home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

  Ох уж мне эти гении из метрополии, обещавшие мирную археологию. Но, обо всём по порядку.

  Начну с радостных вестей - Колобок выздоровел. И даже ничуть не обиделся на данное ему имя, так и остался Колобком.

  Зато стал он донельзя разговорчивым, везде старался влезть без смазки и, конечно же, имел своё мнение по любому вопросу. И вот в чём вся соль - если нормальный девятилетний малыш встревает в разговор взрослых, перебивает их и начинает проявлять гениальность, то этого ребёнка скорее всего быстро поставят на место и отправят поиграть к себе в комнату.

  И представьте, когда мой любопыта влезает в беседу с профессором Весениным (мы тогда обсуждали возможность более эффективного преобразования энергии в её антипод и дальнейшего применения в качестве оружия), и предлагает использовать 'непрямой фазовый сдвиг для стабилизации биполярных излучений с гравимагнитным методом фокусировки, потому, что...', то как-то язык не поднимается отправить этого умника поиграть. Да и чревато, знаете ли, активный отдых он любит, а вот последствий применения своей неуёмной энергии в упор не замечает. Знаете, что он утворил в последний раз?

  Это чудо расы Илларов несколько раз уже осознанно поприсутствовав в кабине 'терминуса' в качестве пассажира, вдруг заявило, что тоже так хочет. На все уговоры и объяснения, почему он не сумеет управлять этой боевой машиной, малыш не реагировал и лишь дулся, как мышь на крупу. И вот Колобок как-то раз подгадал время, пока на космополе никого из персонала не присутствовало, взломал компьютерную систему 'терминуса', подменил записью мой виртуальный диалог с диспетчером и отправился полетать. А Умник был введён в заблуждение поддельной телеметрией, и не придал значения некоторым погрешностям в пакетах данных. А жаль, уж корабельный интеллект бы мигом укротил моего оторву.

   Выяснилось всё случайно где-то через три часа. Я как раз в то же самое время собрался совершить очередной тренировочный полёт, но представьте моё удивление, когда компьютерная система дала от ворот поворот на основании того, что я уже нахожусь в космосе на борту Т-018 в процессе выполнения тренировочного задания.

  Я офигел и вызвал Умника, после чего тот довольно быстро обнаружил обширную брешь в системе автоконтроля базы, сложил два и два, установил дистанционное управление над угнанным штурмовиком и вернул его на место.

  К слову, до возвращения Колобок умудрился изучить работу всех систем штурмовика настолько, что выиграл две виртуальных схватки на среднем уровне сложности. И самое интересное в том, как он сумел сгенерировать мой вирт-образ, опровергнув тем самым утверждение, что псионическую матрицу подделать невозможно.

  Что началось после инцидента - не передать словами.

  Перво-наперво, меня отстранили от полётов. Да, да, именно меня, на том основании, что следует изучить использованный метод взлома и устранить брешь в системе.

  Далее, научный сектор во главе с Марковым землю носом рыл, желая получить этого обормота и выкачать наконец из него буквально всё. Ничего у исследователей не получилось, Колобок отчего-то крайне неохотно делился знаниями, ссылаясь на амнезию. Так я ему и поверил.

  Реакция непосредственного командования вообще повергла меня в ступор. Они мыслили так: Колобок - это форма энергетической жизни, саморазвивающийся организм. Взломал он 'терминус' или что, неважно, главное - он умудрялся управлять летательным аппаратом на программном уровне, то есть что? Правильно! А нельзя ли данный метод программного виртуального управления адаптировать под корабельный компьютер штурмовика и создать самосовершенствующуюся систему компьютерного пилота?

