home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

  Утром (условно, ну какое может разделение на день-ночь в комических условиях) меня разбудил голос Умника, который настойчиво попросил прекратить изображать из себя спящую красавицу и начинать готовиться к выходу.

  Я с большим трудом открыл глаза, которые норовили сразу закрыться, при этом слезились, как будто в них насыпали песка, и глянул на браслет. Прошло три часа с момента, как я вернулся в каюту с желанием выспаться. И этого не дали, изверги. Я перевернулся на другой бок и закрылся одеялом.

  Некоторое время мне удавалось не подниматься, попросту игнорируя этого гравитонного умника, нудным голосом не дававшего мне насладиться честно заработанным отдыхом. Впрочем, через некоторое время препирательство это ему надоело, после чего мягкая и удобная кровать превратилась в твёрдый как камень монолит с вкраплениями довольно острых граней, а температура в комнате резко упала до минусовой.

  Спать в подобных экстремальных условиях был способен разве что аскет, к коим меня можно было причислить весьма условно. То есть, я и в таких условиях из чистой вредности вполне мог какое-то время не обращать внимания на неудобства, но зачем?

  Пришлось вскочить, попрыгать для разгона крови и отправиться в душ - греться.

  Ванную я покидал с опаской, а ну как злобный мозг корабля не вернул климатические системы каюты как было? К счастью, достигнутый результат Умника вполне устраивал и дальнейшего издевательства над моим организмом не последовало.

  Вытирая голову полотенцем, я обнаружил, что как назло предательница-постель снова стала мягкой и манящей. Что за жизнь...

  Тем временем Умник, на этот раз присутствующий в каюте в голосовом режиме, начал что-то мне объяснять.

  - Мы уже обменялись визуально-смысловыми матрицами и языковым набором. Тут нам повезло - логика обеих рас вполне совместима, и никаких трудностей по подготовке программы перевода не возникнет. Собственно я подготовил предварительный шаблон и расшифровал несколько их сообщений.

  - Садист, - произнёс я, вытирая волосы полотенцем.

  - Для тебя старался. Слушай дальше. В итоге была достигнута договорённость о проведении церемонии первого контакта, но на этом моменте возникла небольшая неувязка. По протоколу, наш старший офицер должен выступать главным действующим лицом церемонии, но в данном случае вторая сторона потребовала, чтобы церемонию первого контакта провёл ты. Видимо они смогли разобраться как это важно для нашей расы и теперь оказывают тебе такую честь.

  Спустя минуту до меня дошло, что он сказал и не лежал бы я в кровати, точно бы рухнул. Ничего себе. Я же, блин, я же первый открыл по пришельцам огонь, проделал несколько огромных дырок в их корабле, вдобавок уничтожил как минимум двоих живых существ во время отражения нападения на лагерь. Самозащита, всё такое, никто меня не обвиняет, но какой, к лешему, может быть первый контакт после подобного?

  - И когда, - я прокашлялся, - когда ожидается прибытие делегации?

  - А ты думаешь, с какого перепугу я тебя бужу в такую рань? Гости, а точнее гость - единственное, твоей милостью, разумное существо на борту, прибывает к нам через час. До торжественного построения осталось минут сорок, а тебе ещё инструкции получать...

  - А чего ты молчишь! - блин, я же форму до сих пор не распаковал!

  Я резко встал с кровати и тут мой взгляд упал на аккуратно подготовленный и сложенный на стуле мундир курсанта Звёздной. Клянусь чем угодно - до моего выхода из душа его тут не было.

  Через пятнадцать минут, примерно за полчаса до начала церемонии, я прибыл на празднично подготовленную лётную палубу, служившую для организации всех массовых мероприятий на корабле.

  Специалисты по ксенопсихологии проинструктировали меня, объясняя ход ритуала и хотя я помнил все пункты наизусть из курса Академии, а на лекциях мы разбирали это мероприятие досконально, всё равно они отвязались не раньше, чем убедились в соответствии моего уровня подготовки.

  Колобок видимо почуял моё возбуждённое состояние и неотрывно висел над правым плечом сияя при этом приглушённым оранжевым светом. Впрочем, к нему уже все привыкли и сгонять моего питомца желающих не нашлось - чревато, знаете ли.

  До прибытия гостей оставалось ещё четверть часа, когда неожиданно перед строем появился капитан корабля и два помощника, все облачённые по поводу знаменательного события в парадные мундиры флотских офицеров.

