home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

  Утро началось бодро. Вместо заказанного тёплого душа ванная комната вдруг вылила на меня двадцать литров ледяной воды с запахом цветов, уж не знаю каких, извините. Это Маришка бы вмиг их классифицировала, а я так не умею.

  Чья была гадость мне было ясно, но доказательств пока не имелось, поскольку узкоглазый гадёныш стёр все следы взлома системы. Ладно, сочтёмся. Ох, и вспомню я пустынные ловушки, которые мы друг на друга ставили. Ничего смертельного, но тому, кто попался, становилось не до смеха. Влипал, знаю.

  - Ну что, ребятки, готовы к учебным подвигам? - никогда не унывающий куратор нашей группы нарисовался возле дверей сразу по окончании завтрака.

  Конечно готовы, куда мы денемся.

  - Так, новенькие едут со мной, остальные по плану. Даяна, ты за старшую.

  Девушка молча кивнула, а мы уместились во вчерашний грав и помчались.

  - А нас почему со всеми не оставили? - поинтересовалась Марина, как только устроилась в кресле.

  - А вы ещё, уж простите, вообще ничего не умеете. Я так понимаю, после вчерашней демонстрации одногруппники вас в курс дела ввели? Ну и ладушки. Знайте же, отроки, что подобным фокусам за день не научишься. А вот хороший пинок в нужную сторону ничуть не помешает. За тем и едем.

  Надеюсь про пинок юмор был.

  На сей раз утруждаться продолжительной прогулкой по серпантину Сергей Игоревич не стал. Уже спустя три минуты двери грузовой платформы открылись, выпустив нас в научный сектор.

  Весь уровень фактически представлял собой один чудовищный исследовательский центр. Что в его недрах было сокрыто, я себе и представить не мог, но чуял, что собранный в этом месте интеллектуальный потенциал по убойной силе далеко превосходил мощность любого космического флота.

  Минут десять мы петляли по широким коридорам, остановившись в итоге у ворот шестиэтажной колонны, напоминавшей хорошо укреплённую старинную башню. Здание удивило меня тем, что кроме широкого входа никаких иных, видимых глазу отверстий, не было и в помине. Как в таком склепе люди работают?

  В круглом зале нас уже ждали вирт, силовые шлемы и компьютерный блок - родной брат-близнец аппарата из лаборатории профессора Терещенко. Здесь что, в каждом помещении гравитационный интеллект стоит, или как?

  - Эта не вирт. Установка называется Ретранслятор ментальной активности и она способна передавать не знания, а приобретённые навыки, - запустив установку и надев шлем, поведал нам Сергей Игоревич, - нам это необходим для скорейшего понимания методики управления собственной силой.

  - Сергей Игоревич, а почему такому не учат всех? - я этого понять не мог.

  - Что значит всех, кадет Ежов?

  - То есть вообще всех людей. Мне кажется, если бы все могли...

  - Вот потому и не учат. И дело вовсе не в том, что тогда каждый сможет пульнуть молнию, как это проделываете вы. Организму без тренировки очень трудно контролировать выброс энергии. А найти достаточное число толковых преподавателей и создать сложнейшую аппаратную инфраструктуру, чтобы обучить миллиарды человек на текущем уровне развития технологии невозможно. И ещё, вот вы знаете средний уровень пси-индекса среди обычных людей?

  - Семнадцать?

  - По последним данным службы медицинского мониторинга, семнадцать и три. И в случае, если такой средний обыватель применит простейшую энрегосхему, затем повторит её, то уже после третьего раза на землю упадёт труп. Но, даже зная, что это может произойти, кто же откажутся попробовать новые возможности?

  - Но ведь пси-индекс измеряют с точностью до десятых долей, неужели нельзя создать портативный прибор, который предупредит в случае опасности? - не сдавался я.

  Куратор заливисто рассмеялся. Не понял, что я такого сказал?

  - А что вам, юноша, сказал, что пси-индекс имеет хоть какое-то отношение к способности кинуть молнию?

  - Но, - я вспомнил разговор с профессором на станции, - разве нет?

