home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Приговоренный к…

Солнце еще не поднялось над крышами домов, но уже успело залить все вокруг кровавой пеленой рассвета – последнего рассвета для барона Герда Марана. Смотреть на зарю через решетку было неприятно, особенно в свете последних событий. В памяти тут же всплыл разговор, результатом которого стал приговор заблудившейся в этом мире душе.

После ареста в таверне мы отправились в загородную резиденцию графа уже в предрассветной дымке. Окрестности столицы даже приблизительно не напоминали осадного лагеря, скорее казалось, что имперские легионы проводят учения: ровные, как на параде, квадраты тирахий едва ли не строевым шагом проходили по древней дороге и вливались в широко открытые ворота. Небольшой карете с зарешеченными окнами удалось протиснуться мимо входящих в город войск лишь после яростной перепалки. Карн устроил маленький скандал с провинциальным центурионом, тыча ему под нос какую-то бляху. Широкоплечий легионер смотрел на сотрудника тайной канцелярии больше с презрением, чем с опасением.

Дело, как всегда, решило вмешательство Лована – гвардейская форма подействовала на несговорчивого легионера магическим образом, и нам тут же освободили дорогу.

Дорога освободилась, но тюремный кортеж все равно продвигался очень медленно, причиной тому стали некоторые наездники – на сидящих верхом кронайцев без смеха смотреть было тяжело. Только немой центурион и несколько его подчиненных нормально держались в седле, но они не могли ускориться из-за взобравшихся на коней «крабов». Поэтому в поместье мы попали, когда солнце поднялось довольно высоко над горизонтом.

Летняя резиденция графа Гвиери не впечатляла ни размерами, ни роскошью, зато была очень изящной и уютной.

Интересно, кого Кровавому Моржу пришлось уничтожить, чтобы заполучить такой трофей?

Карету я покидал под прицелом десятка арбалетов и без «чешуи» на изможденном теле. Бессонная ночь вкупе с дикой усталостью и нервным перенапряжением накрыли меня одеялом апатии, поэтому все происходящее воспринималось как горячечный бред.

А может, оно и к лучшему? Уйду без страха, до самого конца воспринимая все происходящее как сон.

Вопрос, почему граф не принял меня в здании тайной канцелярии, среди столичных пожаров, разрешился сам собой, когда я увидел покровителя Золотого Города лежащим на широкой кровати. Удивительно, что его вообще смогли дотащить в таком состоянии хотя бы до этого поместья, особенно учитывая, какими темпами продвигалась армия лояльных императрице войск.

Как же он жаждет моей смерти, если пошел на такие муки, чтобы лицезреть все своими глазами!

От былой телесной мощи графа осталась едва ли половина. Судя по его состоянию, болезнь длилась довольно долго, но блеск в глазах сатарского графа оставался таким же, как и раньше. Может, это и глупо, но мне было жаль этого человека: всю жизнь заботился не о себе, даже меня он прикажет убить, защищая Лару, которую всегда считал своей дочерью. И императорский венец на ее голове для старого графа ровным счетом ничего не менял.

– Ну, здравствуй, Ван, – хрипло проговорил больной, внимательно осматривая незнакомое для него лицо барона Марана.

– Сомнительное приветствие, ваша милость, особенно учитывая, чем закончится наш сегодняшний разговор. – В данной ситуации я мог позволить себе немного иронии.

– Зачем же так мрачно? – решил поиграть с пленником граф.

– Вот только не надо говорить, что вы поверите моему обещанию молчать о ваших тайнах и мирно отпустите обратно в баронство.

– Не отпущу, – согласился Гвиери и тускло улыбнулся.

– Вот и я о том же, а Карн с огромным удовольствием перережет мне глотку и закопает в саду за этим милым особнячком.

– Угу. – Карн не смог удержаться, чтобы не вставить своего слова. Его голос за спиной прошелся по нервам и заставил меня развернуться.

В комнате кроме меня и больного находилась лишь неразлучная парочка графских головорезов. Лован, с которым мне пришлось пережить много приятных и неприятных моментов, был хмур и печален, а вот на украшенном бакенбардами лице кронайца застыл злорадный оскал. И этот оскал мне очень захотелось стереть.

