home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

  Внешнее покрытие 'беркута' успело запылиться, под бортом скопился песок и мусор, но никакого вреда это боевой машине причинить не могло.

  Подойдя ближе, я как во сне дотронулся до прохладной поверхности, стирая слой грязи, под которой обнажилась антрацитовая броня. Пройдя вдоль корабля, от носа к корме, рассматривая знакомые по вирту обводы, я просто млел от нереальности происходящего.

  Остановился около неширокого крыла, выдающегося из корпуса почти на пять метров и вытянуто вперед полумесяцем. Толщина его основания превышала мой рост, а на конце виднеется треугольное вздутие орудия, до времени сокрытого внутри.

  Я вернулся к входному люку, возле которого на стене виднелся овальный контур идентификатора. Остановился.

  Чтобы получить неограниченный доступ ко всем системам любого космического корабля, нужно иметь соответствующий капитанский доступ. А стать капитаном возможно исключительно после привязки, официальной регистрации, осуществляемой через вирт-интерфейс и проходящей через реестр космического транспорта. До этого корабль использовать по назначению попросту невозможно - будут задействованы минимальные транспортные функции, жизнеобеспечение, аварийный контроль и только...

  Для проверки мне оставалось всего ничего - приложить руку, но именно это действие вызывало дрожь в коленках. А вдруг не получится, вдруг корабль уже зарегистрирован и стоит в этой пустыне не просто так, а с какой-то неведомой мне целью? Ведь тогда вскрыть корпус смогут только на заводе, а я могу сколько угодно сидеть перед запертой дверью. Ладно, чего я жду.

  Подношу ладонь к сенсорному блоку. Круг осветился бежевым, мигнул и переключился на зелёный. Есть! Раздалось шипение, сдувшее песчинки с окружающего люк покрытия, щелчок и часть корпуса разделившись на три части, растеклась в разные стороны, освобождая проход.

  Мягко осветился внутренний коридор. Энергетическая стена отсекла часть пространства за люком, превратив его в аналог шлюзовой камеры. Процедура отлично знакомая и очень хорошо, что всё работает - значит компьютерная система, энергообеспечение и основные механизмы не пострадали за годы бездействия.

  Я сделал шаг и очутился внутри. За спиной с шелестом схлопнулись лепестки, вновь превратив корпус в несокрушимый монолит. Свет сменился на сиреневый, началась процедура биологической обработки, которая не только уничтожала всю потенциально опасную бионику, но и очищала гостей от грязи, принесённой с поверхности. После завершения очистки поле исчезло, открыв моему взору подсвеченный дежурным освещением коридор.

  - Компьютер, - произнес я, - свет.

  Зажглись жёлтым полосы на полу и потолке, заливая пространство непривычным, режущим глаза светом. Видимо изначально настроенный на спектр солнца планеты, где произвели эту машину, компьютер не имел достаточно интеллекта для самостоятельной регулировки освещения под условия внешней среды.

  - Цвет освещения белый, яркость половина текушего, - отдал я следующую команду.

  Пока бортовой комп слушался отдаваемых ему команд и выполнение бытовых приказов, кстати, подтверждало мои выводы о статусе корабля. Спектр изменился, став привычным, интенсивность ламп снизилась.

  Я находился на нижней палубе, всего их тут две, судя по высоте борта. Лихорадочно вспоминая всё, что знал о конструкции судна, пошёл вперёд, вертя головой по сторонам. В игре-то всё просто, очутился в кабине, сел в кресло и полетел, а сейчас придётся голову поломать где тут рубка.

  В воздухе витал неуловимый запах, который, я предполагаю, свойственен исключительно новым, только привезённым с завода, машинам. Не знаю, сколько лет простоял 'Беркут' в одиночестве, но запах не выветрился и внутри него стоял аромат пластика, смазки и металла. Позже, в соответствии с предпочтениями экипажа коридоры наполнятся ароматами леса, травы, цветов и всем, на что горазда внутренняя климатическая система. Но никогда уже не возникнет такого ощущения первозданной новизны.

  Походив по коридору в поисках поста управления, я мысленно хлопнул себя по лбу, вот дурак.

  - Показать схему отсеков, - попросил я и тотчас на боковой стене развернулся голоэкран с полной картой корабля в разрезе.

  Справа ангар, энергоотсек, технический блок, слева коридор спецотсеков, неясного пока назначения, но подробности можно узнать и позже. На второй палубе комнаты экипажа, кают-компания. В конце главного коридора небольшая лестница, которая и ведет в кабину. Вот оно.

  Небольшое помещение трёхметровой высоты. Одно кресло впереди, ещё два справа и слева от главного - резервные посты управления. Ничего лишнего, никаких кнопок, приборов, вся информация подается в вирт, либо на голоэкраны с силовым интерфейсом. Стандартная, унифицированная пилотская рубка среднего корабля.

  Сажусь в кресло, и тут меня ждёт первый сюрприз, нет шлема. Вот смешно будет, если корабль ими забыли укомплектовать.

