home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Полководец

Все проблемы вселенной на некоторое время отступили под натиском приятных ощущений от конного марша, ярчайшей зелени вокруг и мудрой тишины векового леса.

Две ночевки на окруженных огромными деревьями стоянках с помощью костра и звездной ночи добавили романтики, и жизнь вновь показалась прекрасной.

Увы, все хорошее рано или поздно заканчивается – на третий день я услышал далекий гомон человеческого роя. С другой стороны, возможно, мы способны радоваться прекрасным моментам именно потому, что они редки и кратковременны.

Помимо увеличившегося контингента местной знати, в расположившемся возле небольшой деревушки лагере меня ожидал отряд конных гвардейцев герцога численностью не менее двух сотен и четыре сотни пеших лучников. Сначала я расстроился, понимая, что пехотинцы сильно затормозят наше передвижение, но, увидев обоз – как рыцарский, так и гвардейский, – обреченно вздохнул и успокоился: с таким «довеском» пехотинцы уже никак не повлияют на скорость.

Грифон за время моего отъезда обзавелся неплохим шатром и встретил свое начальство лежа на местном варианте раскладушки и попивая вино из серебряного кубка. Даже «чешуя» находилась на специальной подставке, а бывший рыцарь был одет в дорогой камзол.

И где он все это достал, а главное, за какие шиши?

Увидев меня, Грифон моментально вскочил на ноги.

– Командир.

– Что, Грифон, вновь почувствовал себя рыцарем?

– А это плохо? – осторожно осведомился «ящер».

– Это глупо, – решил я не накалять обстановки. – Для тебя «чешуя» и позывной являются щитом, который не позволит топору палача отделить шальную голову от тела. Ты бы еще свой родовой герб вывесил над палаткой.

По взгляду Грифона я понял, что вызвал в нем некоторые опасения, но отнюдь не осознание степени опасности. Впрочем, пусть живет своим умом и обходится без нянек.

– Вижу, у нас появилось пополнение?

– Так и есть, – кивнул Грифон. – Теперь войско насчитывает девятнадцать рыцарей, четыреста шестьдесят оруженосцев, а также двести конных и четыреста пеших гвардейцев из бывших вольных стрелков.

– Как обстановка?

– Нормально, – ответил Грифон, настраиваясь на деловой тон. – Бароны немного бузят, но в пределах разумного. Гвардейцев герцога я заранее поставил ближе к лесу и запретил соваться в расположение дворян. Хорошо, что дворяне брезгуют подходить к лагерю простолюдинов.

– Права качают?

– Не без этого, – ответил Грифон и прислушался к нараставшему снаружи палатки шуму. – Сейчас сами увидите.

Я тоже прислушался и помимо мужских голосов услышал девичий смех.

Ох и намучаюсь я с этой девицей!

Грифон предупредительно отодвинул с моего пути полог шатра, и мы вышли наружу. Возле командирского шатра собрались все девятнадцать рыцарей и десяток оруженосцев, явно приходящихся некоторым рыцарям сыновьями. Вот эта «золотая молодежь» и вилась вокруг кокетничающей Тани.

– Таня, – резко прервал я шум всей толпы, – в шатер. Быстро.

Дождавшись, когда надувшая губы девочка исчезнет за пологом, перешел к основной программе:

– Господа, чем могу помочь?

– Мы хотели обсудить порядок, которым будем следовать на помощь императрице, и общее командование, – высказался за всех надменный дворянин с сединой в рыжей шевелюре. Судя по розеткам на гербе, это был какой-то граф.

– Обсуждать нам нечего, я приму решение и сообщу вам порядок следования. Грифон?

– Да, ваша милость, – напрягся дворянин-разбойник, который в своем камзоле смотрелся среди ящеров инородным телом.

– У тебя есть список рыцарей и оруженосцев?

– Конечно.

– Прекрасно, – похвалил я Грифона и обратился к рыцарям: – Что касается командования, то через полколокола жду в шатре тех из вас, кто когда-нибудь водил в бой отряды численностью больше ста воинов.