  Не поймите неправильно, автопилот и базовая система управления имелась на любом мало-мальски приличном боевом корабле, но создать систему, способную переиграть в пилотировании человека, этого я скажу вам, пока не получилось ни у кого. Тут никакие вычислительные мощности и быстродействие не помогали. Да, компьютер мог точно нацелить лучевой залп и выдать его по цели. Но человек в режиме темпа знал, куда последует удар и в момент выстрела уклонялся от атаки. И если лучевое оружие при его массированном применении могло в силу своей скорострельности превзойти интуита, то всякие там ракеты, торпеды и прочие управляемые и неуправляемые снаряды, это так - пустой звук. Да и схватки в идеальном чистом вакууме не часто случались - какой интерес воевать за пустоту. Чаще всего сражения происходили в районе планет, астероидных полей, всевозможных станций, где можно было и засаду устроить и укрытие найти. В общем, при равных возможностях компьютерная программа пилотирования всегда проигрывала прошедшему минимальный курс обучения пилоту. И не надо тыкать пальцем в виртуальные тренировки. Понятно, они как бы тоже компьютерные, но их генерирует Умник, а его мощности несколько отличаются от малого бортового компьютера, порядка на четыре отличаются, сели уточнить.

  В итоге один из штурмовиков лишился своего ложемента, вместо чего обзавёлся дополнительным компьютерным модулем, оборудованием записи системного состояния и специально сконструированным насестом для Колобка. Не самая сложная задача для инженеров и ИИ, на полдня всего.

  Так и стал Колобок в добавок ко всем прелестям ещё и напарником для меня.

  Всю литературу, видео и вирт программы обучения пилотированию, на которые у меня ушло несколько месяцев, этот энциклопедист освоил за семь часов. После сего героического поступка он день ото дня оттачивал навыки на практике, становясь всё более грозным противником, выигрывая в космосе (вирт он не оценил и не понимал смысла и интереса летать понарошку) половину как минимум схваток. Но надолго его не хватило.

  Научный сектор в итоге сдался, усмотрев в методе Иллара управлять штурмовиком признаки дара предвидения, то есть феномена не поддающегося (уже полвека как) никаким методам исследований, научных объяснений и так далее. Что толку видеть результат работы мозга, если невозможно отследить весь путь расчётов, к нему приведших. Да и сам Колобок охладел к полётам через пару недель и теперь составлял мне компанию в кабине, ни на что не влияя и играя роль пассивного наблюдателя.

  Заметьте, я ничего не рассказал про историю появления в нашем этом мире моего спутника. Ибо нечего. Как и предсказали Ар-ва-Кор, Колобок утратил все сознательные воспоминания, кроме инстинктов и базовых основ, а вживлённый целителями блок сделал из Иллара необычного вида и возможностей человека, поскольку с точки зрения психологии и системы ценностей Колобок им теперь и являлся. Ах да, девятилетним, конечно же, несмотря на все его знания, который ни в коей мере не заменяли опыт и житейскую мудрость.

  Была, впрочем, и польза от моего энергетического друга. Например, метод обхода системы безопасности путём создания параллельного компьютерного контура, одновременно с подменой основного и перехватом систем управления был взят на вооружение. Ведь что сделал с машиной маленький Иллар. Он проанализировал всю схему управления, создал её заново, но уже без контура безопасности, после чего заблокировал корабельный компьютер, подменив его виртуально-энергетической копией. Оставалось только гадать о реальных возможностях взрослого разумного его расы, если только что получивший сознание, утративший всю память Колобок умудрился такое исполнить.

  Обучался малыш довольно быстро, постигая не только теорию, но и практику отношений в коллективе. К нему привыкли и терпеливо объясняли все непонятные моменты. мне даже кажется,что экипаж успел к Колобку привязаться. Не удивляюсь, если честно, его весёлый, хоть и шаловливый нрав многим импонировал. Даже с Ар-ва-Кор он быстро нашёл общий язык и часами пропадал на борту 'Странника'.

