home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

  Всё утро я ходил из угла в угол своей каюты на крейсере и не находил места от беспокойства за судьбу Марины и ребят из десантного взвода.

  Уже два часа как мы вернулись. Платформа оперативно собрала всех людей и остатки наиболее ценного оборудования, не пострадавшего во время противостояния с призраками, и скорым ходом направилась к крейсеру, спеша доставить пострадавших в медотсек.

  Да уж, как-то бесславно всё закончилось. Но кто мог предполагать, что усиленные меры безопасности ни разу не подводившие даже в опаснейших планетарных условиях, где каждый миг ждёшь нападения, не сработают на чужом, полумёртвом корабле.

  До отправления десантники успели посетить место расположения контрольного поста, выставленного около парадного входа на чужое судно. Вот только обнаружили они там лишь следы боя и остатки охранного периметра, начисто лишенного даже крох энергии. Четверо оставшихся воинов исчезли бесследно и вести поиск неполным отделением, без соответствующей случаю экипировки и тактического анализа им не позволили, хотя видит бог, эти люди готовы были рискнуть своими жизнями ради сослуживцев.

  Весь путь назад я благополучно проспал, очнувшись лишь по прилёту уже в своей каюте. И почти сразу же мне стало плохо.

  Нет, я всё понимал - и что для пилота жизнь - лишь краткий миг полёта, в любой момент вдруг окончившегося огненной вспышкой, что глубокие переживания за друзей могут снизить боевые возможности не хуже ранения, и при этом они абсолютно бесполезны, короче, всё то, что вдалбливали в нас в Академии психологи. Но теория и психологические тренинги ни в малейшей степени не моги помочь мне сейчас, в момент потери одного из самых близких мне людей.

  Колобок неотрывно следовал за мной. От него шло тепло, щекотавшее мне затылок, мой друг пытался хоть как то успокоить переживания, бушевавшие внутри моей души, впрочем безрезультатно.

  В очередной раз пересекая небольшую комнату, я вдруг остановился. В мозгу как будто щёлкнул предохранитель, который отсёк всё ненужное и оставил голый интеллект. Я сел на кровать, боясь спугнуть это состояние отрешённости и ясности сознания. А с чего я взял, что исчезновение людей - это обязательно их гибель?

  Перед мысленным взором развернулась спираль событий с момента нападения. Я вспомнил каждую мелочь, вроде упавших с подноса крошек, мимолётного запаха яблок и миндаля, которые потревожили моё обоняние при открытии боевого костюма и начал всё глубже погружаться в сознание, стараясь не упустить ничего и того, что могло бы пролить свет на произошедшее.

  Вот я стреляю в нового противника, он разлетается на части, колобок поражает другого, развеиваются клочья тумана, а на землю медленно кружась, падает искристый иней. Откуда он, кстати? Ответ пришёл мгновенно - антиэнергия. Существо потеряло структуру и его энергетика, которая взорвалась бы, будь она нормальной, была нейтрализована ударами высокой мощности, а остатки рассеялись, охладив воздух вокруг до точки замерзания водных паров.

  Мы с Мишкой возле палатки с девушками, вокруг лежат приборы, разбитый кибер, зияют чёрные дыры в стенах казавшегося таким надёжным укрытия. Пятно выпавшего инея справа от купола, ещё одно. Так, так. Марина, скорее всего, осознала опасность и дала отпор.

  Открываю голоэкран, который окружает меня со всех сторон, обеспечивая круговой обзор. Не так удобно, как вирт, но детали меня сейчас не особо волнуют. Вот и интересующая меня часть. Марина, красавица, как увидела появляющуюся из ниоткуда тень, сразу шарахнула по ней своим коронным, она кажется даже особо не думала, стрелять или нет. Тварь сразу рассеивается, девушку окутывает сияние защиты - температура там упала наверняка чуть ли не до абсолютного нуля. Марина отступает к куполу, стреляет снова, но две тени вытягиваются и охватывают её со всех сторон, формируя кокон, похожий на куколку бабочки, который утягивают в сторону основного барьера. Блин, ну почему она не надела боевой костюм, облачившись в стандартный исследовательский!

  Киберы по периметру прекращают огонь, получив запрет от платформы и в это время кокон продавливает выгнувшееся защитное поле, прорывается наружу и уплывает в сторону главного входа в недра корабля. Понятно, видимо с десантниками поступили примерно так же.

