home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

  Что я там говорил про вчерашнее утро? Оно мне, кажется, не слишком понравилось? Ну, так сегодня дела с пробуждением обстояли значительно хуже.

  Начнём с того, что у меня болело всё, что только могло, начиная с пяток и заканчивая макушкой. Волосы и те доставляли дискомфорт, о, как. Я честно попытался открыть глаза, но какая-то фигня случилась и со зрением - как только я поднял веки, сразу резануло вспышкой света, да так, что пошли радужные круги и я вынужден был поспешно зажмуриться, дабы не ослепнуть.

  Попробовал унять головную боль, приступ которой последовал вслед за попыткой осмотреться, но на этот раз проверенный способ не сработал, и пришлось полностью расслабиться, дожидаясь пока всё пройдёт само. Перетерпел, постаравшись отстраниться от этого мира, заодно проведя краткую ревизию организма - ноги, руки на месте, грудь зудит, есть хочется. Всё нормально, но тогда откуда боль, если за...а сколько я валяюсь уже? Больше суток, судя по ощущениям (хотя внутренний голос говорит - не меньше двух).

  Более-менее взяв себя в руки, открыл левый глаз. Нормально. Активировал комм. Утро, значит следующий день после праздника. Уже лучше. Почему же не сработала регенерация, по идее, за такой промежуток времени я должен был полностью залечить все повреждения. Хотя, наверное, причина в чрезмерном расходе энергии. Скорость, интуиция, два выстрела, защита, все вместе исчерпали ресурсы организма, вот и лечимся не так быстро, как хотелось бы.

  Вторая попытка осмотреть место моего пребывания увенчалась успехом. Вокруг царил полумрак, рассеиваемый неярким оранжевым светом, распространявшимся небольшим прибором, установленным на тумбочке в изголовье кровати. От опутанного сеточкой молний десятисантиметрового шара в мою сторону тянулся ясно видимый поток энергии, наверное, очередное новшество лучевой терапии на мне испытывают.

  А что, довольно красиво. Я некоторое время полюбовался на игру разрядов, хаотически мельтешащих по поверхности медицинского прибора. Через некоторое время его поверхность потускнела, и сразу сбоку вырос гибкий щуп энерговода. Тонкое щупальце слепо потыкалось в стол, спустилось к стене и в итоге присосалось к встроенной в неё точке питания. Ничего себе техника дошла, оборудование уже само подключается и отключается от энергоисточников, я такого пока не видел.

  Стоп. Я внимательнее огляделся по сторонам. А где остальное оборудование? Где экраны диагностического монитора, реанимационный комплекс, куда делись силовые эффекторы. И почему, когда я очнулся, не прибежала как минимум медицинская сестра, система должна чётко отслеживать подобные моменты, а если мне вдруг плохо станет? Или теперь вместо людей будут такие вот ночники ставить? Святые знают, что творится в этом заведении.

  Я приподнялся с кровати и правой рукой попытался дотронуться до заинтересовавшего меня устройства. А знаете, оно было против и кольнуло искоркой электрического разряда, вынудив резко одёрнуть палец.

  Ничего себе. От неожиданности я попытался подняться на ноги, заработал ещё один разряд, уже посильнее, да сколько же можно! Впрочем, намёку внял и остался лежать смирно, кто знает, что в этой сумасшедшей больнице со мной врач сделает, если у них приборы пациентов лупят током.

  Лежу, думаю о произошедшем накануне безобразии. Интересно, кому я успел на любимую мозоль наступить, что против меня применили столь серьёзные меры воспитания? Деньги с Тени навряд ли имеют отношение к инциденту, поскольку слишком профессионально нападение готовилось. Костюмчики, опять же, специфические, мы подобные на занятиях разбирали и учились им противостоять. Неблагодарное занятие, скажу вам - компьютер там встроен умный, оружия мало того, что много, так его движением управляет гравиконтур, позволяющий достигать высокой точности при ведении огня. Только интуиция и спасала.

  Незаметно уснул и вновь проснувшись, почувствовал, что не лишним было бы сходить в туалет. Пытаюсь встать снова, на этот раз мой сторож против ничего не имеет.