  - Конечно нет. Индекс условен. Он лишь показывает ваш запас энергии и способность контролировать её расход. А вот с энергодействием дело обстоит куда сложнее, - он задумался на миг, - скажите мне, в чём можно измерить красоту? Или горе, талант, звон капель дождя? Одно и то же воздействие требует разной силы от каждого человека, если он вообще его сможет освоить. Никакой системы не найдено. Так что, рано ещё учить всех. Людей пока только подводят к мысли, что среди них существуют индивиды, способные не на одни лишь мелкие фокусы. Даже наш спецкурс без содействия таргов скорее всего потерпел бы фиаско. Топтались бы на месте, как слепые котята. Но мы отвлеклись.

  Следующие два часа куратор на собственном примере демонстрировал как нужно работать с внутренней энергией - накапливать, концентрировать в точке, преобразовывать, пропуская через призму сознания. Я с удивлением понял, что ни разу не задумывался, как сам это делаю и неожиданно увлёкся процессом.

  Ни до каких практических эффектов дело в этот день не дошло. Почти. Только в конце у Марины на миг проявился слабый ореол вокруг головы, а Мишка смог сдвинуть пламя свечи, стоявшей на столике в окружении россыпи всякой мелочи. Что касается меня, то просьбы о демонстрации собственных способностей не последовало.

  - На сегодня достаточно, - куратор прекратил эксперименты и отключил установку. - Для первого занятия неплохо, теперь больше практики. Можете пока отдыхать, но обязательно ознакомьтесь с литературой, она уже в ваших кристаллах.

  По пути назад никто не проронил ни слова. Я углубился в себя, повторяя усвоенный урок.

  Как всё просто, как логично и естественно. Вот маленький комок тепла растёт в районе диафрагмы, светится внутренний канал до ладони, энергия плавно перетекает в руку...

  - Васька! - сквозь слой ваты пробились до меня голоса.

  - А, что?

  Транс рассеялся, я открыл глаза и ошарашено уставился на светящийся комок в своей левой руке.

  - Колдун несчастный, угробить нас захотел? - Марина всё ещё держала меня за плечо. На шум заинтересованно обернулся Сергей Игоревич.

  - Ага, молодец, - высказал своё мнение он, увидев результат, - рассеивай потихоньку.

  - А как? - успел спросить я, как шарик в руке лопнул фейерверком ярких вспышек.

  На миг я ослеп, но зрение быстро восстановилось. Марина же взвизгнула и с минуту тёрла слезящиеся глаза, после чего отвесила оплеуху.

  - Потихоньку же сказали, балбес!

  - Да что это вообще за ерунда? - повысил я голос, - как будто мне объясняли.

  Хитрый куратор успел отвернуться и теперь только посмеивался.

  - Вообще это был где-то третий урок в ретрансляторе. Простейшее видимое отражение внутренней энергии. Замечательная тренировка: мало создать его, требуется поддерживать концентрацию, предотвращая рассеивание в течение сначала минут, а потом и часов. Резерв тренирует, будь здоров как.

  - Часов? - не поверил я.

  - Именно часов. У нас рекорд, если память не изменяет, двое суток. Природник один пару лет назад постарался.

  Тем временем платформа остановилась, но не на нашем этаже, как можно было предположить. За открывшимися дверями простирался самый настоящий фруктовый сад, всюду виднелась зелень вперемешку с разноцветными гирляндами цветов, и я понял, что мы оказались на том самом живом уровне, виденном вчера.

  - На выход! - раздалась команда.

  - А что нам тут делать? - поинтересовался Мишка, вставая.

  - Отдыхать, копить силы, тренироваться. Раз Василий продвинулся дальше всех, то пусть объяснит как. А неохота заниматься, можете просто побродить, откроете для себя массу нового.

  Подмигнув напоследок, наш провожатый взмахнул рукой, и платформа ухнула вниз.

  - Не верю! - произнёс Мишкин голос за спиной.

  - Чего? - я обернулся.

  - Ты иди посмотри, это же мандарины.

  И впрямь, тяжелая ветка с некрупными оранжевыми плодами буквально склонилась к тропинке, на которой мы стояли.

  Мишка подошёл ближе, потрогал один, потёр ногтем и принюхался.