  Возникают несколько вопросов по поводу явных противоречий в произошедшем. Почему остальные тени не действовали похожим образом при захвате, а только бестолково носились по одной? Кто была чёрная сущность, уничтоженная мною? В конце концов, учитывая уничтоженных призраков, гостей было всего девять, при этом двоих ухлопала Марина и ещё парочка на моём счету, но почему их было так мало, учитывая размер корабля?

  Плавное течение мыслей было безжалостно прервано замысловатым пульсом наручного браслета как раз в тот момент, когда число вариантов действий в моей несчастной голове превысило размеры самой головы.

  Вызов шёл от корабельного компьютера и сообщал, что мне надлежит через пятнадцать минут прибыть в малый тактический зал для доклада по вопросу произошедшего боестолкновения. Видимо мои манипуляции в сети не остались без внимания, Умник дал мне несколько минут прийти в себя и тогда уже передал вызов.

  Делать нечего, я мигом отбросил хандру и самокопание, одел соответствующий случаю парадный костюм и отправился в короткое путешествие по гравитрансу, которое выбросило меня как раз напротив двустворчатых дверей малого зала совещаний.

  Стоило приблизиться, как двери сами собой ушли в стены, пропуская меня внутрь.

  Вот так новость, тело само собой подтянулось и застыло по стойке смирно. Ещё бы - в полном составе присутствовал весь командный состав крейсера, включая командира Григорьева, его помощников, руководства подразделений и профессора Весенина.

  - Стажёр, вольно, - гулкий бас командира перекрыл шум беседы, которая сразу стихла, - ситуация складывается необычная, посему проходите, занимайте свободное место и поведайте о своих действиях во время инцидента.

  Я обошёл п-образный стол и встал напротив одного из свободных кресел. Успокоил нервы, расслабился. Стараясь вновь нащупать то самое состояние отрешенности, которое посетило меня в каюте, не преуспел и как мог поведал о своих приключениях, замявшись на моменте, когда я вынужден был применить удар внутренней энергией, не зная, как объяснить старшим по званию невозможность отвечать в полной мере откровенно.

  - Василий, - это взял слово профессор, - все присутствующие имеют первый допуск и владеют в той или иной мере знаниями о псионике, поэтому не стесняйтесь, рассказывайте.

  Владеют, так владеют. Я поведал обо всех событиях, включая атаку Колобка. Дойдя до моих кровавых манипуляций с лаборанткой, я лишь вкратце пояснил мои действия, не вызвавшие никакого интереса - видимо Умник изрядно подчистил информацию о произошедшем, всё же эти сведения относились никак не к первому уровню секретности, а, пожалуй, к категории ноль.

  Закончив рассказ я собирался уже попрощаться с находящимися в зале и по тихому свалить, но мне лишь предложили присесть, давая понять, что вопросы ко мне могут возникнуть ещё. Самое интересное - Мишки в зале не наблюдалось, каким это образом ему удалось отмазаться от столь представительной встречи?

  - Возвращаясь к возможности организации спасательной экспедиции, какими ещё возможностями мы располагаем?

  - Разрешите я, - поднялся Ёто Накамуро, - произошедший контакт показал, что наше штатное плазменное вооружение неэффективно против данного противника. Более действенные средства в наличии имеются, но использование какого из них наилучшим образом скажется на исходе миссии неизвестно. Если бы мы располагали параметрами воздействий, применённых кадетом Ежовым и Мышкиной, то возможно с помощью Умника смогли бы подобрать аналог. До того прогноз имеет отрицательные шансы на успех.

  - Кстати, стажёр, а вы сами знаете, чем именно вели огонь? - обратился ко мне профессор Весенин.

  - Это был фазовый энергоразрыв, мне его в Академии тарги подобрали вместо используемого ранее электрического разряда. А Марина, кадет Мышкина то есть, она использовала поглощающий луч, только почему он подействовал на антиэнергию, мне неизвестно.

  - Замечательно! Так вам известны параметры ваших воздействий, - профессор, ну конечно они мне известны, более того, их мне разжевали на занятиях раз пятьсот.

  - Умник, есть аналоги? - командир сложил руки на столе, скрестив пальцы, и посмотрел прямо перед собой.

