home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

  Процедура посадки в док орбитальной станции не отличалась от виртуальной даже в деталях и была настолько проста, что мне и в вирт не пришлось входить.

  Получив ответ на свой запрос, связанный в основном с целью прибытия и необходимостью проведения профилактических и ремонтных работ, база выдала посадочный маршрут к пятнадцатому ремонтному доку, после чего Тень перехватила управление и направляемая корректорами станции поплыла к створ дока.

  Капсулу с пленными у меня забрали ещё до стыковки. Проводив глазами уплывающих корн и пожелав им удачи в общении с сотрудниками управления разведки, я перевёл взгляд на светящийся прямоугольник посадочного сектора. Защитные заслонки разошлись в стороны, открыв видимую сквозь атмосферное поле суету техников.

  Мы приблизились и заботу о посадке приняли на себя гравизахваты базы, аккуратно подхватившие нас. Плёнка удерживающего воздух экрана выгнулась под массой Тени, но тут же второй контур атмосферного щита замкнулся за нами, а уже через минуту направляющие плавно опустили судно на выделенное ему место.

  Отключив все системы и разблокировав доступ техникам к основным узлам корабля, я неторопливо добрался до ближайшего люка и вышел наружу. Странно, но с этой стороны никого не было, видимо группа по встрече ожидала моего выхода через створ главного ангара. Да вот ещё, буду я его открывать ради себя одного.

  Ступаю на чуть пружинящий, ребристый пластик палубы. По потолку, на высоте двадцати метров скользят ремонтные механизмы, часть из которых начинает сползаться поближе к Тени, наверняка с целью проведение технического осмотра. Всё вокруг настолько огромное, что суетящиеся вокруг техники, управляющие инструментальным комплексом ангара, даже теряются на фоне автоматов, кажутся малозначимыми и неуместными в этом царстве гигантов. Воздух наполнен запахом горячего металла, всевозможнейшими техники и ещё чем-то неуловимым, свойственный любой, пусть совсем крошечной, мастерской, где трудятся настоящие мастера своего дела. Из всего увиденного делаю вывод, что мне здесь понравится.

  Обошел площадку. И впрямь, как я и думал! Возле кормы, вполоборота ко мне стоит девушка в форме кадета и с нетерпением разглядывает люк. Обхожу корабль по дуге и встаю сбоку от встречающей.

  - Василий, здравствуйте.

  Девушка мельком оглядывает меня, кивает и снова упирается взглядом в борт Тени.

  - Привет, - весело отвечает она, всё ещё глядя на люк. - Кадет Зинченко, встречаю нашу знаменитость, не знаешь, когда он наконец появится?

  Хмыкаю в ответ. Стоим. Девушка продолжает буравить корабль глазами, ожидая появления капитана. Не знаю, чего она там себе напридумывала, но я с большим трудом удерживаюсь от смеха, это же надо быть такой наивной в её-то возрасте.

  Через пару минут я замечаю направляющегося в нашу сторону немолодого уже мужчину в комбинезоне техника. По пути он успевает отдать несколько указаний, что-то разъясняет более молодому коллеге, просматривая его планшет, и вот добирается до нас.

  Сначала мастер бросил оценивающий и очень цепкий взгляд на корабль, затем уже на меня, и не сговариваясь мы оба посмотрели на кадета, которая ничего не замечая вокруг, теребила форменную фуражку, вот-вот начнёт подпрыгивать от нетерпения. Покачав головой, подошедший улыбнулся в усы и протянул мне руку.

  - Руководитель техслужбы сектора, Сергей Степанович Строев. Лихо вы их уделали.

  - Василий, - рукопожатие твёрдое и аккуратное.

  Разворачивается незадачливый кадет как бы частями. Сначала её глаза самопроизвольно косятся на нас, за ними следует голова с ошарашенным выражением, медленно проявляющимся на милом личике, и в довершении она переступает с ноги на ногу, оказавшись лицом к нам. Бедолага, она ещё не до конца вникает в юмор ситуации, но проблеск понимания уже проявляться в её взгляде.

  - Пилот Беркута, Василий Ежов, очень приятно, - чувствую лёгкий укол совести, ох не стоило начинать с шуточек. - Вы меня ожидаете, наверное.