  - Обалдеть!

  Сорвав несколько штук, он сначала перебросил парочку нам, а затем приступил к очистке своего, съел дольку, пожевал и закинул в рот сразу половину.

  - Вкуснотища, - через силу выразил свой восторг мой друг и вознамерился обобрать веточку догола.

  - Не спешите, молодые люди.

  Незнакомый голос заставил всех обернуться. Марина спрятала мандарин за спину, а я со стыдом посмотрел на брошенную на землю шкурку.

  - Мы тут, - начал было Мишка, но закончить ему не дали.

  Улыбка расцвела на лице седого мужчины, буквально ниоткуда появившегося за нашими спинами. Одетый в тёмно-бордовую мантию, он стоял и доброжелательно смотрел на нас.

  - Не оправдывайтесь. Эти деревья - наша гордость. И про мусор не волнуйтесь, через пару минут его не станет. Я имею в виду, что вам не стоит усердствовать. Неужели вы больше ничего не хотите попробовать?

  И впрямь, чего это мы. Вдоль дорожки стояли совершенно одинаковые деревья, но на всех красовались идеальные спелые фрукты. И не только фрукты. Я с изумлением обнаружил гроздь клубники на одной из веток. Клубника на дереве! Гроздь!!!

  Спустя час мы с частыми остановками прошли полкилометра и налопались так, что еле передвигали ноги. Видя такое дело, Виктор Геннадиевич позвал за собой и через несколько минут мы с облегчением присели на стоявшие посреди открытой поляны плетёные скамейки, прогнувшиеся под нашим весом и подстроившиеся под фигуру каждого.

  - А как вам удалось добиться, что деревья одинаковые, а плоды на всех разные? - Маришка устроилась и сыпанула вопросами.

  - Если взглянуть глубже, то это не деревья.

  - То есть?

  - Я не так выразился. Конечно, все плоды растут на деревьях, но дерево одно, а не несколько. Вот вы можете представить грибницу?

  Ещё бы. Уж кому, как не жителю Сангории знать всё о грибах. Ребята так же утвердительно кивнули.

  - Замечательно. Объяснить будет проще. Все деревья - наш эксперимент: 'живой сад'. Он растёт из одного источника - центрального ствола, скрытого в глубине леса. Все прочие соединены посредством корневой системы. Главное дерево при этом несёт функцию биологического компьютера и его можно запрограммировать на создание того или иного цветения. В генетическом коде системы хранятся данные о более чем двадцати тысячах всевозможных вариантов плодоношения, и каждый из них может быть выращен. Некоторые, правда, требуют определённого состава почвы, все нам не удалось воспроизвести - места не хватило, но в целом вы уловили мысль.

  Это, это. У меня слов не было. Если таков результат изучения биоэнергетики, то я обеими руками и ногами за неё. То, что стояло перед нами могло буквально изменить всю систему распределения питания.

  Мне представился домик где-нибудь в умеренной климатической зоне Сангории, где температура и зимой и летом за двадцать градусов. Дом, сад, подобный виденному и ничего больше не нужно. Выращивай любые фрукты и радуйся. Стоп, а почему только фрукты, наверняка и овощи можно на этом биологическом синтезаторе получить.

  - А они, - я кивнул в сторону, откуда мы пришли, - только на фрукты способны?

  - Не только, к сожалению, - глаза Виктора Геннадиевича потемнели, - не так давно мы обнаружили дерево, на котором вырастили хорн.

  От б...ь. Другого слова не нашлось. Хорн - это редкий наркотик растительного происхождения. Вызывает ментальное усиление, сопровождаемое управляемыми галлюцинациями. Принявший это зелье впадает в многочасовую кому, во время которой становится буквально властелином своего внутреннего мира. Любые фантазии оживают, как наяву, все физические воздействия имеют отклик и реальны, реальны настолько, что покинув мир, в котором ты бог, человек тут же впадает в депрессию. И готов на всё, чтобы снова вернуться.

  А расплата - физическое привыкание, ментальные боли, кома и смерть в случае непринятия новой дозы. Самое подлое, что лечение возможно, но как можно вылечить бога, как оторвать его от своей вселенной, от блаженства душевного и телесного? Никак.

