home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16

Мистер Моретти быстро оценил ситуацию и принес бренди, которое заставил Крессиду выпить залпом, затем усадил ее на диван и попытался успокоить.

— Почему она сделала такую ужасную вещь? — всхлипывала девушка. — Она хотела, чтобы я умерла?

— Ну, вряд ли бы вы умерли, — заметил мистер Моретти в свойственной ему рассудительной манере. — Просто из-за спертого воздуха вам стало дурно, но в нутро гардероба, конечно, проникал и кислород. Вы просто запаниковали, а это глупо. Запомните, никогда нельзя терять голову!

— Вам легко говорить, вы не были на моем месте, — обиделась Крессида.

— К счастью, нет. Но я ни минуты не остался бы в этом доме, случись подобное со мной. — Он смотрел на нее светлыми добрыми глазами, и его лицо выражало участие.

— Вы думаете… мне опасно здесь оставаться?

— Уверен в этом. Сколько можно испытывать судьбу? Вам мало приключений? Говорят, вчера на вас напали на лестнице. Сегодня заперли в шкафу… Пока Бог вас миловал, но везение рано или поздно заканчивается.

Крессида задрожала всем телом.

— Вы должны уехать, — продолжал мистер Моретти назидательным тоном. — Ситуация обострилась. Арабиа злобная взбалмошная старуха. Сегодня она вас целует, а завтра… Ну, это вы уже испытали на собственной шкуре. Люси — ее навязчивая идея.

— Миссис Болтон действительно ненавидит меня за то, что я жива, а ее дочь — нет? — прошептала Крессида, давясь слезами. — Я не хотела верить этому, но теперь…

— У вас достаточно денег, чтобы уехать домой? проявил заботу мистер Моретти. — Если нет, я с радостью одолжу вам немного.

— Очень мило с вашей стороны, но у меня есть несколько фунтов. Мистер Маллинз… О, я уже должна была вернуться!

— Нашли о чем беспокоиться! Прежде всего следует думать о собственной безопасности, как вы не понимаете? Идите собирайтесь, я провожу вас до станции.

Но Крессида не могла сдвинуться с места. У нее не так много вещей, но она чувствовала, что не способна собрать их и уложить в чемодан. Совсем недавно она была на седьмом небе от счастья, что у нее теперь есть эта прелестная комната, которую заботливо приготовила для нее Арабиа. Наивное заблуждение! На самом деле Арабиа приготовила ее для Люси, так же как и другую комнату, наверху, навеки пустую и безжизненную. Арабиа не смогла вынести присутствия в доме молодой привлекательной девушки, она предпочла увидеть ее в гробу.

— Не думайте ни о чем, — журчал мистер Моретти, уезжайте. Уверяю вас, скоро вы забудете о Доме Дракона и обо всем, что здесь произошло. Я, пожалуй, попрошу миссис Стенхоп помочь вам собрать вещи.

Не слушая возражений Крессиды, он вышел и вскоре вернулся мягкой танцующей походкой в сопровождении миссис Стенхоп.

Миссис Стенхоп едва дышала, глаза ее неестественно расширились за толстыми стеклами очков. Она походила на сову, которую разбудили средь бела дня.

— Бедное дитя! — прошептала она. — Мистер Моретти рассказал мне, что с вами произошло.

— Он считает, что я должна уехать, — беспомощно пробормотала Крессида.

— Боюсь, он прав. Мы с Даусоном думали так с самого начала. Мы хорошо знаем ее. — Колкий выразительный взгляд был направлен в потолок, к апартаментам Арабии. — Она выжила из ума. Мы слышали вчера ее бормотание, прерываемое истерическими вскриками.

— Вскриками?

— Ну да. Она разговаривала сама с собой. Или с этим ужасным попугаем. — Миссис Стенхоп заученным жестом схватилась за горло. — Даусон скоро придет и проводит вас на вокзал.

— Поторапливайтесь, — вежливо вмешался мистер Моретти, — вы должны спастись. Не надо спорить. Вы готовы?

— Нет еще, — прошептала миссис Стенхоп. — Где ваш чемодан, дорогая?

Их энергия вывела Крессиду из прострации. Она нашла в себе силы подойти к шкафу, взять с верхней полки чемодан и показать миссис Стенхоп, какие платья принадлежат ей.

Когда миссис Стенхоп увидела содержимое гардероба, глаза ее еще больше расширились, но она ничего не сказала и принялась торопливо запихивать в чемодан вещи, которые Крессида с волнением укладывала недавно, отправляясь покорять Лондон.

Крессида не могла думать ни о чем другом, кроме пережитого ужаса в удушающей темноте шкафа. Она, как автомат, подчинялась миссис Стенхоп и мистеру Моретти, которые проявили о ней поистине родительскую заботу.

— Я думаю, мисс Баркли следует подняться наверх и попрощаться с нашей хозяйкой, — сказал мистер Моретти. — Вы согласны, миссис Стенхоп?

А с остальными? — подумала Крессида. Мисс Глори, которая всегда была добра ко мне, и Джереми, и Мимоза… Неужели она никогда больше не увидится с Джереми?

— Сейчас в доме больше никого нет. — Винсент Моретти словно прочитал ее мысли. — Мистера Уинтера я встретил на улице, он садился в автобус, а мой розовый бутончик отправился за покупками. — Не показалось ли Крессиде, что глаза миссис Стенхоп весело сверкнули, когда Моретти упомянул мисс Глори? — Думаю, вы достаточно великодушны, чтобы забыть обиды и сделать маленький реверанс почтенной леди. Скажите ей, что вы уезжаете и лишаете ее любимых развлечений.