  Девушка краснеет и опускает глаза в палубу. Я же делаю грандиозные усилия, чтобы не улыбаться, этого она мне уже не простит, точно знаю. Я как-то пошутил над Илланой, потом не знал куда бежать, когда после удачной, ну мне так казалось, шуточки ещё имел наглость посмеяться над мокрой и липкой от сиропа... так, что-то я увлёкся.

  - Анечка, ну сколько раз тебе повторять, что детали - это всё! Вот куда ты смотришь, что в этом устройстве входа-выхода такого привлекательного? Где ты видела на базе комбинезон свободного пилота с тремя средними победами на плече, и какие шансы, что он окажется тут и сейчас? Как ты вообще кораблём то управляться будешь?

  Девушка молчит, насупившись. Думаю, пора отвлечь мастера от, без сомнения, полезной нравоучительной беседы, ибо если несчастная сейчас просочиться сквозь палубу от смущения, то кто меня провожать будет в таком случае?

  - Сергей Степанович, а корабль у вас можно перебрать, а то такая компоновка мне непривычна? - отвлекаю я мастера вопросом.

  - Ну, твой счёт позволяет ещё не то сделать, - он переключает внимание на развернувшийся экран браслета. - Мы ведь не только военные, но и частные корабли обслуживаем, док общий. Только чудес не жди, ничего нового из оружия не дам. А вот защиту, энергетику, оборудование вполне, вполне. Твоя птичка, сразу видно, первый вылет, только какой пи... хм, гений на новый корпус понавесил такое старьё.

  - А можно я сначала все дела решу с командованием, а то меня сейчас бить начнут, - улыбаюсь, смотря на уже справившуюся с собой девушку, многообещающе посматривающую на меня.

  - Будешь издеваться, и побью, - отвечает она. - Давай быстрее, тебя командующий базой ждёт.

  Быстрее, значит быстрее, это я тоже одобряю.

  На орбитальной базе мне бывать не приходилось. Я замечаю, что торопимся мы одни. Вокруг не было никакой спешки, по своим делам спокойно и целеустремлённо следовали военные и гражданский персонал. Странно, я вообще-то думал, что база чисто военная, а тут, оказывается, принимают и частные корабли. С другой стороны всё логично, база пограничная, завернуть может и корабли дальнего поиска и торговец с охраной, а такая крупная орбитальная платформа у планеты всего одна.

  Проходим мимо столовой. Желудок вдруг начинает напоминать о своих потребностях, высказывая нетерпеливое желание получить что-нибудь питательно и, желательно, мясное. Чего это он? Бросаю взгляд на браслет и понимаю, что с момента выхода за кораблём прошло уже шесть часов, а поскольку последний рацион я слопал непонятно когда, требования желудка вполне обоснованы. Ладно, успеется, потерпит ещё немного. Желудок, без сомнения против, но сделать ничего не может и вынужденно подчиняется издевательству над собой, что не мешает ему недовольно бурчать.

  Пройдя широкий радиальный коридор, вдоль которого тянулся ряд торговых ниш, мы добрались до лифтового холла. У самого дальнего в ряду лифта стоял пост охраны, оборудованный комплексом идентификации и неулыбчивыми десантниками в боевой броне. Ей богу, что роботов поставить, что этих вот амбалов, так робот ещё и на все вопросы готов отвечать, а вояки могут за излишнее любопытство и накостылять. По мне так я лучше с автоматами пообщаюсь.

  У нас проверили кристаллы, после чего мы взлетели на скоростной платформе до последнего этажа, где на выходе оказались перед вторым постом охраны, точь-в-точь таким же, как двумя палубами ниже. Процесс проверки повторился, я иного и не ожидал. Спрашивается, кто мог не войти внизу и выйти наверху? Или им персонал девать некуда, либо это всё армейские приколы.

  - Нам сюда, - показала рукой Аня.

  Стол, стул, секретарь, диван, шкаф - вся обстановка. Рабочее место адъютанта, или как там секретарь по-военному называется, было скрыто подавляющим экраном, скрывающий все звуки и искажающий до неузнаваемости картинку на компьютере. Не прекращая надиктовывать какой-то документ, девушка махнула рукой в сторону двери.

