home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XVIII. Штурм

Не могу сказать, что, болтая одной ногой в воздухе, а другой стоя на ступеньке отвесной стены, особенно приятно поразмыслить о том о сем. И все же я постарался сосредоточиться и, прежде чем двигаться дальше, обдумать происходящее. Немного поразмыслив, я понял, что, какие бы цели ни побудили Руперта купаться ночью в канале, я все равно пока выигрываю у него одно очко. Ведь Руперт находится по другую сторону рва, и, если ничего не произойдет, я могу сделать так, чтобы он там и остался. Значит, теперь против меня уже не четверо, а трое: двое на страже в темнице и Де Готе, который отсыпается после вахты. Будь у меня ключи, я бы рискнул напасть на Детчарда и Берсонина даже прежде, чем дождусь поддержки друзей. Но о таком исходе приходилось лишь мечтать. Ключи от темницы мне достанутся, только когда наш отряд вынудит выбежать на мост кого-нибудь из тех, кому они доверены. Словом, пока мне оставалось смотреть в оба и терпеливо ждать.

Нет ничего томительнее такого ожидания, и мне показалось, что я торчу тут уже добрых полчаса (забегая вперед, скажу, что в действительности не прошло и пяти минут), когда я стал свидетелем следующего акта этой насыщенной событиями драмы.

В новом дворце по-прежнему царила тишина. Окна герцога, как и раньше, были плотно прикрыты ставнями, а в окнах мадам де Мобан продолжал гореть свет. Внезапно я уловил какой-то шум. Он доносился из-за двери, выходящей к подземному мосту. Я едва различал этот шум среди прочих ночных шорохов, и все-таки звук был достаточно характерный. Кто-то явно поворачивал ключ в замке двери. Что это была за дверь, мне пока оставалось лишь гадать, но я сразу представил себе Руперта Хенцау с мечом в зубах и почти не сомневался, что с замком орудует именно он. И еще я не сомневался, что этот молодчик не собирается совершать ничего хорошего. Теперь стоило сообразить, куда ведет эта дверь. Разрешив и эту задачу, я мог с большей или меньшей точностью угадать, какую мерзость затеял Руперт на сей раз.

Впрочем, я недолго оставался в неведении. Ибо, прежде чем мои друзья подоспели к новому дворцу и прежде чем Йоханн отворил дверь, в комнате Антуанетт де Мобан раздался громкий треск, словно на пол уронили горящую лампу. Огонь в окне тут же погас. И тут же тишину прорезал пронзительный крик:

— Помогите! На помощь, Майкл!

Антуанетт на секунду затихла, затем закричала снова.

Нервы мои были напряжены до предела. Я взобрался на самую верхнюю ступеньку. Правой рукой я крепко уцепился за порог двери, а левой сжимал меч. Только сейчас я заметил, что ниша двери шире основания моста. Между дверью и мостом оставалось пространство, в котором можно было неплохо укрыться. Я тут же воспользовался этим убежищем. Теперь я занял отличную позицию. Каждый, кто захочет попасть из нового дворца в замок, неизбежно встретится со мной.

Антуанетт снова закричала. Потом хлопнула дверь. Я слышал, как кто-то яростно пытается открыть дверь.

— Отворите немедленно! — раздался наконец голос Черного Майкла. — Что там с вами стряслось?

— На помощь, Майкл! Тут Хенцау! — крикнула Антуанетт именно то, что должна была крикнуть по уговору с нами.

Герцог в ответ выругался и с удвоенной энергией набросился на дверь.

Тут над моей головой отворилось окно.

— Что случилось? — гаркнул Де Готе.

Не дожидаясь ответа, он с грохотом сбежал по лестнице. Я изготовил меч. Дальше события развивались с отчаянной скоростью. Из комнаты мадам де Мобан послышался топот и звон мечей. Потом раздался разъяренный возглас. Так кричат раненые, и я понял, что соперники наконец встретились. Мгновение спустя окно с треском отворилось, и я различил силуэт Руперта Хенцау. Он стоял спиной к окну и явно готовился к выпаду.

— Получай, Йоханн! — воскликнул он. — А теперь поди-ка сюда, Майкл!

Судя по словам Руперта, Йоханн пришел на выручку герцогу и был то ли ранен, то ли убит. Ситуация осложнялась: даже если он только ранен, он вряд ли сумеет открыть дверь в назначенный срок.

