ярудо. Он сам бывший хранитель. Ему должен быть доступен путь в то место, где заточены духи.

Гризли шумно выдохнул, потер переносицу.

— Ладно, допустим, ты окажешься внутри. Но представляешь, сколько потребуется сил, чтобы твои формулы изгнания начали действовать?

— Представляю.

— Ну и где ты эти силы найдешь?

— Есть одно место… — уклончиво отозвался Рэй.

— Надеюсь, не в кладовке у кодзу? — мрачно усмехнулся Гризли. — Того самого, который, по твоим словам, мне почудился? — Он осекся, потрясенный своей догадкой, и спросил: — Что, правда?! Ты собираешься ввязать в это дело пожирателя мыслей? — Уставился на Рэя, опять не дождался ответа и угрюмо покачал головой. — Лучше бы мне действительно все привиделось…

— Хорошо, а что ты предлагаешь? Теперь тебе известно, что происходит. Посоветуй другой выход.

Гризли, заложив руки за спину, отошел к окну. Рэй видел, как он сжал свои мощные кулаки, словно изо всех сил сдерживая желание как следует вмазать кому-нибудь, но заговорил друг на удивление спокойно:

— Мне совсем не нравится эта затея. Мне не нравится, что ты связываешься с духами-разрушителями. Ты все время к ним лезешь.

— Не я к ним, — улыбнулся Рэй, — а они ко мне.

Гризли отмахнулся с досадой.

— А ты не думал, что кодзу решил ввязаться в это дело лишь потому, что ему выгодно, чтобы Башня была разрушена? Он хочет избавиться от заклинателей, твоими руками, между прочим… Они ему мешают.

— Они ему не мешают, — озвучил Рэй мысли, которые занимали его уже давно, но поделиться ими было не с кем. — Этот дух очень силен. Почти равен по силе стихийным сущностям. Опытные маги с ним вообще предпочитают не связываться. В этом мире ему ничто не угрожает. У него какая-то иная цель. И пока я не могу понять какая. Но буду пользоваться его силой. Знаю, это рискованно, но я предпочитаю рисковать, а не сидеть сложа руки.

— Вот верно говорили нам — нельзя заклинателям лезть в политику! — Гризли наконец отошел от окна и снова уселся напротив. — И правильно Сагюнаро не пошел к отцу — сейчас бы они вместе не только Башню развалили, но и всю Варру в пыль развеяли… Зато вот ты явился так некстати.

— Ты мне поможешь? — прервал Рэй полную негодования тираду товарища, рискующую затянуться надолго.

— Если ты все так хорошо продумал вместе с кодзу. Зачем тебе моя помощь?

— Ты вытащишь меня из Башни, из пространства хранителей, когда я закончу их освобождение.

— Как у тебя все просто, я посмотрю. — Гризли не умел злиться долго и уже постепенно начал «остывать». — Я не хочу ввязываться в эту безумную авантюру и, если бы мог, отговорил тебя, — сурово произнес он, и его круглое, дружелюбное лицо снова стало хмурым и замкнутым. — Но понимаю, что это невозможно. Тебе прекрасно известно, я не смогу сидеть дома, зная, как тебя в Башне разбирают по кусочкам озлобленные хранители, или заклинатели, или еще кто-нибудь. Ты спас меня в день духов, иначе я бы уже был мертв. Теперь не хочу, чтобы мертвым стал ты.

— Спасибо.

Гризли только поморщился, услышав благодарность.

— Идея твоя, конечно, бредовая, но, может, и выйдет, если взяться за дело с умом. Давай, зови своего ярудо.

В отличие от Гризли, дух разбитого очага принял предложение Рэя с восторгом. У него загорелись глаза, когда он понял, что от него требуется. От предвкушения скорой «мести» заклинателям мальчишка не мог устоять на месте.

— Справлюсь, — заявил ярудо уверенно, переминаясь с ноги на ногу.

— Хорошо. Договорились.

Дух довольно кивнул и удалился сквозь стену.

— Теперь надо серьезно подумать, — сказал друг.

Думали они до вечера. Длинные формулы, которые записывал Гризли, уже не помещались на листе, а он все добавлял новые и новые символы. И лишь когда на улице начали сгущаться сумерки, наконец поднял голову от расчетов:

— Все. Готово. Лучше уже не сделаю.

— Запомнил порядок?

— Угу, — отозвался Гризли.