  Кабинет начальника базы был просторен и куда больше соответствовал статусу своего хозяина, чем приёмная. Рядом с дверью, на столике, висел, слегка покачиваясь в подсвеченном алым светом гравиполе, макет боевого крейсера 'Слава'. Того самого, первого, таранным ударом уничтожившего базовый носитель Арконов. Президент Союза, Николай Савельев, отдавший приказ и находившийся в тот момент в рубке, погиб вместе с флагманом. Достойный корабль, достойная смерть.

  Стена, превращенная в один большой экран, демонстрировала имитацию берёзовой рощи и, казалось, стол начальника базы стоит среди белых красавиц. Где-то журчал ручей, пели птицы. Великолепная симуляция, хотя на боевой станции не совсем к месту, на мой взгляд.

  Хозяин кабинета, полковник Жлобин, просматривал на отдельном мониторе детали прошедшего боя, что-то комментируя. Как только мы вошли, он прервал связь и поднялся нам навстречу.

  - Кадет Зинченко, пилот Беркута доставлен, - отрапортовала девушка.

  - Можете идти кадет, только будьте неподалёку, вы можете понадобиться, а вы присаживайтесь, молодой человек, побеседуем.

  Обменявшись рукопожатиями, мы устроились. Лист контракта был у меня изъят и направлен на оплату, которая поступила к концу нашего разговора - никакой волокиты.

  Командующий базой был старым флотским асом, что явствовало из грамотных вопросов. Что примечательно, ни слова не было сказано о происхождении корабля, только вопросы о бое. Обсудили вооружение, применённую тактику. После пошли каверзные вопросы, вроде 'А что, если бы второй корн успел крутануть карусель?'.

  Секретарь принесла чай со свежей выпечкой, я непроизвольно облизнулся и сам того не заметив слопал всю вазочку с горячими ещё, воздушными булочками. Виновато посмотрев на полковника, я готов был от стыда провалиться сквозь пол, но полковник не обратил внимания на моё покусительство, поощрительно кивнул и вызвал секретаря с новой порцией, а затем и сам составил мне компанию по поглощению вкуснейшей сдобы. Где только секретарь её берёт, сама печёт, что ли? Последняя мысль меня повеселила.

  Мы допили чай, после чего и началась самая серьёзная часть разговора.

  - Понимаешь, Василий, мы нашли след твоего кораблика.

  Я напрягся, Тень не отдам. Видимо Степан Васильевич заметил мой взгляд и поднял обе руки, успокаивая меня.

  - Не то. Корабль твой и никто его не сможет забрать, поздно уже. Да и сегодняшний бой ясно дал понять, что 'беркут' попал в правильные руки. Как бы это объяснить, да, контракт. Но когда юноша твоего возраста, имея за плечами всего двадцать часов реального налёта на боевом судне, используя исключительно игровые навыки уничтожает три тяжёлых рейдера корн, сделав это на устаревшем разведчике, такое выходит за рамки, знаешь ли. Думаю, пресса будет петь дифирамбы в твою честь ещё долго. Но проблема совсем в другом.

  Он отхлебнул чаю и поведал следующее.

  Всё случилось ещё до моего рождения. Проворовавшийся офицер был выкинут из армии с позором. Ему ещё повезло, что фискальные службы не сумели доказать все эпизоды его махинаций. Так или иначе, ущерб был погашен, свободу этот деятель сохранил, но путь в более-менее приличное общество с такой репутацией был ему заказан. Но он сохранил связи в теневом мире и осел на Сангории, начав самостоятельное дело.

  Поначалу всё шло вполне законно. Созданной компанией, вполне, кстати, легально были выкуплены практически все плантации по производству альтиров. В итоге за семь лет отставному военному удалось создать настоящую корпорацию, поставлявшую активное вещество известным медицинским учреждениям, действующим на ниве омоложения.

  Потом случайно вскрылись несколько махинаций, началось расследование, но кто-то добрался до бывшего офицера раньше. Его нашли убитым на собственной вилле. Никто больше не пострадал, ни одна камера не зафиксировала убийц, даже собаки ничего не почуяли.