  - Обнаружено два варианта. Первый - использовать штатное вооружение 'мастадонтов'.

  - Он не пройдёт в створ корабля и по внутреннему тоннелю, вмешался командир десанта.

  - Второй вариант - матричное орудие силового комплекса с сегментом фазового преобразователя.

  - У нас не хватит установок на всю группу.

  - Расчет показывает, что для эффективного проникновения и проведения операции наиболее эффективным будет сформировать ударную группу из шести бойцов подразделения десанта, присутствующего здесь стажёра и его питомца. Транспортировку осуществить двумя автоматическими 'скатами', которые в случае опасности смогут сдержать преследование. Учитывая переданную по от цепи маршрутных меток потерянных членов экипажа, все они живы и находятся на глубине километра внутри корабля. Исходя из регулярности передаваемых данных и времени первой реакции на появление в зоне ответственности автоматики наших сил, можно сделать вывод об условной безопасности быстрого проникновения малой группы до места содержания пленных.

  - А после?

  - Дальнейшая реакция не прогнозируется, но можно сделать вывод, что путь обратно будет несколько труднее.

  Потрясающе! 'Несколько труднее'. Только компьютер может обозначить подобной фразой прорыв из глубины чёрного корабля наружу с пятью бессознательными телами. Может быть, уже хватит говорить и пора лететь?

  Совещание длилось ещё примерно десять минут, после чего нам отвели час на подготовку к вылету.

  Да, так быстро. Умник уже во время совещания начал совместно с техниками смену системы вооружения боевой брони и подготовку транспорта. Нам оставалось только прибыть в ангар и, облачившись в силовые костюмы, отправиться на задание, которое будет разъяснено по пути, благо вирт позволял отвести на проработку всех действий больше двух часов субъективного времени.

  За час я успел принять душ и переодеться в чистый рабочий комбинезон. Правильная привычка надевать всё свежее при первом удобном случае - несомненная заслуга моей милой сестрёнки, не терпевшей никакой грязи в принципе.

  Ещё я связался с Михаилом, который был занял в тактической группе. Его интуиция и способность подолгу находиться в вирте на довольно высоком режиме ускорения были незаменима для координации и обработки информации - не всё мог осилить во время боя искусственный интеллект. То есть осилит, но опять таки интуиция и предвидение...

   Мой друг, конечно, расстроился, что его не будет рядом с нами, но он прекрасно осознавал необходимость работы в центре координации и, пожелав мне удачи, отключился.

  Затем меня вызвал профессор и так же пожелал всяческих успехов, не забыв попросить, по возможности, привезти хоть какие-то образцы.

  - А что именно мне там набрать для вас, профессор?

  До отлёта оставалось ещё полчаса и мы сидели в уютном кабинете начальника научной партии, наслаждаясь ароматом его фирменного чая с настоящим таёжным бальзамом и малиной. Мир в комнате поменялся и на этот раз мы расположились на ландышевой поляне в берёзовой роще. Сквозь белые стволы русских красавиц проглядывала грунтовая дорога и бескрайнее поле ржи, шедшее волнами от порывов шумящего в кронах летнего ветра.

  - Я и сам не знаю, задумчиво ответил мне профессор, держа чашку в ладонях, - но я видел на что способна твоя интуиция и верю, когда встретишь по-настоящему важное, она тебе подскажет в нужный момент что делать.

  - Сделаю, что могу.

  - И спасибо тебе за Валерию, если бы не твоя помощь...

  Я заёрзал. Ну что я такого сделал? Любой на моём месте, да ещё при помощи кибермедика всё то же самое бы совершил. Что до моих 'недокументированных' способностей, то тут тоже не факт, что это было столь уж необходимо - в конце концов, камера стасиса на платформе присутствовала и довезти девушку до медицинского отсека, оснащенного всеми мыслимыми биоинженерными новинками человеческой расы, шансы были, некоторые.

  - Пётр Сергеевич, - начал было я, но профессор прервал меня.

  - Я знаю, просто имей в виду - если что, я всегда на твоей стороне, какой бы она не была.

  Мы молча допили чай, я был обнят на прощание, после чего помчался во второй ангар знакомиться с нашей командой спасателей и облачаться в броню. Душевные метания меня полностью оставили, было легко и светло, будто бы я точно знал, что всё закончится как надо.