  - Компьютер, а где шлем? - спрашиваю я.

  - Управление кораблём осуществляется через полевой интерфейс, резервная система управления вмонтирована в ложемент пилота.

  Силовой шлем. Тоже неплохой вариант. Пока они еще слишком дороги, но по качеству ничем не отличаются от физических. Но это в бытовых условиях роскошь, а на военных кораблях было логично использовать более надежный полевой интерфейс. Ладно, выясним для начало самое главное.

  - Статус принадлежности корабля? - задаю я главный вопрос.

  - Корабль не зарегистрирован. Система не прошла привязку. Крайний срок активации просрочен на четыре тысяч триста восемьдесят два дня. Возврат в точку отправки невозможен по техническим причинам. Режим оповещения заблокирован.

  - Запустить последовательность регистрации согласно законам Сангории.

  - Предоставьте ваш идентификатор и активируйте систему внешней связи для обновления баз данных.

  Я с облегчением снял с шеи красный кристалл и включил на браслете внешний доступ, передав канал кораблю. Тело в тот же момент притягивает к спинке кресла, цвет освещения сменился на красный.

  - Обнаружено несоответствие идентификатора объекту проверки. Провожу генетический анализ на соответствие биоспектру, пожалуйста, ожидайте.

  Вот блин. Точно, правильно, артефакт же изменил меня настолько, что теперь кристалл не соответствует моему генетическому коду и слепку ауры.

  Я примерно представлял, что сейчас будет. Примчатся на экстренный вызов полицейские, вытащат меня и увезут на проверку, а свободный корабль просто разыграют между собой или продадут, пока всё будет выясняться. Хотелось плакать от отчаяния.

  Прошли две минуты, показавшиеся годом. Компьютер не отвечал на вопросы и не ослаблял хватки защитной системы. Но в момент, когда отчаянье буквально душило меня и слёзы непроизвольно наворачивались на глаза, свет в помещении сменился вновь, став белым.

  - Проверка определила проведение незарегистрированной операции по изменению генома. Слепок ауры соответствует Василию Ежову на семьдесят девять процентов. Прошу отдать команду на снятие ментального индекса.

  - Подтверждаю.

  Я сразу успокоился. Если дошло до проверки индекса, то теперь всё будет в норме - самая надёжная методика анализа личности, ни подделать, ни изменить критерии по которым производится тестирование невозможно. Я расслабился. Мелькнули образы детства, родители, сестра, моя комната, укрытие на свалке, первый запомнившийся мне день рождения.

  Процедура ментальной индексации проста. Демонстрируется стандартный набор символов, их всего больше пятидесяти, как я помню. Сознание реагирует на эти картины в соответствии с хранимыми воспоминаниями, а компьютер индексирует полученный цифровой ряд. В итоге появляется последовательность, свойственная одному-единственному человеку, подделать которую просто нереально, как нельзя искусственно перезаписать весь объём памяти одного человека другому. Вместе с генетическим анализом все эти параметры заносятся в персональный идентификатор и периодически обновляются в социальной службе учёта населения.

  - Проверка закончена, подтверждено соответствие идентификатора. Рекомендую зафиксировать изменения в центре службы контроля.

  - Хорошо, но регистрацию провести можно?

  - Подтверждаю.

  - Так начинай, - торопливо произнёс я.

  - Отправлен запрос на регистрацию права владения, ожидаю ответа. Ответ получен, ограничения не зафиксированы, право собственности зарегистрировано с одним условием: установлен запрет на применение боевых систем в границах гравитационной зоны планеты.

  - Компьютер, я хочу зарегистрировать название корабля. Пусть будет Тень.

  - Принято.

  - И подключай вирт, хочу посмотреть, чем я теперь владею.

  - Запускаю процесс привязки корабля к пилоту.

  Виски сдавило, видимо это и есть силовой шлем. Потекла череда непонятных кодов. Сбоку появился инъектор и кольнул меня в шею, второй укол я почувствовал в затылок. Медленно текли секунды, требуемые на фиксацию моих параметров в бортовом компьютере. Наконец всё закончилось, включился вирт и рубка сразу преобразилась.

   Пространство стен трансформировалось в один огромный экран, отображавший происходящее снаружи. Перед виртуальным взором возникли стандартные глифы систем управления. Одновременно в мозг полилась потоком информация о состоянии бортовых систем. Проверим.

  Накопители в норме. Установлен энергокристалл четвёртого класса (ого-го!). Гипердвигатель в норме. Наличие биомассы для синтезаторов пять процентов (неприкосновенный запас). Полевая защита в норме. Комплекс ближнего боя на основе двенадцати волновых индукторов в норме (заблокировано). Сдвоенное гравиплазменное орудие в норме (заблокированно). Ракетное оружие не установлено.

  Это куда я попал? Как такой корабль мог пылиться на свалке двенадцать лет?

  - Компьютер, почему не была произведена регистрация?

