home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VI. Тайна винного погреба

Наконец Фриц фон Тарленхайм, Сапт и я уединились в королевской гардеробной, Сапт набил и раскурил трубку, а я в изнеможении бросился в кресло. Сапт не стал распространяться о блестящей победе. Впрочем, это было совершенно излишне: ото всего его облика веяло таким торжеством, что никаких слов не требовалось. У Фрица теперь тоже был вполне бравый вид: благополучный исход предприятия и хорошее вино, которому он отдал должное за столом, вернули его к жизни.

— Уверен, вы не скоро забудете этот день! — глядя на меня воскликнул он. — Я бы сам не отказался двенадцать часов побыть королем. Мне кажется, вы даже немного переусердствовали, Рассендилл. Видели бы вы, какое звериное лицо было у Черного Майкла, когда вы любезничали с принцессой. Мне показалось, вы и впрямь увлекли ее.

— Как она хороша!.. — вырвалось у меня.

— Бросьте эти глупости! — оборвал меня Сапт. — Скажите лучше, вы готовы ехать? Нам уже пора.

— Вот так проходят мгновения славы! — полушутя-полусерьезно воскликнул я, взглянув на часы. — Сейчас пять, а в двенадцать я снова стану обыкновенным Рудольфом Рассендиллом. Мое королевство тает на глазах.

— Лучше бы помолились, чтобы не стать покойным Рудольфом Рассендиллом, — мрачно сострил Сапт. — Меня весь день не покидает ощущение, что голова моя в любой момент готова слететь с плеч. Кроме того, могу сообщить, что Майкл получил сегодня депешу из Зенды. Он прочел ее, и было видно, что он совершенно ошеломлен.

После того, как я это услышал, у меня разом пропала охота к отвлеченным размышлениям.

— Едем быстрее. Я готов, — тут же объявил я.

— Прежде чем ехать, нам надо заготовить королевский приказ, — возразил Сапт. — Без разрешения на выезд из Стрелсау нас могут задержать. Не забывайте: Майкл пока еще губернатор. Сейчас я составлю приказ, а вы поставите подпись.

— Вы забыли одно, полковник. Я, к сожалению, не умею подделывать подписи, — сказал я.

Сапт извлек из кармана листок бумаги.

— Это подпись короля, — он ткнул пальцем в листок, — а это, — он снова полез в карман, — превосходная копирка. Если вы и сейчас скажете, что не способны скрепить приказ подписью, придется мне это взять на себя.

— Я даже и пытаться не стану, полковник. Я уже имел случай убедиться, сколь многосторонни ваши познания, и охотно уступаю вам эту честь.

Пока я говорил, сей высокообразованный муж написал приказ, а затем вполне сносно изобразил королевский автограф.

— Теперь, Фриц, слушайте внимательно, — сказал он. — Король почивает. Коронация утомила его величество, и он не велел никому беспокоить себя раньше девяти утра. Вы поняли, Фриц? Никому!

— Понял, — ответил Фриц.

— Если явится Майкл и потребует срочной аудиенции, ответьте, что только принцы крови имеют право на срочную аудиенцию.

— Представляю себе, как Майкл разозлится! — засмеялся Фриц.

— Сейчас не до шуток, — не разделил его веселости Сапт. — Поймите, Фриц, если до нашего приезда дверь хоть для кого-нибудь откроется, вы погибнете раньше, чем сможете нас предупредить.

— Не тратьте сил, полковник, — обиженно отозвался Фриц, — я и сам все прекрасно понимаю.

Пропустив его ответ мимо ушей, Сапт переключился на меня.

— Возьмите, — кинул он мне плащ. — Закутайтесь поплотнее, а на голову наденьте вот это. — Он протянул кепку. — Я скажу, что сегодня беру с собой в охотничий домик денщика.

— Я только боюсь, — вмешался я, — что ни одна лошадь не сможет пронести меня сорок миль подряд.