— Помогите! — на этот раз кричала не Антуанетт, а Майкл, и голос его звучал хрипло и слабо.

Я услышал над головой шаги. Слева от меня, как раз там, где находилась темница короля, послышалась какая-то возня. Но прежде чем я успел что-либо предпринять, я увидел, что Руперта окружили пять или шесть человек, которые не давали ему выпрыгнуть в окно. Он сделал несколько выпадов. Противники, по всей видимости, не ожидали от него такой смелости, кроме того, выпады были столь точны, что люди Майкла дрогнули и отступили. Руперт вскочил на подоконник. Опьяненный кровью и азартом боя, он взмахнул мечом и, громко захохотав, бросился в ров.

Я не знал, что случилось с ним дальше, потому что именно в этот момент я чуть было не лишился жизни. В проеме двери, за которой стоял я, внезапно показалось длинное лицо Де Готе. Замешкайся я в ту минуту, мне пришел бы конец. Но я успел нанести удар первым, и он рухнул замертво у моих ног. Я опустился перед ним на колени. Он уже не дышал. Теперь мне надо было найти ключи, и я как заведенный повторял: «Куда же ты их дел, парень? Куда ты их дел?» — точно он мог мне ответить. Пошарив у него по карманам, я нашел целых три ключа. Я схватил самый большой и вставил в дверь, ведущую в сторожевую комнату темницы. Ключ легко вошел в скважину. Я повернул его, и замок открылся. Я отворил дверь. Войдя внутрь, я снова затворил ее и запер.

Я стоял на площадке лестницы, освещенной висячей лампой. Я снял лампу со стены и прислушался.

— Что там за чертовщина творится? — услышал я снизу.

— Может, убьем его?

Затаив дыхание, я ждал, что ответит второй.

— Подождем еще немного, — услышал я скрипучий голос Детчарда. — Если мы поспешим, Майкл не поблагодарит нас.

У меня отлегло от сердца.

Они замолчали. Затем я услышал, как они осторожно отвинтили болт от входной двери. Я быстро погасил лампу и повесил ее на место.

— Темень какая, — проворчал Берсонин. — Наверное, лампу задуло. Посветите мне, Детчард.

Я не сомневался, что сейчас появится Детчард с фонарем, но это не входило в мои планы. Я бросился вниз по ступенькам и на ходу толкнул дверь. Берсонин не запер ее и от удара она широко раскрылась. За ней я увидел бельгийца с мечом в руке. Детчард восседал на кушетке у стены. Берсонин от неожиданности отступил на шаг, а Детчард схватился за меч. Не мешкая, я налетел на бельгийца и прижал его к стене. Он бешено отбивался, но я фехтовал лучше и вскоре сумел сбить его с ног. Приставив меч к груди Берсонина, я обернулся. Детчарда в комнате не было. Видно, исполняя приказ герцога, он не стал тратить на меня время и побежал к королю. Дверь в темницу была закрыта, и я с ужасом подумал, что, быть может, именно сейчас Детчард занес руку над королем.

Не сомневаюсь, что он убил бы короля, а потом, возможно, и меня, если бы не доктор. Когда мне удалось отворить дверь в темницу, бой был в самом разгаре. Король стоял в углу комнаты. На него было страшно смотреть. Изможденный, подавленный, он беспомощно взирал на происходящее и даже не пытался себя спасти. Он лишь подымал и опускал скованные руки да хохотал как безумный. Детчард и доктор бились в центре комнаты. Доктор сумел преградить Детчарду путь к королю и даже на мгновение схватил его за руки. Но Детчард тут же высвободился. Не успел я прийти на помошь, как меч Детчарда пронзил насквозь тело несчастного доктора.

— Ну, наконец-то! — крикнул он, увидев меня, и попытался сделать со мной то же, что и с доктором.


Пленник замка Зенды

Я парировал удар. Наши мечи скрестились. К счастью, ни Берсонин, ни он не успели схватить револьверов. Они остались на каминной полке в передней комнате. Теперь мы с Детчардом боролись один на один, и это была упорная схватка. Я плохо помню подробности. Могу только сказать, что он фехтовал не хуже меня и, бесспорно, лучше умел обманывать противника. Кончилось тем, что он оттеснил меня к решетке, за которой начиналась «лестница Иакова». Ловким выпадом он нанес мне удар в левую руку. Я заметил, что он улыбается. Он уже явно торжествовал победу.