  Проведённое по горячим следам расследование показало очень многое, настолько, что тогдашний глава местного отделения службы внутренней безопасности сам ушёл в отставку. Было обнаружено и производство наркотиков, и торговля людьми, подпольные клиники генетической трансформации, связь с пиратами - практически весь спектр доходов от услуг, оказываемых на чёрном рынке Сангории, подчинялся этому ныне покойному господину.

  И ещё не были обнаружены деньги подпольного мафиози. За три месяца до кончины почти четыреста тысяч галов были переведены на Иллидию, где растворились бесследно.

  И вот, когда все почти забыли историю пятнадцатилетней давности, появляется некий молодой человек, который регистрирует собственность на малый боевой корабль, у которого в графе оплаты заказа стоит генетический оттиск Оливера Савина. А всё потому, что он обнаружен он в спецконтейнере, предназначавшейся именно этому мертвецу.

  Дрожащим пальцем я открыл экран браслета, начальник базы мне не мешал, наслаждаясь вкусом чая, мне же было не до спокойствия.

  Так, стоимость 'беркута' 24-16 двенадцать лет назад составляла тридцать четыре тысячи галов. Прибавим установку комплекта экстра - ещё восемь. Замена стандартного энергокристалла тип два на тип четыре - двести двенадцать тысяч. Где остальное? Я вспоминаю технический зал и слова старшего механика о моих деньгах, открываю данные о корабле и смотрю на текущее состояние того самого оперативного счета, который привязан к кораблю и расходуется на пополнение боеприпасов, ремонт, обслуживание и так далее. Сто двадцать четыре тысячи галов. Пи...

  Кто не в курсе. Гал - валюта для межрасовой торговли. Стоимость и курс гала не менялся много веков и составляет около девятисот рублей за единицу. В переводе на материальные блага, на десять галов можно отправиться в межзвёздный круиз. За сто - в каюте люкс, вдвоём с красоткой по вашему выбору. А за тысячу - то же, но на своей яхте. Вот и судите сами: кто этого мафиози грохнул, наверняка ждал денег. А денег нет, зато есть мальчишка с кораблём, счёт которого переполнен галлами, какие мысли на ум приходят?

  Но полковник продолжил. Когда начали дёргать все ниточки, раскопали и эту рыбу, ну помните, ту, что должна была быть в контейнере вместо 'беркута'. Была произведена проверка на перерабатывающем комплексе Энио, но она не показала ничего. Согласно документам, контейнер был уничтожен вместе с содержимым, а за давностью времени провести детальную проверку не смогли, да и не особо жаждали, дело буквально очень плохо пахло.

  И теперь 'Энио' ждали большие неприятности, но эти господа наверняка отделаются штрафом, не велик проступок, да и время упущено. Зато кое-кто из бывших подельников господина Савина мог решить, что кораблик больше подойдёт ему, а не мальчишке.

  - И что мне делать? - с деланным спокойствием спросил я.

  - Тебе же сейчас четырнадцать? Тогда только поступать в Академию. И обязательно столичную. Курсанта Звёздной тронуть не посмеет никто. А с твоими данными тебя гарантированно туда возьмут и на два года раньше срока.

  Сестра! Новая мысль буквально обожгла. Она же сейчас домой возвратится, меня нет, не дай бог её кто перехватит.

  - Мне нужно позвонить, срочно.

  Полковник только понимающе кивнул. Я активировал браслет и вызвал Иллану. Связь установилась практически мгновенно, и передо мной материализовалось лицо сестрёнки, уставшее и озабоченное.

  - Вась, привет, как дела?

  - Иллана, где ты сейчас?

  - Что случилось? - всё правильно, если уж я назвал её полным именем, то беда.

  - Я на флотской орбитальной базе. Ты где?

  - На вокзале собираюсь домой. Постой-ка, я чего ты на орбите забыл? Опять натворил что-то?

  - Почти ничего, Иль, бери билет на ближайший челнок и..., - я заметил стучащего по виску полковника, точно, я болван.

  - Иля, иди к кассам, быстро. Заказывай спецрейс для транса на орбитальную базу, в режиме экстра заказывай, деньги я тебе сейчас переведу.

  - Поняла, иду.