  Компания для выполнения прникновения подобралась, скажем прямо, что надо. На выполнение ответственной миссии направили отделение сержанта Горина (правда без двух человек, на которых не хватило новых пушек), ну и нас с Колобком в довесок. Правда, замена двух полноценных бойцов в слаженном коллективе не совсем порадовала десантников. С другой стороны они уже были в курсе, кто именно расправился с двумя тенями на Мгле (так стали звать корабль чужаков), да и нас знали по совместным тренировкам, поэтому вскоре стали воспринимать сию новость философски (приказ есть приказ), лишь попросили не лезть поперёк батьки и чётко следовать приказам.

  И вот теперь мы быстро приближаемся к туше инопланетного монстра.

  Десантный катер вместил группу и две узкие платформы 'мант', зависших для экономии места одна над другой аля бутерброд и занявших весь центр десантного отсека. Ну а вдоль стен расположились мы, удобно растянувшись в широких ложементах, способных уместить очень уж большую попу боевого костюма. Заодно мы переваривали вводную, которой усиленно пичкал нас сержант.

  - Бойцы, внимание!

  Вирт связал нас всех в одно целое и отделение оказалось в сгенерированном по записям объёмных камер отсеке Мглы.

  - Согласно актуальным данным меток, места содержания пленных расположены на глубине километр от обшивки, но нам предстоит преодолеть от двух до трёх из-за разветвления коридора. Вперёд пойдут автоматические разведчики, за ним пара Кронова, Макаров и я на первой платформе, Ежов на второй платформе, пара Свиридова замыкающая. Двигаемся по меткам, смотрим в оба, позывные ваши переданы на экран.

  Что касается тактики. Плазму не применять, ибо бестолку, все оснащены плечевыми фазерами, в теории (послышались смешки) против теней они помогут. Кронов, Свиридов - ускорение пять со сменой напарника каждые десять субминут. Ежов у нас выступает в качестве тяжёлой артиллерии (снова смешки, юмористы блин), поэтому никуда не вылазит, сидит на платформе и вертит своей умной головой по сторонам. Ах да, и поддерживает ускорение пять на всё время миссии. Только ради всех святых держи своего питомца при себе, не хватало ещё, чтобы он в кого-нибудь влетел в суматохе.

  Ага, да Колобок быстрее вас всех реагирует, скорее вы у него будете путаться под ногами, впрочем, кивнём для проформы.

  Мелькнули имитируемые компьютером стены коридора, которые даже будучи освещёнными направленным лучом, казались бесконечностью, поглощавшей весь направленный на них световой поток. Тьма не была однородной - она казалась где-то гуще, в другом месте виднелся блёклый просвет, но долго смотреть на узоры, выполненные по иной логике не рекомендовалось, поскольку попытка разгадать неведомое затягивала сознание в такие глубины, что выбраться без автомедика или хорошей затрещины было нереально. А поскольку второй вариант в нашем случае не приветствовался (в костюме рукой махнёшь и ищи голову метрах в ста), то смотреть запрещалось категорически.

  Мелькнули две развилки, на которых будут оставлены автоматические защитные модули, и вот мы в широком зале, в центре которого мигают четыре голубых метки наших друзей. Странно - я не заметил препятствий по пути следования группы. Нас буквально приглашают войти внутрь и забрать своих. Не видно преград, отсекающих полей, призрачных теней, напавших на лагерь - вообще ничего. У меня возникло ощущение ловушки, ведь защита внутреннего периметра корабля имеется у всех и вряд ли способная построить такое раса обошла стороной вопрос внутренней безопасности. Впрочем, внутренний голос не проявлял никакого беспокойства, хотя мы уже практически прибыли на место. Обнадёживает.

  Сменилось освещение, отмечая точку цели - километр до поверхности Мглы. Вот последовательно мигнули три зелёных перехода - касание. В тот же миг отстегнулись захваты, и задняя аппарель беззвучно упала наружу, вызвав лишь тихую дрожь палубы от отдачи при многотонном ударе.

  Первыми наружу выплыли десятки шариков малых разведчиков, мигом окутавших всё вокруг незримой сенсорной сетью. Они не заметили опасности и уже люди, ведущие на поводу свои громоздкие платформы осторожно ступили на поверхность чёрной брони.