  - Неизвестно. Предположительно, в отсутствии заявленных прав и без возможности обратной отправки, после окончания оплаченного срока хранения контейнер с кораблём утилизирован автоматической службой.

  Вот это да... То есть корабль доставили, он стоял, ожидая хозяина, который не пришёл. Все сроки истекли, принято решение отправить обратно, но грузоперевозчик разорился и оплаты за дорогостоящуу пересылку негабаритного груза получить не с кого. Контейнер выкинули на ближайшую помойку, поскольку операция по взлому защищённого хранилища стоит зачастую в несколько раз дороже груза. Всё равно не логично, корабль стоит никак не меньше пятидесяти тысяч галов. И тут меня осенило!

  - Что стояло в графе 'наименование груза'?

  - Свежезамороженная рыба с Чу-Ли.

  Я расхохотался. Теперь все стало ясно. Кто-то контрабандой решил привезти кораблик, поэтому блокировал связь и подделал декларацию. А компании-перевозчику в условиях кризиса было абсолютно всё равно что возить. В порту же сочли, что после нескольких месяцев хранения рыбка, мягко говоря, испортилась, и вскрывать контейнер не решились. Ещё бы, я бы тоже не стал этого делать. И изначальная стоимость не имела значения, просто гнилая рыба с Чу-Ли - это официально самое вонючее и несмываемое вещество, известное человеку. Куда там земным скунсам, да весь грузовой портал пришлось бы закрывать на дегазацию минимум на месяц. Вот и выкинули контейнер, вздохнув с облегчением, идиоты.

  Главное, некому было предъявить претензии. И теперь этот корабль мой, разрешение на полёты имеется, вооружение заблокировано, таким образом всё по закону. Осталось только выбраться наружу, а вот с этим могут случиться проблемы.

  - Мы можем отсюда вообще вылететь? - я прикидывал и так и эдак, но по любому Тень задела бы стенки при попытке выйти из тесного капкана.

  - Да. Но для этого необходимо разблокировать боковую стенку контейнера.

  Хм. Это я уже и так понял. Защищённый металлопласт, это вам не бумагу разрезать. Хотя боевые индукторы не древние лазеры, искромсают за милую душу. Но они заблокированы, что же делать-то.

  А может поле включить и выдавить стенки наружу?

  - Можно ли активировать защитное поле?

  - Риск уничтожения накопителя более восьмидесяти процентов.

  Дальше подумать мне не дали. Шестилапая тень свалилась откуда-то сверху, на миг замерла, ориентируясь, и выстрелила в борт черточкой плазменных разрядов, прочертивших воздух оранжевым пунктиром. Эй! Не стрелять в мой корабль, урод!

  - Судно атаковано. Применено плазменное оружие ручного класса.

  Корабль вздрогнул

  - Эффективность рассеивания сто процентов. Опасность нулевая.

  Опасность ноль, как же. Кресло ощутимо потряхивало, слышались глухие удары. И ведь поле врубить не получится, так бы эти пауки могли век стрелять из своих ручных плазмеров.

  К первому террористу присоединился второй паук, после чего интенсивность обстрела возросла вдвое. Пришла мысль, что они могут и свою капсулу вызвать, не пешком пришли, наверное. А там тяжёлое вооружение, наверное...

  Я включил темп и углубился в чтение, лихорадочно перебирая строчки документов в сети, вспоминая уроки права. Не то, не то, вот!

  - Пользуясь пунктом 43 статьи 12 кодекса гражданина Сангории требую разблокировать систему вооружений корабля.

  - Запрос отправлен. Зафиксирован входящий вызов.

  - Ответь.

  Передо мной сформировался кабинет с сидящим в кресле мужчиной плотного телосложения. Опять вояки, ненавижу. Офицер внимательно смотрел на скрытый от моих глаз экран не обращая на моё появление ни малейшего внимания. Дочитал сообщение и поднял на меня глаза.

  - С кем имею честь? - даже не представился.

  - Василий Ежов. Требую разблокировать систему вооружений частного корабля!

  - Зарегистрированного три минуты назад, - как ни в чём не бывало заметил собеседник. - Пострелять захотелось, малыш?

  Новый удар сотряс корпус. Благодаря специальному покрытию кораблю удавалось гасить энергетическую составляющую ударов, но вот массу плазменного сгустка никто не отменял, а бьют уже на полной мощности, судя по частоте вибрации.

  - Находясь в районе Норбока подвергся атаке боевой ячейки корн. Корабль заблокирован обломками. Прошу дать разрешение на разблокировку вооружения в связи с угрозой для жизни человека, - упрямо повторил я.

  Лицо передо мной стало серьёзным. Я перекинул картинку.

  - А третий где? - вдруг спросил меня офицер.

  - Уничтожен. Слушайте, вы долго ещё будете ждать пока меня тут поджарят?

  - Ладно, умник, оружие мы тебе включим. Но сразу направляешься на базу в Норбок. Попробуешь исполнить любой финт, отстрелим зад по самый нос, как понял, пилот?