— А кто вам сказал, что вы поскачете на одной лошади? — Сапт по-прежнему сохранял полную невозмутимость. — Одна донесет вас до домика, а там вы пересядете на другую. Вы готовы?

— Готов, — ответил я.

Фриц протянул мне руку.

— Надеюсь, еще увидимся, — сказал он.

Я ответил ему крепким рукопожатием.

— Шли бы вы к черту со своими нежностями, — заворчал Сапт. — Быстрее!

Он шагнул не к двери, а к панели в стене.

— При жизни прежнего короля, я часто пользовался этим выходом, — сказал он.

За панелью нам открылся узкий коридор. Мы прошли по нему ярдов двести и уперлись в массивную дубовую дверь. Сапт отпер ее. Мы очутились на пустынной улочке. Там нас поджидал человек с двумя лошадьми в поводу — великолепной гнедой, способной нести любого всадника, и коренастой каурой. Сапт велел мне сесть на гнедую. Не обменявшись с конюхом ни единым словом, мы вскочили в седла и поскакали к городским воротам.

В Стрелсау по-прежнему царило веселье. Мы старались не выезжать на людные улицы, но, даже если бы нас и заметили, вряд ли сейчас кто-нибудь признал бы меня. Плащ с высоким воротником скрывал нижнюю часть моего лица, а рыжая шевелюра была упрятана под большую кепку. Вняв совету Сапта, я ссутулился. Посадка при этом получилась безобразная, надеюсь, никогда больше мне не придется так позориться.

Мы выехали на узкую длинную улицу и поскакали под гору. Лишь редкие прохожие встречались нам на пути, зато в центре, не переставая, звонили колокола и громкие возгласы свидетельствовали, что люди продолжают славить короля. Наконец мы добрались до городских ворот.

— Приготовьте оружие, — шепнул Сапт. — Если стражник поднимет тревогу, придется заставить его умолкнуть.

Я положил руку на рукоять револьвера. Сапт позвал стражника. Нам повезло: из караульной будки выглянула девочка; на вид ей было лет четырнадцать.

— Что вам угодно, сэр? — шепотом спросила она. — Папа ушел посмотреть на короля.

— Лучше бы ему не покидать поста, — сказал Сапт и украдкой улыбнулся мне.

— Но он велел мне не открывать ворота, сэр.

— Он запретил тебе открывать? — переспросил Сапт. — Тогда дай мне ключ. Я сам открою.

Девочка держала ключ в руке. Сапт протянул ей крону.

— Теперь давай ключ, а отцу передашь приказ короля.

Сапт вручил девочке «приказ» и, повернувшись ко мне, распорядился:

— Денщик, откройте ворота.

Я соскочил с лошади, и мы вдвоем отворили тяжелые створки ворот. Выведя лошадей за городскую стену, мы снова закрыли их.

— Если Майкл узнает, что привратника не было на месте, я этому бедняге не завидую, — сказал Сапт. — Ну, да нас это не касается. Трогайте, мой милый. Только не неситесь слишком быстро. Давайте сначала подальше отъедем от города. Не стоит раньше времени привлекать к себе внимания.

Однако в пригороде нам не встретилось ни души. Видимо, все жители окраин отправились в город на праздник, и мы в полном одиночестве проскакали солидный отрезок пути. На ясном небе ярко светила луна, и дорога была видна не хуже, чем днем. Лошадь моя отличалась поразительной выносливостью: она несла меня так легко, точно я ничего не весил. Словом, ничто нам пока не мешало, и мы рассчитывали вовремя прибыть на место.

— Интересно, что все-таки прочитал Майкл в депеше? — нарушил молчание я.

— Мне тоже интересно, — ответил Сапт таким тоном, что у меня пропала охота продолжать беседу.

Мы проехали еще немного и заметили постоялый двор. Мы спешились: пора было задать корм лошадям, да и самим хотя бы промочить горло глотком вина.

Не решившись бросить лошадей одних, я остался в конюшне, а Сапт сходил в дом и принес вина.

