home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16-2

  - В сторону! - сдавлено пищит внутренний голос, уже уставший спасать меня за сегодня и наверняка охрипший.

  Не успел. Вспышка наведённого компьютером щита и меня отбрасывает назад, тащит по шершавому покрытию тренировочной площадки, чтобы в очередной раз выкинуть за его пределы. О, святые, как мне всё надоело.

  Группа 2-99 нашему прибытию обрадовалась не только по причине закатанного (или закаченного, хм) банкета. Главное, что состав теперь насчитывал восемь человек, благодаря чему удобнее стало проводить парные и групповые тренинги.

  Мы мигом разделились на четыре пары, и каждый теперь имел возможность осваивать на практике втиснутые в голову приёмы.

  По злому стечению обстоятельств, кроме Даяны другого напарника мне не нашлось. Близняшки и так с младенчества были вместе, и разделять их никто не решился. Мишка составил компанию Игорю, который до этого вынужден был меняться со всеми по очереди и теперь был жутко рад, хоть и виду не показывал. Ну а Мариной надумали хоть как-то уравновесить неугомонного Хитоми, ибо Даяна его пугала до дрожи в коленках, отчего успеваемость малыша явно падала. Как будто меня она не пугала. А японца я как-нибудь прибью. Просто так, не нравится он мне.

  Сегодня по плану значилось 'практическое применение энергетических воздействий'. На деле это означало, что половину дня придётся убить на беготню по полю пятидесятиметрового диаметра с целью изрядно ошарашить предложенного оппонента чем-нибудь экзотическим. Вот как меня только что.

  - Даяна плюс одно очко. Следующая пара Селена против Игоря, - объявил куратор.

  Знаете, что самое обидное? С целью 'достижения прогрессивного равновесия в контроле внутренних сил...', Ванор запретил мне пользоваться освоенными до прихода в Академию техниками. Никаких молний и щитов, только то, что удалось усвоить в стенах спецкурса. Ну а Даяна, которая только что учила меня летать, подобным ограничением не страдала, чем пользовалась на полную катушку. Ох, как у меня кололо руки запулить в неё ослепительно-белым разрядом, но нельзя.

  - Что, опять не вышло? - подошедший Мишка дружески положил мне на плечо ладонь, наблюдая за действиями одногруппников на арене.

  Игорь, стоя на месте проводил зубодробительную по своей сложности атаку с использованием разнотипных полей, в задачи которых входило взломать тем или иным способом оборону противника. Неожиданная тактика для прямолинейного и чуть грубоватого уроженца Морга.

  Но в данном случае нашла коса на камень. Селена каким-то образом умудрялась гасить все воздействия до их вступления в силу. На мой взгляд имел место полный паритет сил и выиграет тот, кто первым исчерпает резервы, либо допустит глупую оплошность. В любом случае до окончания противостояния ещё далеко.

  - Да вот не могу я ничего с ней сделать и всё тут, - в сердцах произнёс я, - главное, и тактику её знаю и предвижу, но у меня буквально связаны руки. Её скорость - это вообще нечто, миллисекунда промедления и бьёт рукой как тараном.

  - А ты сам пробовал её приём освоить? Как его там, гравиформу.

  - Несовместимость энергетики. Похоже, врождённый талант, ключика к которому наши мудрецы не подобрали пока.

  - Ага, - глубокомысленно заметил Мишка и задумался.

  На площадке тем временем мельтешение приостановилось, видать сил у противников осталось маловато.

  - Знаешь что, Вась, а ведь ты можешь быть быстрее её. Ты сильнее, выносливее и по резерву превосходишь. А она тебя лупит одним и тем же приёмом - динамическим ударом. То есть не гравитацией, которую использует для ускорения, а инерцией.

  К чему-то мой друг клонит. Он вообще тактик прекрасный, а с получением от меня новых возможностей и вовсе стал видеть на десяток ходов вперёд, щёлкая аналитические головоломки, предлагаемые нам в процессе учёбы, как орешки. Я заинтересованно посмотрел на него, может и впрямь придумал, что мне сделать с этой черноволосой бестией.

  Стоп. Ну конечно!