  Самое интересное началось при попытке подняться. Светящийся шар тотчас оторвался от источника, всплыл со стола и завис над моим правым плечом, тихо щекоча мне шею. Я с изумлением наблюдал за его манёврами, пока до меня не дошло - никакой это не прибор, этот тот самый дикий шарик из моих снов, только там он еще и говорить умел.

  - Ты кто такой? - вот глупо будет, если я сейчас с каким-нибудь термометром говорить пытаюсь.

  Ноль реакции.

  - Аллё! Есть кто дома?

  И снова ничего. Ладно, пусть висит, мне не жалко, вот только что он под душем делать будет? Вроде бы он нечто такое говорил про учителя, жаль я вырубился слишком рано, ничего не удаётся вспомнить.

  Закончив все утренние дела (от воды этот комок силовых линий благоразумно отлетел), чувствую себя человеком настолько, что решаюсь прогуляться и поискать чего перекусить. Одев комбинезон, шарик при этом спокойно прошёл через материал костюма, ни на сантиметр не сдвинувшись со своего места, я подошёл к двери, приложил руку к сенсору открытия и выглянул в коридор, где сразу уткнулся носом в стоявшего справа от двери металлическим монстром.

  Десантник. В боевой броне. Стоит и тупо смотрит на меня, но никаких попыток остановить не предпринимает. Шарик чуть сдвинулся вправо и как бы нахохлился, что ли, став чуточку шире, похоже наши взгляды на вояк схожи - не любим мы их.

  - Доброе утро.

  - По коридору направо первая дверь, вас ожидают, - я еще и спросить ничего не успел, да и ладно.

  В просторной комнате меня действительно ждали. Двое врачей и третий, в обычном гражданском костюме, окинувший меня быстрым профессионально-оценивающим взглядом. Компания сидела за столиком и пила чай, тихо переговариваясь между собой. Когда дверь открылась, скользнув в стену, они сразу прекратили беседу.

  - Доброе утро, - надо поздороваться.

  - Доброе, молодой человек, - обратился пожилой доктор, сидящий справа. Он отставил от себя чайную чашку, но подниматься не спешил, - Как вы себя чувствуете?

  - Хорошо, спасибо.

  - Вы не будете против медицинского осмотра? - сразу же поинтересовался второй медик.

  - Знаете, я бы поел сначала, если честно.

  - Ничего сложного. Справа от вас синтезатор, заказывайте. Только... вы не могли бы ваше гм... вашего друга как-то успокоить.

  - Да он вроде мирный, - я с недоумением посмотрел на нахохлившийся комок энергии.

  - Как же, мирный. Он появился вскоре после того, как вас привезли, и чуть было не разгромил всю клинику, - с возмущением высказались хором оба доктора.

  Мне продемонстрировали на голоэкране кадры записи. Впечатляюще, стало понятно, почему никаких приборов в палате не было, им стало жалко второй комплект оборудования на меня тратить.

  Я уверил настороженно следящего за моим плечом врачей, что прекрасно контролирую питомца (хотя особой уверенности не было) и задал встречный вопрос.

  - А кто меня тогда в новую палату доставил?

  - Сестра и ваша подруга. Он к вам только их двоих подпустил, больше никого.

  Иллана и Марина, всё ясно.

   - А сейчас они где? Все целы остались?

  Тут подал голос мужчина в штатском, до того спокойно допивавший чашку чая и не участвующий в нашей беседе.

  - Ваши знакомые не пострадали, только дому нанесены некоторые повреждения. Василий, вы берите еду, присаживайтесь, а мы пока прогуляемся ненадолго. Время побеседовать у нас будет немного позже.

  Аппетит я умудрился належать, так правильнее сказать, зверский. Потому с упоением потыкал в сенсоры пищевого автомата и, забрав изрядный поднос, устроился за столом и накинулся на еду. Только я успел разобраться с потребностями организма и убрать остатки пиршества в утилизатор, как дверь с шелестом ушла в стену и на пороге появилась сестрёнка.

  - Васька, ты как?