– Карн, я бы на твоем месте так не радовался. Меня ты переживешь, а вот за Яной и Ургеном, скорее всего, поедут другие. Ты же, мой друг, будешь сопровождать графа даже на тот свет. С такими секретами, как у тебя в черепушке, долго не живут. – Вспомнив легионерские легенды, я добавил несколько слов для немого центуриона: – А вот мы с Лованом на «большом привале» за «периметром жизни» еще не раз с удовольствием выпьем, твою же морду, пират, мне не хотелось бы видеть даже в посмертии.

Центурион понимающе хмыкнул, а Карн заскрежетал зубами, едва не роняя пену. Он дернулся, но тут же был остановлен центурионом. И все же мне показалось что его задела не правда в отношении графа, а реакция Лована…

– Карн, – железный, несмотря на слабость, голос графа окончательно успокоил кронайца.

Мне же оставалось издевательски улыбнуться и повернуться к больному:

– Ваша милость, не подскажете мне напоследок, как вы оказались на смертном одре в мире с магической медициной?

– Магическим же способом, – криво улыбнулся граф. – Самое мерзкое то, что любой целитель смог бы опознать яд в кубке вина с десяти шагов. А вот уничтожить расползающуюся по моим венам дарийскую магию им уже не под силу. Теперь возле меня постоянно находится один из этих шарлатанов, но толку-то… Хотя нет, возможно, он сумеет уберечь моего наследника.

Я уже открыл рот, чтобы спросить о том, какая же безумная дама сподобилась подарить графу наследника, но очередной приступ усталости и апатии выбил последние мысли из моей не самой светлой головы. Хотелось только одного: чтобы весь этот фарс побыстрее закончился. Проявившаяся на лице мысль не укрылась от внимательного взгляда Кровавого Моржа.

– Вижу, ты устал и хотел бы выслушать свой приговор.

– Приговор подразумевает суд, – все же сумел выдавить я из себя.

– А суд был, – хмыкнул граф, кивая в сторону своих головорезов. – Чем тебе не судебная тройка военных наказующих?

В ответ мне оставалось лишь безразлично пожать плечами.

– Ты прав, Ван, в твое баронство я тебя не отпущу, но то, что я успел узнать о твоих подвигах, заставило меня задуматься. Дари просто так не успокоятся, ты сам это понимаешь. И кто после меня будет защищать Лару от их нападок? Лован или этот бешеный пират? Карн, не сопи, сам знаешь, что из тебя командир – как из осьминога шлем. Так вот, джинн, приговором для тебя станет моя ноша.

Я стоял и тупо смотрел на загадочно улыбающегося графа, которого этот разговор изрядно приободрил. И лишь через несколько минут в мою голову пришла мысль о том, что смерть, похоже, откладывается. Затем туда же наконец-то просочился смысл сказанных Кровавым Моржом слов.

– А оно мне надо?

За спиной раздались два совершенно разных звука – рычание Карна и веселое похрюкивание Лована.

– Неожиданное заявление, – удивился граф. – Тебе что, не хочется еще немного пожить?

– Ну почему же не хочется? Вот только жизнь жизни рознь.

Граф засмеялся то ли от моей наглости, то ли от нелепости всей ситуации – ему приходилось уговаривать меня занять высокую ступень в имперской иерархии. Хотя еще из курса истории школьной программы я знал, что чем выше положение в обществе, тем больше проблем сваливается на голову «счастливца».

Приступ веселья закончился для больного приступом кашля. Отпив немного ядреного цвета напитка из колбы, граф посерьезнел:

– Так, давай без шуток. Я действительно хочу, чтобы ты занялся нашими общими знакомыми из Темного Леса. Хотя ты и так уже занимаешься ими. Чего только стоит твоя операция в разрушенном замке. Не нужно так напрягаться, еще в обморок брякнешься, – небрежно махнул рукой граф, увидев, как я дернулся. – Тоже мне секрет.

– Яна отчиталась?