Полчаса спустя мы снова пустились в путь. Мы проехали миль двадцать пять, когда Сапт вдруг резко осадил коня.

— Слушайте! — коротко бросил он. Я прислушался. Поначалу я не уловил ничего, кроме шума листвы и легкого ветерка. Потом издали донесся стук копыт. Я вопросительно посмотрел на Сапта.

— Вперед! — скомандовал он и пустил лошадь галопом.

Через некоторое время мы остановились и прислушались вновь. На этот раз мы не заметили ничего подозрительного и поехали чуть медленней. Однако скоро стук копыт послышался опять. Сапт спрыгнул с лошади и приложил ухо к земле.

— Их двое, — объявил он. — Они всего в миле от нас. Слава Богу, что дорога состоит из одних поворотов и ветер дует в нашу сторону.

Мы устремились вперед. Расстояние между нами и двумя всадниками, судя по всему, не увеличивалось. Наконец мы достигли зендского леса. Теперь деревья надежно укрывали нас от погони, правда, и мы могли не заметить ее, ибо дорога по-прежнему изобиловала поворотами.

Прошло еще полчаса, и мы оказались на развилке. Сапт натянул повод.

— Нам надо ехать направо, — объяснил он. — Левая дорога ведет к замку. Расстояние до замка и до домика лесника примерно одинаковое. Слезайте! — резко приказал он.

— Но они же нагонят нас! — в панике возразил я.

— Слезайте! — строго повторил Сапт, и мне ничего не оставалось, как повиноваться.

Лес в это месте подступал к самому краю дороги. Мы отвели лошадей за деревья, завязали им глаза платками, а сами замерли возле них.

— Вы хотите увидеть их? — шепотом спросил я.

— Да. И главное, узнать, куда они едут, — ответил Сапт.

Он вытащил револьвер и держал его наготове.

Судя по стуку копыт, они приближались. Луна теперь светила еще ярче, и на дороге можно было рассмотреть любой след. Хорошо, что почва была каменистой и копыта наших коней не отпечатались на дороге.

— Вот они! — прошептал Сапт.

— Майкл собственной персоной! — удивился я.

— Этого следовало ожидать, — спокойно ответил полковник.

Всадников действительно было двое. Герцога сопровождал мужчина огромного роста и атлетического сложения. Чуть позже мне предстояло узнать его имя. Это был Макс Холф — телохранитель Майкла и брат того самого Йоханна, с которым судьба свела меня в гостинице.

Всадники остановились совсем рядом с нами. Я взглянул на полковника. Он пассивно поглаживал пальцем спусковой крючок револьвера, и я вдруг понял, что он дорого бы сейчас дал, чтобы выстрелить в Майкла. Я легонько тронул его за рукав. Он успокаивающе кивнул головой. Он всегда был готов положить личные желания на алтарь государства.

— Куда поедем? — раздался голос Черного Майкла.

— В замок, ваше высочество, — ответил Макс, — там мы живо выясним правду.

Герцог задумался.

— Кажется, я слышал стук копыт впереди, — сказал он.

— Вам показалось, ваше высочество.

— Может, нам все же заехать в охотничий домик? — продолжал колебаться Майкл.

— Ваше высочество! А вдруг они устроили нам западню? Ну, а если все в порядке, нам и вовсе там делать нечего.

И тут лошадь герцога заржала. Мы схватили плащи и набросили на головы своим лошадям. Затем мы замерли, наставив пистолеты на герцога и его слугу. Если они обнаружат нас, мы или убьем их, или захватим в плен.

Майкл еще немного подумал, потом кивнул головой.

— Едем в Зенду! — крикнул он и, пришпорив коня, поскакал по дороге.

Сапт по-прежнему целился ему в спину. Потом нехотя опустил револьвер. Вид у него был такой расстроенный, что я не смог удержаться от смеха.

Мы выждали еще минут десять.

— Теперь вам ясно? — спросил Сапт. — Майкл получил известие, что все в порядке.

— Но что они имели в виду? — удивился я.