  В голове как будто переключатель щёлкнул и всё разом встало на свои места. Инерция. Масса. Пусть мне гравитация не доступна, но как гасить динамическое воздействие на примере корабельного компенсатора я знал. Осталось выработать необходимую тактику, потренироваться в создании новой схемы и прибить эту надменную даму к арене.

  Кто же знал, что такой возможности не представится, а применять на практике боевые знания придётся уже через четыре месяца после нашего прибытия на территорию спецкурса.

  Время шло, и в апреле месяце для всех учащихся настала пора коротких каникул. В это время вся Новороссия отмечала День Основания - главный национальный праздник. Это были первые каникулы за время обучения в Академии - аж целых семь свободных дней.

  Люди повсеместно готовились к знаменательному событию. Академия на этот периода - никто в здравом уме не собирался заниматься зубрёжкой пока весь мир веселится. Тем более, находясь в центральной системе государства, в каких-то нескольких часах лёту от Новороссии.

  Каждый в группе собирался по-своему провести эти дни, а поскольку мы были ещё недостаточно знакомы со всеми, чтобы навязываться, то за неделю до собрались в Мишкиной комнате на совет. Идей было немного - лететь на Новороссию и хорошо там оторваться (моя); то же, но в более спокойной обстановке на пляжах Аркелы (Маринина).

  Мишка дождался конца обсуждения нами этих предложений и выдвинул своё, от которого отказаться было попросту невозможно.

  Оказывается, Мишкины родители пригласили всех нас, включая Иллану, по которой я жутко соскучился, на Эдо в качестве благодарности за спасение главы семейства. Так совпало, что День Основания налагался на традиционный японский праздник, связанный с цветением сакуры и начинавший пришедшую с древнейших времён череду особенных для японцев весенних празднеств.

  Поразмыслив, все согласились, что это наилучший вариант. Ведь Эдо, превращённая деятельной островной нацией в зелёный рай, традиционно считалась Меккой для туристов. Помимо мягкого климата и прекрасной девственной природы, Японии удалось сохранить самобытность нации, все традиции и устои. Самые современные технические достижения сосуществовали с традиционными, что проявлялось во всём, от еды до архитектуры.

  Сад камней мог раскинуться посреди главного холла огромной транскорпорации. Буддийский храм, покосившийся, с бронзовым колоколом, сокрытым от взоров изящной беседкой, очень часто занимал целый гектар чуть ли не в центре административного квартала, со всех сторон окружённый многоярусными исполинами. И никому за десятки лет не могло даже прийти в голову убрать его, освободив место для ещё одной новостройки.

  А уж во время расцвета природы, дополненного красочными огнями салютов, костюмированными представлениями и просто духом весны, да как можно отказаться от такого. В этот период и местечко-то на планете найти трудно - по пятьдесят миллионов туристов со всего космоса прилетает.

  За два дня до вылета о себе напомнил наш старый знакомый друид, то есть Виктор Геннадиевич, конечно же.

  - Василий, - с развернувшегося экрана он выглядел немного уставшим, а глаза укоризненно на меня смотрели. Мне стало стыдно.

  - Виктор Геннадиевич, простите, я совсем замотался. Давайте я к вам завтра приду, - сразу заговорил я.

  - Завтра будет поздно, время станет неподходящим, - он чуть поджал губы.

  Я посмотрел в угол светящегося в воздухе квадрата. Девять - пятнадцать утра. Дела сегодня конечно же имелись, но секунда размышления не нашла ни одного, стоящего ожидания человека на том конце моста связи.

  - Я буду через час, - решительно произнёс я, прикидывая, кому звонить первому, куратору или Даяне, которая очень нервно относилась к пропущенным занятиям. Ничего, как высказался как-то Хитоми, перебесится.

  На место я прибыл немного раньше срока. Не то, чтобы я спешил, но охота была полакомиться свежими фруктами, память о вкусе которых ещё долго преследовала и дразнила всю группу. Однако на сей раз ждал меня облом. Давешние деревья, как и предсказывала Селена, попрятали аппетитные плоды в кроны, будто обиделись на поведение Марины или жадность Мишки. Но я-то причём, я же наоборот спасал этот, как его там, цветок, короче. Ну и ладно.