  Обмен знаниями с Ар-ва-Кор уже близился к завершению. Хотя прошло больше трёх месяцев с момента первой встречи, наши научные деятели были готовы умереть от старости, обсуждая очередную гипотезу вместе с чёрными шарами энергоидов. К сожалению, 'Страннику' действительно пора было возвращаться - так велел долг этих существ. Они обязаны были вернуться, передать полученные с таким трудом знания и вновь окунуться в атмосферу родной звезды. Удерживать насильно их никто не собирался, да и того, чем обменялись обе расы хватило бы на не один десяток лет загрузки всех научных городков и исследовательских комплексов Новороссии. Был даже разработан какой-то проект установки комплекса из четырёх ретрансляторов, сеть которых позволит связать сквозь барьеры метрики наши две расы. Пусть это не личный контакт, но канал связи позволит нам общаться и кто знает, может я ещё получу весточку от л-Готара.

  Кроме того случилось нечто, заставившее и наш крейсер в ускоренном режиме упаковать оборудование и поспешить в столичную систему. Нечто крайне неприятное и неожиданное.

  Их было пятеро. Ослепительный плазменный шар, сияющий, как целая звезда, никогда не существовавшая в этом секторе космоса. И четыре совершенно одинаковых спутника, уменьшенных копий гиганта, но каждый диаметром больше полутора километров. Ужас космофлота прошлого - полная боевая призма корн.

  Противостояли сияющим гигантам всего два корабля, столь непохожих друг на друга, что иначе, как противниками их бы никто не счёл. Оба медленно раскачивались убаюкиваемые незримыми волнами эфира, буквально на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Ведь что такое шестьсот километров там, где меркой служат астрономические единицы, световые года и парсеки.

  Один корабль - клоака мрака, что жадно поглощала любой неосторожный лучик света, ненароком упавший на двенадцатикилометровое веретено, вращающееся вокруг своей оси. Туманные волны бугрились по всей поверхности, рассыпаясь брызгами миллионов чёрных пузырьков одноразовых плазмоидов, готовых по команде ринуться и поглотить врага, высосать его силу, оставив на месте столкновения только ледяные осколки, начисто лишённые малейших изнаков энергии.

  Второй напоминал плотный эллипс и на фоне своего соседа смотрелся карликом, лилипутом, или ребёнком, по случаю отбившимся от своей семьи и встретивший на пути не доброго человека, а посвящённого вечному хаосу властелина. Но малыш не был безобиден, ничуть. Насколько бесформенным был его собрат по пространству, настолько яркими и осязаемыми были силовые щиты 'Ломоносова'. Их радужные переливы ширились, чешуйками накладываясь друг на друга и иногда выстреливая куда-то вдаль.

  Чётким икосаэдром выстроились боевые станции, не несущие на борту ни широкопространственных систем обнаружения, ни мощных двигателей. Их задача была иной. Автономные, напичканные оружием и генераторами направленных полей, эти творения человеческих рук были способны искромсать любого врага, окажись тот поблизости.

  'Странник', по размерам вполне способный потягаться с главным кораблём корн, выбросил нити-щупальца, прикрывая своего сателлита. Земной крейсер не остался в долгу и двенадцать многометровых шаров заняли позицию по периметру линкора Ар-ва-Кор.

  Обе группы сближались. Дипломатия сказала своё слово, попыталась взывать к разуму, которого не было, к договорам и соглашениям, вдруг ставшими рассеянными, как конфетти. И когда голос мира стал похож на тихий вздох, мир закрыла грозная тень.

  В момент нападения я находился в глубине 'Странника', оттачивая технику построения нулевого щита, сведениями о структуре которого поделился л-Готар. Я просто вовремя вспомнил о материалах, переданных мне в Академии, а капитан помог мне разобраться с ними.

  Минут за десять он перевалил всё, что мне выдали, после чего напрямую передал мне в мозг эмбионическую выгрузку.

  Нет, я не получил знания напрямую, но теперь я в совершенстве владел всеми техниками, описанными в курсе. Осталось их выучить, чтобы знать, о чем там речь идёт. Странно, да? Опыт уже есть, а знания пока где-то там, на носителе. Вот как раз усвоением и тренировками мы и занимались, ну а где, скажите, можно ещё найти достаточно пространства? Да и л-Готар оказался достойным наставником, его бы в Академию переманить - цены бы не было.