  Она приостановилась около меня, осматривая, сочла состояние организма удовлетворительным и обняла, при этом ни малейшего внимания не обращая на сидящее на плече существо. Колобок чуть сдвинулся, чтобы не мешать и не проявил ни признака беспокойства при приближении Илланы.

  - Не пугай нас так больше, ты представляешь, что мы пережили? - отстранившись, произнесла сестричка.

  - Да ничего страшного, живой же...

  - Ты бы себя видел до того, как всё заросло. Вся грудь - сплошной ожёг, сломано три ребра и рука, вывихнуто бедро, ушибы по всему телу и сотрясение мозга в тяжёлой форме. Хотя по последнему пункту я не особо верю диагносту - нечему там трястись.

  Чтобы отвлечь Иллану, в своей обычной ехидной манере выговаривающей младшему братишке, я попробовал сменить тему разговора

   - Да ладно тебе. Лучше скажи, наши не пострадали?

  - А они сами тебе расскажут, но немного позже. Ты же почти двое суток провалялся.

  Ой, голова моя пустая, я же посмотрел на часы, а не на календарь, точно. Ясно откуда такой аппетит. Иля тем временем продолжала.

   - Не переживай так, всё с твоими друзьями в порядке. Я Марину с Мишкой домой спать отправила, а то они тут так бы и ночевали. Кстати, там с тобой побеседовать желают, - она неопределённо покрутила рукой, но произнести ничего не сумела, в комнату прибыли гости.

  Стоило Иллане произнести последнюю фразу, как в помещение вошёл ни кто иной, как вездесущий майор Смерть. Он что, действительно освоил телепортацию на космические расстояния? И что за непонятные порядки в этой больнице? Ночью, смертельно раненного пациента допрашивать собираются, причём без обязательного медицинского осмотра. Ведомственная клиника, по всей видимости, или они врачей пристрелили?

  При виде вошедшего, Иллана кивнула и поудобнее устроилась в кресле, демонстрирую явное нежелание покинуть помещение. Они с майором некоторое время посверлили друг друга взглядами, но мужчина ничего не сказал, занял место напротив меня и включил поле подавления, генератор которого был вмонтирован в массивный наручный комм. Мне кажется, или эти двое уже успели познакомится поближе? Ужас какой.

  - Кашу ты заварил, кадет, знатную.

  Опять двадцать пять, я вообще ничего не делал, мирно спал, они сами пришли. Моя попытка оправдаться была пресечена поднятой ладонью.

  - Начну с нападения. Выйти на заказчиков по горячим следам, к сожалению, не удалось, поскольку работали специалисты своего дела и план отхода на случай провала операции был проработан ими детально. Тем не менее, анализ останков нападавших с полной уверенностью отождествляет исполнителей с последней версией Иллиданских военных модов. От них мало что осталось после самоликвидации, но некоторые характерные признаки позволяют это предположить. Выводы делайте сами.

  Стоит на этом месте осветить тему Иллидии. На самом деле официальное название этого межзвёздного объединение торгашей и корпораций звучит так: Иллиданский Договор.

  Политическая система - корпоративизм. Девять крупнейших производственно-торговых объединений сосредоточили в своих руках бразды правления мирами Иллидии, коих насчитывается два - планеты Иллидия и Рай. Правда в процессе планетарного преобразования находятся ещё две - Гелиос и Энио Прайм, вотчина одноимённой корпорации, но эти миры смогут принимать поселенцев не раньше, чем через сорок лет, слишком уж изначальные условия на них суровые.

  Что касается повседневной жизни, то социальная удовлетворённость населения Иллидии самая высокая в Союзе - 92%. Для примера, в Новоросии этот пункт составляет всего 85%. Тем не менее, несмотря на разглагольствование политиков Иллиданского Договора о социальном рае, столь высокий уровень 'радости' населения достигается за счёт активного применения контролирующих имплантов и генных преобразований. Безусловно, все модернизации человеческого организма прописаны в законе, обязательны для всего населения, а так же, по словам правительства, безопасны, практичны и необходимы всем и каждому. То, что эти технико-биологические импланты позволяют не просто удалённо контролировать частную жизнь любого, у кого в организме находятся, но и при случае влиять на состояние самого организма носителя, тщательно замалчивается.