  Неожиданно раздалась команда.

  - Стажёр Ежов, выйти из строя!

  Сердце сделало кульбит в пятки, по коже пробежал холодок, но тело само воспользовалось на практике намертво вбитыми навыками и перенесло меня к капитану, развернув боком к шеренге во все глаза наблюдавших за мной товарищей. Они так же, как и я не понимали, что происходит.

  - Решением совета старших офицеров крейсера дальнего поиска 'Ломоносов', стажёру флота, курсанту Королевской Звёздной академии, Ежову Василию Андреевичу, за проявленную в бою храбрость, за спасение члена экипажа присваивается первое звание младшего лейтенанта флота. Носи с честью и поздравляю!

  А затем произошло то самое событие, которого много лет ждёт каждый курсант Академии - мне по многовековой традиции вручили церемониальный кортик офицера флота.

  Я ошарашено принял из рук помощника капитана показавшийся тяжёлым клинок и долго не мог отвести от него взгляда, боясь, что сейчас всё исчезнет. Но оружие никуда и не думало деваться.

  С благоговеньем подняв его к глазам. На рукояти обнаружились две тиснёные буквы 'В.Е.' - мои инициалы.

  - Служу Родине, - спохватившись, произнёс я ритуальную фразу и повернулся лицом к строю.

  Вот теперь всё встало на свои места. Обязательно тужно будет поблагодарить капитана гостей. Никто бы меня без его просьбы в первый ряд не поставил, много чести. А так планы пришлось лихорадочно менять, заодно повысить меня в звании, ведь стажёр, проводящий первый контакт - это нонсенс и смех один.

  Я занял положенное место, страсти постепенно улеглись и все застыли, в ожидании главного события дня - прибытия делегации гостей.

  Что-то приближалось извне. Оно казалось чёрным даже на фоне космической пустоты, росло, ширилось и постепенно заполняло собой фон атмосферного поля главного ангара.

  Неизвестный аппарат коснулся силовой стены, которая не прогнулась, как произошло бы при приближении аппарата людей. В переливающемся сполохами поле образовалось отверстие, пропустившее внутрь крейсера незнакомое судно. Дыра тотчас закрылась, резервное поле погасло, открыл нам висящий над полом трёхметрвый шар мрака.

  Я поёжился. От пришельца веяло холодом и чем-то потусторонним. Сразу потускнело освещение, прошла минута напряжённого ожидания, а затем весь объём аморфной структуры неизвестного существа (я только сейчас догадался, что никакой это не корабль, а сам капитан огромного звездолёта) как будто бы свернулся внутрь, оставив на своём месте плотный, бездонной черноты шар полуметрового диаметра. Все неприятные ощущения мгновенно прекратились, взятые гостем под надёжный контроль.

  Заиграл гимн королевства, часть выстроившихся на палубе людей ему подпевали, другие во все глаза наблюдали за необычным гостем.

  Последние аккорды с детства знакомой мелодии стихли, и я отделился от группы старших офицеров, вышел вперёд, остановившись в пяти метрах от поглощавшего свет гостя. Колобок, чувствуя моё спокойствие, не предпринимал ничего, только вдруг стал ослепительно белым, своим идеальным сиянием контрастируя с абсолютной тьмой прибывшего.

  Мы стояли друг напротив друга - человек и сгусток энергии, такие непохожие, и в то же самое время обладавшие пытливым разумом, сделавшим возможным шаг навстречу друг другу.

  Умник уловил речь гостя и начал трансляцию перевода, заполнившего гулким эхом весь объём огромного помещения.

  - Человек, сообщество Ар-Ва-Кор благодарит тебя и маленького Иллара за оказанную помощь. Мы сожалеем, что причинили повреждения твоим сородичам и одной из Ир-Замег, действовали обманом, выбора нам не оставили сотни лет назад. Я, л-Гортар, капитан 'Странника Силы', входящий в первую тысячу Ар предлагаю дружбу тебе и твоим сородичам здесь и сейчас. Примешь ли ты наше слово и дело, забыв о разногласиях?

  Я был сбит с толку таким началом, но к середине речи успокоился и разум заработал на всю мощность. Кажется, это свойство моего мозга проявляется в критических ситуациях, замечательно, прямо скажем.