  Так вот, сигнал экстренной эвакуации не застал мня врасплох. Буквально за несколько секунд до того капитан 'Странника' застыл, отключившись от меня, а затем переслал сообщение 'Тебе пора уходить' и бесследно всосался в стену. Ждать я не стал, если уж Ар-ва-Кор сказал, что нужно, значит точно пора возвращаться. Так что я уже был на пути к базе.

  База напоминала разворошенный муравейник.

  Ради такого случая 'Ломоносов' сблизился со своим космическим собратом на половину километра и выбросил из себя три стыковочных рукава, в которые все автоматы, да и люди тоже, спешно затаскивали самое ценное. Сдувались и упаковывались пустые купола, что невозможно было разобрать и увезти, безжалостно оставлялось на месте.

  В жилом отсеке не было ничего ценного, поэтому я поспешил к переходному тоннелю, разминулся с одной гравитележкой и заскочил на следующую, махом преодолев разделяющие корабли расстояние. Уже на крейсере нырнул в гравитранс, чтобы выскочить через несколько секунд у окутанного дымкой поля боевого ангара.

  Все машины в стартовых створах, техники без суеты, быстро и чётко завершают процедуру предстартовой подготовки. Пилоты группы на своих местах, ждут вылета.

  - Что происходит? - поймал я Никиту, одного из техников.

  - Корн по нашу душу прилетели. Большая пирамида.

  Кроме непечатных выражений на ум ничего не шло. Будь мы одни, можно было смело сложить лапки и ждать плазменного привета. Одна надежда на союзников.

  Я вызвал Антонину Сергеевну, но на моё требование отправить меня в космос, она послала меня несколько в другом направлении. Мягко так, обтекаемо. Что, вроде как, лишних машины не нашлось в первой очереди, подожди. Вот же гадство. Впрочем, чего я ожидал? Что гениального не по годам стажёра выпустят вместо асов космофлота на передовую? Держи канал шире.

  Тем временем эскадрильи стартовали с обоих бортов. Броня за ними пошла волнами, как поверхность воды от броска камня, и успокоилась, превратившись в непроницаемый ровный слой.

  Я добрёл до кресла и вышел в вирт, запросив доступ к оперативному каналу и техблоку состояния бортов.

  Ничего себе, всё по-взрослому. Каждая машина оснащена гравиядерными ракетами. Попадёт такая в крейсер корн и, нет, не уничтожит конечно, но единый залп всего отряда, пожалуй, пересилит возможности ПРО противника. Главное подойти на дальность запуска, чего вооружённые активной плазмой корн могут и не дать. Они тоже про наши возможности прекрасно знают, не дураки.

  Сто восемьдесят тысяч километров. Первый рубеж. Человеческий корабль вспыхивает зелёными точками, отстреливая управляемые снаряды. Раньше их бы назвали ракетами, торпедами, но с развитием технологий каждый отделившийся от судна объект представлял из себя двухметровый шар, фактически являясь изделием посложнее даже среднего истребителя.

  Сорок восемь размытых теней скользнули в сторону приближающихся огненных точек. Импульсные гравимагнитные двигатели поглощали заряды накопителей, спеша разогнать закованные в броню тела, а дестабилизированные энергокристаллы буквально сгорали в потоке чистой силы.

  Группа ударных боеголовок перестроилась в ордер 'каскад', меняя алгоритмы манёвров, стремясь нейтрализовать противодействие целей, которые тоже вот-вот начнут отвечать контрмерами.

  Тактического центр корабля тем временем отдал команду штурмовикам перестроиться. Все двойки выполнили несложный манёвр и приняли построение 'кордон'. Все обозначения на карте осветились зелёным, демонстрируя полный контроль сектора пространства между базовым кораблём и флотом противника.