  Ах да. Цена удовольствия - пять галов за дозу. И ещё пять на курс реабилитации после дюжины приёмов. И такие вот плоды вырастили в Академии?

  - Куда же вы смотрели?

  - К счастью, взлом и перепрограммирование произвёл один из наших студентов. Он же и продемонстрировал результат. И очень хорошо, что это нам показал он, а не кто-то со стороны. Конечно, вырастить с чистого листа, да без нашего участия, подобную биосистему невозможно. Н так просто получить доступ к генетической структуре растительного интеллекта. Но защита пока не доработана и если что-то создано одним, то всегда может быть повторено другими человеком. Оттого держим для себя. Вы познакомились с единственным рабочим экземпляром сада.

  - А почему вы нам всё это рассказали? Как же секретность?

  Лукавая улыбка как будто омолодила сидящего напротив мужчину.

  - А вы думаете, я вас так просто уже два часа прогуливаю? Некий профессор, попросил за вас слово. А нас несказанно заинтересовали произошедшие с тремя молодыми кадетами метаморфозы, и вот я перед вами.

  - Терещенко, - догадался я.

  - Совершенно верно, и он же мой младший брат.

  Нет, но куратор каков: '...гуляйте и расслабляйтесь'. Как же. Сейчас потащат на очередные опыты, или снова станут рассматривать каждую клеточку. А ведь он всё знал. Настроение стремительно портилось.

  Но я ошибся. Никуда нас не потащили, а отдохнувших повели в центр лесного города.

  Чего мы только не увидели за этот день. И живые водопады прямо на улице, и дома, выращенные в стволах лесных гигантов. Буквально весь город был выращен, никакого пластика и искусственных материалов не наблюдалось и в помине.

  Здесь царила атмосфера бесшабашного праздника, продолжающегося круглый год. Люди куда-то спешили, или просто гуляли, как мы, пешком, наслаждаясь красотой природы. Я чувствовал, что душа расслабляется, а энергия переполняет тело, ища выхода.

  - Василий, а ведь ты правильно догадался. Совет старейшин хотел бы познакомиться с тобой.

  - Сейчас, - поднял я голову, встретившись с серьёзным взглядом карих глаз.

  - Нет, конечно. Как будешь готов. Обещаю, тебе самому станет интересно. Может быть, ещё чуточку поймёшь про себя.

  - Я приду, только решу все проблемы и обязательно приду.

  - Конечно. И друзей своих пригласи, им полезно будет принять участие в ритуале.

  Ох ты. Не в исследовании даже, а именно в ритуале. Вот ведь какой тонкий психолог - сумел подать так, что я сам теперь к нему прибегу. Любопытство однозначно меня погубит когда-нибудь.

  Ожидая прибытия платформы, я стоял спиной к стволу гигантской шахты и наслаждался теплом закатного солнца. Возвращаться в холод нашего уровня не хотелось никому, но деваться некуда. Перевестись что ли к лесникам?

  Марина копалась неподалёку, в прямом смысле этого слова. Она упорно тянула из земли какой-то корешок, не желавший поддаваться и идти в нежные лапки нашей садистки от биологии.

  - Марин, корни оборвёшь! - окликнул я её.

  - Этому то? Карлингену? Да он нас с тобой переживёт, скотина ненормальная, - громко выразила своё мнение о несговорчивом растении девушка, тыльной стороной ладони вытирая со лба капельки пота.

  Я подошёл ближе и протянул одноразовый влажный платок.

  - Бросай, сейчас платформа будет. Я вчера тебе цветок уже купил, вернёмся - подарю.

  - Да, правда, а какой? - Марина и не думала прекращать своё занятие.

  - Фарфоровую лилию. Серьёзно, завязывай и поехали, вон Мишка уже ждёт.

  Тут Марина ойкнула. Средних размеров яблоко, спелое, красненькое, точно приземлилось прямо на затылок склонившейся девушки. Доигралась.