Рыцари угрожающе зароптали, поэтому пришлось добавить для убедительности:

– Те, кого не устраивают мои приказы, могут прямо сейчас отправиться на все четыре стороны, только хочу предупредить: все, кто покинет нашу «веселую» компанию, будут считаться сторонниками мятежников, со всеми вытекающими из этого последствиями. – Судя по выражениям на мордах представителей «благородного» сословия, до них не дошло, поэтому пришлось дожать. – И еще, не хотите думать о своей жизни – подумайте о родственниках.

А вот теперь дошло – надменная злость на лицах сменилась яростью в смеси с неуверенностью.

Закрепив слова свирепым взглядом, я удалился в шатер.

Под горячую руку досталось и Тане.

– Судя по одежке, ты сделала выбор между придворной негой и военными развлечениями. Увы, жизнь не шампунь с кондиционером, два в одном не получится. Хочешь воевать – давай воевать, но если из-за романтических бредней ты полезешь в неприятности, я лучше сам сверну твою цыплячью шейку. От меня не отходить ни на шаг. Выполнять любую команду. Внятно выражаюсь?

– Внятно, – набычившись, ответила Таня, но особо обиженной она не выглядела.

Ну и слава богу, значит, не совсем безнадежная.

Еще на Земле я понял, что в критических ситуациях говорить с женщинами нормальным тоном бесполезно. Ни объяснения, ни уговоры не помогут. Даже предупреждения о смертельной угрозе влетят в одно ухо и тут же вылетят в другое, а свободное пространство заполнят романтические настроения и мысль о том, что без нее дело не сделается. Поэтому работала только жесткая и неприкрытая правда, лучше всего в грубой форме, без оглядки на воспитание и нежные чувства к объекту защиты. Лучше так, чем потом рвать на себе волосы, потеряв родного человека лишь потому, что она недооценила степень опасности.

Таня за последнее время пережила очень много и прошла психологическую трансформацию из девушки, воспитанной в защищенном мире земной цивилизации, в настоящую убийцу. Но это не отменяло нашего славянского менталитета, а также всеобъемлющего и бесконечного, как вселенная, русского «авось».

Через положенное время в палатку явился рыжий граф в сопровождении семи баронов помоложе. Хорошо, хоть не привел с собой совсем юнцов.

И все равно народу было слишком много.

– Господа, кто из вас водил большие отряды в отрыве от общей массы дворянского ополчения? – задал я тестовый вопрос и с удовлетворением увидел, как кивнули граф и трое среднего возраста рыцарей. – Что ж, тогда именно вы и возглавите сводные сотенные отряды. Кто кем будет командовать, решите с моим помощником, а сейчас, господа, если позволите, я хотел бы отдохнуть с дороги.

Дальше работа пошла более конструктивно – рыцари и оруженосцы разбились на сотни, а на вечернем собрании мы обсудили порядок движения отдельных отрядов и действий в случае встречи с врагом. На собрании присутствовали не только два новоиспеченных рыцаря конной гвардии, занимавших должности сотников, но и четверка совсем уж мужиковатых на вид командиров стрелковых подразделений. Граф и бароны попытались возмутиться, так что пришлось стукнуть кулаком по столу:

– Не забывайте, что все вы лишь номинально принадлежите к сторонникам императрицы и свою верность еще нужно доказать. А вот эти достойные воины уже все доказали, поэтому их низкое положение в обществе вы будете поминать только тогда, когда восстановите честь дворянина в бою.

Возражений у рыцарей, конечно, было очень много, но граф, принявший на себя роль неформального предводителя дворянства, быстро успокоил горячие головы.

Совещаться нам особо было не о чем, поэтому, обсудив основные моменты, все разошлись почивать. Я же «под шумок» распихал хозяйственные заботы на командиров сотен и их помощников, как бы выделяя свой отряд в отдельную единицу, а для себя оставил роль не то чтобы командира, а скорее куратора – власть та же, а вот забот намного меньше.

Утро началось с шума и гама, который даже близко не имел конструктивного происхождения. Дворяне решили, что можно долго раскачиваться, но мотивированный мною Грифон быстро разубедил их в этом, и к обеду мы все же тронулись в путь. Стоит заметить, что по местным меркам это было еще очень оперативно.