Рэй смял тонкую бумагу, бросил на поднос и поджег. Друг мрачно наблюдал за этими проявлениями предосторожности, но ничего не говорил. Нехорошие предчувствия легко читались на его лице.

Длинный белый лист чернел и выгибался, словно от боли, знаки вспыхивали красным и рассыпались невесомым пеплом.

Оба заклинателя молча следили за этими превращениями, собираясь с мыслями и силами, настраиваясь на сложную работу.

— Идем, — сказал Рэй, когда на подносе осталась горка золы.

Покинув комнату, они не торопясь направились к выходу. За окнами стремительно темнело, но слуги не торопились зажигать светильники. Полутемные коридоры были освещены только длинными, бледными полосами гаснущего света с улицы.

— Здесь всегда так? — тихо спросил Гризли, оглядываясь.

— Как?

— Словно все вымерли. Вместе с духами.

Он тоже заметил полное отсутствие сущностей в здании и его окрестностях.

— Иногда бывает, — уклончиво ответил Рэй.

Заклинатели спустились в сад. Тоже мрачный, темный, наполненный тихим и угрожающим ропотом деревьев. Гладкие поверхности прудиков, разбросанных по полянам, отражали черное небо. Казалось, десятки неподвижных глаз с яркими точками звезд следят из травы за бесшумным продвижением заклинателей. Дремучие заросли кустов переплетались друг с другом ветвями, образуя неровные косматые стены.

— Вечно я иду у тебя на поводу, — бормотал Гризли, пробираясь следом за Рэем по тропинке, петляющей по самой дальней и дикой части сада. — Ты наместнику сказал, куда и зачем собираешься?

— Нет. Если ничего не получится, не хочу, чтобы он был причастен.

Спутник только хмыкнул в ответ, больше никак не показывая своего неодобрения.

Дух разбитого очага появился незаметно и очень быстро. Только что рядом не было никого, и вот уже на полшага в стороне движется маленькая темная фигурка. Она пугливо оглядывалась и зябко поводила плечами.

Друзья выбрались за территорию дворца наместника и теперь шли по тихой и пустынной улице, вдоль домов горожан. В это время те уже запирали двери на все замки и ложились спать.

— Нам ведь не обязательно идти к самой Башне? — нервно спросил ярудо.

— Нет, — успокоил его Рэй. — Мы остановимся вон там.

Один из домов в ряду других выглядел нежилым. И, судя по гнилым доскам, которыми была заколочена калитка, и крыше, поросшей травой, — уже давно. Казалось, два соседних здания в страхе стараются отодвинуться как можно дальше, отгораживаясь высокими заборами и густым садом от мрачного соседа.

— Ты собираешься дотянуться до хранителей прямо отсюда? — Гризли остановился, осматриваясь в недоумении.

Рэй кивнул, подходя ближе.

Пара досок, забивавшие калитку, легко оторвались, и та тихо скрипнула, открываясь. Широкий двор зарос сорной травой и ползучими кустарниками. Заброшенный темный дом, с трудом выдерживающий вес собственной крыши, щурился окнами с полуоторванными ставнями. Он был похож на старого краба, выползшего из воды и застывшего в нелепой позе на земле, не зная, куда двигаться дальше.

— Киокаме, — сказал Гризли, прислушиваясь к эманациям, разлитым вокруг. — Это он выжил прежних жильцов. И не подпускает новых.

— В дом не пойдем, — ответил Рэй, также ощущая присутствие сварливой угрюмой сущности за покосившимися стенами. — А происходящее снаружи его не интересует.

— Не боишься, что заклинатели поймают его, допросят и узнают о том, кто развалил Башню? — язвительно поинтересовался Гризли, пробираясь между кустов разросшейся жимолости.

— Он не умеет говорить, сам знаешь, — усмехнулся Рэй, вынимая копье из ременной петли за спиной.

За домом, на небольшом пятачке, выложенном камнями, когда-то стояли солнечные часы. От них остался только круглый каменный диск с обломанным краем и стершимися делениями. Под ногами хрустел гравий и мелкие сухие веточки.

Рэй поднял голову. Ветви деревьев напоминали тонкие струйки черной туши, между ними проглядывала густо-синяя бумага неба. Башни не было видно отсюда. Но заклинатель отлично представлял ее. Тяжелый силуэт без единого огонька света. Неприступный, мощный, загадочный.