  В голове всплыли ровные строчки пособия по тактике, где в шестом разделе подробно разбирались все стандартные виды построений, используемых на боевом флоте. Эскортное построение предназначалось для прикрытия корабля от дистанционных ракетных и торпедных атак во время движения. Энергетическое вооружение, установленное в модулях штурмовиков, как раз и предназначалось для подобных целей. Правда, ещё в двух модулях ждала своего часа пара смертоносных эллипсов 'титанов'.

  Гравитационная технология сказала своё слово и в вопросе создания современного ядерного оружия. Всего сто двадцать граммов плутония содержало ядерный заряд этих полутораметровых малышек, что смехотворно мало в сравнении с первыми поколениями чудовищного оружия. Но учёные создали технологию, которая сделала именно это количество радиоактивного металла вполне достаточным для того, чтобы породить взрыв мощностью более пятидесяти мегатонн.

  Всё дело в механизме подрыва нестабильного энергетического кристалла. Когда наступал предел энергии, и внутренняя структура начинала стремительно разрушаться, образовывается мощнейший гравитационный коллапс, сжимавший небольшую зону вокруг себя в сотни тысяч раз. Материя не выдерживает подобного, атомные связи рушатся, превращаясь в жёсткое излучение, которое в итоге преодолевало силу сжатия, и процесс разворачивался в обратном направлении, выбрасывая в пространство океан высокотемпературной плазмы.

  Осталось только напылить требуемое количество радиоактивного вещества на энергоячейку, оснащённую системой детонации, после чего гравитация мгновенно сжимала и разогревала плутоний до состояния, когда практически весь его объём вступал в цепную реакцию распада. Никакие взрывчатые вещества не могли дать подобной эффективности сжатия-нагрева, к тому же поле имело заданную конфигурации, заложенную в структуре энергокристалла, в результате чего вместо ядерного шара, распространявшего энергию взрыва во все стороны, образовывался направленный ударный конус.

  Представляете, что происходит с целью, когда в неё влетают все пятьдесят мегатонн, а не те жалкие пять-десять процентов от обычного заряда? Восьмикилометровый каменный астероид, когда на расстоянии двух тысяч метров от него рванул 'титан', раскололся буквально на тысячи обломков, после чего девяносто процентов массы попросту испарилось. Самой крупной частью, образовавшийся после испытания, стала двадцатиметровый булыжник. Всё прочее превратилось в стремительно разлетающуюся груду радиоактивной щебёнки.

  Тем временем три последовательных волны управляемых зарядов вышли на максимальную скорость, приближаясь к противнику. Дальнейшее ускорение было невозможно, поскольку если скорость атакующих блоков превысит на момент атаки восемь тысяч километров в секунду, то заряд попросту размажет на несколько сотен километров. Были эксперименты, когда ядерную боеголовку подрывали на скорости в половину световой, ха. Взрыв попросту размазался на двадцать тысяч километров, по эффективности не приближаясь даже к оружию доядерной эпохи. Так что, сказки про атаку ракетами на субсветовой скорости расскажите кому другому.

  Применённое против них оружие корн уже имели несчастье видеть в действии, и до сего момента противопоставить эффективных мер, кроме массированного заградительного огня разрывной плазмой, у разумных насекомых не получалось. Не в этот раз, к сожалению.

  Крейсера корн перестроились, образовав щит на пути приближающейся смерти. Я даже не понял сразу, что произошло дальше, но в какой-то момент от кораблей отделились какие-то волоски. Я переключился на телеметрию атаки, мир вокруг расширился, появились диаграммы целей, скорости, мер противодействия.

  Камеры показали мне плазменные шнуры, не рассеивающиеся в открытом космосе, а напротив, на манер змей вытягивающиеся щупальцами в сторону волны ракет.

  Огненные змеи множились, переплетались, расширяясь, проходя сквозь друг друга, и все они с огромной скоростью приближались к нашим птичкам.

  - Альтаир, внимание, - голос корабельного интеллекта возник в моей голове негромким шелестом, - принять управление группой В второй волны 'торнадо'. Цель - синий один.