  - Услышано, - скрипя зубами, произнёс я.

  Отключение абонента совпало с докладом Тени.

  - Орудийные системы разблокированы, активирую оборонный комплекс.

  Ну, это по-нашему. С подобной компоновкой оружия я ещё не сталкивался, но какая разница, система управления знакомая.

  Сначала убрать насекомых. Я взял под контроль один индуктор. Пауки заметили энергетический скачок от запуска систем вооружения и попытались убраться, но попали в ловушку, скользя по наклонной поверхности упавшей стенки. Две едва заметных синих вспышки и взрыв испарил надоедливые пауков, исчезнувших во вспыхнувшем на миг облаке плазмы.

  Теперь плита. Шесть волновых индукторов правого борта перешли в полный боевой режим. Задав сектора и параметры работы, я стал наблюдать, как сконцентрированные в одну точку ослепительно-синие жгуты ведут росчерк по поверхности плиты. Вот, наконец, разрезанная на две части, она рушится, увлекая следом металлический мусор. Еще несколько рассеянных ударов и силовые захваты разблокируют проход.

  Что примечательно, заряд накопителя после трёхминутной работы в непрерывном режиме шести индукторов вообще не снизился, то есть потока энергии кристалла достаточно для работы как минимум половины системы точечной защиты на оперативном потоке. Впечатляет.

  Дав команду гравам, аккуратно вывел машину наружу. Вирт действовал великолепно, каждая система корабля стала частью меня, я чувствовал его весь, от носа до кормы, как своё собственное тело. В игровом мире так не бывает, там всё как-то пресно, что ли. А тут я фактически стал кораблём.

  Приподнявшись над свалкой и видя удаляющуюся землю, я почувствовал восторг. Хотелось кувыркаться, петь, совершить что-нибудь дикое, но угроза со стороны неизвестного офицера еще была жива в моей памяти и я с трудом унял возбуждение. Успеется. Теперь отобрать у меня корабль они не смогут, только пугать будут для острастки. Пусть их.

  Открылся экран вызова и женский голос произнёс.

  - Контроль движения. Василий Ежов, вам надлежит следовать курсом на военную базу Норбок. Отклонение от маршрута не допустимы.

  - Понял вас, выполняю.

  Запустив ускорители, я занял предписанный эшелон и начал набирать скорость. Красота. Никакой вибрации, полная стабильность полёта. Не машина, а сказка.

  Я видел на несколько километров вокруг. Системы обнаружения, состоявшая из целого набора активных и пассивных сенсоров, позволяла разглядеть и идентифицировать даже спутники на орбите. Никто мне систему сканеров использовать не запрещал, чем я и пользовался на полную катушку.

  Мы медленно поднимались над океаном красного песка. Свалка уже была видна как на ладони, играя отблесками солнечных лучей. Вскоре стал виден и пригород, даже наш с Илланой домик, зажатый между соседними участками можно было рассмотреть во всех деталях. Конечно же, флотский разведчик ещё не на такое способен.

  Я летел в ручном режиме, наслаждаясь свободой и простором. Не космос, конечно, но и не пешком по земле. Сейчас разберусь с делами на базе и полечу встречать сестру, устрою ей сюрприз, в конце концов, вот она обалдеет.

  Всего шесть минут мне понадобилось, чтобы достичь места назначения. На подлёте обнаружил комитет по встрече, ох, чую, сейчас что-то будет, не доверяю я воякам, если быть совсем точным, то я их попросту ненавижу. И на то есть причины.

  Тень аккуратно приземлилась на выделенную площадку. Защита отключилась и корабль опустился на грунт. Добро пожаловать в благословенную армию.

  Спросите, за что я не люблю вояк? Это какое-то глубинное отвращение, накопившееся после нескольких эпизодов с их участием. С каждым последующим случаем я лишь убеждался в правильности своих выводов и полностью перестал доверять армии как структуре. Никакие фильмы и новостные сюжеты, восхвалявших доблестных защитников Отечества, не щадящих живота своего за Родину, не могли изменить это чувство гадливости при встрече очередного бравого воина. Знаете, как это бывает?

  Первый случай произошёл когда мы с сестрой ездили в город на праздник. Тогда вместе с семьёй наших друзей, все вместе мы отлично провели время в парке, пообедали на природе и попрощавшись, шли себе спокойно на станцию гравов. Решили срезать путь, пройдя по боковой улочке, ну и нарвались на неприятности.

  Началось всё с двух здоровенных десантников, которых зачем-то вынесло из близлежащего бара. Что они там делали и без слов понятно, их шатало, но бодрость и веселье плескалось через край. Чего им внутри не сиделось?

  Тут на беду мы с сестрой и проходили мимо. Накалённым парни, лет по двадцать пять каждый, захотели поразвлечься и не нашли ничего умнее, как обратить внимание на проходившую мимо симпатичную цыпочку. Они загородили проход сестре, оттёрли меня в сторону и начали, как они думали, флиртовать. Мне тогда было всего одиннадцать, кстати, но что делать я знал, не стал кидаться на идиотов, а вывал номер комендатуры и продемонстрировав синхронную запись, вызвал патруль.