  Всё же Иллана чудо. Никаких вопросов, выяснений отношений, надо, значит будет действовать быстро и чётко, как лазерный скальпель. Быстро перекидываю десять галов со счёта корабля на Илин кошелёк. Конвертация автоматически выдаёт сумму, подтвердить, трансферт завершён, уф.

  Допиваю чай. Степан Васильевич молчит, давая мне собраться с мыслями. Я же составляю план.

  Первым делом корабль. Если его могут переоснастить быстро, хорошо. Нет? Пусть, так долетим. Далее встретить и устроить Иллану, выжив при этом. Наверное, стоит её определить сразу на корабль. Точно, ещё оплатить долг сестрёнки. Потом в столицу.

  - Степан Васильевич, спасибо вам, я пожалуй пойду.

  - Да это я тебя благодарить должен, - он молчит. - Если бы не ты, патруль вряд ли вернулся бы, парни были уже в красной зоне, когда ты прибыл. А три рейдера, это вообще ни в какие ворота не лезет. Так что не бери в голову, если что нужно, говори.

  - Корабль мне нужно переоснастить. Дайте добро.

  Полковник нажал сенсор вызова, и в экране появилось знакомое лицо Сергея Степановича.

  - Привет, Сергей. Помоги пожалуйста парню с 'Беркутом'. Да. У парня проблемы могут быть, ему до Звёздной добраться надо. Добро, приказ будет и можешь использовать резервный фонд, отбой, - смотрит на меня.

  - Ладно, беги. Тяжелого оружия не будет, но всё, что лезет на твой разведчик, можешь ставить. И аккуратнее по пути к Новороссии.

  Прощаясь с полковником, я подумал, что всё слишком легко. Понимаю, вооружить частный рейдер или поисковик дело правильное и естественное. Но неизвестного пацана на военном корабле, ну и что, что я сбил трёх корн. Где-то тут таится хитрая загогулина, но информации для разгадки маловато.

  Решил не забивать голову, попрощался и вышел в приёмную. Аня была на месте, как будто меня и дожидалась. Мы вновь двинулись в сектор технического обслуживания.

  Мы ещё не добрались до лифта, как меня вызвала Тень.

  - Вась, поступил запрос на проведение модернизации.

  Нет точно корабль живой. Какой тонкий намёк в голосе.

  - Проводи, но следи, чтобы тебе чего лишнего не открутили, я скоро буду.

  Заскочили поесть. Пока насыщались, рассказал про бой и предшествующую историю, умолчав только откуда корабль. Позвонила Иллана, сказала, что уже летит и скоро оборвёт мне уши. А ведь может.

  Увидев свою боевую машину снова, я чуть было не упал. Все панели обшивки были расстыкованы и висели вокруг. Силовые захваты деловито меняли какие-то компоненты в крыльях. Ворох вырванных проводов и электроники лежал рядом с кормой уже достигнув высоты моего роста. Довольный работой мастер Строев сразу подошел ко мне, но узрев моё состояние, а я уже готов был зарядить в кого-нибудь молнию, он не стал утомлять меня беседой, вместо чего переслал мне план работ. Я присел тут же на раскладной стул и углубился в чтение.

  Профилактика всех элементов обшивки с напылением второго слоя защиты. Ну это много не даст. Тяжелый корабельный разряд что до, что после это всё насквозь прошьёт и не заметит.

  Замена части энергоканалов, установка более эффективной энергоячейки, мура, мура, мура. Я продирался через длинный перечень спецификации, пока не наткнулся на главное. Они собирались выкинуть старый накопитель и установить батарею из двух новых, меньшего размера, но обеспечивающих более быстрое накопление.

  - Сергей Степанович, а можно больше накопителей установить? А то в бою один выстрел носового и минус четверть запаса, как то несерьёзно получается. И стандартные каюты можно убрать, мне двенадцать одноместных коробок два на три не нужны, я набивать Тень как консервную банку не буду.

  - Василий, тут вот какое дело. Тебе корабль нужен для каких целей? Сейчас это малое десантно-разведывательное судно. В ангаре стоит авторемонтная база, четыре средних управляемых робота и тяжёлой брони восемь единиц. Всё это вместе занимает ровно половину свободного пространства двух палуб.