  Где-то справа располагалось место нашей неудавшейся посадки. Мне не был виден разорённый нападением лагерь, отстоявший на двести метров от предполагаемого места проникновения вглубь чужого корабля, но я отлично представлял, что произошло после экстренного старта исследовательского модуля.

  С тихим хлопком, слышимым только внутри наполненного искусственной атмосферой купола, схлопнулось удерживающее воздух поле, которое перестало поддерживаться удаляющейся от негостеприимной поверхности платформой. Корабельная броня не имела собственного тяготения, и порыв ветра мгновенно очистил залитую энергонным покрытием поверхность от всех следов пребывания человека, оставив на память лишь круг неуязвимого (как ранее принято было считать) прозрачного вещества, судьба которого постепенно испариться, напитавшись лёгким звёздным светом. Исчезнувший мусор будет ещё многие годы бесцельно лететь сквозь холод космического пространства, рано или поздно найдя свое последнее пристанище в недрах звезды.

  Хватит мечтать, блин, начинаем продвижение. Половина малых разведчиков ныряет в створ люка, серебристой змейкой исчезая внутри. Тянутся секунды, необходимы для проникновения авангарда и рассредоточения вдоль маршрута следования.

  Крошечные автоматы занимают позиции, стараясь не касаться стенок, и вот сигнализируют о безопасности контролируемой зоны. Эти малыши проникают в каждый коридор, пытаясь уловить малейший признак опасности, они вертятся, общаются, и, кажется, ведут свою собственную, вполне осознанную жизнь.

  - Первая пара вперёд, удаление пять, смотреть в оба. Шестой (это я, кстати, а вот Колобку номера не досталось, но он от этого ничуть не страдает) за мной удаление десять, Семь и Восемь замкнуть строй и следить за хвостом, двинулись.

  Пройти три километра - задача не трудная даже для ребёнка. Полчаса неспешного шага, всего лишь. Мы не дети и бегаем быстрее, нам предстояло преодолеть весь путь за десять минут, которые, к сожалению, растягивались на пятьдесят минут субъективного времени лично для меня.

  Вокруг стояла тьма, Пучки света мы даже не пытались включать - ещё по первому разу было выяснено, что внутри этих коридоров каждый фотон поглощался безвозвратно, не освещая ничего и не давая отражения. А если свет нечему отражать, то человеческое зрение пасует и на помощь приходит технология.

  Генерируемое 'скатами' и скафандрами гравиполе позволяло чётко нарисовать угловатую архитектуру проплывавших мимо нас стен, испещрённых уродливыми наростами неизвестных приборов и систем. Без вирта мы вообще бы не имели даже теоретических шансов на успех прорыва, не двигаться же на ощупь в самом деле. Но слава учёным, гравирадары и вирт проецирование позволяло выстроить чёткуя чёрно-белую картинку окружающего пространства, даже отмечая цветными метками наиболее важные детали.

  До первой ключевой точки мы добрались довольно быстро, пройдя по прямому коридору восемьсот метров. Я попробовал сменить диапазон зрения, ненадолго отключив во время остановки на первой крупной развилке компьютерную симуляцию зрения, но не преуспел - непроницаемая мгла накрыла нас со всех сторон. Тогда я попробовал что-то разглядеть, применив псионический диапазон, растянув, как меня учили тарги, внешний слой свой энергетической оболочки вокруг. И у меня получилось!

  Видно стало не намного лучше, но я смог рассмотреть стены, которые предстали передо мной совершенно в другом свете - они были живыми. Тёмные жгуты пробегали по светящейся коричневым светом поверхности стен, наросты светились чёрным светом, выбрасывая мгновенные пучки вдоль пустого пространства, задевая ярко светящиеся фигурки в боевой броне и тотчас же пропадая. Вот один из углов налился особенно глубокой мглой и с него сорвалась чёрная капля, облетевшая вокруг меня дважды и растворившаяся в противоположной стене. Но ведь в вирте этого не было, а ведь информация важная, надо предупредить командира. Не успел...

  - Шестой, твою налево! - вызов сержанта резанул слух, мир съёжился и я утратил концентрацию, выпал в реальность, чертыхнулся, вызвал эмуляцию и связь.

  - Шестой на связи.

  - Почему не отвечаешь?