  В итоге общество в значительной мере расслоено, и разрыв между социальными группами приводит к тому, что шесть процентов населения, неудовлетворённого статусом и уровнем жизни, периодически устраивает восстания, жестко подавляемые корпоративными армиями. Ах да, удалив имплантанты перед этим, что на чёрном рынке Иллидии является самой ходовой услугой.

  Вот такая весёлая штука, это Иллиданский Договор и его интерес к моей персоне вызывает желание забиться куда-нибудь в самый глухой угол и не вылезать из него. Ведь если генетические корпорации решили, что результат боевой операции на территории чужого объединения, да ещё и с применением современного вооружения, стоит всех политических скандалов, то дела мои плохи.

  Поняв, что мною в должной мере осознана вся сложность положения, майор продолжил.

  - Далее. То существо, что находится на вашем плече, не так давно чуть не уничтожило половину вам известной исследовательской станции.

  Я сделал круглые глаза и покосился на мирный шарик, так и вертящийся около моего плеча. Вот это вот мелкое чудо им 'Колобка' покалечило? Не верю. Я так, собственно, и сказал.

  - А зря не верите. Основной полигон седьмого сектора уничтожен практически полностью, разрушен близлежащий сектор, есть раненные и погибшие.

  - И почему он это сделал?

  - Неизвестно, - твёрдо ответил мой начальник, - но поскольку вести себя неконтролируемо он начал как раз после твоего ранения, несложно предположить, кого он помчался спасать. Очень хотелось бы знать, какое отношение имеет кадет спецкурса Академии к энергетическому инопланетному существу, обладающему подобными способностями.

  Я только пожал плечами, сам бы хотел выяснить. Теперь я наконец понял, по какой причине привязавшегося ко мне Колобка не пытаются ловить тут и сейчас. Если он способен оперировать энергиями, способными нанести урон боевому полигону, да на планете он способен уничтожить всё в радиусе пары километров. Чтобы его сейчас отловить, потребуется привезти меня на аналогичный полигон, да и то непонятно, как живая шаровая молния отреагирует на повторную попытку себя запереть. А в том, что его лишили свободы на станции, сомневаться не приходилось, знаю я профессоров Терещенко и Бергмана.

  - Теперь главное. Действовали вы во время инцидента правильно, никаких претензий. Но пока ты проходил лечение, было решено убрать вашу троицу с линии огня на время проведения расследования по этому случаю. Да, да, всех троих, поскольку прямая опасность грозит уже не только тебе одному. Кадеты Знаменский и Мышкина после демонстрации своих способностей так же попадают под удар. Несмотря на то, что Иллидия знает о спецкурсе и даже прислала часть студентов, для обучения в рамках союзной программы, им не доступны все наши новшества. Таким образом, вы трое отправляетесь для прохождения практики на исследовательский крейсер Ломоносов, через несколько дней уходящий в очередную экспедицию. Там уж вы точно будете в полной безопасности.

  Мы будем проходить практику на крейсере дальнего поиска! Вот так дела.

  - Ваша сестра, - майор посмотрел на сидящую девушку, - отправляется на этот же корабль в качестве помощника корабельного врача. Будет, кому за вами присмотреть, поскольку с сутью ваших особенностей Иллана знакома и в случае чего оперативно окажет помощь.

  - А Тень с собой забрать можно?

  - Нет. Авиакрыло крейсера уже сформировано, ваше судно в него не вписывается по габаритом, поэтому остаётся на базе Академии.

  Блин. В моих мозгах всё смешалось. Огорчение от расставания с любимым корабликом мгновенно сменилось восторгом от самого факта работы в дальней экспедиции. Потом до меня дошло, что сестра летит с нами и... Я люблю сестрёнку, но она же мне жизни не даст со своей опекой. Засмеют. Как есть засмеют.

  - Отправляетесь утром на Курию, откуда прямым рейсом будете переправлены на исследовательскую станцию 'Сигма-6'. Старт через двое суток. Вопросы есть?