Каким было приятным путешествие от замка Торнадо до лагеря ополчения – в такой же степени мерзким оно стало по выходе из сборного лагеря. Пыль, жара и шум постоянно раздражали не только меня, но и Черныша, который так и норовил умчаться вперед, но стоило мне поддаться порыву моего скакуна, как вслед тут же неслась пара всадников с ворохом проблем. В принципе все мелкие неувязки могли решить и командиры среднего звена, но здесь вновь вставала проблема разницы в социальном статусе. Вот тогда я принял решение разделить войско на две части – почти пятьсот всадников дворянских отрядов ушли вперед, а на небольшом расстоянии за ними двинулась четырехсотенная масса лучников в сопровождении двух сотен конных гвардейцев герцога.

Сначала было желание пустить вперед простолюдинов, но тут же прискакал граф и разразился гневной тирадой, суть которой сводилась к тому, что дворяне не собираются глотать пыль быдла. Мне было совершенно непонятно, чем пыль, поднятая лошадью дворянина, отличается от такой же, но потревоженной лаптем крестьянина. Разницы никакой, но все же с графом пришлось согласиться – не создавать же проблем на пустом месте.

Через четыре дня я вознес хвалу небесам за брезгливость графа и свою покладистость.

Вокруг еще царили леса севера империи, но уже чувствовалось приближение лесостепи центра континента – маленькие, порой рукотворные поляны сменились большими участками земли, поросшей лишь высокой травой. Посреди подобных участков располагались деревни.

На нашем пути таких поселений попадалось достаточно много, и я приказывал проходить их стремительным маршем, чтобы не оставлять возможностей для различных соблазнов. Особенно у меня вызывали раздражение местные девицы, лезшие из всех щелей, чтобы поглазеть на бравых воинов. О том, к чему могло привести их любопытство, остановись эти вояки в деревне хотя бы на ночь, девушки конечно же не думали. Зато мое мнение явно разделяли отцы и братья – не раз приходилось наблюдать сцену, когда взбешенный дядька с помощью вожжей гнал повизгивающую девчонку в сторону сарая, стараясь поскорей убраться с глаз толпы гогочущих мужиков.

Лесная дорога в очередной раз вынырнула на открытое пространство не менее пяти километров в диаметре. Увидев впереди деревню, я уже хотел было приказать увеличить темп передвижения, но затем взгляд выхватил некую несуразность в картинке – слишком много дыма.

То, что здесь не все ладно, подтвердила неожиданно образовавшаяся масса из всадников, появлявшихся из улочек деревни. Вот здесь и сказалась многолетняя выучка дворянства – почти пять сотен моих всадников в считаные минуты развернулись в стройные ряды, встав по обеим сторонам дороги.

Несколько минут ушло на то, чтобы заметить флаг над всадниками у деревни. Они тоже рассмотрели наши стяги, как и то, что разворачивающаяся лава как минимум втрое превосходит их войско. Ситуация с флагами была очень важной. В империи символ дракона было принято изображать в разном цвете. Северные дворяне шли под золотым драконом на красном фоне. Южные бароны предпочитали серебряного на том же кумаче. А вот легионы ходили в бой под черным драконом.

Мятежники не планировали смены династий, и поэтому претендент на драконью корону воевал под золотым драконом, а вот Лара приняла правильное стратегическое решение, и ее войска шли в бой под черным драконом на красном фоне. Кстати, этот шаг привел на сторону императрицы четыре легиона практически в полном составе. Легионеры вырезали всю свою верхушку и ушли к Золотому Городу.

Так как со статусом встреченного нами войска все было ясно, мне осталось только махнуть рукой:

– Вперед!

Огромная масса закованных в металл воинов качнулась по направлению к пока еще далекой деревне. Враги не стали геройствовать и развернули лошадей. И в этот момент мне пришлось заорать совершенно противоположное:

– Назад!

Возмущенный вопль предназначался Грифону, который ломанулся в атаку вместе с рыцарями. Остальные «ящеры» спокойно сидели на своих лошадях, даже не думая куда-то скакать.

Увы, все мои крики оказались бессмысленными. Через несколько минут рыцарский клин захлестнул деревню, а затем ускакал в сторону далекого леса. Вместе с ними атака увлекла и моего «ящера».

Немного перепуганная толпа лучников появилась из леса только через два часа. Как оказалось, вестовые вместе с моим приказом принесли в ряды гвардейцев панику, укротить которую удалось с большим трудом. О том, что сделала бы сотня вражеских всадников с этим стадом, мне не хотелось даже думать. А чего хотелось, причем очень сильно, так это поскорее сдать всех скопом ближайшему генералу Лары.