— Еще можно повернуть назад, — тихо сказал Гризли.

Рэй покачал головой, начиная чертить на земле основные символы.

Друг присоединился к нему, и через несколько минут сетка формулы лежала перед ними.

— Ну, вроде все. — Гризли вытер о штаны вспотевшие ладони. — Можно начинать, если никто не передумал.

— Ты готов? — спросил Рэй у ярудо.

— Они очень мощные, хотя и оцепенели, — прошептал тот и поежился. — Будить страшно.

— Не бойся, тебя хранители не тронут.

Дух разбитого очага вздохнул несколько раз, набираясь смелости, протянул руку, уцепился за ладонь заклинателя холодными, тонкими пальцами и сказал:

— Их двенадцать, я посчитал.

Гризли нахмурился, представляя объем работы, который предстояло выполнить Рэю, чтобы освободить духов, и весь риск, связанный с ней, но снова промолчал.

Ярудо замер, глядя перед собой застывшим взглядом. Словно собираясь прыгнуть в озеро, где в толще темной воды плавали невидимые, опасные рыбины, затем медленно, с трудом преодолевая сопротивление воздуха, двинулся вперед, потянув за собой заклинателя.

Рэй сделал первый шаг, еще ощущая землю под ногами, второй погрузил его в дымное, бесформенное ничто. Передвигаться здесь было трудно и в то же время легко, как во сне. Чтобы сдвинуться с места, требовалось всего лишь устремление мысли, но на него приходилось потратить очень много сил. Хорошо хоть дух разбитого очага вел его за собой, не давая сбиться с пути.

Еще несколько шагов. Ледяные пальцы сжали ладонь Рэя крепче, затем выпустили. Белесая муть перед глазами рассеялась. Заклинатель стоял на пороге узкой комнаты с низким потолком, похожей на склеп. Казалось, что здесь очень мало воздуха, каждый вдох давался с трудом. Грубые плиты из серого песчаника, плохо подогнанные друг к другу, покрыты густой пылью, в трещинах — слой земли. Ни светильников, ни окон, но блеклый свет давал возможность рассмотреть детали.

В центре на плоском камне лежала девушка со спутанными пепельными волосами, в грязном сером платье из грубой ткани. К ее рукам и ногам тянулись толстые цепи. Металл оплетал запястья и лодыжки, едва слышно позвякивал при малейшем движении пленницы.

— Только быстрее. — Ярудо подергал Рэя за рукав.

Тот кивнул, глядя на пленного духа.

Девушка повернула голову. Ее лицо было искажено, на лбу и над верхней губой выступили капельки пота, напряженная шея вздувалась венами. Грудь сотрясало неровное дыхание. Казалось, хранителя прижимает к камням невыносимый груз. Сколько лет, десятилетий, веков она лежит здесь и держит на себе всю тяжесть Башни. И никому нет дела до того, что испытывает это существо. Рэй содрогнулся от гнева и отвращения.

Жгучий взгляд прозрачных глаз, обведенных тенью, остановился на заклинателе.

— Сейчас я помогу тебе. — Рэй выдернул копье из петли за спиной.

Дух смотрел на него со смешанным чувством страха, боли и безумной надежды. Яри вонзилось в металл, тот зашипел и потек, падая горячими каплями на пол. Произнося заклинание освобождения, Рэй ударил второй раз, разбивая цепи на ее руках. Дыхание с хрипом вырвалось из груди девушки, когда она попыталась сесть на своем ложе, но не смогла — и упала на бок, потянулась к оковам на ногах, царапая пальцами железо.

— Подожди. Не надо. Я сам, — остановил ее Рэй, и хранитель послушалась, застыла, не сводя с него взгляда.

Яри расплавил металл на ее лодыжках, и цепи, недовольно шипя и плюясь искрами, уползли в пол. Девушка не шевелилась, словно не веря.

— Иди, — сказал Рэй, пережидая довольно ощутимый удар отката заклинания. — Уходи отсюда. Ты свободна.

Пленница не двигалась.

— Ты можешь уйти прямо сейчас. Больше тебя ничто здесь не держит. Понимаешь?

Она поняла. Глаза духа засветились бешеной радостью. Она закусила губу, словно сдерживая крик, прижала ладонь, сжатую в кулак, к груди, а другую медленно протянула к заклинателю. Он невесело улыбнулся в ответ на эту молчаливую, страстную благодарность, шагнул ближе, но не успел коснуться ее пальцев. Девушка исчезла, растворяясь в облаке теплого света.