  Осталось дождаться проводника. В этот раз незаметно подобраться ко мне Виктору Геннадиевичу не удалось. Я обернулся вовремя, чтобы заметить выходящую на опушку фигуру.

  - Ещё раз доброе утро, - первым поприветствовал я старшего.

  - И тебе, Василий. Спасибо, что пришёл.

  В путь мы отправились пешком и вовсе не в сторону основной части живого города, а куда-то в глубину сада.

  По дороге я бросал взгляды на деревья вокруг. От внимания Виктора Геннадиевича это не ускользнуло, он улыбнулся, что-то прошептал и как по волшебству несколько веток с шорохом опустились под вкусным грузом.

  - Угощайся. Похоже позавтракать ты не успел.

  - Ага, - не стал лукавить я и с удовольствием сорвал веточку клубники и здоровенный апельсин.

  Как вы понимаете, дальше стало не до разговоров. Я шёл, ел, а ветки по мере нашего приближения опускались, будто чувствовали хозяина рядом со мной.

  Приятное наполнение желудка, свежесть утреннего леса вокруг, всё вместе это настроило меня на такой благодушный лад, что случись рядом какой-нибудь дикое животное, вроде леопарда, я непременно почесал бы ему ушко.

  То, что мы на месте стало понятно безо всяких подсказок со стороны. Огромное дерево метров семи толщиной, приземистое и кряжистое, как старый дуб, стояло посреди травяной поляны. Группа мужчин и женщин, все в одинаковых бордовых балахонах окружала гиганта и оживлённо дискутировала о чём-то о своём. Заметив нас, спорящие смолкли, заинтересованно присматриваясь. Мы приблизились.

  - Друзья, - обратился к коллегам Виктор Геннадиевич, - наш гость не располагает достаточным временем для полного реинкора, поэтому проведём ритуал без последних трёх частей.

  - Позвольте, - так и вскинулся полноватый мужчина, напоминавший Бергмана, если бы не рост за два метра, - но анализ структуры связей не будет полным без колидронного слепка!

  - Начав седьмую стадию, мы обязательно должны будем закончить ритуал полностью, чтобы не подвергнуть жизнь мальчика опасности! А вы подумали, что это больше восемнадцати часов!

  - Это вы не понимаете всей уникальности данного объекта!

  Страсти накалялись. Видимо, именно об этом спорили собравшиеся до нашего прихода. Теперь же словесная баталия пошла по второму кругу. Святые, да они дольше будут спорить, пора прекращать.

  - Виктор Геннадиевич, - позвал я вошедшего в раж учёного, не отреагировавшего на это. Пришлось несильно дёрнуть его за рукав.

  - А, что? - обернулся он.

  - Пусть будет восемнадцать часов. А то потом заставите повторять, я же знаю.

  - Ну вот и хорошо, - сразу успокоился главный оппонент и отвернулся, начав отдавать распоряжения стоящим позади него людям.

  - Уверен?

  - Да, всё нормально. Мне один раз трое суток в нулевой камере пришлось просидеть.

  Всё разрешилось ко всеобщему удовольствию. Деловитая суета на полянке длилась недолго и когда все приготовления к проведению таинственного обряда завершились, старшие преподаватели попросили меня сесть в центр круга и расслабиться, сами заняв места по периметру.

  Поначалу ничего не происходило, все участники не двигались, лишь изредка взмахами рук то ли указывали на невидимые детали, то ли плели силовую паутину.

  Стало скучно, и я принялся от нечего делать переключать зрение но в один момент замер, поразившись красоте и сложности окружавшей меня структуры, сформированной из потоков сил. Линии имели различную толщину и цвет, они пропадали и появлялись, живя собственной жизнью и разобраться в их хитросплетении не было никакой возможности.

  На последних частях ритуала все эти линии постепенно сконцентрировались в районе моей головы, и мне пришлось приложить определённые усилия, чтобы не заблокировать их проникновение в себя. А потом стало поздно что-то предпринимать, разум как будто отделился от тела и я с удивлением разглядел себя сверху, лежащего посреди живого круга в позе морской звезды. А после разум, получивший свободу, рванул куда-то в высь, мысль погасла, пришли тьма и забвение.