Ускакавшие в погоню за улепетывающим врагом всадники вернулись только ближе к ночи, но у меня не было ни малейшего желания наказывать их за самоволку. Наоборот, появилось желание, чтобы они прибили побольше этих уродов. Гражданская война – самая страшная из всех возможных. Порой на политические разногласия ложатся застарелые обиды и даже детские травмы, как бы дико это ни звучало.

В деревне я постарался не задерживаться и все равно насмотрелся ужасов на всю оставшуюся жизнь. Прибитые к стенам срубов дети, растерзанные женщины и повешенные мужики – это поселение стало мертвым в прямом смысле слова.

«За что?» – эта мысль преследовала меня до вечера, и только на стоянке в лесу я получил хоть какой-то ответ. Вернувшиеся рыцари привели с собой два десятка пленных. Один из них – мордатый барон из центральных провинций – ответил просто и незатейливо:

– Они посмели отдать провиант войскам той твари, которая посмела захватить трон Дракона!

Конечно, такие слова в адрес любимой женщины мне не понравились, но после увиденного в деревне простые оскорбления как-то терялись на фоне жутких смертей ни в чем не повинных людей.

– Повесить всех, – коротко приказал я сотнику гвардейцев, и тот, не задумываясь, потащил связанного барона к ближайшему дереву. Один из подчиненных сотника быстро раздобыл веревки.

– Так нельзя, – вмешался в процесс казни рыжий граф, разглядывая меня с неким недоумением.

У него в голове возник тот же парадокс, как и у многих, кто знал меня в теле Герда Марана, – безусый юнец раздает приказы седовласым рыцарям, причем приказы, свойственные или очень опытным и жестким воинам, или психопатам от рождения.

– А как можно? – спросил я, чувствуя, что этот спор ослабляет напряжение дня, выпуская наружу накопившуюся ярость.

– Это рыцари и могут быть наказаны выкупом.

– Вы не видели, что эти уроды сделали в деревне?

– Но, барон, там были всего лишь крестьяне.

Кровавая пелена едва не накрыла меня с головой, что тут же отразилось на моих бойцах. Казалось, ничего не произошло, но внимательный взгляд заметил бы, как «ящеры» немного изменили позы, передвигая заброшенные за спину иглометы. И только знающий человек понял бы, что ситуация застыла на грани кровавой бойни.

– Граф, еще несколько подобных слов о смерти подданных ее императорского величества – и вы повиснете рядом с этой мерзостью. – Для убедительности я ткнул пальцем в сторону пленного, на шее которого уже «красовалась» петля.

Седина не зря оставила свой след на ржавых волосах рыцаря – он лишь слегка поклонился, признавая мое право, но все же не стал отступать полностью.

– Пусть так, но рыцаря нельзя вешать, как простого разбойника.

В принципе мне было плевать, как эта мразь отправится в ад.

– Как изволите, но раз уж вы так печетесь о рыцарской чести, то, может быть, сами приведете приговор в исполнение. Или пусть сотник все же продолжает повешение?

Надо отдать должное – старик оказался не из слабых духом. Он лишь мрачно кивнул и тут же направился в сторону пленных, на ходу доставая из ножен тяжелый рыцарский меч.

Граф, несмотря на усталость и возраст, собственноручно отрубил двадцать голов и лишь после этого обессиленно присел под деревом. Несмотря на близость этого рыцаря к мятежному герцогу, и даже вопреки его переходу из одного лагеря в другой, я не смог не выказать своего уважения.

В империи к незнакомым дворянам принято обращаться по титулу. Именем интересовались лишь у врагов или кандидатов в друзья.

– Ваше имя, граф?

– Шавис Туммо, – поднявшись на ноги, ответил он с настороженностью.

– Герд Маран, – представился я, протягивая руку, которую граф пожал в традиционной манере этого мира.

Грифон явился в лагерь лишь к середине ночи, точнее, его привезли оруженосцы. Бывший рыцарь, возомнивший, что вновь стал ровней остальным дворянам в войске, все же нашел себе соперника и схлестнулся с ним в копейной стычке. Дальше случилось то же, что и с молодым ханом: вражеское копье выбило слишком легкого «ящера» из не предназначенного для такого боя седла. В отличие от покойного степняка, Грифон сломал себе не шею, а ногу, но в тот момент мне казалось, что лучше бы наоборот.