  - Я, Василий Ежов, офицер крейсера 'Ломоносов' принимаю дружбу Ар-Ва-Кор для себя, но не могу говорить за свою расу. Беседу о союзе уполномочен вести мой командир. Но я рад новой дружбе.

  - Твои слова мудры, юный Ир-Замег Василий Ежов. Мы рады были ощутить тебя в себе, будет наша дружба длиной в бесконечность.

  Ух ты, да он философ. Я буквально весь кипел от желания задать тысячу вопросов, и первый - почему он навал моего Колобка Илларом, и что такое Ир-Замег, но этого не было в протоколе.

  Я сделал шаг навстречу, ещё один. Колобок остался на месте, а на меня нахлынуло ощущение холода, веявшее с каждым новым шагом всё сильнее, а ещё я ощутил обжигающие взгляды старших офицеров.

  Мысленное усилие и тело заключено в невидимую оболочку, защищавшую от негативных воздействий и прижавшую одежду плотнее к коже. Заметить кокон можно было только по легкому преломлению света в районе головы, что было очень непросто сделать. Зачем я это сделал, спросите вы? Не знаю, наверное судьба у меня такая - всё потрогать хочется. Но я точно знал, что так надо и ничего плохого со мной не случиться.

  л-Гортар немного преобразился, и в мою сторону вытянулось щупальце, преодолело разделявшие нас сантиметры и осторожно коснулось моей руки.

  Яркая вспышка ослепительной тьмы - примерно так можно описать произошедшее. Никакие неприятные или тревожные ощущения меня не беспокоили, наоборот - стало как то по-домашнему спокойно и уютно.

  На краткий миг мне открылось новое чувство единения, как будто все знания и опыт плавающего напротив меня существа стали моей неразделимой собственностью. Совсем иные знания разума. В ответ я постарался проделать то же самое, транслируя свои мысли и стремления, но контакт быстро прервался, как мне показалось, с лёгкой грустью и запахом чего-то свежего и бесконечно чужого. Мы отдалились друг от друга на два метра. Сразу же раздались аплодисменты и чуть запоздалый удар колокола.

  А дальше всё покатилось по отработанной схеме. Слово взял наш капитан, толкнувший речь о мире и дружбе. л-Гортар подтвердил свои намерения и начало отношений с новой расой было положено.

  Сразу по окончании официальной части старшие офицеры с гостем удалились в специально подготовленное помещение где должны быть выработаны все условия дальнейших наших взаимоотношений.

  Возле меня собралась целая толпа и все норовили пожать мне руку или похлопать по плечу. Постепенно страсти стихли, люди разошлись по своим постам, в итоге рядом остались только пилоты нашего отряда, Мишка, Иллана и несколько учёных, которые даже сейчас пытались направить на меня невесть откуда выуженные раструбы каких-то высоконаучных фиговин. Проверяли, по всей видимости, на предмет аномальных отклонений под воздействием энергии гостя. Вот уж дудки, потерпят.

  Не помню кто предложил пойти и отметить это дело, заодно обмыв новое звание, но идея была дружно поддержана всеми присутствующими и мы весёлой гурьбой ввалились в столовую.

  Кухонные автоматы вмиг накрыли столы, украсив их заранее приготовленными кулинарными изысками - сегодня всё-таки праздник.

  Присутствовали человек двадцать, в основном те, кому не было необходимости стоять вахту, поэтому пиршество растянулось на целый час и протекало под здравницы, смех и шутки. В процессе было сказано довольно много хорошего за дружбу, флот и короля Новоросии. Ну и мне перепало немного.

  Постепенно то один, то другой человек вставал, желал всем удачи и отправлялся по своим делам. В итоге за столиком остались пятеро - Иллана, Мишка, сергей - мой постоянный напарник, я сам и подошедший Виктор Степанович.

  Ради такого случая на стол под восторженные 'ух ты' был водружён заранее припасённый фруктовый торт, который мы и умяли за компанию под звон бокалов с безалкогольным шампанским.

  Иллана, как только толпа схлынула, сразу начала осматривать меня волновым диагностом, с которым, похоже, не расставалась никогда. Чую, не миновать мне повторного пребывания в исследовательской капсуле - это от учёной братии я ещё могу бегать сколь угодно долго, а вот от родной сестрёнки - фиг, достанет где угодно.

  - Васенька, ты пойдёшь со мной, - категорическим тоном заявила моя родственница, когда празднование подходило к окончанию. Началось.