  Не выдержал я, когда сестра вскрикнула, неаккуратно схваченная за руку одним из дуболомов. На меня как-то не обращали внимания, подумаешь, хлипкий подросток. Зря они так, подростки после вирта и беготни по свалке на пограничной планете, это вам не городские нытики.

  Подкравшись к спине одной из ржущих свиней в форме (а мне уже было всё равно, за сестрёнку я реально готов прибить), я разблокировал магнитный датчик и отскочил уже со штатным армейским 'зорком' в руке.

  Если судить по реакции, боевые навыки вбили в десант на уровне рефлексов спинного мозга. Солдат успел развернуться и присесть, я - отключить предохранитель и, сдвинув режим огня на одиночные, навести оружие на бритую голову и нажать курок. Второй десантник этого не видел, поглощённый Илланой.

  Я тогда не знал, что в мирное время на оружии активировался датчик принадлежности, препятствующий подобным происшествиям, иначе придумал бы чем стукнуть напавшего. Но пьяный солдат, узрев наставленный ему в лоб узкий ствол игломёта с активированным голографическим прицелом, а затем услышав характерный щелчок, отпрыгнул назад (будто бы это ему помогло), сбил с ног сестру и своего напарника.

  Не знаю, что бы произошло дальше, если бы не прибывший флотский патруль, мгновенно разоруживший меня и не давший пришедшим в себя воякам открыть стрельбу.

  Сестре удалось уговорить прибывшего офицера замять дело по обоюдному согласию, и настаивать на расследовании инцидента никто не стал, поскольку досталось бы всем. Но осадок в душе остался, особенно когда я дома увидел выделяющиеся на коже синяки, покрывавшие руки и плечи сестры.

  Далее произошёл инцидент с армейским патрулём, чуть не сбившем меня в городе. Система контроля движения оказалась не в силах остановить не подчинявшийся гражданским законам грав, на высокой скорости пролетевший по пешеходному переходу. Спасло меня предчувствие и реакция, заставившая упасть и пропустить бешеную машину над собой.

  В дальнейшем случилось ещё несколько подобных эпизодов, в том числе рассказанных друзьями. Пришлось однажды даже непонятно за что провести ночь в провонявшем карцере, после поимки меня на свалке. Всё это выработало во мне стойкое отвращение к людям в форме.

  В противоположность, моё отношение к флотским офицерам и рядовым членам корабельных команд было совершенно другим. Они на моей памяти никогда не нажирались до потери пульса, вирт такое не прощает. Я многих знаю лично - мы часто пересекаемся в схватках, а трое профессиональных пилотов даже состоят членами нашей гильдейской лётной эскадрильи. Виртуальной, конечно.

  Наблюдая за успехами двенадцатилетнего паренька на соревнованиях по лётному мастерству среди подростков, в которых мне было присуждено второе место, в качестве приза нас вместе с победителем прокатили по орбите на десантном 'корсаре'. Каждый получил возможность 'порулить', а мне персонально посоветовали поступать именно в Звёздную.

  Но на базе меня встречали именно солдаты. Грав с тремя вооружёнными военными уже стоял у борта, куда подкатил от края посадочной площадки сразу после приземления 'Беркута'. Ох, не доверяю я им.

  - Тень, после моего выхода врубай режим защиты, чтобы никто, кроме меня внутрь попасть не мог. Главный приоритет до моего возвращения. И прикрой меня, если что, лады?

  Таким образом, я обезопасил себя и корабль. В заданном режиме, находясь снаружи, только я сам смогу теперь отключить защиту, когда попаду внутрь. А никого постороннего компьютер вместе со мной не пропустит.

  Спокойно выхожу, готовлюсь представиться, но мои планы ломает здоровенный лысый детина, сразу отпихнувший меня от люка и попытавшийся проскользнуть внутрь.

  Ха-ха. Вспышка и незадачливый солдат катится по бетону. Проход тем временем плавно затягивается, включается основное гравитационное поле, поднявшее корабль на метр вверх.

  - Немедленно отключите защиту! Нам отдан приказ провести проверку корабля! - визгливый голос лейтенанта заставляет меня немного отступить, упершись в блокирующего сзади солдата. Ага, разбежался.

  - Судно находится в моей собственности, - голос дрожит, но я намерен бороться до конца. - Я не даю разрешения подняться на борт.

  - Поговори мне ещё, открывай немедленно, а не то хуже будет, - лейтенант надвигается, от него разит потом, как будто он не мылся с колыбели. Я пробую отойти в сторону, но руки сзади как капканы впиваются в мои плечи.

  Я начинаю злиться. Да какого вообще хрена? Я конечно белый и пушистый, но не до такой же степени. Пальцы сжимаются сильнее, как будто желая сломать мне кости, становится больно.