– Я просто хотел проконтролировать, – неубедительно начал оправдываться так и не забывший своего рыцарского прошлого революционер.

– Грифон, ты только что ослабил «ящеров» на одну боевую единицу. Я бы распрощался с тобой прямо сейчас, но на тебя потрачено время и усилия, к тому же ты знаешь непозволительно много наших тайн. Пока не выздоровеешь, остаешься в обозе. И запомни на будущее: если из-за своих рыцарских замашек еще раз вляпаешься в подобную историю, будет лучше, если тебя убьют враги. Я доходчиво объясняю?

– Да, командир, – покладисто кивнул Грифон. – Этого больше не повторится.

Странный бой у безымянной деревеньки доконал окончательно, и все терпение слетело с меня, как пух с одуванчика. Как следствие – рыцари продолжали движение в авангарде колонны, а вот гвардейцы по два раза в день получали команду «к бою». Постепенно они привыкли к гонцам с «тревожными» новостями, но, к чести командирского состава, ни пеший отряд, ни всадники не позволяли себе небрежности в выполнении разворачивания подразделения в оборонительные позиции.

Мне неведомо, кто именно – местные святые или кто-то другой на небесах этого мира, – но все же сжалился и даровал мне долгожданную встречу. Это произошло через неделю после боя у деревни. За это время мы, конечно, натыкались на отряды врага, но это были мелкие рыцарские дружины, и все разрешалось без моего участия. Не знаю, что рыцари возомнили себе о характере своего вынужденного командира, но пленных они не брали. Возможно, думая, что так спасают коллег из враждебного лагеря от бесчестной казни.

Как результат, мы не могли получить «языка» и оставались в полном неведении того, что происходило в империи. Хоть какая-то политическая информация пришла к нам вместе с первыми союзниками.

Эта встреча произошла через час после выхода с ночевки. Наша «сборная солянка» за время пути успела немного свыкнуться с реалиями жизни, и теперь все вставали с рассветом.

В этот раз мы ночевали уже не в лесу, а на краю огромного открытого пространства. В следующий массив деревьев мы планировали въехать лишь к вечеру. Но не судьба.

Казавшаяся степью гигантская «поляна» имела легкий кант далекого леса по горизонту. Южная сторона этой полосы с каждым пройденным километром становилась крупнее. Степная стихия была привычна для моих казаков, поэтому Змей отправился вперед на разведку. Именно он и принес весть о разгорающемся вдалеке сражении.

– Командир, там идет бой. Сошлись легионеры под черным драконом и рыцари под золотым.

– Сколько их там?

– Точно не видно, но думаю, полный легион, а рыцарей тысячи три.

Если расчеты Змея верны, то две тысячи легионеров противостояли трем тысячам оруженосцев. Нельзя сказать, что легионеры оказались в безнадежной западне, но и шансов на победу у них было мало. Плотный строй центурий разломить тяжело даже рыцарскому клину, но если этим самым клином долбить в ряды легионеров раз за разом, то рано или поздно они разломятся, и тогда конники просто стопчут легионеров, как траву. Так что нужно идти на подмогу.

Как только странное темное пятно посреди мини-степи обрело осмысленные очертания боя, я приказал всем оруженосцам спешиться. Требовать подобного «подвига» от рыцарей было бесполезно, и не потому, что это ниже их достоинства, – просто человек в тяжелой броне не пройдет пешком и километра.

Когда хвост нашей колонны подтянулся поближе, по моему приказу вперед вышли лучники, за ними пристроились спешенные конники. Мой план немного портили полтора десятка рыцарей, торчащих над массой пехотинцев, как тополя над степной травой, но делать нечего, оставалось только сбить их в одну группу, изображая маленький отряд оруженосцев.

Идти пешим ходом до поля боя было долго и нудно, но и рисковать не хотелось. Вблизи битва легионеров и рыцарей походила на травлю медведя собаками. Рыцарская конница разбилась на десяток малых рыцарских клиньев, которые с разгону врезались в квадратную тушу занявшего круговую оборону легиона и тут же отскакивали обратно, как только появлялась угроза завязнуть в массе пехоты. Помимо этого, большая часть оруженосцев оставалась в стороне, дожидаясь своего часа, когда тяжело бронированные всадники расколют для них монолиты синтагм.