— Идем, быстрее. — Ярудо, все это время прятавшийся в тени, схватил его за руку и потянул за собой. — Нельзя медлить.

Ход во вторую камеру оказался узкой дырой, пробитой в стене на уровне пола.

— Туда. — Дух разбитого очага уверенно показал на нее. — Ты пролезешь.

Но Рэй не был так убежден в этом.

— Может, проведешь меня сразу ко второму хранителю?

— Так тише и безопаснее, — ответил мальчишка, приплясывая на месте, оглядываясь и прислушиваясь к звукам, доступным только ему. — Так заклинатели Башни нас не заметят… заметят не сразу, — уточнил он уже менее бодро.

Рэй снова закинул копье за спину и протиснулся в лаз.

Тот оказался бесконечно длинным и тесным. Заклинатель полз вперед, ощущая себя кимиши, которого загнали в бамбуковый стебель. Обдирая локти и колени, периодически стукаясь затылком о выступы, Рэй двигался на ощупь, чувствуя, как ход постепенно сужается, и надеясь, что он не захлопнется прямо перед носом, заперев человека в камне. Пот застилал глаза, грудь сжимало, от частого дыхания закололо в боку. Но заклинатель упорно продвигался, проклиная все на свете. Великодушие Сагюнаро, которое заставило его отправиться на помощь Казуми и нарваться на шиисанов. Нетерпимость наместника, умудрившегося поссориться со всеми заклинателями. Упертость этих самых заклинателей, тупо верящих в свои великие силы. И собственные безумные идеи, вечно толкающие на авантюры.

Выход открылся перед Рэем неожиданно. Он рванул вперед. Скатился на пол и поспешил встать на ноги, держась за стену.

То, что этот дух безумен, стало понятно сразу. Истощенное грязное существо, забившееся в угол, играло своими глухо позвякивающими цепями и напевало что-то сорванным, сиплым голосом. Увидев Рэя, дух вскинул голову и с визгом бросился на него. Тот успел разглядеть белое лицо с налитыми кровью глазами и кривой щелью рта. Выставил копье, но цепи, натянувшись до предела, дернули хранителя обратно. Он захныкал обиженно и пополз назад в свой угол.

Ярудо, появившись из пустоты рядом, прошептал со злобным отчаянием:

— Я мог бы стать таким же, если бы не моя ненависть. Убей его. Тут уже ничем не поможешь.

Рэй думал так же, но все же попытался дать существу хотя бы шанс на спасение. Подняв копье, он разрубил цепь. Освобожденный дух с недоумением посмотрел на свои руки, явно не понимая, что произошло. Затем наконец ощутил свободу, с рычанием взмыл в воздух — и бросился на спасителя. Заклинатель почти без размаха воткнул яри в тощее скрюченное тело. Хранитель взвыл и развеялся клочьями дыма. Мощь разбитой формулы ударила Рэя, отшвырнув к стене. Пока он жадно глотал затхлый воздух, пытаясь прийти в себя, ярудо тормошил его:

— Идем! Идем же! Они скоро поймут, что ты делаешь. Давай, сюда.

Усилием воли заклинатель заставил себя двигаться дальше.

Еще один тоннель. Чуть шире, чем предыдущий, и его удалось миновать быстрее.

Рэй спрыгнул в третью камеру.

Чудовищное живое дерево, вросшее ступнями-корнями в пол, цеплялось за камни низкого потолка длинными узловатыми пальцами, покачиваясь над заклинателем. Две пары глаз следили за движениями человека из складок коры-кожи. По белесому стволу пробегали волны дрожи. Два духа были слиты здесь в одно существо.

«Если бы я сам увидел все это, без подачи кодзу, — подумал Рэй с возвращающейся злостью и раздражением, — разрушил бы, не сожалея ни о какой защите Башни».

Подобное по силе чувство он испытал в мире пожирателя мыслей. Однако там его гнев был хотя бы объясним законами мира. Черный кодзу — коварная сущность, мучающая своих пленников. Всего лишь дух. Его можно понять. Но как оправдать людей, сотворивших такое. Пусть и для собственной безопасности.

— Чем же мы лучше него?.. — произнес он вслух.