  - Мы надолго уходим?

  - Примерно на шесть месяцев. Задание на экспедицию до вас доведут во время полёта, он связано с мирной археологией, никаких войн локального значения. Ещё вопросы? Нет? Ну и замечательно.

  Майор Дэвор поднялся и, попрощавшись, вышел,. Следом за ним наконец то появился доктор, который потащил меня на обследование. Колобок (пора бы его назвать как-то) всё время, пока меня сканировали, провёл на макушке Илланы (то ещё зрелище, кстати) и напряжённо следил за мной, не делая, к счастью, попыток безобразничать. Видимо каким-то образом осознал, что в этом месте меня не обидят.

  Домой к Мишке мы вернулись под утро, выспавшиеся и отдохнувшие. Нас довезли на граве Управления внешней разведки - защищённом от всех неприятностей силовой бронёй и встроенным вооружением.

  Утро дышало свежестью, всюду блестела роса, сверкающая бриллиантовой россыпью на нежных бутонах сакуры. Сладкий прохладный воздух с запахом цветов принёс успокоение и когда я входил в дом семьи Знаменских, мой внутренний мир стал светлым и умиротворённым, а настроение пришло в норму.

  Друзья уже проснулись и с нетерпением меня дожидались. Но приготовленный к моему возвращению стол с завтраком настолько завладел моим вниманием, что после встречи, сопровождавшейся пожеланиями доброго здоровья, и до тех пор, пока я не насытился, ребята вынужденно испытывали муки любопытства, буквально изнывая от желания засыпать меня вопросами.

  Потом меня ожидала долгая беседа на открытой веранде. Я пересказал новости, так меня ошарашившие. В ответ ребята поведали две версии произошедшего накануне, из которых я слепил более-менее правдоподобную картину ночного происшествия.

  Оказалось, что нападавшие проникли в дом двумя парами. Мне повезло поднять тревогу и вывести из строя одного из противников, фактически разорвав того на части. Во второго я тоже попал, но добил его быстро пришедший в себя Мишка, распиливший тело ведущего по мне огонь бойца пополам.

  Но более всего изумляли действия нашей тихони, Марины. Она, как мне рассказали, прямо в ночной рубашке выпрыгнула в коридор и нарвалась на вторую пару гостей, хотя кто на кого, ещё непонятно. Засекла она их сквозь стену, после чего эта скромная девушка, не давая напавшим выйти из-за угла сквозь две стены испарила первого термическим лучом. Видя судьбу напарника, последний попытался скрыться, но был остановлен уже с помощью заморозки и, быть может, выжил бы, но ему посчастливилось свалиться с лестницы, в результате промёрзшее до кристальной хрупкости тело рассыпалось на тысячи ледяных осколков.

  Эксперты после осмотра поля боя не моги понять, чем умудрились довести до такого состояния не только человеческий организм, но и боевой костюм последнего поколения, полностью потерявший энергию и превратившийся буквально в порошок.

  Но на этом наша валькирия не остановилась. Она вернулась в свою комнату и приняла грав подразделения прикрытия УВР за того же противника, применив столь эффективный замораживающий луч уже против машины. Бойцов внутри спасло только то, что экран полувоенного грава был задействован, и принял на себя основной удар.

  Несмотря на работу систем защиты, способных выдержать прямое попадание среднего плазменного заряда, от средства передвижения, оснащённого по последнему слову техники, остался только замороженный остов, лишенный энергии. Прибывшее к нам на помощь подразделение выбралось на свободу лишь вскрыв борт с помощью плазменных резаков.

  Мишка в это время уже был возле моего тела и видел, во что оно превратилось после попадания. Когда же он заметил, что Марина тоже выведена из строя (от недостатка сил она потеряла сознание), то пришел в бешенство и, затащив моё тело в дом, занял оборону, не подпуская никого к дому и сбивая все инфодроны, присланные на разведку. Только прибытие службы охраны порядка поставило точку на активной фазе ночного боя.

  Меня быстренько доставили в больницу, Марину привели в чувство, а Миша послал сообщение об инциденте в Академию.