  Проснулся я всё на той же полянке, в полной темноте. Но стоило с удивлением (неужели бросили?) открыть глаза, как мир расцвёл настоящей феерией разноцветных огоньков, неярких, трепещущих, живых.

  Маленькие звёздочки таились в листьях огромного дерева, перелетали с ветки на ветку, бесшумно скользя по воздуху. Они горели всё ярче, освещая мир вокруг всего на несколько шагов, но казалось, что кроме меня и этого волшебного света не существует больше ничего реального.

  Странное существо - человек. Ко всему оно привыкает. И к ужасам войны и к самому прекрасному зрелищу на свете. Постепенно калейдоскоп огоньков уже казался лишь необычной ёлочной гирляндой, а мозг научился вычленять среди пёстрого мельтешения крылышки отдельных насекомых - необычных светлячков.

  Но к счастью, Виктор Геннадиевич тонко уловил этот момент и присел рядом. А я и не заметил даже, или заметил, но не придал значения его присутствию поблизости.

  - Ты как себя чувствуешь, Вася? - осторожно спросил он.

  - Великолепно, но, - я прислушался к себе, - очень есть хочу.

  Облегчённая улыбка появилась на немолодом лице.

  - Фруктов не желаете, молодой человек?

  - Нет уж, хватит с меня травы. Хочу жареного мяса, если это не звучит слишком кровожадно для вас.

  - Вот ещё, - протянул мне руку здешний хозяин, - только не говори никому, но мы тут все ужасные людоеды и тщательно скрываем сие. А травку выращиваем дабы сбить с толку службу безопасности, особо ретивых служащих которой мы великолепно научились готовить. Сейчас поедем в одно тайное и страшное место, где тебе приготовят одного из них!

  А какой проникновенный голос. Чуть было не поверил.

  Место действительно оказалось тайным и чуточку страшным. Ресторан 'Крыша Мира' разместился на открытой площадке, на высоте нескольких десятков метров над городом лесовиков, так просто не найдёшь.

  Поднявшись и заняв столик, я не удержался, подошёл к самому краю, не отгороженному ничем. Казалось, ещё шаг и полетишь в бездну, освещённую лишь жёлтыми фонарями внизу.

  Готовили здесь просто здорово. Жареное мясо с травами и овощами, завёрнутое в какие-то душистые длинные листья; печёный картофель, секрета приготовления которого я так и не понял, поскольку абсолютно целая, неразрезанная картофелина содержала в себе мясную начинку. Мой любимый яблочный сок оказался свежевыжатым, ещё светлым и пах так, что мне закружило голову от наслаждения.

  По мере насыщения мы перешли к неспешной беседе. На мой вопрос, зачем такие сложности с архитектурой, мне прочитали лекцию об окружающей среде. Для студентов этого курса общение с живой природой было естественно и способствовало творческому развитию и более полному раскрытия способностей. С помощью всё тех же таргов, даже делались попытки использовать биотехнологии для полной замены технических систем.

  Конечно же, найти альтернативу голографическим экранам, и гравитационной технологии пока не удавалось, но во многом преимущество жизни над мёртвой техникой ощущалось. Взять те самые биологические компьютерные модули, без которых тяжело представить создание искусственных интеллектуальных систем. Даже мощнейшие гравитационные компьютеры пасовали перед задачами, решить которые мог даже интеллект моей Тени.

  - Вася, у меня есть для тебя подарок, - сообщил в конце обеда гостеприимный хозяин и протянул небольшое семечко, размером сантиметр, упакованное в прозрачную броню неизвестного материала.

  - Это что? - повертел я в руках невесомый кристаллик.

  - Это биологическая матрица 'живого сада'.

  Я поражённо уставился на Виктора Геннадиевича. Ничего себе подарочек. Да такого ещё нет ни у кого, это же настоящий кладезь, благодаря которому можно и разбогатеть, и жить до конца жизни не зная никаких бед. Если в перечень возможностей этого живого леса включены действительно все известные плоды (конечно же не несущих вреда здоровью) то... там же такие экземпляры имеются.