Заклинатель срубил «дерево» несколькими взмахами копья, подкрепленными мощной формулой. Глаза духов гасли с каждым ударом, ствол упал на камни и развалился на куски. Рэй потратил еще немного времени, чтобы развеять их в дым, и от чудовищного создания магов не осталось вообще ничего.

Четвертый хранитель — маленькая девочка в длинном тонком одеянии — висел в воздухе и выглядел глубоко спящим. Он оказался не один. У дальней стены, прислонившись к ней плечом, стоял кто-то еще. Мощная широкоплечая фигура словно вросла в камень, впитывая его несокрушимость.

— Так вот кто рушит Башню, — произнес человек знакомым голосом, откидывая с лица капюшон. — И почему я не удивлен.

— Здравствуйте, мастер Син, — ответил Рэй, сам удивляясь тому, как невозмутимо и доброжелательно звучит его приветствие.

— Надеюсь, ты понимаешь, что творишь? — спросил заклинатель, глядя на юношу со спокойным любопытством.

— Освобождаю пленных духов. — Рэй повел наконечником копья в сторону спящей девочки.

— Вижу, ты заигрался, — сказал мужчина, внимательно наблюдая за ним. — Забыл, на чьей стороне и кто ты такой.

— Я это помню. А вот вы забыли. То, что устроили здесь, — сумасшедший цирк кодзу, а не основа Башни мудрых заклинателей. Если вот на этом держится наша сила, власть и величие, то мы все такие же злобные, хитрые, извращенные твари, как и он. Ничем не лучше. Так что мы скоро дождемся, что придет кто-нибудь и изгонит нас самих.

— Глупый, наивный мальчишка, — усмехнулся мастер Син, презрительно выслушав его. — Научился махать яри и думаешь, что тебе все позволено. Я уже говорил, во время первой нашей встречи. Не тебе судить о том, в чем ты ничего не понимаешь. Ты неуправляем, недисциплинирован, не уважаешь старших, тех, кто умнее и опытнее тебя. А теперь выражусь даже яснее — ты вообще не заклинатель.

— Вот и славно.

Рэй заметил, что существо, висящее в воздухе, больше не спит. Оно смотрело на него сверху вниз огромными светящимися глазами с продолговатыми зрачками. В них сверкали просьба, мольба, приказ, обещание. Надеясь, что понимает их правильно, заклинатель поднял копье. В ответ на это движение мастер Син вытащил меч, скрытый прежде в одеждах.

— Я не хочу сражаться с вами, — сказал Рэй.

— Слишком много чести сражаться с тобой, — рассмеялся мужчина, — я просто вышвырну тебя отсюда как нашкодившего щенка.

— Попробуйте.

Рэй метнул формулу, но не в человека. Невидимая молния врезалась в духа, воздух вокруг него замерцал. Освободившееся существо ринулось вперед, выполняя молчаливое обещание, данное юноше. На несколько мгновений Рэй потерял его из виду, и медлить было нельзя.

— Ярудо! — крикнул он.

Маленький дух появился рядом, испуганно глядя на то, как старший заклинатель отбивается мечом от бросающегося на него хранителя, одновременно стараясь поразить его заклинанием.

— Веди дальше! — тряхнул Рэй мальчишку.

— Надо бежать! Тебя поймали! — закричал тот, очнувшись.

— Живо!

Ярудо послушно схватил его за руку и потащил за собой сквозь каменный пол, разбитые своды пустых камер и завалы битого кирпича. Дух больше не искал потайные тропинки в сфере запертых хранителей. Мчался напролом, стараясь выиграть для Рэя немного времени. А тот, проваливаясь в пустоту, почувствовал, как мимо пронеслась формула, брошенная мастером Сином, и рухнул на холодный пол новой комнаты.

Ее пленник — мальчишка не старше ярудо, вмурованный в стену спиной, словно живой барельеф, — рвался из своих оков.

— Выпусти меня! Ты отпускаешь всех! Помоги мне тоже!! Скорее!

Значит, вести в этой тюрьме разносились быстро. Рэй вскочил, подбежал к хранителю и вогнал копье в стену, вырезая духа из камня. Ему пришлось применить несколько формул, чтобы освободить его, крепко связанного с Башней.

Мальчишка исчез не сразу. Его тело замерцало, готовое растаять, но юный хранитель схватился обеими руками за копье Рэя, словно дерево ори давало ему немного сил, чтобы удержаться в этой реальности еще ненадолго.