  Вскоре мирный квартал напоминал разворошенный муравейник. Территорию оцепили и накрыли полем подавления. Приехавшие на вызов спецы из особого отдела убрали трупы, два часа обнюхивали территорию, всех опросили, после чего, нагруженные трофеями, покинули дом Знаменских, выставив охрану.

  До обеда ничего такого не произошло. Мы поели, попрощались с родными Миши и, извинившись, за причинённые неудобства и разрушения, отчалили на забравшем нас катере, который в нарушение всех правил приземлился непосредственно на территории земельного участка перед домом.

  Наши сборы в Академии не заняли ни одной лишней минуты. Что может забрать в путешествие на крейсере человек двадцать пятого века, в конце концов? Хороший вопрос, правда? Прежде всего - информацию, которая, вместе с хранившим её компьютером, одновременно являвшимся средством связи умещалась в стандартном наручном комме. Вечном, если не стараться его уничтожить намерено. Любые иные бытовые потребности могут быть удовлетворены корабельными синтезаторами. Ну, разве только на память можно что унести, например мою любимую фляжку, но и только.

  Группа разъехалась по родственникам и друзьям, или просто отдыхала, пользуясь редким случаем, поэтому не с кем было даже отметить расставание. Кроме того раскрывать цели нашего отлёта не рекомендовалось, поэтому и звонить, прощаясь, было некому.

  Единственное, что мы сделали, это нагрузили наши коммы разрешёнными к копированию материалами и директор, Ванор, записал мне лично несколько методик тренировок, попросил не запускать занятия, после чего пожелал вернуться.

  Ночевали мы уже в рейсовом граве, по пути на научную станцию, и проснулись как раз перед началом процедуры посадки. Внешний обзор был разрешён, поэтому во время причаливания мы успели рассмотреть на боковом экране висящий в пустоте рядом с бубликом научной станции семисотметровый эллипс крейсера дальнего поиска - наш новый дом на ближайшие полгода.

 

  Новороссия. Местонахождение неизвестно.

 

  - И каким образом вы мне объясните допущенный провал операции?

  - Членам группы не была предоставлена полноценная информация об объектах. Согласно полученной директиве подлежал захвату или ликвидации один объект, находящийся под стандартной схемой опеки УВР. Уровень опасности миссии соответствовал классу 3. Для выполнения задания, учитывая его приоритет, были выделены моды класса 'невидимка', что соответствует сложности миссии класс 4. При этом вместо одной пары мы послали две.

  - И ваших невидимок просто-напросто уничтожили трое подростков, лишь два месяца, как узнавших термин энергодействие?

  - Совершенно верно. Согласно данным вирт-съёмки, боевые характеристики этих подростков соответствуют классу опасности А и А+, что автоматически приравнивает миссию к 5 уровню сложности, как минимум.

  - Да с чего вы, дьявол побери, вообще взяли, что там А+?!

  - Первый боец был уничтожен в течение двух десятых секунды энергоударом в четырнадцать единиц. Способ атаки предполагает возможность применения сквозного зрения. Далее, объект получил удар в 9 единиц, выдержал его, смог уклониться от трёх атак, что говорит о развитом таланте провидца, и только допустив тактическую оплошность, был выведен из строя, но и сам успел ранить второго бойца, которого вскоре уничтожили.

  Отдельного внимания заслуживает единственная девушка в группе, кадет Мышкина, которая уничтожает в течение трёх секунд вторую пару 'невидимок', после чего выводит из строя 'кортеж' УВР, находящийся в тот момент в режиме силовой защиты. Аналитики утверждают, что подобного результата можно добиться только воздействием третьего типа. Она не просто заморозила обе цели, её атака полностью поглотила энергию до уровня молекулярных связей, даже боевой костюм превратился в пыль. Убеждён, что при своевременном предоставлении полных сведений об объектах миссии, спланировать её успешное выполнение не представляло трудностей.

  - Благодарю, отбой.

 


  Станция \Колобок\. Сектор 7. | Противостояние. Обретение мечты |   Курия. Кабинет начальника КЗА.