  Потирая голову и прихватив упавший плод, которому она тут же начала мстить, громко хрустя при этом, наш фанатик ботаники наконец отвязалась от растения. Честное слово, я услышал облегчённый вздох последнего.

  Произошедшее подняло всем настроение. Да ещё Мишка, пока мы страдали ерундой с Мариной, успел нагрести мандаринов, груш и несколько веток винограда - всего, что висело неподалёку, сложив добычу в куртку. Мы лакомились дарами волшебного сада по пути, и каждый наверняка давал обещание вернуться за добавкой.

  А вот что интересно, как получается, что натуральные фрукты до сих пор спокойно висят на ветках. Ну, вы понимаете, да? Несколько тысяч обитателей спецкурса, искусственные продукты, за которые надо платить, а тут прямо таки райское изобилие. Надо поинтересоваться при случае у местных обитателей.

  Северный полюс встретил нашу компанию неожиданно тепло. Как оказалось, возле гравилифта сохранялась комфортная атмосфера и отморозить самое дорогое шансов нет, если пешком долго не ходить.

  Дежурный грав по одному движению руки сорвался с парковки и предупредительно раскрыл двери перед сошедшими с платформы пассажирами. Домой, быстрее домой. День выдался изматывающим.

  Мы поспели как раз к ужину. Вся честная компания приканчивала остатки вчерашнего пиршества, отложив наши порции в стасис камеру. Появление фруктов было встречено на ура и вскоре блюдо с нарезкой появилось на столе, а мы присоединились к общему столу.

  - А чего вы не едите? - поинтересовался ёрзающий от любопытства Хитоми.

  - Да мы уже. В смысле пообедали у друидов, - ну да, 'сад друидов', именно так называют все гостеприимный уровень, посещённый нами.

  - Тогда понятно, - произнёс малыш и накинулся на виноград.

  - А почему все не могут там фрукты брать, как мы сегодня. Забора вроде бы нет. Остановился на минутку, нарвал и можно назад.

  - Не получится, - просветила нас Селена, - вы заметили, какие высокие и стройные стволы у деревьев?

  - Да, а я ещё думала, почему так, - нахмурилась Марина, вспоминая.

  - Ну так вот, деревья эти вообще ни на что не похожи. В обычное время все плоды висят себе спокойно на высоте метров трёх над землёй. И чтобы полакомиться придётся дерево просить.

  - В смысле, просить, - не понял Мишка.

  - В прямом, словами. Думаете вы одни такие лакомки? Не понравитесь саду, мигом вас оттуда выгонят и потом уже не пустят. А дерево может и чего на голову уронить, если будете наглеть.

  Мы весело переглянулись, а Марина потёрла затылок.

  - Осталось понять, чего это лесовики ради вас расстарались, - подала голос Даяна, сидящая с чашкой горячего кофе в ладонях.

  - Да кто их знает, - ответил я и зацепился взглядом за глаза девушки и замер.

  Жуткий взгляд карих глаз, состоявших, казалось, из одних лишь чёрных зрачков. Возникло ощущение, что меня насквозь просматривают аналогом молекулярного сканера.

  Однако я выдержал. Она думает, что самая главная, сильная и небо в прицельную сетку? Так сейчас разочаруется.

  Максимальная концентрация и вокруг тела возникает незримый барьер, а пальцы рук, лежавших на столе, покалывает от напряжения. Посмотрим, у кого терпения надольше хватит.

  Но противостояние не состоялось. Почти тотчас все неприятные эффекты исчезли и дышать стало легче. Даяна как ни в чём не бывало, отпила из чашки и уже нормальным взглядом окинула меня. Похоже, она выяснила для себя всё, что хотела, а вот я понял, что с ней нужно держать ухо востро.

  На следующий день началось собственно обучение.

  Первые две недели мы практически не покидали полутьмы кабин ментального усилителя, усваивая новые знания.

  Не знаю точно, кого рассчитывало выпустить руководство учебного заведения, но нас пичкали в числе прочих предметов ещё и ксенолингвистикой, психологией, социальным и политическим устройством других рас. В курс вошли программы технологическое развитие и истории. История корн, например, на кой она мне сдалась? Но что делать, приходилось загружать свой мозг тоннами ненужного материала, который вряд ли когда мог пригодиться.