— Не ходи к остальным, — заговорил он торопливо. — Ты не успеешь. Спустись сразу вниз, к основанию. Разрушишь его — разобьешь сразу всю цепь. Мы будем свободны.

Последнюю фразу дух прошелестел, уже теряя голос, и растворился в воздухе. На древке яри в том месте, за которое он держался, остались отпечатки тонких детских пальцев, как будто вдавленных в дерево.

— Ярудо, где нижний уровень?

— Глубоко… Очень.

— Давай туда.

Дух не стал спорить, сразу выполнив просьбу.

На этот раз падение было очень долгим. Мимо проносились смутные очертания комнат и бесконечные кольца цепи, опутывающей всю Башню. И чем ниже они спускались, тем туже затягивались звенья. Наконец Рэю стало казаться, что он вот-вот застрянет в раскаленном металле и сам останется здесь навсегда в качестве еще одного хранителя. Он дернулся, разрубая оковы заклинанием, и упал. Ударился коленями и ладонями, скривился от боли. Каменные плиты были покрыты ковром из ползучих растений, утыканных колючками. Острые шипы рвали одежду и впивались в тело, словно сотня разъяренных ос.

Заклинатель вскочил, отдирая от себя цепкие плети, стараясь не обращать внимания на царапины и уколы. Несколькими ударами копья срезал растения, хватающие за ноги, и смог оглядеться. Комнату с круглым куполом свода наполнял сухой шелест и потрескивание. Стены и потолок сплошь оплетали колючие стебли. Особенно много их было в центре. Тугой клубок терна пошевелился, начал расти, и Рэй разглядел в нем подобие человеческой фигуры. Руки, сплетенные из костей-веток, голова — неровный шар, грудная клетка — сеть из колючек.

— Ты стоишь на моем теле, — произнес сухой, потрескивающий голос.

— Извини. — Рэй отодвинул копьем в сторону колючие побеги и шагнул на освободившееся место.

— Пришел помочь мне?

— Если ты не против.

Дух заскрипел, зашелестел громче:

— А если я не хочу уходить? Здесь тепло, сухо, много корма.

Длинная плеть метнулась к заклинателю, сжала его ногу, вонзая колючки сквозь сапог в кожу. Рэй не стал сопротивляться, перетерпев боль.

— Все остальные хранители страдали и хотели уйти.

— Я появился здесь задолго до них. И я не хранитель.

— Кто же ты?

— Цепь. Фундамент. Основа. Терн. На мне держится вся магическая сила Башни.

— Мне нужно ее разрушить.

— Ты не сможешь, — почти с сожалением проскрипело существо. — Я выращен на крови прежних жертв.

Он приподнял колючки, лежащие на полу, и Рэй увидел под ними тело маленькой девочки, мальчишку из последней камеры, девушку из первой. И еще девять трупов, разложенных по кругу и связанных друг с другом тускло светящейся цепью.

Это существо напомнило Рэю мормока из леса Гихар, но то было дикое, хищное растение, а терн, заполнявший собой камеру, создан разумом и волей заклинателей. Рэю часто говорили, что многое в мире имеет одну основу, и если сумеешь ее разглядеть — справишься с любым духом. И сейчас приходилось соображать очень быстро. Договориться с ним не получится — заклинатель сразу понял это. Значит, придется выдирать с корнем. И быстро, пока не появился один из сеятелей, создавших разумную сеть в основании Башни. Или его последователь.

— Мы можем договориться? — произнес заклинатель, мысленно примеряясь, как лучше ударить существо, услышав отказ, и какую формулу применить.

— О чем рыба может договориться с неводом? — прошелестел терн.

«Здесь его не уничтожить, — вдруг понял Рэй, — надо вытаскивать наружу. Башня питает эту сущность так же, как та поддерживает Башню».

Он намеренно неторопливо нацелил копье в центр куста и начал один за другим воссоздавать в памяти знаки, нарисованные на заброшенном дворе, у солнечных часов. Они вспыхивали перед его глазами в обратном порядке, готовясь открыть выход из пространства хранителей. А со всех сторон слышалось угрожающее потрескивание, хруст и шелест.

«Кодзу», — тихо позвал Рэй и тут же почувствовал, как его коснулись пальцы невидимого духа. Так же тот ловил в паутину своей сети понравившихся людей. Но в случае с заклинателем пожиратель мыслей не вытягивал из него жизнь, наоборот — вливал свою немалую силу. До этого Рэй считал, что его магический потенциал довольно высок, но теперь, слегка прикоснувшись к могуществу кодзу, ощутил себя всего лишь мелким ручьем рядом с мощным водопадом. Еще одно подтверждение, почему маги не связывались с ним. Изгнать это существо действительно было невозможно.