— Вот это нам и предстоит выяснить. Но, похоже, Майкл озадачен не меньше нашего. Иначе он нипочем не понесся бы на ночь глядя в Зенду.

Мы вскочили в седла и, насколько позволяли уже порядком уставшие лошади, поспешили к охотничьему домику. Когда мы подъехали, никто не встретил нас у ворот. Мы спешились. Внезапно Сапт схватил меня за руку.

— Видите? — показал он на землю.

Я опустил голову и сразу заметил раскиданные обрывки шелковых носовых платков. Я не понял, какое значение он придает этой находке и недоуменно посмотрел на него.

— Этими платками я связал старуху перед тем, как мы уехали в Стрелсау, — объяснил он. — Привяжите лошадей, и пошли.

Стоило нам взяться за ручку входной двери, как она открылась. Это показалось нам дурным признаком. Мы очутились в той самой комнате, где пировали накануне. На столе все еще стояли блюда с остатками пищи и пустые бутылки.

— Идем дальше, — сказал Сапт, и голос у него дрогнул. Если уж невозмутимый Сапт вышел из себя, значит, нам было чего опасаться.

Мы побежали вниз по лестнице. Дверь в угольный подвал была распахнута настежь.

— Они нашли старуху, — сказал я.

— Если бы они ее не нашли, мы не увидели бы платков у ворот, — ответил Сапт.

Мы остановились у входа в винный погреб. Я попробовал открыть дверь. Она не поддалась. Я посмотрел вокруг. Мне показалось, что с тех пор, как мы уехали, тут ничего не изменилось.

— Все в порядке, — облегченно вздохнув, сказал я.

Но, к моему удивлению, Сапт вместо радости разразился проклятиями. Я изумленно уставился на него. Лицо его было бледно, глаза остановились от ужаса. Он ткнул пальцем в пол, и только тут я заметил под самой дверью лужу бурого цвета.

Сапт в изнеможении прислонился к стене. Я попробовал открыть дверь. Она по-прежнему не поддавалась, и я еще раз убедился, что она заперта.

— Куда же запропастился Джозеф? — пробормотал Сапт.

— И где король? — подхватил я.

Сапт выхватил из кармана флягу и приложил к губам. Я кинулся обратно наверх и, добежав до столовой, нашел у камина тяжелую кочергу. Вернувшись в подвал, я принялся колотить ей по замку. Страх удваивал мои силы, и удары получались довольно увесистые. Револьверная пуля, которую я всадил в замок под конец, довершила дело. Дверь открылась.

— Посветите мне, — попросил я Сапта.

Однако Сапт по-прежнему стоял, прислонившись к стене.

Я уже успел убедиться, сколь не робкого десятка был этот человек. За себя он нисколько не боялся. Но охрана короля была делом его жизни, и я понял, что, будучи всецело предан ему, Сапт переживает сейчас страшные минуты. Я снова отправился в столовую и, захватив свечу, вернулся обратно. Горячий воск то и дело капал мне на руку — так она дрожала.

Я вошел в погреб. Бурые пятна уходили в глубь помещения. Держа свечу над головой, я пошел дальше. Ящики с винными бутылками, паутина по стенам. Несколько пустых бутылок на полу… И вдруг я увидел человека. Он лежал на спине, беспомощно раскинув руки. Я подошел ближе, нагнулся и узнал Джозефа. Джозеф был мертв — на шее его зияла огромная рана. Я опустился на колени и вознес безмолвную молитву за упокой души верного слуги короля. Было совершенно ясно, что бедный малый защищал своего господина до последнего вздоха. Я ощутил руку на плече. Обернувшись, я увидел Сапта. С ужасом глядя на меня, он выдохнул:

— Боже!.. А как же король? Что с ним?

Я снова поднялся и со свечой в руках обшарил все закоулки погреба.

— Могу с уверенностью сказать только одно, — ответил я Сапту. — Здесь короля нет.


Глава V. В роли его величества | Пленник замка Зенды | Глава VII. Король почивает в Стрелсау