  Вот те на. Я действительно как то в суете не заглядывал в основной отсек, думал там только защита и энергетика стоит. Но на кой чёрт мне сдался десантный модуль и роботы? Я что, штурмовать кого-то буду, нет не буду.

  - А давайте мы это всё выкинем и поставим более мощную защиту? Пусть внутренний объём станет небольшим, зато боевая эффективность корабля станет максимальной, сделаем из него тяжёлый штурмовик среднего класса.

  Я начертил пальцем на планшете желаемую компоновку. Капитанскую каюту оставил как есть, соединил по три маленькие одноместные клетушки, сделав три приличные комнаты. А из одной соорудил настоящую сауну с маленьким бассейном, отведя под это часть кают-компании.

  На первой палубе на три четверти уменьшил боевой ангар, выкинул всех роботов, оставив два тяжёлых бронескафа на всякий случай, они в своих нишах места не много занимают. На освободившееся место установил стасис-камеру под хранилище припасов, остаток объёма ушел на расширение энергоотсека, который получился в четыре раза больше прежнего.

  Мастер подумал, ещё раз сверился со своей схемой и, попросив не отвлекать, углубился в расчеты, выдав через полчасика гениальное по своей простоте решение.

  Текущий накопитель, прыжковый генератор, гравитационный стабилизатор и вообще вся машинерия были выкинуты, я попрощался с мечтой о сауне и бассейне, отсутствовали пара отсеков первой палубы. Получилось очищенное пространство от переборки до переборки. Вот туда-то и влез малый преобразователь энергии таргов, представляющий из себя шестиметрового радиуса полусферу. С двух сторон этого чудовища выросли колонны контроллеров полевой структуры, один угол скромно заняла ячейка энергокристалла, последний угол стал входом. Но все эти манипуляции того стоили.

  Тарги изначально были нашими союзниками, поскольку являлись первой встреченной человеком иной расой. Самое главное, никаких конфликтов с этой расой инженеров и исследователей не случалось ни разу, в противном случае я бы, наверняка, с вами не беседовал.

  Тарги вообще не имели собственных планет, перемещаясь по космосу в огромных, достигающих шестисот километров в диаметре шарообразных кораблях, похожих на громадные астероиды.

  Один такой шарик - семейство Кобрагг и вышел в незапамятные времена на орбиту Земли. Не помню, что им понадобилось, но земляне не отказали в помощи, получив за это с лихвой новыми технологиями, давшими толчок звёздной экспансии. Но про это я как-нибудь позже расскажу.

  Основное свойство установленного преобразователя - трансформация энергии из одного вида в другой. Как он это делает - неизвестно, поскольку никто ещё не смог разобрать это чудо инженерного искусства. Не неразрушимо оно. Если вскрывать аккуратно, поверхность нагло игнорирует все воздействия, а грубо...мощности, достаточной для пробития покрытия с лихвой хватало на уничтожение внутренностей. Отличный способ хранить секреты, к слову.

  Поскольку одновременно этот блок мог манипулировать с несколькими десятками потоков частиц и полевых структур, при этом будучи сверхнадёжным, то с высокой эффективностью агрегат заменял по функционалу гиперпроводник, накопитель, систему защиты, гравитационный генератор, двигательную установку и систему вооружения. Стоил он, правда, дороже самого корабля, требовал минимум кристалла четвёртого уровня для работы, но ничего лучше и универсальнее просто не существовало в природе.

  На вопрос, откуда, невозмутимый начальник инженерной службы поведал, что база способна ремонтировать в том числе корабли инопланетных гостей, предназначена для оснащения дальних поисковиков и на складах лежит ещё и не такое.

  Волновые индукторы мы демонтировали, на кой они теперь, когда луч любой природы, вплоть до второго типа можно сгенерировать из любой точки защитного покрытия. Носовое орудие тоже перебрали, усилив дополнительно блок гравитационных колец и убрав плазменный генератор, вместо чего подвели каналы от таргской машины, так куда эффективнее, да и некоторые объединённые излучения, вдобавок разогнанные до сверхсветовой скорости, будут похлеще гравиплазменной установки. Не знаю, что получится, но, чую, придется выкинуть на помойку все мои наработки и учиться воевать по-новому, поскольку одних только видов излучений первого и второго типа насчитывалось более сорока, не считая их комбинаций. И пусть большая часть из них годилась для использования в виде фонарика, подобрать что-то убойное труда не представляло, главное самому в пыль не рассыпаться в результате экспериментов.