  - Это семечко позволит вырастить сад из двухсот пятидесяти отдельных деревьев, - начал объяснять учёный, - Всё произойдёт очень быстро. Сначала за три месяца вырастет центральное растение. После этого оно начнёт создавать корневую систему, из которой появятся всходы плодоносящих стволов. Полное окончание процесса займёт от шести до двенадцати месяцев, в зависимости от минерального состава почвы и источников воды. Для полноценного функционирования потребуется площадь не менее трёх гектаров. Чтобы запустить процесс тебе потребуется подержать семя в руке пятнадцать минут, оно станет светится, и отдать команду 'расти'. Когда цвет станет белым, потом просто закопай его в землю на несколько сантиметров. Этого достаточно.

  - Но, но как я им буду управлять, я же не знаю даже основ генетики.

  Собеседник рассмеялся.

  - Прости. Это не просто сад, это интеллектуальная система, живой компьютер. Он сможет говорить с тобой и периодически тебе станет казаться, что он разумен. Но своей воли всё же не имеет, хотя кто знает, что произойдёт с ним через сотню лет. Тебе достаточно сказать, что ты желаешь получить и он вырастит это. Или скажет, чего не хватает.

  Домой я вернулся только утром и сразу забрался в постель, где долго любовался полученным даром, стоящим любых жертв. Именно таким должно быть торжество науки, подумалось мне. В этом семечке - жизни миллионов людей, их спокойствие, уверенность, здоровье. Как жаль, что некоторые в угоду глупости и жадности способны испоганить даже такое чудо.

  Неожиданно, словно услышав мысли, кулон замерцал в руках. Чтобы ненароком не активировать процесс пробуждения, я отложил живой огонёк на тумбочку, дав себе слово, как только появится возможность, надеть его на шею и не снимать больше никогда.

  С утра мне пришлось давать объяснения Сергею Игоревичу по поводу пропуска занятий. К счастью ему успели сообщить о причине и особо меня не отчитали, лиш намекнув, что неплохо бы сообщать о подобных отлучках.

  У сестрёнки, номер которой я набрал следующим, дела обстояли замечательно. Она подтвердила желание провести недельку в обществе братика на цветущем Эдо, и отключилась. Вот ещё тоже работоголик.

  Отправились мы сразу после торжественного сбора нашего курса, вылетев на Тени, по которой я успел соскучиться не меньше, чем по сестре. Ах да, за нами увязался еще и Хитоми, желавший посетить родительский дом и пообещавший вести себя паинькой. Было, было же у меня желание запереть его в отсеке стасис-камеры...

  Угадайте, кто в первые же двадцать минут полёта попытался вскрыть эту самую камеру с продуктами, но был отловлен системой безопасности и отправлен в каюту? Мало того, этот кто-то практически сразу умудрился сбежать, применив невидимость, и что сделал? Да никогда не поверите.

  Мы как раз сидели в рубке и спокойно общались, сестрёнка только что не мурлыкала в медотсеке, болтая с Тенью. Нашла себе собеседника по уму, хе.

  - Вася, - Мишка обратил на себя моё внимание, - просмотри операционный лог. Код А-2314.

  Интересно. По коду А шли нерегламентированные действия. Это могла быть авария двигателя, отказ систем связи, да многое ещё что. Вот только Тень обязаны была представить немедленный доклад в случае опасности. А тут молчание, нехорошо получается.

  Что это за ерунда? Отказ оборудования БК02-60456. Аварийный сброс. Не понял, Тень прямо в полёте выкинула за борт часть оборудования?

  - Тень, что это за ересь такая, по какой причине выполнен сброс этого, кстати, чего мы там лишились?

  - Сброшен аварийный модуль БК02-60456.

  - Расшифровка номенклатуры!

  - Боевой костюм 'Снегирь'...

  - Стоп! Ты с ума сошла, 'снегири' раскидывать. Что произошло?

  - Объект по неизвестной причине перешёл в автономный режим, активировал системы и сошёл с консервационного постамента. Ввиду опасности для экипажа принято решение о сбросе.