  - Первый, я... - вот что я могу объяснить, ладно попробуем, - корабль живой, наблюдаю активность систем в стенах коридора на диапазоне антиэнергии, командир, считаю, что должен двигаться в головном дозоре, я могу увидеть то, что наши системы не смогут разглядеть.

  - Шестой, - с нехорошим подозрением в голосе поинтересовался сержант, - а ты что, на стены смотрел без симуляции?

  Блин! Вот отправят меня сейчас назад и будут правы. Тут я заметил, как то самое устройство, что породило облетевшую меня конструкцию один раз, начало снова медленно наливаться энергией.

  - Первый, седьмой, переключите фонари в инфракрасный режим и широким конусом осветите меня, синхронизировав построение вирт схемы, только быстрее!

  Сержант, видимо что-то такое расслышал в моём голосе, подтвердил командой и два пучка тепла охватили меня с разных сторон. Прошло пять секунд, и темное веретено вновь оторвалось от стены, пролетело мимо меня, скользнув вдоль борта платформы, и юркнуло, как я заметил в этот раз, в точно такой же нарост другой стены.

  Связь замолкла, отряд переваривал произошедшее. Вот голос командира вновь зазвучал в сознании, отдавая приказ.

  - Третий, рокировка с шестым, всем задействовать круговой инфракрасный обзор, синхронизировать вирт. Двинулись, скорость продвижения прежняя.

  Не поможет им круговой обзор. Они и меня то смогли лицезреть только потому, что тело в скафандре находилось в перекрестье лучей невидимого света и давало отблеск, позволивший засечь чуждую нам форму энергии.

  Я напряг зрение, вновь входя в нужный режим. Получилось быстрее, и я теперь мог наблюдать вызывающую дрожь в глубине души жизнь тёмного мира.

  Сгустки, периодически вырывающиеся из стен и изучавшие нас, никому вреда не причиняли, но заставляли поначалу напрягаться. От чёрных лучей, паутиной опутавших коридор по пути следования уклоняться не получалось, но они, по всей видимости, являясь частью сигнальной системы корабля и так же игнорировались нами. Но когда на втором перекрёстке я заметил особенно крупный сталактит с расщеплённым концом, части которого смотрели во все пять проходов развилки, то сразу остановился, подав команду стоять. Группа замерла в сорока метрах от развилки, подготовив оружие и нацелив его вперёд.

  Мне не понравился цвет нароста - он был наполнен такой чернотой, что глубины её не было возможности определить, но я нутром чуял опасность этого устройства, такая ощутимая угроза была в нём скрыта.

  Я отметил интересующую точку на схеме. В эмуляции она выглядела совершенно безобидно, но была смертельна для всего живого, я это точно знал.

  - Первый, в точке два-шесть активная часть внутреннего защитного комплекса.

  - Принято. Всем тридцать назад, укрыться за углом, - а когда команда была выполнена, - Четвёртый, действуй.

  На этот раз взрыв всё же произошёл и беззвучный поток антиэнергии вынес в коридор какие-то обломки, отскочившие от возникшего на их пути силового поля, выставленного 'скатом'. Я присмотрелся и выбрал осколок покрупнее, попытался упаковать его гравизахватом в рюкзак. Как бы не так. Обломок даже не пошевелился. Пришлось брать его руками и, изогнувшись, запихивать в раскрывшийся модуль образцов. К счастью подобный вариант использования костюма был предусмотрен, оружия, кроме плазменных ускорителей в руках, в ранце не было, поэтому всё пространство можно было смело забить образцами.

  Мы осторожно зашагали вперёд, ожидая реакции на наше нападение. Я видел, как заструились во все стороны черно-корчневые искры, а разлетевшийся сталагмит истекал длинными тягучими каплями, разбивавшихся при ударе об пол на множество шариков, поведением напоминавших ртуть.

  - Первый, обнаружено препятствие, - я объяснил суть увиденного мной, и вперёд выдвинулась платформа ската, прикрытая полем защиты.

  Чёрная жидкость стала видна на серебристом мерцании силовой стены, не принося никакого вреда ей. Тогда под струйку влез один из малых разведчиков, не прикрытый защитой.

  Мама родная. Кап, и от умного малыша осталась рваная половинка, упавшая на пол и мгновенно растворившаяся в глубине одного из текучих шариков. При этом в свете фонарей не было видно абсолютно ничего - разведчик как будто сам упал и испарился.