В том, что произошло дальше, нет никакой моей заслуги. Детчард наверняка одолел бы меня. Я еще не видел такого выносливого соперника, кроме того, жестокости в нем было хоть отбавляй, и в случае поражения единственная честь, которой я удостоился бы, — это лежать на дне рва рядом с королем.

Но именно в тот момент, когда Детчард изготовился для решающего удара, сломленное полубезумное существо, хохотавшее в углу комнаты, вдруг воскликнуло:

— Ба! Да это же кузен Рудольф! Держись, старина! Сейчас я помогу тебе!

С этими словами он схватил стул (как только он сумел удержать его в ослабевших руках?) и двинулся к нам.

— Вперед! — во все горло завопил я. — Кидайте стул ему под ноги!

Тотчас же Детчард нанес такой сильный удар, что, не успей я увернуться, он убил бы меня.

— Вперед! — снова заорал я. — Повеселимся вместе!

И король с радостным смехом двинулся к нам, толкая перед собой стул.

Детчард выругался и, прежде чем я успел что-нибудь предпринять, наставил меч на короля. Он ранил его. Король с жалобным стоном повалился на пол. Детчард резко развернулся и бросился на меня, но тут словно высшие силы вмешались в наш поединок: несчастный доктор уже после гибели спас меня. Детчард не заметил лужи крови, которая натекла из раны сраженного доктора. Рванувшись ко мне, он поскользнулся и упал. Я, разумеется, не мешкал. Прежде чем он успел опомниться, я вонзил в него меч, и он замер рядом со своей жертвой.

Теперь все мои мысли были о короле. «Жив ли он?» — вот первое, о чем я подумал. Я подбежал к нему. Похоже, я уже ничего не мог для него сделать. Он неподвижно лежал на полу, на лбу его зияла рана. Я опустился на колени и приложил ухо к его груди. Но тут снаружи раздался скрежет подъемного моста. Минуту спустя он с лязгом опустился на мою сторону. У меня похолодело в груди. Если сейчас сюда придут, мы с королем окажемся в ловушке. Предоставив королю самостоятельно выбирать между жизнью и смертью (если он, конечно, еще способен выбирать), я схватил меч и кинулся в переднюю комнату. Кто опустил мост? Если это мой отряд, все в порядке, а если… Взгляд мой упал на каминную полку, где лежали револьверы. Я убедился, что они заряжены, и один взял себе. Приготовившись, я решил немного осмотреться и перевести дух после недавней схватки. Я прислушался. Похоже, пока мне ничто не угрожало, и, разорвав рубашку, я перевязал кровоточащую рану на руке. Потом снова прислушался. В тот момент я бы полжизни отдал, чтобы услышать голос Сапта. Я вконец устал, и сама мысль о дальнейшей борьбе меня ужасала. А ведь Руперт Хенцау все еще находился где-то рядом, и, пока он был жив, никто не мог поручиться, что я выйду отсюда живым.

Сообразив, что узкий проход в темницу мне будет защищать легче, чем широкую дверь во внутреннюю комнату, я с трудом поднялся по лестнице и занял позицию, с которой начал штурм королевской темницы. Не успел я подойти к двери, как раздался какой-то шум. Я ушам своим не поверил. Как ни дико это было в таком мрачном месте, но я не ошибся: недалеко от моста послышался веселый смех. Смеялся Руперт Хенцау. Его веселье было для меня дурным знаком: раз Руперт по-прежнему находится здесь — значит, мои люди по какой-то причине не дошли или ушли, решив, что меня уже нет в живых. Если так и они уже скачут в Тарленхайм с известием о гибели короля, то, пока они доедут, сведения станут точными. Теперь мне стал понятен смех Руперта: он действительно мог торжествовать победу.

Я бессильно оперся о косяк двери. Но то, что происходило снаружи, заставило меня вновь собраться с силами. К моему удивлению, Руперт совсем не торопился идти на приступ темницы.

У меня явно появилась кое-какая перспектива. Из слов Руперта я понял, что ни ему, ни Майклу сейчас нет никакого дела ни до меня, ни до короля. «А раз так, — подумал я, — значит, еще не все потеряно». Я повернул ключ в замке, открыл дверь и выглянул наружу.


Глава XVII. Ночные похождения Руперта Хенцау | Пленник замка Зенды | Глава XIX. Поединок в лесу