  Верное решение. Я бы даже похвалил корабль, если бы не одно но. В костюме этого типа нет автономных сервоприводов и систем дистанационного контроля. Он работает только с оператором внутри.

  - Местонахождение пассажира Хитоми Нага?

  - Гостевая каюта 2, даю мониторинг.

  Перед глазами сформировался трёхмерный образ каюты. Хитоми читал что-то в компьютере. Хоть тут всё нормально.

  - Тень, - подал голос Мишка, - и долго он так сидит?

  - Сорок три минуты, с момента блокировки двери.

  - Васька, тормози! Мы его выкинули.

  - ... ... ..., - ничего другого на язык не пришло.

  Отдаю распоряжение о сходе с трассы и локализации этого непутёвого в скафандре. Марина перехватывает управление, а Мишка выходит на связь с диспетчерской и начинает им вещать лапшу на уши о случайно потерянном в космосе скафандре, за которым мы быстренько слетаем.

  Мигнуло, это Марина совершает микропрыжок со сменой вектора и сразу начинает тормозить - на ходу мы этого идиота не подберём.

  Сам я выхожу из вирта и бегу наверх, к каюте номер два.

  - Разблокировать!

  Влетаю внутрь. Как и предполагалось, никого в ней нет. Вот же гадёныш.

  - Тень, восстановить базовый образ системы внутреннего мониторинга. Интервал два часа.

  - Выполнено.

  - Провести индексацию фиксатора. Экстраполировать данные. Выяснить местонахождение пассажира Хитоми Нага.

  - Завершено. Пассажир сброшен за борт по коду А четыре минуты назад.

  - Тень, напомни, что полагается искусственному интеллекту за попытку убийства человека?

  Секундное молчание.

  - Уничтожение.

  - Так какого хрена ты его сбрасывала, ненормальная ты машина?

  - Объект Хитоми Нага взломал систему внутреннего мониторинга и я не могла знать о его реальном местоположении. Приоритет защиты экипажа возобладал над противоречием в данных систем слежения. Кроме того сброс был выполнен вне трассы основного потока, а костюм автономен в течение шести дней и оборудован аварийно-приводным маяком. Ничего бы с этой хитрой особью не случилось.

  Прибью идиота. Не нашёл ничего умнее, чем залезть в боевой 'снегирь' и отправиться погулять. Как он это вообще сделал? Но Тень какова, явно развивается в правильном направлении. И себе нерушимое альби обеспечила, и от маленького уродца избавилась. И как после этого не считать её разумной? Хорошо, что сброс заметил Мишка.

  Когда довольного безобразника вернули на корабль, у меня просто слов не нашлось, и я запер его на остаток полёта в стасис. Забыть его там до конца каникул, что ли? Достал он меня до крайности.

  Эдо нас встретил разгаром весны. Центральный космопорт уютно примостился в окружённой лесом долине, благодаря чему при выходе из 'беркута' в глаза бросались зелёные сопки, закрывавшие половину горизонта.

  Оплатив парковку на неделю, мы опустились по эскалатору на один уровень, под взлётное поле. Я успел заметить, как вся площадка с 'беркутом' опустилась под землю, освободив посадочное место. Вот же удивительный народ - свободного пространства у них теперь выше крыши, но привычка к компактификации никуда не делась.

  - Тень, ты там как? - вызвал я свой верный кораблик.

  - Место стоянки на третьем подземном уровне. Техники приступили к осмотру основных узлов. Состояние - норма, - лаконично отозвался интеллект.

  Ну и замечательно.

  Атмосфера праздника окутала нас прямо с порога таможенного сектора. Идеальная, прямо-таки клиническая чистота. Белоснежная форма таможенников, вежливые улыбки со всех сторон.

  Узнав, что все мы являемся гражданами Новороссии и прибыли в гости на праздник, каждому в кристалл внесли отметку о прибытии, после чего по синему коридору выпустили в общий зал.

  Родители Мишки уже дожидались прибытия сына и его товарищей. Иллане и Марине вручили по букету цветов, а я с любопытством посмотрел на подтянутого и помолодевшего отца Мишки. До того, как нас свела судьба, он был почти на тридцать лет старше своей жены, Ёрико, и выглядел соответственно - немолодой, но крепкий мужчина, как говорят в самом расцвете сил. Теперь же разница в возрасте не просто не чувствовалась, Знаменский старший выглядел всего лет на тридцать и казался одногодком своей жены, которая стояла рядышком и держала супруга за локоть, словно боялась вновь потерять.