Крессида, все еще находившаяся под воздействием большой порции бренди, которую дал ей мистер Моретти, позволила уговорить себя и поднялась наверх в сопровождении миссис Стенхоп, заботливо обнимавшей ее за плечи.

— Удивляюсь, как вы не боитесь оставаться здесь, — заметила Крессида.

— Нам с Даусоном некуда идти, так что выбирать не приходится. И кроме того, на нас она не вымещает свою злобу.

Злоба, ненависть, ожесточение… Какие ужасные слова! Крессида постучала в белую дверь и позвала:

— Арабиа! Я пришла попрощаться, я уезжаю.

— Громче! — посоветовала миссис Стенхоп.

— Кто там? Кто уезжает? — донеслось из-за двери.

Искреннее недоумение Арабии переполнило чашу терпения Крессиды. О, мадам, подумала она, как вы коварны, а я любила вас! Вы казались мне чудесной, волшебной, доброй, а на самом дела… Крессида молча стала спускаться по лестнице и только сейчас подумала, что ее ждет поезд и неуютный вокзал и что надо послать телеграмму Тому.

Мечты… все пустое. Восхищение, благоговение, надежды… все позади.

Даусон возник у парадного входа, словно сказочный джинн, тонкий как тростинка, обвешанный бутылками с молоком.

— А, ты как раз вовремя, — обрадовался мистер Моретти. — Проводи мисс Баркли на поезд.

Задержав взгляд на чемодане, затем на дорожном платье Крессиды, Даусон вопросительно посмотрел на мать.

— Произошел другой… эпизод, — многозначительно прошептала та.

— Идемте, — кивнул Даусон. — Я возьму такси, это самый безопасный вид транспорта. На улице снова густой туман, а в тумане всякое может случиться. Сегодня в газете опять пишут об убийстве девушки в красных туфлях.

Крессида содрогнулась. Лучше рискнуть и дойти в тумане до автобуса, чем терпеть Даусона, который будет всю дорогу смаковать детали убийства. Однако протестовать бесполезно, кто-то должен проводить ее. Крессида предпочла бы общество мистера Моретти, он внушал ей доверие своей широкой улыбкой.

Такси, найденное Даусоном, уже энергично сигналило у входа. Миссис Стенхоп робко протянула на прощание руку и прошептала:

— Не унывайте, все уже позади.

Мистер Моретти помог девушке усесться в такси и с подчеркнутой учтивостью произнес:

— Поймите, мисс Баркли, мы делаем это ради вашей безопасности. Ваш отъезд для нас большая потеря.

— Великолепно, — пробормотал под нос Даусон. — Скажите это мисс Глори.

Миссис Стенхоп быстро поднялась по ступенькам и жестом показала в направлении окна над лестницей. Крессида взглянула вверх и увидела неясные очертания лица Арабии, прижавшейся лбом к стеклу. Вся ее поза выражала скорбь.

Слезы брызнули из глаз Крессиды. Должна ли она уезжать? Бедная старая леди, одинокая, вступившая в борьбу со своим помешательством. Что будет с ней?

— Паддингтон, — резко сказал шоферу Даусон, — и, пожалуйста, побыстрее, мы торопимся на поезд.

В последнюю минуту Крессида увидела, что мистер Моретти игриво обнял миссис Стенхоп. Девушку удивило, что бесцветную жалкую миссис Стенхоп такая фривольность даже не смутила.

От внимания Даусона также не ускользнул жест мистера Моретти, и он с отвращением заметил:

— Этот бонвиван ни одной юбки не пропустит и всегда пользуется ответным вниманием. Даже ма не видит его насквозь.

— Что в этом особенного? Ну нравится человеку флиртовать. Мистер Моретти совершенно безобиден.

Даусон сердито передернул плечами.

— В первую очередь он всегда преследует свои интересы, даже когда воображает, что делает что-то для других.

— Вы думаете, он преследовал свой интерес, когда уговаривал меня уехать.

— Это был искренний порыв, — неохотно признал Даусон. — Каждый на его месте сделал бы для вас то же самое. — Затем, забыв о мистере Моретти, он энергично повернулся к Крессиде. — Правда, что миссис Болтон заперла вас в шкафу? Черт возьми, вы легко отделались, я был уверен, что она пустит в ход яд.


Туман скрыл от Арабии отъехавшее такси, и она снова осталась одна в Доме Дракона. Весна, вернуть которую она мечтала, оказалась недолговечной. В отличие от голоса, который шипел: «Я ненавижу тебя!» — и все чаще терзал ее мозг.

Старая леди была страшно напугана и поэтому заперлась в своей комнате, с замиранием сердца прислушиваясь к каждому шороху, к каждому звуку. Крессида покинула этот дом, а вместе с ней Арабию покинули надежды вновь обрести счастье. Так к чему же теперь заботиться, заперта дверь или нет?

— Кто бы мог подумать, что меня так легко запугать? — обратилась старая леди к своему верному попугаю. Ахмет издал воинственный клич: дескать, мы еще посмотрим, кто кого.

Арабиа прошла в прихожую и отперла дверь, нарочито громко повернув ключ в скважине, потом вернулась в ярко освещенную комнату и стала ждать.



предыдущая глава | Жемчужная нить | cледующая глава