  - Ну Иль, мне нужно к профессору, давай позже.

  - Сам пойдёшь, или мне кого попросить?

  Народ только потешался, глядя на это безобразие, впрочем, их улыбки и смех были искренне и не задевали меня.

  - Ладно, дай хоть доесть торт.

  - Ешь, - милостиво согласилась садистка, поглядывая с сомнением на свой кусочек, третий уже, к слову.

  - Будешь столько есть - станешь толстой...

  - ...и красивой, я знаю, братик, - жить тортику в тарелке оставалось меньше минуты.

  Поболтав ещё минут пятнадцать ни о чём, мои друзья разбежались по делам. Мишка и Сергей отправились осматривать свои боевые машины, дядя Витя выдал нам ещё один, меньших размеров, пирог, с наказом доставить для выздоравливающих. Отдал коробку мне, строго посмотрев на сестрёнку, которая честно пообещала постараться донести его до госпиталя.

  - Страшно было? - спросила меня Иллана, пока мы двигались до медицинского центра крейсера.

  - ни капельки, - честно ответил я.

  - Вот скажи, зачем полез, одного раза было тебе мало? Или считаешь, что рука в случае чего новая отрастёт?

  - Мне показалось логичным протянуть руку предложившему дружбу существу. Протокол не запрещает, даже рекомендует...

  - ...а конечностей всё равно две и одна была лишней. Вася, ты балбес.

  - Ага, - честно признался я, - какой есть.

  Мы нырнули в тоннель транспортной системы и вскоре уже входили в недра госпиталя, где меня уже поджидали светила науки, капавшие слюнями от предвкушения меня покусать... тьфу, обследовать.

  Ксенобиологи, кто же ещё это мог быть, в числе аж пяти особей стаей окружили нас, подкатив какой-то аппарат и папытавшись меня оторвать от сестры и запихнуть внутрь. Не тут то было. Они ещё плохо знают её.

  Иллана, конечно, не подарок и даже немножко домашний тиран, поэтому она очень ревниво относится к попыткам кого-то чужого влезть в её вотчину. Незадачливые исследователи были моментом выстроены по стойке смирно и выдворены вон вместе с аппаратурой.

  Иля сначала сослалась на правила медицинского протокола и свои права по должности, потом пообещала всем и каждому устроить внеочередной полный медосмотр, а когда один из лаборантов огрызнулся, разозлилась, вышла из себя и нагадала ведёрную клизму последнему, кто покинет отсек позже тридцати секунд.

  А знаете, любо-дорого было наблюдать, как вся эта учёная мафия пулей вылетела из коридора медцентра. Думаете, они просто так испугались? Ничего подобного, с некоторых пор за моей сестрёнкой закрепилась репутация весьма решительной дамы, у которой слова в точности соответствуют конечному результату. А дело было так.

  Один неуёмно охочий до амурных приключений энерготехник за каким-то лешим вбил себе в голову приударить за Илей. Сестрёнка моя, к слову, девушка весьма строгих правил, серьёзная, разборчивая в кавалерах и вполне готова подождать и встретить настоящего мужчину, а не первого встречного Казанову. Само собой, она дала от ворот поворот этому субъекту. Но он отказ не воспринял всерьёз, размышляя философски - типа куда она с корабля денется, поломается и успокоится.

  Да, да. Этот озабоченный пытался и так и эдак обольстить мою сестрёнку, но поскольку о его похождениях судачил уже весь корабль, то такое чудо никак не вписывалось в жизнь Илланы. Не помогали ни цветы (откуда только взял), ни обещания райской жизни, ни внешние данные претендента, ещё бы, сколько всего этого Иллана перевидала за свою медицинскую карьеру.

  Когда энерготехник (по имени Степан, кстати) в очередной раз притащился в медицинский отсек с липовым расстройством желудка в качестве повода, и принялся разводить розовые сопли про вечную любовь, Иллана ещё терпела, скрипя зубами. Больше всего её бесило, что народ уже ставки начал делать - укатает её любвеобильный техник или нет, но пока она сдерживала свой темперамент.

  Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стал наглый хлопок по мягкому месту сестрёнки. Этот малый просто не нашёл ничего умнее, воспользовавшись идеальной по его представлениям ситуацией, когда девушка отвлеклась за сканером и нагнулась.