  Праздник в Новом Токио стал, наверное, одним из ярчайших событий в моей жизни. Сравниться с ним мог, разве что, головокружительный полёт над горными вершинами в детстве, или первая реальная схватка на 'беркуте'.

  Где мы только не побывали в тот день, но обилие впечатлений нимало не притупляло способность мозга удивляться, пропуская через себя картины нового мира.

  Пестрота огней и цветов, нарядные жители со счастливыми улыбками. То тут, то там раздавалась живая музыка, незнакомые, но трогательные звуки которой наполняли мир гармонией.

  И рядом, буквально в нескольких метрах от весёлой кутерьмы, несколько человек застыли изваяниями, наблюдая, как колышутся на ветру нежные бело-розовые бутоны сакуры. Не сомневаюсь, что люди просидят так много часов, запоминая неповторимую красоту.

  Дворец Императора с центральной многоэтажной пагодой. Его не всегда открывают для всеобщего посещения, и нам пришлось даже отстоять очередь, чтобы попасть внутрь.

  Ожидая роскоши, столь свойственной своим русским предкам, я поначалу даже разочаровался её полным отсутствием.

  Пруд с оранжевыми рыбками, лениво двигающимися в нежно-зелёной воде и смешно раскрывавшими губастые рты в надежде поживиться. Потемневшие от старости фонари в тёмной аллее, камни, дерево, песок и полнейшая тишина.

  Но потом, услышав удар басовитого колокола, я неожиданно ощутил, что не мир окружает меня, а я вобрал его в себя весь, без остатка и какая-то частичка этой красоты будет лежать у меня на сердце всегда. Спокойствие, размеренность и неслышные шаги по песчаной тропинке - вот всё, что имело в тот момент хоть какое-то значение.

  Набегавшись по всему городу, как котята, мы вернулись в семейное гнездо Знаменский только поздним вечером, сразу после праздничного салюта. Перекусили за это время мы лишь раз, потому ломившийся от всевозможной снеди стол был как нельзя кстати.

  Сидя на корточках (а что вы хотите, традиционный японский стол, едва ли тридцать высоты), глава семейства признался, что теперь собирается вновь проходить повышение квалификации, либо вообще сменит род деятельности, чтобы полнее использовать полученный потенциал. Ещё бы, ведь его пси-индекс вырос почти в два раза, что опровергло гипотезу о невозможности улучшения ментальных параметров взрослых.

  Закончив трапезу далеко за полночь, устав и разомлев, мы разошлись по выделенным нам комнатам и уснули мгновенно, едва коснувшись подушек.

  Но видать карма у меня такая - все неприятности случаются во сне. Вот и в этот раз настойчивый внутренний голос вытащил едва предавшееся отдыху сознание на свет божий.

  Тишина, чуть скрипят половицы в доме, слышен стрекот цикад за открытым окном, едва ощутимо веет свежий ветерок из окна. Половицы!

  Мгновенно подскакиваю, до предела напрягая слух. Точно, скрипят, но как-то глухо, не будь все чувства взвинчены до предела, не услышал бы ничего. А предчувствие тем временем прямо-таки кричит об опасности.

  За одеждой даже не пытаюсь тянуться - она только помешает в предстоящей схватке. А это мероприятие явно не за горами. Ваш шанс, уважаемый мутант первого курса обучения, доказать, что деньги на обучение потрачены были с пользой.

  Все чувства обострились, глаза привычно, как на тренировке, вошли в диапазон биоэнергетики, и мир запестрел призрачными красками. Сердце бешено колотилось.

  Я на втором этаже, Мишка спит в своей комнате, вот его пятнышко справа, слева колышется золотистое сияние пребывающих в объятиях Морфея Марины и Илланы. В конце длинного, соединяющего два крыла коридора замечаю размытую тень, и сразу же вторую, следующую за первой, прикрывая. Видно плохо, как будто какое-то препятствие на пути экранирует энергию или... или они тоже псионики? А ведь девушки спят в комнате, которая ближе к лестнице, чем моя, то есть получается что, к ним первым заглянут? Ну вот уж х.. вам, уроды!