Но сравнивать, оценивать и сожалеть сейчас не было времени. Колючие побеги терна текли к Рэю, плясали вокруг, поднимались в воздух, словно змеи, танцующие на своих хвостах.

Он закрыл глаза, собирая волю в кулак, чтобы не ударить по ним заклинанием.

И когда они ринулись на него, оплетая с ног до головы, заклинатель заставил себя представить последний символ, не обращая внимания на боль от сотен игл, вонзившихся в тело.

Краем глаза Рэй заметил, как в зал вбежал мастер Син. Несколько терновых побегов сразу ринулись на него, оплели запястья, выдавливая из пальцев рукоять меча, стиснули горло.

Яркое переплетение ломаных линий вспыхнуло в меркнущем от боли сознании Рэя. Оставалось надеяться, что Гризли услышит призыв и вовремя поддержит его формулой.

Судя по далекому гулу, друг услышал. Рэя потянуло прочь из пространства Башни, и вместе с ним выдирались из камня, лопались корни терна. Тот скрипел, выворачивая куски плит, пытался уцепиться за фундамент, но формула, удесятеренная мощью пожирателя мыслей, неудержимо волокла его за собой. Воздух вокруг дрожал и кипел, звенели, размыкаясь, звенья цепи, одна, пролетая рядом, ударила заклинателя, рассекая колючие побеги. Слышался чей-то далекий, протяжный крик. Мимо проносились стремительные, легкие, светлые силуэты. Башня содрогнулась еще раз. И Рэй вылетел в темную прохладную ночь, наполненную приглушенными запахами и яркими звуками.

Заклинатель упал, выворотив солнечные часы, и понял, что это последнее падение на сегодня. Больше он не встанет. Сверху, возникая из пустоты, сыпались обрывки, клубки и плети терна. Тот продолжал биться, стремясь зацепиться за землю, но ссыхался на глазах и распадался в пыль. С хрустом давя хищные побеги, Рэй перевернулся на спину и увидел лицо Гризли — поцарапанное, со здоровенным синяком, расплывающимся по скуле, и сухими листьями в волосах. Похоже, ему здесь тоже досталось.

— Рэй! Ты как?! Мне едва удалось тебя вытащить. Что это за дрянь? Ты ранен?

Тот приподнял руку и увидел кровь, текущую из множества глубоких ранок, оставшихся от шипов.

— У тебя получилось? Ты говорить вообще можешь?

— Не знаю, — с трудом произнес Рэй, отвечая на оба вопроса, чувствуя, что горло набито сухой пылью.

В усмешке друга послышалось величайшее облечение.

— Ладно, потом разберемся. А пока надо уходить отсюда.

Заклинателю показалось, что на обратную дорогу им пришлось потратить половину ночи. Гризли почти волок его на себе, бормоча что-то недовольное о любителях бессмысленного риска, которых приходится потом тянуть на собственных плечах. Похоже, его вполне устроило бы, если бы у Рэя ничего не вышло и хранители Башни остались на прежних местах.

Но эта надежда не оправдалась.

На полпути к дому наместника из темноты сада вынырнул ярудо, едва не вопящий от восторга.

— Она рухнула! — громким шепотом сообщил он и тут же, словно испугавшись, что его может услышать кто-то лишний, зажал себе рот грязной ладонью — видно, хорошо покопался в обломках разбитого мира хранителей. Но не смог сдержаться и зашептал снова: — Все рухнуло! Цепи в клочья!! Терн сдох! Заклинатели бегают! Орут! Ух, что сейчас будет! Пойду еще посмотрю.

Он исчез с легким хлопком, а Гризли и Рэй, немного пришедший в себя, переглянулись.

— Значит, ты все-таки сделал это. Не уверен, что рад.

— Я тоже не рад, — признался заклинатель, отдирая от груди рубаху, прилипающую к подсыхающим царапинам. — Но иного выхода не было.

— Тебе виднее, — мрачно отозвался друг, глядя в ту сторону, где стояла башня ордена, чью мощь они только что уничтожили своими руками.


НАРРА | Ловушка для духа | cледующая глава