  Когда же дошло дело до теории биоэнергетики, то... Непостижимо. Я стал лучше понимать куратора. Действительно такое отдать всем подряд нельзя ни в коем случае. К счастью от голой теории до реализации простейшей схемы воздействия лежат годы практики и экспериментов. Так что только благодаря ретранслятору имелась реальная возможность усвоить программу не за двадцать лет, а за три-четыре года.

  К концу первого месяца мы приступили к практике, перемежавшаяся посещением научного сектора. Самым трудным стали многочасовые медитации, когда требовалось концентрироваться на одной и той же структуре, висящей перед глазами. И тут у меня возникли неожиданные трудности.

  Рекомендуемый метод накопления и использования биоэнергии мне не подходил. Я не мог и пяти минут удержать шар, тогда как другие держали нужную форму по часу и более. Однажды я разозлился на себя и несмотря на предупреждения шестого чувства упорствовал пятнадцать минут, в результате чего потерял сознание прямо на тренировке.

  Очнулся я в глубоком полусидячем кресле в окружении золотистого сияния. Было так уютно и легко, как если прилечь в кровать после десятикилометрового бега по пустынным дюнам. Не хотелось даже думать.

  - Василий, - этот мягкий голос всё же заставил глаза открыться.

  Передо мной сидел Ванор собственной персоной. Вблизи его лицо, окутанное зеленоватым, струящимся сиянием, казалось совершенно неземным, но и прекрасным. Ни одно иноземное существо не вызывало такой реакции, как живой тарг. Всё же люди определённо ксенофобы и исподволь каждый вынужден бороться с необычным видом, запахом, голосом и иными, вызывающие отчуждение признаками чужих нам рас. Но тарги... Таргов любили и уважали практически все, кроме оголтелых фанатиков-изоляционистов.

  - У вас не получается концентрация, мне сказали. Продемонстрируйте.

  Но мой резерв. Я заглянул в себя и понял, что полностью восстановился. Но прошло не больше часа, как же так?

  Пришлось повторить опыт. Ожидаемо у меня ничего не вышло, но сидящее напротив меня существо не казалось расстроенным.

  - А теперь разряд, пожалуйста.

  - Куда? - не понял я.

  - В меня.

  - Но. Но я не хочу.

  - Так нужно.

  Ой, надеюсь он знает, что делает. Сияние тарга приняло оранжевый оттенок, а с моего пальца сорвалась синеватая искра, растаявшая в окружающем Ванора барьере.

  - Ещё раз, следи за потоком силы.

  Полчаса, за которые я извёл резерв и взмок, дали мне примерное понятие, что происходит со мной. Изменённый инопланетной машиной организм совершенно по-другому использовал собственные резервы. Все основные узлы тела были намертво связаны паутинкой передающих каналов и сами служили не передатчиками, а накопителями биоэнергии. Отсюда и огромный резерв. Но вот разорвать эти связи, временно наведя поверх всей схемы временную стало адски трудной задачей. Это что же получается, я не смогу заниматься со всеми?

  Тарг меня успокоил. Подобный моему, способ управления энергопотоками известен, но он несколько сложнее в применении для людей, а потому не получил распространения.

  Суть в том, что аура человека принимала накопленную телом силу и все процессы трансформации проходили именно в окружавшей каждое живое существо невидимом поле. Подходил этот метод далеко не всем, требовал сложнейших тренировок для создания готовых матриц преобразования. Но самое интересное в том, что освоение данной системы позволяло воспроизводить энергосхемы гораздо быстрее академического метода и создавать любые, даже самые изощрённые их виды. А это именно то, что необходимо в бою. Само это знание говорило о многом. Не так просты 'миролюбивые' тарги, если у них выработана настоящая боевая система на основе внутренней энергетики.

  Руководителю, похоже, самому стало интересно, что из меня получится, поэтому он взялся обучать меня лично. Вот теперь точно на свободном времени можно ставить жирный крест.

 


  Курия. Личный корабль дер-Девора \Анерлинг\. | Противостояние. Обретение мечты |   Новороссия. Местонахождение неизвестно.