  - Тень, помоги! - кричу я, и корабль подчиняется.

  Пальцы с плеч исчезли вмиг. Компьютер, выполняя программу, подхватывает всех троих в силовые захваты и поднимает над землёй. Лейтенант тянется к кобуре, но его так резко подбрасывает на пять метров вверх, что оружие выскальзывает от рывка и падает передо мной. Я не делаю даже попытки подобрать пистолет, не хватало ещё обвинений в присвоения оружия.

  Осознавший опасность своего положения офицер оставляет попытки сопротивляться и с ненавистью смотрит на меня. Лицо его перекошено от ярости и испуга, но, видимо, в голову приходит какое-то решение, он произносит короткую фразу и начинает зло улыбаться.

  Ох и не нравится мне выражение морды на его лице. И верно. Раздаётся вой сирены, этот недоумок объявил боевую тревогу по базе!

  От ангара в мою сторону бегут люди в форме, на этот раз уже с винтовками. Венчик одной из башен ПКО меняет позицию, неспешно разворачивая орудия в нашу сторону. Тень расширяет периметр защиты, беря меня внутрь, одновременно доворачивая корпус вправо, наводя прицел на главную угрозу. На броне наливаются светом утолщения волновых индукторов, судно готовится к бою.

  - Капитан, - первый раз она так меня назвала! - ввиду явной угрозы рекомендую подняться на борт. Не могу гарантировать вашей безопасности во внешнем периметре.

  Но я пока надеюсь разрешить всё миром, не могут же они все быть поголовными придурками. Хотя...

  Военные останавливаются у границ экрана, нацелив на меня своё оружие. Смешно. Накопители полны, кристалл стоит от крейсера. Чтобы пробить защиту, стационарные плазменные пушки нужны или тяжёлые ракеты, а не ручные фонарики.

  Так и стоим. Солдаты понимают всю глупость ситуации и недобро поглядывают то на меня, то на продолжающего висеть в воздухе офицера со товарищами. А оружие-то тяжёлое, никак, долго ещё продержаться?

  Впрочем, проверить выдержку и силу персонала базы мне не посчастливилось, поскольку на нашей сцене появляется новое действующее лицо спектакля, на этот раз в чине майора. Высокий, поджарый, с кулаками, размером с мою голову, весь как с картинки с армейского призывного пункта.

  Оглядев мельком всю композицию, не дрогнувшим голосом прибывший начальник прекращает бардак, бросив всего одну короткую команду.

  Солдаты с облегчением опускают оружие, и направляются обратно в помещения базы. Вой сирены стихает.

  Видя вменяемого человека, я прошу Тень отпустить горе-вояк, отключить оружие и выпустить меня наружу для беседы. Поле на миг гаснет и тут же смыкается за моей спиной.

  - Что тут происходит, лейтенант? - громовой, отлично поставленный голос раскатывается по площадке.

  - Несанкционированное проникновение на базу, - враз севшим голосом докладывает вытянувшийся в струнку лейтенант, - отказ подчинения военному патрулю, отказ в досмотре судна. Прибывший пилот совершил нападение на военный персонал базы, была предпринята попытка завладеть личным оружием. Согласно уставу, была объявлена тревога.

  - Лейтенант Краузе, вы всерьёз думаете, что ваше оружие могло заинтересовать этого мальчишку? И в чём было выражено нападение? Да он вас в пар бы превратил при желании!

  - Это пилот приземлившегося военного судна... - лейтенант замялся. Ха, объяснить попытку проникновения на борт частного корабля, нападение на его капитана и угрозу расправы было сложновато.

  - Вы что скажете, - обратился майор уже ко мне.

  - Меня на вашу базу направила диспетчерская служба. Попытку проникновения на борт посторонних пресёк компьютер, он же защищал меня, восприняв ответные действия лейтенанта как попытку причинить вред экипажу. Корабль находится в моей собственности, можете проверить, - я уже успокоился и взял себя в руки.

  - Ясно. Лейтенант, свободны. Рапорт об инциденте жду к вечеру, вы же, - он обернулся в мою сторону.

  - Василий

  - Василий, - он чуть помолчал, оглядывая меня, - прошу за мной, расскажете, каким образом у вас в собственности оказался 'беркут' и что за бред несёт служба контроля про корнов.

  На военной базе мне ещё не доводилось бывать. Не считая конечно посещения заброшенного флотского полигона в пустыне, давно покинутого и почти засыпанного наносами красного песка. В ту степь меня занесло просто из озорства и желания полазать по старым обломкам, там все мальчишки перебывали.

  Вокруг чистота и порядок, чувствуется тяжёлая рука толкового командира, не дающего заскучать подчинённым даже во время несения рутинной службы.

  Ходят патрули, несколько взводов выполняют упражнения на плацу, куда-то направился танк. Приплюснутое тело боевой машины чуть вильнуло влево, разминулось с нами и, обдав лица жаром, умчалось куда-то назад. Э...а не к кораблю ли оно поехало.