  Провозились почти час. Время летело совершенно незаметно в беготне и расчетах наиболее оптимальных вариантов конструкционных изменений. Силовые ленты как раз успели демонтировать место под энергоустановку, а мы с мастером обсуждали варианты оборудования медотсека, как крепкие пальцы схватили моё ухо и потянули вверх. Вот и подкрался неведомый пушистый зверёк, принявший вид растрёпанной высокой девушки с большой белой сумкой на плече.

  - Итак, Вася, - вдумчиво и прохладно произнесла держащая моё ухо дама, - если ты мне сейчас же не объяснишь внятно и чётко, что я делаю на военной орбитальной базе, вместо того, чтобы убирать бардак, оставленный тобой дома, я тебя лишу вирта на месяц. Будешь только уроками заниматься!

  Видя такое дело, Сергей Степанович мигом испарился, а я вырвался из захвата, забрал сумку сестрёнки и повёл её в уже известную мне столовую, где вкратце объяснил суть происходящего. Поев и выслушав меня, Иллана ненадолго задумалась.

  - То есть ты предлагаешь ехать в столицу. А на что мы жить там будем, и кто мне оплатит кредит?

  Я молча продемонстрировал счет корабля, что в шок сестру не повергло, но заставило ещё немного побарабанить пальцами по столу, впрочем принятие мгновенных решений требовала её работа хирурга и она недолго колебалась. Тут же аннулировав все долги, оплатив при этом почти пятьдесят галов неустойки, мы вернулись в док, где забросили вещи в капитанскую каюту.

  После обеда Иллана развила бурную деятельность. Она отловила Сергея Степановича, покопалась в схеме медицинского отсека и спросила, на кой нам нужны аж восемь стасис-камер при отсутствии восстановительной системы. После этого в течении десяти минут, даже не пользуясь каталогом, просто по памяти она набросала перечень оборудования медотсека, перенеся его на вторую палубу, поскольку на первой нужного места не нашлось. Переглянувшись с мастером, который от беспардонности сестры уже начинал закипать, я покачал головой, в данном вопросе с ней было бесполезно спорить.

  Пришлось ставить расширенный синтезатор, умеющий создавать более сложные, чем еда биологические вещества и менять фотонный компьютер на биомодульный. Тут и корнскому энергоисточнику место нашлось в системе бесперебойного обеспечения питания.

  Поглядев на получившееся безобразие, я только вздохнул. На второй палубе, осталась каюта капитана, уменьшившаяся в размере на треть, чуть более скромная каюта сестры и две гостевых клетушки. Ширина коридора уменьшилась на метр, зато появился гигантский медотсек.

  Если судить по стоимости оборудования в нём, то корабль можно считать полноценным реабилитационным центром, способных проводить практически любые виды диагностики и лечения, вплоть до генной стабилизации и работы с бионикой высшей категории опасности. За каким лешим сестрёнке понадобилась такая прорва высококачественного оборудования, она что, решила в виде мобильного госпиталя подрабатывать?

  Подведя итог всем изменениям, я недрогнувшей рукой подписал счёт, составивший девяносто тысяч галов. Это уже с учётом выкупа высвобожденного после работы старого оборудования. Если таким темпом тратить деньги, никаких средств не хватит - разоримся.

  Закончив с кораблём, мы пошли гулять, договорившись сообщить всем остальным об отъезде постфактум, чтобы не светиться. Иллана отправилась за покупками, потащив меня с собой и измотав до потери пульса. В итоге я просто напросто перекинул её сразу тысячу галлов и сбежал, сославшись на необходимость контролировать ход выполнения работ. Довольная Иля отправилась в развлекательный центр, где она нырнула в салон красоты, я же, предоставлены самому себе немного поплутал и только собирался отправиться в док, как отловлен молодыми пилотами.

  - Василий? С 'Беркута'? - подошел ко мне высокий лейтенант флота. Одет он был в повседневную синюю униформу. Чуть скуластое лицо озаряла улыбка, а по едва заметным морщинкам в уголках рта становилось понятно, что хорошее настроение сопутствует ему всегда.