  Вообще-то за подобное на крейсере грозил карцер и прочие неприятности по служебной линии, дай Иллана делу официальный ход. Но я уже говорил, что сестрёнка мыслит шустро, объёмно и эти мысли редко когда расходятся с делом.

  Короче, довольная улыбка жизнерадостного идиота разом пропала, когда обернулась в сторону самодовольного кавалера не покрасневшая от 'комплимента' красавица, а сама ледяная смерть.

  Моя сестра очень вежливо и отстранённо, на манер компьютера, поинтересовалась, чем вызван столь экспрессивно проявленный интерес к её ягодичной области.

  Не дав Степану опомниться, она сама же и дала ответ - не иначе, как это проявляются симптом беспокоящей пациента болезни, которую тут же и идентифицировала, даже не прибегая к услугам компьютера. Налицо расстройство желудка, гормональный всплеск, необоснованная сексуальная агрессия - все признаки.

  Ну а затем, в целях исключительно заботы о здоровье страдающего члена команды подарила этому деятелю всю полноту незабываемых впечатлений, отдав команду медицинскому автомату произвести процедуру, рекомендуемую всеми светилами медицинской науки в случае одного только подозрения на заражение аргольсим червём.

  Диагноз был не самым оптимистичным и силовые системы госпиталя тут же обездвижили 'клиента' захватами и без всякой анестезии (чтобы не дай бог не перевести яйца предполагаемых паразитов в активную стадию) вкатили бедолаге пять литров раствора Хинке (ну, вы поняли, куда). Компьютер дождался активной реакции организма, убрал последствия и дважды повторил процедуру. Впрочем, уже на третей стадии процесса наш горе-ухажёр перестал орать дурным голосом и отдал концы, то есть потерял сознание.

  Когда всё закончилось, сестрёнка дала команду сгрузить изрядно похудевшую тушку в ближайшую санитарную кабинку, после чего ничуть не смущаясь, педантично вписала всю информацию о проведённой процедуре в медицинский журнал корабля.

  Когда несчастный застранец очнулся на уютном пластике унитаза, то первым его желанием (могу понять человека) было придушить эту стерву, но он всё же сдержался и что думаете предпринял? В смысле, после того, как вышел из туалета. Ни в жизнь не догадаетесь. Этот гений подал официальную жалобу на неспровоцированное насилие со стороны медицинского работника. О чём пожалел буквально через сутки, получив три дня карцера за домогательство, запись в личное дело и недельное удержание зарплаты.

  Сестрёнка отделалась лекцией по вопросу оперативной диагностики паразитирующих форм с планеты Аргол и устным выговором за некомпетентность. Ну и ещё бурной благодарностью нескольких молодых женщин, буквально готовых носить на руках мою решительную сестру.

  После карцера Степан ещё с неделю щеголял шикарным фингалом, не исключено, что таким странным образом на него подействовала процедура промывания, и начисто забыл обо всех амурных похождениях, с головой уйдя в работу, что, безусловно, пошло ему только на пользу, ведь сказать по чести, парень он неплохой и достаточно умелый.

  Судачили о произошедшем ещё неделю и не стоит удивляться реакции ксенобиологов, группа которых покинула госпиталь со всей поспешностью, но пообещала пожаловаться профессору. Пусть их.

  Мне от этой победы стало легче лишь отчасти - все равно от обследования никуда не деться, ни от одного, ни от второго, так что придётся расслабиться и получать сомнительное удовольствие.

  Но прежде я зашёл в палату, где проходили восстановление Марина и Валерия. Обе девушки были бледны, опутаны паутиной медицинских диагностов и погружены в розовое сияние регенератора. Обе спали.

  - Не переживай, они уже в порядке. Лера практически восстановила все повреждения благодаря тебе, и часов через пять будет в полном порядке. Марина, как и все, получившие парализующий заряд, по уверением нашего гостя, тоже вскоре очнётся. Никаких последствий для здоровья не предвидится. Завтра придёшь, - и она потянула меня из отсека.

  Мужественно пережив не выявившую никаких отклонений процедуру диагностики, которая прошла на удивление быстро - всего за полчаса, я покинул медицинский сектор и направился всё ж таки к учёным. Всё равно не отстанут, да и самому интересно, найдут они хоть что-то упущенное моей сестрой или нет? Ведь какие-то последствия должны были остаться - я до сих пор не позабыл все ощущения, переданные из чужого разума во время 'рукопожатия'.  


Глава 25 | Противостояние. Обретение мечты | Глава 27