  Я обернулся. Точно, не дай бог выстрелит, Тень же тут всё с землёй сравняет. Майор флегматично, будто его это не касалось, вёл машину.

  - Тень.

  - На связи, - тихим шелестом голос компьютера возникает в голове. Встроенный имплант подцепился к слуховому нерву и транслирует теперь передаваемые кораблём сигналы напрямую, минуя органы слуха.

  - Там танк приехать должен, ты его не трогай. Первой.

  - Хорошо, капитан, первой не буду, - мне показалось, или это было ехидство?

  Майор покосился на безмятежно откинувшегося на спинку кресла пассажира и сдался, дав команду отбоя в кнопку микрофона. Так-то лучше.

  Мы добрались до штаба. Стоящие на посту десантники вытянулись, пропуская нас в помещение сквозь силовое поле. Пройдя на второй этаж, мы оказались в кабинете начальника базы, которым мой провожатый и являлся. Странно, чего это его лично потянуло прогуляться, не иначе, как рядом оказался.

  Табличка на двери гласила 'майор Дж. Стампл'. Внутри обстановка, скажем прямо, не блистала роскошью. Включённый овальный экран полукругом окружал пустое кресло. Поверхность рабочего стола, устланного ворохом пластиковых листов, едва виднелась. В помещении присутствовал шкаф в углу, где стояли папки с документами, три стула и небольшой узкий столик возле широкого окна дополняли интерьер. В качестве украшения на стене висел портрет Александра шестого.

  Майор обогнул стол и занял рабочее место. Затем отключил экран, откинулся на спинку кресла, кивком головы предложив мне занять любое место. Когда я устроился поудобнее, он начал разговор.

  - Итак, гражданин Василий Ежов, что вы можете мне рассказать? - спросил хозяин кабинета. В голову ничего не приходило, он сам-то знает, чего хочет?

  - А ко мне будут вопросы? - извернулся я.

  - Без сомнения, - согласился мой собеседник. Тут вновь зажёгся монитор, продемонстрировав атакующих моё судно корн. Те старались изо всех сил, молотя плазменными шарами по невидимой камере. Помолчали.

  - На свалке хоть нашел чего? - вдруг задал неожиданный вопрос офицер.

  - Неа. Пусто.

  - Оно и видно, - ослепительный луч на экране скользнул от края до края, вспухло огненное облако, и картинка закончилась.

  - Случайно я его обнаружил. Убегал от корнов, влетел в дальнюю зону, а там он и стоял.

  - Ладно. Метод получения тобой корабля в сферу моих интересов не входит. Твоё право на него подтверждено, таким образом у службы охраны правопорядка пусть об этом голова болит. Уничтожение боевой группы корн оправдывает разблокировку оружия, его снова выключат, как только вернёшься на корабль. Теперь что касается отчётности: даёшь мне лог компьютера за неделю, отключаешь защиту для проведения полного сканирования и свободен.

  - Вот так просто? - я не мог поверить в удачу.

  - А что не нравится? Корабль ты зарегистрировал уже на планете, так что таможня тебе не грозит, если на борту отсутствуют запрещённые предметы. Обслуживания 'Беркут' требует минимум, что касается энергии, то даже завидно, от тебя хоть город подключай. Лети, птичка, никто тебя не задерживает, - сидевший офицер усмехнулся.

  Тут нас прервали. Раздался гул, затем хлопок, потом всё повторилось. Ожил, ещё больше увеличившись в размерах, экран на столе, снова завыла сирена, наполняя истошным рёвом все закоулки базы.

  - Доклад, - рявкнул майор в одно из изображений, сразу превратившись из доброго начальника в матёрого тигра.

  - Атакованы тяжёлым рейдером корн, ещё два корабля на подходе. Автоматически задействован оперативный периметр ПКО. Орбитальная группировка выпустила перехватчики, подлётное время двадцать восемь минут. Дежурное звено ведёт бой.

  - Отправить доклад в центральный штаб. Передать код ноль. Космическую тревогу по региону. Составу базы приготовиться к отражению атаки с воздуха. Усиленный патруль отправить на свалку 'Энио'. Исполнять.

  - Господин майор, мне нужно на корабль, - решительно произношу я.

  - Сиди, тебя там не хватало, бросает начальник базы, не глядя в мою сторону.

  Стараясь унять предательскую дрожь в голосе, начинаю убеждать майора.

  - Мой корабль запросто справится с рейдером, только довооружить ракетами. Плюс, скорее всего, это из-за моих действий, они думают, что на свалке я мог что-то видеть и не успокоятся, пока не выяснят всё. Так что при любых обстоятельствах мне безопаснее находиться на корабле. И ... и с этой стороны планеты у вас ничего нет, я знаю.

  С сомнением офицер посмотрел на меня. Его можно понять, ведь действительно, кроме дежурного звена с этой стороны только спутники, а они три средних судна не сдержат. Да и экипаж патруля вряд ли по составу больше двух звеньев истребителей.