  Само понимание, что кто-то вознамерился причинить вред друзьям, вводит меня в состояние неконтролируемой ярости, полностью срывая все покровы морали. Размажу!

  Мозг вновь превращается в компьютер. Окутываю своё тело незримым барьером и пока есть время, накапливаю максимально возможный заряд энергии, в бою времени на такой фокус могут не дать. Призраки никак не реагируя на мои действия, приближаются. Пора, ну держитесь.

  Я потом разбирал свои ощущения и никак не мог понять, что же заставило так агрессивно повести себя, ведь точно нельзя было понять, кто там бродит. Страшно представить, если бы это оказались хозяева дома, но в тот момент предчувствие было настолько чётким, что во мне и доли сомнений в правильности своих действий не осталось.

  Дверь бесшумно скользит в сторону, а призраки замирают, почувствовав движение. Мне того и надо - рука на миг появляется за границей комнаты и с ладони в цель устремляется ярчайшая линия энергетического удара, хлопком распоровшая воздух коридора и сбросившая со стены две висевших картины. Целиться по вектору внутреннего зрения, стреляя из-за угла мы уже научились.

  Первая цель уничтожена, я вижу расплывающееся и дрожащее пятно ауры, ставшее в последний момент перед смертью цветным, как ему и положено. Выпрыгиваю в коридор, чтобы атаковать второго незваного гостя и тут же получаю в грудь удар, отправляющий моё тело в полёт, который заканчивается на траве газона. Это в смысле этажом ниже и на улице, прямо сквозь окно, пробив лёгкий экран, защищающий от мошкары. Если бы не защита, для меня бы всё закончилось весьма печально.

  Незнакомец уже в окне, отбросил скрытность и ведёт огонь плазменными сгустками, прочерчивающими гудящий воздух пунктирами огненных трасс. К счастью, стреляет компьютерная система боевого костюма всего раз в секунду, и мои хаотические рывки в разные стороны позволяют пока что уклоняться от опасности.

  Всё, я злой. Меня разбудили, мною выбили окно, сбросив вниз с пяти метров, в меня стреляю всякой гадостью, наконец. Я прыгаю на уровень второго этажа, нанося ответный удар, и уже в воздухе осознаю всю глупость допущенной оплошности. До того меня спасало предвиденье, позволявшее уклоняться от выпущенных плазменных капель. Мне бы качая маятник добраться до дома, где воспользоваться преимуществом в обнаружении врага, пристрелить того прямо сквозь пол этажа, но теперь управлять полётом не получится, и противник, мгновенно просчитав траекторию движения, вколачивает мне в грудь плазменный сгусток.

  За миг до этого я успеваю выстрелить в проём окна, затем тело по параболе отлетает метров на десять вниз, пробивает, теряя остатки защиты, невысокий забор возле дома и катится по проезжей части дороги. Сознание меркнет и на границе яви и бездны мне чудится приглушённый расстоянием знакомый голос.

  - Отвечай, отвечай же!

  Этот голос. Голос в голове, как больно. Пытаюсь шевелиться, нечем. Где я?

  - Ответь мне!

  Опять он, оранжевый шарик. Чтобы отвязался, произношу:

  - Ты кто?

  - Наконец-то, тормоз, быстро вытащи меня отсюда!

  Чего он хочет? Он кто такой вообще? Сознание плывёт, я ничего не вижу, кроме этого говорящего комка света. Мне плохо. Как там ребята?

  - Ты кто?

  - Учитель я твой. Стоп, ты куда собрался, стой тебе говорят! - в голосе появляется беспокойство, - что с тобой, ты ранен, где ты? Ответь, ответь!

  Не могу. Разум больше не в силах удерживать распадающуюся на части картинку сознания. Он взрывается рваными ошмётками, и наступает долгожданный покой.

 


  Новороссия. Местонахождение неизвестно. | Противостояние. Обретение мечты |   Станция \Колобок\. Сектор 7.