  Тут мой Колобок, до того сидевший на плече, заинтересовался произошедшим и сунулся в пробитую фазовым разрядом дыру в потолке. Он уже изрядно поумнел, не стал бросаться внутрь, вместо этого вытянув щуп, коснулся чёрной жидкости. Сразу одёрнул 'конечность' стал зелёным и, пробив потолок, исчез внутри, что-то там сделал, вызвав обрушение части конструкции и прекращение потока растворяющей материю субстанции, затем донельзя гордый вернулся на своё место.

  В луже оставшихся чёрных шариков лежал излучавший видимый в инфракрасном спектре ровный чёрный свет куб. Моя интуиция тут же проснулась и прямо-таки завопила, требуя это забрать.

  - Первый, видите предмет на полу? Кубик?

  - Да, Шестой.

  - Его нужно забрать. Предлагаю попробовать испарить жидкость направленным излучением фонарей.

  Попробовали, получилось. Через шесть минут странная субстанция исчезла, а неизвестный артефакт сиял на голом полу. Один из разведчиков исследовал его и сообщил о нейтральной активности объекта, ну хоть этот предмет не сожрёт скафандр.

  На артефакт захват подействовал и, закончив все дела на перекрёстке, мы отправились дальше, благо до цели осталось пройти всего метров триста, которые мы осторожно преодолели безо всяких помех, достигнув продемонстрированного в виртуальной симуляции огромного зала.

  Вот принято, наверное, в книгах описывать в такие моменты что-то грандиозное. Как-никак помещение, в котором мы оказались, имело метров триста в диаметре (точнее даже грависенсоры не могли определить). Но всё, что можно было сказать про этот корабль, я уже выдал - темно, ни хрена не видно, хочется назад.

  Единственное, что нас тут интересовало - в сотне метров впереди система анализа разглядела и тут же выстроила в режиме симуляции полусферу антиэнергетического поля, закрывавшую центр зала. Тонкая ниточка капельных маршрутизаторов как раз и упиралась в эту стенку, не выходя с противоположной стороны. Надеюсь, наши внутри, осталось их оттуда достать.

  Процесс выковыривания людей из инопланетной консервной банки походил на издевательство. Фотонные потоки любой мощности в поле вязли, плазменный сгусток, выпущенный по касательной срикошетил, потеряв часть мощности, и умчался куда-то вглубь корабля. Конус плазмы обтекал неизвестную преграду, и только. Фазовые излучатели никто и пробовать не рискнул, нам наши сослуживцы живые нужны, а не в виде фарша.

  Идеи как то быстро подошли к концу и тогда я попросил разрешения попробовать сам. Мы с Колобком подошли к преграде. Мой маленький друг понял всё без слов и вытянул щупик контакта, попробовал препятствие на ощупь, но даже не стал трансформироваться в форму дырокола, признав преграду непреодолимой. Мдя.

  Я попробовал проделать то же самое, что и в тот раз, когда мы прибыли на территорию спецкурса и я подрался с Даяной - закрыл глаза и начал всматриваться внутрь поля, меняя диапазоны зрения. Однако, даже на пси уровне передо мной была всё та же ровная стена тьмы, чуть мерцающая коричневыми искрами.

  Я окутал свою руку световой вуалью и приложил ладонь к упругой поверхности, сразу поглотившей мерцающий свет конечности. Да, это антиполе, но оно должно иметь хоть какую-то частоту и энергетику, может быть получится уловить закономерность. Я задал компьютеру последовательность резонансного анализа и начал менять спектр излучения, одновременно наращивая мощность. Вот мне показалось, что рука немножко продвинулась, я усилил отток энергии, следя за данными на виртуальном мониторе. Да, энергетическое поле определённо поддавалось моим действиям, медленно выгибаясь внутрь. Я начал давить сильнее, стремясь прорвать нематериальную плёнку. Пот заливал лоб, но глаза были закрыты и внимания на неудобства я не обращал, хуже было то, что энергия моя заканчивалась, казалось поле просто выпивает мою силу.

  В какой-то момент я начал понимать, что всё, дальше никак, как неожиданно весь купол разом исчез, и я не удержавшись провалился бы внутрь, но умная броня удержала моё тело от падения. Преграда исчезла.