  - Ты кроме как по курсу идти, ещё что можешь?

  - А вы проверьте, ник Альтаир в виртуальном рейтинге флота. У меня шестьсот корнов набито.

  - Сынок, война не игрушка, там убивают, - произнёс назидательно офицер, но глянул на экран, проверяя заявление сидящего напротив него парня.

  - Меня и так дважды сегодня чуть не убили. И сестра сейчас в этом городе находится, поэтому кому, кроме меня, лететь?

  Майор перевёл взгляд на экран, снова посмотрел на меня. Челюсти его были сжаты. На улице снова что-то хлопнуло, раздался гул близкого взрыва.

  Могу понять его нерешительность, давать разрешение на боевую операцию частному лицу он вправе, но если будут последствия в виде убитого мальчишки, средства массовой информации поднимут истерику. Ну а не отпусти он меня, может погибнуть куда больше людей, это пока есть время, до объединения кораблей корн в одну группу, потом будет сложно справляться с ними. А система космической обороны Сангории и так не является, скажем прямо, самой эффективной в Новоросии.

  - Да и хрен с тобой, хочешь помереть, твоё дело, - офицер хлопнул рукой по столу.

  Отдаю должное, думал он всего секунд пять.

  - Дона, выведи разовый контракт на гражданина Василия Ежова, частный 'Беркут'. Что значит, не можешь, у нас три рейдера на орбите. Это прямой приказ: подготовить разовый контракт. Сообщай на здоровье. И заодно включи пункт о боезагрузке по третье категории.

  На столе материализовались два плотных листа пластика с синими квадратами идентификаторов сбоку. Надо же - настоящий контракт на боевую операцию, мне это не снится часом?

  Я начинаю понимать, что происходит. Корн вошли в пространство далеко от планеты и подобрались по инерции, отключив активные поля. Служба контроля пространства умудрилась прошляпить этот факт, что немудрено, учитывая качество нашей планетарной сенсорной сети и единственный форт на орбите, который прикрывает столицу на противоположной стороне планеты. Теперь запахло жареным, патруль вступил в бой, и быстрее меня никто поспеть им на помощь не сможет, перехватчикам на форсаже даже лететь минут тридцать. А других подразделений с этой стороны планеты нет, поскольку считается, что пока противник преодолеет разделяющее планету и зону перехода пространство, сто раз можно добраться до точки перехвата.

  Я дважды прижал палец к листам и забрал свой экземпляр. Офицер больше внимания на меня не обращал, занявшись командованием.

  - Э...господин майор, а ракеты будут?

  Он оторвал голову от экрана и посмотрел на меня, как на идиота. Что и спросить нельзя?

  Сбежав по лестнице, я выскочил наружу. То, что там творилось можно охарактеризовать одним словом - суета.

  Все бегают в разные стороны, танки разъезжаются на заранее означенные позиции. Невдалеке занялся пожар и туда спешат гравы противопожарной роты.

  Сверху падает небольшая искорка, похожая на белую звезду. Тотчас с двух концов базы вверх устремляются росчерки зенитных излучателей, раздаётся знакомый бух и в небе расцветает огненный цветок. Как корны умудряются с такого расстояния цели видеть, интересно.

  Прыгаю в ближайший свободный грав и, едва не сбив не вовремя подвернувшегося десантника, стартую к своему кораблю. Вслед несутся сочные матюги.

  Влетаю в зону защиты Тени, бросаю не нужную больше платформу и врываюсь на корабль, едва тот отключает силовое поле.

  Ещё снаружи отдаю команду раскрыть внутренние контейнеры, ясно представляя, как передние обтекатели крыльев выгибаются вверх, меняя форму и открывая шесть пустых ячеек ракетного боезапаса. Часть плит, покрывающих площадку, уходит вверх, их место занимают силовые манипуляторы, несущие заранее переданные по зарядным эскалаторам ракетные контейнеры. По маркировке я всё равно не пойму, что грузят, а компьютер сам скажет, поэтому спешу оказаться в кресле пилота.

 

  Иллар.

 

  Полёт - это прекрасно. Нет запретов, нет соединения с наставниками, нет ничего, кроме меня и пустого пространства. Условно пустого, конечно. На скорости, с которой я приближаюсь к цели, сквозь меня проходят миллионы частиц, рассеянных, одиноких, забытых всеми. Каждая оставляет о себе кусочек энергии, или забирает его, кажется, что меня качает на волнах звёздный протуберанец, играя и щекоча.

  Интересно, какой он, мой будущий подопечный? Я мало узнал о его расе, даже бесконечные знания наставников хранят в себе лишь разрозненную информацию о расе гуманоидов, совсем юной и беззащитной, но смелой и упорной, полной радости жизни и познания.

  Дождись меня, маленький человек, вскоре я буду рядом, чтобы научить всему, стать другом и защитником, жди, я уже лечу...

  Что за ерунду я несу?

 

 


Глава 3 | Противостояние. Обретение мечты | Глава 5