  Я сконцентрировался. Ракетная управляемая атака - ещё один козырь людей. Против тренированных проводников бесполезны большинство контрмер, используемых противником, ведь если будет малейший шанс, заряды пройдут сквозь любую щель в обороне, найдя цель в самых немыслимых условиях. Мне предстояло как раз поработать проводником, управляя связкой из трёх 'тонадо', вот и прекрасно.

  Проверяю отклик - меньше двух пикосекунд, что вполне в пределах нормы. Спросите, как так? А всё дело в механизме управление атакой. 'Ломоносов' создаёт направленное поле особой природы, которое не влияет на физические свойства пространства, но в пустоте образуется низкоэнергетическая стоячая волны, по изменениям в плотности которой и осуществляется контроль над ракетами.

  Не нравятся мне эти длинные хреновины, ой не нравятся. Наши гостинцы преодолели уже восемьдесят тысяч километров, корабли прекратили ускорение, следя за результатом атаки. За этот период косматая грива огненных волос достигла длины больше двух с половиной тысяч километров и остановилась, чуть шевелясь, как стрекательные клетки медузы. Точно, вот что мне это напоминает.

  Заряд накопителей шестьдесят семь процентов. По плану разделение боевых частей произойдёт через двадцать семь секунд. Подождём.

  Двенадцать секунд. Мои навыки буквально взывали не нарываться на прямой удар, но я подавил инстинкты - не на штурмовике. Но всё равно, атаковать всеми зарядами (которых на крейсере на три подобных залпа, не более), вот так бесхитростно в лоб - глупо.

  В рубке, впрочем, тоже далеко не дураки собрались. Все, кроме шести летящих впереди ракет перестроились в стрелу, авангард же составил нечто, напоминающее наконечник, собираясь проверить возможности защиты.

  Шесть секунд до разброса. Если не собьют на рубеже атаки, то внешнюю зону мы преодолеем за половину секунды и тогда ничего корн уже не поможет. Но они молчали. Раньше всё пространство вокруг уже превратилось бы в сплошные разрывы и облака сверхгорячей плазмы, но не сейчас.

  Я упорно представляю, что присутствую сам на поле боя, там, в тысячах километрах от моего тела, заключённого в объятия вирт-кокона. Если не получится, то предвидение не сработает и толку от моего присутствия не будет - даже в режиме ускорения компьютер куда быстрее меня.

  Максимальный темп. Каждая секунда растягивается почти в пятьдесят раз. И тотчас острое чувство буквально ударяет меня, заставляя перехватит контроль над всеми своими шарами и разбросать их в стороны сменой инерционного вектора. Нас обманули.

  Казалось, каждый волос выплюнул всю накопленную массу плазмы в направлении волны 'торнадо'. Немыслимая плотность направленного огня смела ракетный вал на расстоянии семи тысяч километров от основной цели, лишь жалкая треть зарядов проводники успели спасти.

  Разрядились при этом всего лишь малой частью системы обороны, оставшаяся же заработала уже направленно. Ну ладно.

  В мозгу мгновенно сформировался план атаки. Повторная смена вектора, собираю ракеты и направляю их в обход ещё тремя рывками, рассредоточивая средства ПРО корн и выходя из их зоны поражения. Пока всё это происходит, настраиваю каждый отдельный заряд в кассетах на плоскостной подрыв при приближении огненного шнура корн. Теперь боеголовки будут рваться не конусом, а сплюснутые с двух сторон полем подрыва образуют вспышку в пределах двухмерной плоскости. Конечно же мощность большей частью вскоре рассеется, образовав красивое расходящееся кольцо, но каково при этом придётся защите? Поработаем парикмахером, улыбнулся про себя я.

  Скидываю идею Умнику, но не дожидаюсь его реакции (время буквально утекает) начинаю манёвр.

  Разделение головного сегмента и двенадцать малых ромбовидных зарядов летят в цель. Первый подрыв следует почти сразу и тотчас все силовые жгуты в радиусе двухсот километров рвутся, превращаясь в красный, остывающий туман, а в пробитую брешь устремляются новые ударные модули.