  Командир среагировал мгновенно. Первый, второй, и оба 'ската' рванулись вперёд, меня оттёрли в стороны, а силовые поля накрыли всю область, чтобы воспрепятствовать кораблю пришельцев восстановить уничтоженную клетку.

  Наши товарищи были тут как тут - скафандры десантников и кокон раздувшегося комбинезона Марины лежали на ровном постаменте в центре зала.

  Короткая команда и вот уже все тела погружены на платформы и зафиксированы. Меня так же пытались уложить, но я сообщил, что чувствую себя в полном порядке. Из запаса энергии, который я с некоторых пор более-менее точно научился отслеживать, осталась пятая часть - всего на пару-тройку выстрелов. Но куда их тратить - назад путь должен был пройти в гораздо более быстром темпе.

  - Обратное построение, в темпе на выход, - отдал приказ сержант и мы понеслись по уже пройденным коридорам.

  Вовремя. Я заметил, что после нашего проникновения мельтешение на стенах значительно изменилось, в хаосе разбегающихся во все стороны змеек появилась какая-то система, а ранее пассивные наросты стали испаряться, превращаясь в энергетический туман.

  Раздался сигнал тревоги со 'ската'. Приборы зафиксировали опасный уровень антиэнергии и вся группа окуталась силовыми полями, начавшими искрить белым светом. Скорость продвижения упала.

  На две минуты эта мера помогла, но мгла становилась всё плотнее, быстро съедая заряд накопителей и командир отдал приказ применить конусы плазмы, залившие всё пространство вокруг адским пламенем, пробивавшем в отнимающеё силы, вязкой субстанции тоннель наружу.

  Триста, двести метров - мы двигались из последних сил. Колобок сиял оранжевым светом и носился вокруг меня, я же напоследок выдал вдоль коридора два выстрела, чуть рассеявших мглу, где же выход?

  Ура! Мы вздохнули с облегчением, выскакивая наружу и сдвигаясь вбок от люка, из чрева которого вверх ударила волна туманной тьмы.

  Десантный катер был тут, с нетерпением ожидая возвращения группы, и как только мы оказались на борту, рванул вверх, едва успев захлопнуть аппарель. Вот так прогулялись. Я быстро занял своё место и включил внешний обзор.

  Чужак оживал. Насколько я мог рассмотреть в быстро убегающем от нас корпусе появились новые проёмы, сквозь которые наружу чернильным облаком вырывались струи мрака, затмевавшие своей консистенцией даже вечную ночь космоса. На виртуальной схеме я насчитал двенадцать подобных вулканов.

  Старые раны, как нанесённые нашим, человеческим оружием, так и неведомым нам принялись заростать буквально на глазах, превращая броневое покрытие корпуса в неприступный монолит, окутываемый чёрным газом.

   Выплёскивающаяся изнутри энергия не рассеивалась - она укутывала чужой корабль многослойным покрывалом, постепенно скрывая от наших глаз любые детали корпуса. Буквально через несколько минут на месте гиганта вспухало и перекатывалось волнами двенадцатикилометровое чёрное веретено.

  Сенсорная сеть 'Ломоносова' сдвинулась ближе, окружив неведомое образование. Сам крейсер готовился к противостоянию с неведомым. При заходе на посадку я успел заметить оплывшую броню, обнажившую череду отверстий в теле судна - порты ракетных установок и фиксированное вооружение было подготовлено к немедленному открытию огня.

  В предстоящей схватке от малых кораблей было толку чуть, поэтому стоило нам приблизиться к ангару, как всё вокруг засияло зеленовато-белыми переливами наращивающей энергию полевой защиты крейсера.

  Но все неприятности меркли где-то в будущем, а пока мы наслаждались минутами заслуженного отдыха и радости. Я смеялся вместе со всеми, меня хлопали соседи, поздравляя с успешным завершением опасного задания. Свою работу мы выполнили на все сто - на скафандрах выдернутых нами из чёрного плена людей перемигивались зелёные сигналы жизнеобеспечения, демонстрируя положительные жизненные показатели спасённых. И желание вновь увидеть лица товарищей, в данный момент времени нас интересовало больше всего на свете.  


Глава 23 | Противостояние. Обретение мечты | Глава 25