  - Ну, да.

  - Парни! - заорал он куда-то вбок так, что я вздрогнул. - Нашёл! Тут он.

  Ох, не нравится мне это всё. Но обошлось. Набежавшие пилоты лётной группы базы практически все были в недавнем вылете и хотели со мной познакомиться. Мне жали руку, градом сыпались вопросы, пока Натан, как звали встретившего меня, отметя всё возражения, потащил меня во флотский бар.

  Что странно, никто даже не посмотрел в сторону невысокого подростка, которого, по идее, в такое место и пустить не должны были. Расселись за самым большим из столов, оказавшимся уже накрытым, мне сунули в руки стакан, все затихли и слово взял мой новый знакомый:

  - Друзья. Тост за Василия, вставшего паукам поперёк горла. Чистого неба!

  - Чистого неба, - повторил я, осторожно нюхая предложенный напиток. Надо же, яблочный сок. Но как они узнали?

  Я с удовольствием допил стакан холодного напитка и принялся за еду, даже не удивившись, что проголодался вновь. Потом долго отвечал на вопросы, мы спорили и в итоге всей гурьбой оказались в главном вирт центре пилотской подготовки. Там меня быстро сунули в тренажер и заставили показать класс.

  Тренировка проходила в равном темпе на стандартных условиях. Счёт был три-четыре в пользу пилотов базы, что меня только распаляло - я жаждал реванша. Именно в момент, когда я только вырвал ещё одну схватку и готовился к следующей, потерявшая меня сестра добралась до нашей развесёлой компании, вытащила из вирта и, несмотря на уговоры, забрала с собой.

  Я думал, что пилоты меня отобьют, да куда там. После салона красоты вид у сестры был такой, что отказать ей не смогли, сами выковыряли меня из кабины и сдали с рук на руки, предатели.

  Впрочем, сделано это было как раз вовремя. Пока суть да дело, ремонт Тени был практически завершен и, хотя внутри корабль пока был больше похож на консервную банку, все жизненно важные системы уже установили и интегрировали в корабельную сеть. Оставалось провести калибровку и синхронизацию энергосистем, но мощнейшие компьютеры базы обещали сделать это в течении часа.

  Тем временем техники уже установили на места элементы обшивки, а служба доставки подвезла сделанные сестрёнкой покупки, которые как раз пытались загрузить на корабль. Роботы монтировали внутренние модульные перегородки и производили облагораживание помещений. Схема работ была настолько отточена, что не удивлюсь, если местные механики способны крейсер за сутки разобрать и собрать заново.

  Лицо главного техника выглядело довольным.

  - Сергей Степанович.

  - Привет, Вась. У нас всё практически готово, через пару часов можешь принимать работу.

  - Отлично. Нас никто не спрашивал?

  - Репортёры были, но я их спровадил к начальнику базы, так что, глядишь и не найдут.

  - Хорошо бы.

  Поскольку тянуть смысла не было, я оплатил счёт за ремонт сразу. Не знаю сам зачем спешу, но было какое-то зудящее чувство внутри, как будто что-то пойдёт не так.

  Сестра уже была внутри, самозабвенно копаясь в документации по своему заказу, я же остался снаружи, наблюдая за работой. Вот, наконец, всё было закончено, последний шланг с шипением отцепился от борта и змеёй уполз в люк.

  - Спасибо Вам огромное, - крепко пожав руку мастера.

  - Ты, Вась, аккуратнее там и ... - он чуть прервался,- в трюме тебя ещё один сюрприз ждёт. Пилот второго 'варана' мой крестник, тут вообще все друг другу родня и братья, вот ребята расстарались, как могли.

  Я поднялся в шлюз, помахал рукой, прощаясь. Аппарель сдвинулась, поползла вверх, и в тот же миг компьютер запустил процедуру отлёта. Гравы подняли чёрное тело 'Беркута', атмосферное поле окружило нас на миг и спустя минуту мы удаляемся от гостеприимно принявшей нас базы, калейдоскоп огней которой медленно уплывал вдаль.

 


  Орбитальная база Сангории. | Противостояние. Обретение мечты |   \Грэус\. Боевой крейсер объединения Корн.