  От группы корн в мой сектор стартуют стандартные оборонительные шары, ещё треть огненных волос волной двигаются в ту же сторону, ближайший крейсер сбрасывает внешнее поле в направлении угрозы. Если бы была возможность, они бы и ручное оружие применили. Защищаются, как могут.

  Новый подрыв, ещё, ещё. Каждый выбивает почти триста километров в мешанине распадающейся плазменной паутины, пробивая дорогу к цели.

  Наши в других секторах спохватились и, наблюдая эффективность моих действий, принялись использовать тот же метод почти сразу, лишь три секунды упустили. К сожалению, корн не дураки, им и этого хватило для осмысления ситуации и выработки противодействия. Вот только выпускающие непрерывный упреждающий поток плазмы щупальца, которые могли бы изменить ситуацию в моей зоне, уже уничтожены и противостоят двум оставшимся 'торнадо' рассеянные, слабо организованные средства стандартной защиты, а уж с ними-то я точно управлюсь.

  Спустя треть секунды (и почти через двадцать секунд субъективного времени) разделяются оставшиеся заряды, и большая часть из двадцати четырёх девяностомегатонных боевых частей без помех выходят на рубеж эффективной атаки, прямо сквозь широкий тоннель, пробитый первой ракетой.

  Восемнадцать огненных штормов взбивают пространство, которое если бы могло, содрогнулось бы. Направленный удар сосредоточен таким образом, что в самый идеальный момент девяносто процентов потока энергии как минимум четырнадцати наложенных друг на друга гравиядерных взрывов удалось сосредоточить на одной цели - крайнем правом крейсере корн. Больше тысячи трёхсот мегатонн лучистой энергии накрывают обречённый корабль сквозь брешь в защите общего построения.

  Рушатся щиты, не выдерживая напор немыслимого потока силы. Рассеивается в клочки плазменное поле, испаряется обшивка, принявшая на себя всю ярость человеческого гения. Погорячились корн, ох и погорячились. Раньше нам вряд ли бы удалось протолкнуть хоть пару-тройку синхронных ударов до выхода на среднюю и малую боевую дистанцию, но зелёные решили сэкономить энергию и массу, понадеявшись на теоретически непробиваемую защиту. Вот только теория не всегда может устоять против разума. Они крупно просчитались. Выгоревшая полукилометровая скорлупа задней обшивки крейсера - всё, что осталось от могучего корабля.

  Сработали дамперы, обеспечивающие корректный выход оператора в случае выхода из строя управляемого объекта, темп снизился до единицы, и вокруг проявилась стандартная полусфера управления виртуального поста. Я немного посидел, отдыхая и заново переживая произошедшее, затем активировал несколько глифов, перевёл темп на пятёрку и углубился в изучение меняющейся боевой ситуации.

  Самое удивительное заключается в том, что корн после всего произошедшего спокойно изменили форму строя и продолжили атаку. Обычно они в подобных случаях действовали осмотрительнее.

  Пространство наполнилось мельтешением защитных плазменных сгустков, энергетические жгуты вновь вытянулись в сторону 'Странника' и 'Ломоносова'. Наученный горьким опытом, корн не стали пренебрегать хоть какими-то средствами защиты и следующий залп тяжёлых ракет не смог преодолеть раскалённую систему обороны.

  На рубеже ста двадцати тысяч километров, построение корн сменило вектор движения, встав к нам боком, снизив тем самым скорость сближения до нуля. Крейсера треугольником разошлись в стороны, а вперёд выдвинулся флагман.

  Разведывательная сеть показала три высоких нароста на линкоре, засветившихся призрачно-серым, не характерным для плазменной энергетики корн цветом. Полосы энергии сплетались в одну, довольно быстро формируя объект, напоминающий формой клубок шерстяной нити, а спустя минуту этот шар отделился от носителя и, набирая ускорение, поплыл в нашу сторону. По мере приближения передняя его часть озарилась белыми вспышками, затем, выйдя из зоны действия активной плазмы, вновь стала серой и безликой. Тем временем второй, точно такой же объект начал формироваться в центре эскадры врага, ясно давая понять - времени на размышления остаётся совсем ничего.