– Не будь таким наивным. В герцогстве Увиер и без этой бешеной кошки хватает наблюдательных людей. Будь у меня больше времени, я бы наказал ее за самодеятельность и за шашни с тобой, но поведение хтарки – по большому счету, уже твоя проблема. Теперь тебе придется распоряжаться этим клубком змей, которые называют себя моими ближайшими помощниками. Ван, мне действительно не на кого оставить это дело. Вся информация по дари напрямую связана с новорожденным императорским наследником, и она известна слишком многим людям. Этот список нужно сокращать, а не увеличивать. Из тех, кто уже посвящен в нашу тайну, ты самый подходящий на роль охотничьего пса при Ларе. Штурм столицы убедил меня в этом окончательно. К тому же у тебя имеются личные мотивы – ведь наверняка считаешь принца своим сыном хотя бы отчасти?

Отвечать на вопрос я не стал, но в очередной раз отметил, что имею дело с очень умным человеком – подлым, циничным, но умным.

Если вдуматься, граф был во всем прав – и Лару с ребенком я буду защищать до последнего, да и к дари у меня накопилась целая пачка неоплаченных счетов. К тому же нестандартное мышление иномирянина в этом деле сработает намного лучше инертности местных обывателей. Граф был гениальным фискалом, но и ему приходилось ломать себя во многих вопросах, пытаясь поверить в то, чего не могло быть, «потому что не могло быть никогда».

И вообще, чего это я кокетничаю, как первокурсница на студенческой вечеринке, – ведь все равно соглашусь. Так что следует поговорить серьезно, а то Карн уже до крови расчесал себе руки от желания прямо здесь всадить мне кинжал в почку.

– В общем, я согласен, только с некоторыми работниками мы можем не сойтись характерами, да и ресурсов для этой войны у меня маловато.

Граф Гвиери без малейшей улыбки кивнул и резко прокаркал:

– Карн, Лован, выйдите.

После той памятной беседы прошло уже две недели, и все равно чувства, которые обуревали меня по дороге к поместью графа, пока не давали спокойно смотреть на мир сквозь решетку, хоть и такую узорчатую, как в окне моего нового дворца. Не знаю почему – наверное, нервы шалят.

Вопрос с кадровой и финансовой преемственностью решился изящно и просто, как все гениальное. Для начала я получил в руки коробку с бумагами, в которых было много интересного на всех в команде графа, включая моего дружка Ургена.

Нужно обязательно переговорить с этим извращенцем на предмет его морального облика и укрывательства от друзей важной информации из жизни некоторых профессоров столичной академии. Как оказалось, увлечение запретным артефактоведением – далеко не самый большой грех профессора Ургена.

На остальных членов графской команды имелось не меньшее количество очень неприятной информации, разве что история Лована была больше печальной, чем грязной.

Имперский центурион оказался убийцей кронмаркиза одного из южных герцогств. Пошел он на это по просьбе одной очень красивой особы, той самой, которая затем приказала своим доверенным слугам лишить Лована языка. Ошибкой очень уж много возомнившей о себе дамочки стало то, что она сделала непозволительно большую паузу между удалением центурионского языка и ампутацией его же головы. Лован онемел, будучи в беспамятном состоянии, а вот попытка позлорадствовать над очнувшимся воином закончилась для палачей летальными последствиями. В темном подвале небольшого южного замка полегли все, включая бывшую любовь моего нового друга. Затем, забрызганный чужой и своей кровью, онемевший центурион сбежал в Сатарское княжество, где и попал под опеку Кровавого Моржа.

В принципе шантажировать центуриона было нечем, кроме возможной мести со стороны лишившегося первенца герцога, да и сам Лован работал с графом не за страх, а за совесть, и я надеялся, что так же будет и в нашем сотрудничестве.

Единственное, о чем мне так и не удалось узнать из тайного архива графа, так это о скелетах в шкафу Карна. Гвиери лишь сказал, что кронаец теперь связан со мной очень тесными узами и скорее перережет себе глотку, чем позволит мне умереть. Что это значит и какую страховку придумал граф, мне еще предстояло узнать, но по взгляду Карна на следующий день после разговора с Гвиери я понял, что все очень серьезно: в глазах кронайца бушевал дикий коктейль из ненависти, ярости и отчаянного бессилия.

С финансовой стороной все было еще проще – я вновь попал в индийское кино. Граф, не мудрствуя лукаво, усыновил меня, и это утро действительно будет последним в жизни барона Герда Марана. Вечером по законам империи я стану графом Ваном Гвиери. Что касается имени, то при усыновлении «сирота» будто рождается заново, и «отец» дает ему имя. Чаще всего оно остается таким же, какое дали усыновленному при рождении, но в данном случае граф сделал мне еще один подарок. Жаль, что имя Иван для этого мира слишком непривычно, так что пришлось довольствоваться его укороченной формой.

Честно говоря, после истории с Выиром и кольцом покойного генерала Рольда Сакнара я начал настороженно относиться к подобным «семейным» аферам, мне еще предстояло объясняться с дальними родственниками графа, которые слетелись в столицу в поисках наследства, как только до них дошла весть о смерти легендарного Кровавого Моржа. Целителям так и не удалось справиться с дарийским ядом, и граф скончался через неделю после штурма столицы. Человек, которого я не мог назвать ни врагом, ни другом, но вызывавший во мне чувство искреннего уважения, отошел тихо, успев передать все дела своему преемнику.

Словно всего случившегося было мало, накануне вечером посыльный императорской канцелярии огорошил меня известием, что в моем лице графская династия Гвиери впервые со времен образования Сатарского княжества становится коронной – то есть получает корону, как подтверждение владения реальным графством. Это был подарок от Лары герою штурма столицы.

Я уже успел напрячься по поводу «освоения» неизвестной мне земли, но успокоился, рассмотрев в конце послания приписку о том, что графство Гвиери образовывается из: свободных баронств, в том числе баронства Маран и соседних, а также части герцогства Увиер, включая графство Довлон с одноименным городом. Вроде неплохо, особенно учитывая мастерские большого Довлона – бывшей вотчины моего «нанимателя» на службу лжеимператору, только не знаю – как все это воспримут соседи-бароны и Сават?

День моей коронации, как и предыдущие две недели, прошел в разборках с местными юристами и посыльными из имперской канцелярии. К счастью, тягомотина с наследством уже заканчивалась. Тело графа отправилось в Сатар для упокоения в семейном склепе, вся недвижимость и в княжестве, и в империи полностью перешла ко мне, включая загородный особняк, который я сделал своей временной резиденцией. Остались только формальности при получении титула и добавочного бонуса в виде графской короны. Конечно, еще предстоит «бодаться» с родственниками, но с этой шайкой я решил не церемониться – кто будет вести себя скромно, получит немного денег, а скандалистам достанется увесистый пинок под пятую точку организма.

Рассвет еще раз напомнил мне о том, что до церемонии графской коронации, которая произойдет вечером в Малом тронном зале императорского дворца, осталось совсем мало времени. Честно говоря, меня солидно трясло от волнения, и дело было отнюдь не в стремительном взлете по местной иерархической лестнице, а во встрече с женщиной, не дававшей мне покоя с моего появления в этом мире. Я уже дважды видел восхищение и любовь в ее глазах, но оба раза имел на это право лишь частично. У меня даже была заветная фраза, чтобы намекнуть ей о том, что в телах пирата и императора жила именно моя душа, но как Лара отреагирует на «джинна» и смену тел, было неизвестно. Другого же способа заявить о себе не существовало. От этой мысли становилось одновременно весело и грустно – очень уж недосягаемой для меня была сероглазая звездочка с имперской короной на голове. Мне же оставалось лишь позаботиться о том, чтобы эту звезду, да и всю империю со мной в придачу, не сожрали нелюди, что бы там они ни затевали.

Игра обещала быть опасной и… очень интересной – чего греха таить, такая жизнь мне нравилась, несмотря на все правила, условия и исключения.


Диверсант | Заблудшая душа. Диверсант | Эпилог