  Штурмовики перестроилась в атакующий ордер и восемь звёздочек помчались к цели, угрожавшей всем нам. Расчет Умника уже показал, что любая материя при встрече с неизвестным зарядом превращается во вспышку света, ничуть не вредя при этом самому клубку. Судя по показаниям сканеров, в одно целое были непонятным образом слиты сразу несколько типов энергии, не способных взаимодействовать друг с другом в естественных условиях. Судя по результату, можно было смело классифицировать атаку как третий тип воздействия (если не четвёртый), а коли так, то гравиядерные заряды могут и не справиться с рассеиванием этого выверта чужой технологии. Но кто сказал, что это нельзя проверить?

  Средства ПКО корн не работали на расстоянии восемьдесят тысяч километров, где и должна была произойти встреча 'терминусов' с неизвестным оружием. Это хорошо, штурмовикам не приходится отвлекаться.

  Моё предчувствие не обмануло. Разойдясь попарно и окружив летящий в нас серый клубок со всех сторон, пилоты нанесли удар. Восемь ракет детонировали, орудие корн засияло белым, после чего увеличилось в размере и ускорилось, ни на миг не отвлекаясь от своей цели - 'Ломоносова'.

  Эскадрилья получила новый приказ, рассредоточилась и выстрелила уже по флагману противника оставшимися восьмью ракетами, сразу уйдя на перезарядку. Теперь всё решится на средней дистанции, когда корабли смогут применить своё главное оружие.

  Когда до медленно приближавшегося сгустка оставалось чуть больше тридцати тысяч километров, а в пути было ещё два его собрата, все оставшиеся в пространстве машины разошлись в стороны, наш крейсер подался назад, а по направлению к строю корн выплыл 'Странник'. Все затаили дыхание.

  Визуально ничего не произошло, совсем ничего. Только на боевой схеме стал виден широкий чёрный луч, прорезавший пространство и упёршийся в серый клубок. Некоторое время видимых изменений не происходило, но вот оружие корн стало замедляться, исходя шлейфом разноцветных сполохов. Вскоре последовала радужная вспышка и противник исчез.

  Я вздохнул с облегчением. Ар-ва-Кор устранили проблему за каких-то шесть секунд. Учитывая время перезарядки корн - почти минута, шансов пробить нашу оборону у этой новой разработки пауков не было. Они, кстати, сразу всё поняли и прекратили огонь, а после того, как с расстояния девяносто тысяч километров 'Странник' нанёс всё тем же чёрным лучом удар по флагману (к несчастью, не пробивший его полей), корн сочли дальнейшее противостояние бесперспективным. Три оставшихся крейсера выстроились охранным ордером и отступили. Перед самым уходом в гипер, корабли корн напоследок выдали свой коронный фокус - сбросили поля, сконцентрировав из них шесть массивных плазменных капель километрового диаметра, которые и отправили в нашу сторону.

  Опаснейшая технология, скажу вам. Каждый такой шар обладает собственным искусственным интеллектом, и, пускай, время жизни корабля-звезды невелико, он имеет автономную систему обороны, мощное энергополе и способен прорвать оборону укреплённого космического форта в одиночку. Преследовать противника не разобравшись с такой угрозой - чистой воды самоубийство.

  К счастью, ещё один ракетный залп, скоординированный с атакой штурмовиков и залпом оружия 'Странника' покончил с предложенной проблемой, не подпустив искусственные звёзды на расстояние эффективного удара. Корн тем временем исчезли, но было ясно, что они получили очень важную информацию и оставаться дальше в этой точке пространства не рекомендуется. Враг вполне мог вернуться с подкреплением.


Глава 28 | Противостояние. Обретение мечты |