Предводитель вражеского войска заметил нас достаточно рано – и все же не стал предпринимать никаких действий: во-первых, непонятно, кто мы такие, а во-вторых, перед ним была лишь пехота с куцым отрядом конной поддержки.

Помогать ему в разрешении первого вопроса я не собирался и, несмотря на все протесты дворянской части войска, приказал убрать знамена с черным драконом.

Продолжая недоумевать, вражеский полководец подпустил нас на три сотни метров. И когда пришло время, ответом на взмах моей руки прозвучала знакомая еще с пограничной жизни команда:

– Навес. Со всей силы. Дай!

Голос был тоже знакомым. Начальник моего отряда поддержки временно получил должность куратора всех лучников сборного войска. В этот раз Мороф не надрывал горла, а орал в самодельный кожаный рупор, и его команды было отлично слышно всем четырем сотням лучников.

Туча стрел понеслась в сторону резервной части вражеской конницы, и тут же над нашими рядами развернулось полотнище с черным драконом.

Для вопля «Гу!» из тысяч глоток триста метров не расстояние, и приветствие легионеров услышали все – и мы, и враги.

Вражеский полководец принял нужное для меня решение – он не стал разворачивать рыцарские «клинья», а просто отправил нам навстречу оруженосцев из резервного отряда, чему я был очень рад.

Звук вразнобой стучавших по кожаным нарукавникам жильных струн слился в гул, который пришлось перекрикивать.

– Сэр Шавис, ваш выход!

Рыжеволосый рыцарь ответил мне широкой улыбкой и накрыл свои непокорные кудри шлемом.

Часть массы наших «пехотинцев» неожиданно выросла в высоту и через несколько секунд, выбравшись из толпы лучников, устремилась навстречу отряду вражеских оруженосцев. Вслед коннице по-прежнему летели стрелы, но они проносились над головами наших рыцарей и поражали растерявшихся оруженосцев врага.

– Опустить луки, – очень вовремя скомандовал Мороф, и на неровные ряды лучников навалилась тишина, лишь немного разбавленная далеким лязгом удара тяжелого клина с жесткой рыцарской окантовкой в рыхлые ряды вражеских оруженосцев. Граф со товарищи честно отрабатывал безопасность своих близких, воюя с бывшими союзниками.

Как я и предполагал, рыжему графу и без напоминаний было известно, как нужно воевать в спарке с легионом. Разметав легкобронированную конницу врага, наши рыцари мимоходом разбили несколько малых рыцарских клиньев и, пройдя вскользь основного отряда врага, вошли в ряды легиона, как нож в масло. С моего места рассмотреть этот процесс было невозможно, но я догадывался, что всадники проскочили по специально оставленным для них проходам.

Основная масса мятежников качнулась вслед за уходящим под защиту пехоты агрессором, но напоролась на ощетинившийся копьями монолит легиона.

Через минуту наши всадники вынырнули с другой стороны туши пехотного построения и смели еще несколько рыцарских отрядов.

Возвращаться под защиту пехоты у графа нужды уже не было, и он устремился в сторону основной массы врага, где предположительно находилось командование. Вражеское войско еще превосходило всадников графа как минимум вдвое, но паника уже захлестывала бунтовщиков, и точечный удар в самое сердце был лучшим вариантом действий.

По большому счету, бой уже закончился, и у меня появилась возможность поразмышлять и оценить ситуацию. Первая мысль была о том, что я идиот, – так безграмотно оставить пехоту без прикрытия. Пара рыцарских отрядов врага перемолола бы лучников в мелкий фарш. Вторая мысль вызвала недоумение в отношении поведения легионеров – они впустили в свои ряды всадников, доказательством дружелюбности которых был лишь кусок материи с рисунком. Уничтожение оруженосцев и рыцарских отрядов врага в моем понимании на доказательство не тянули – такое несложно инсценировать. То ли жители этого мира чересчур наивны, то ли я слишком отравлен земной хитростью, очень сильно похожей на подлость. Как бы то ни было, но на будущее эту ситуацию следует запомнить.

Первой радостью для меня было конечно же то, что мы победили, а второй – наличие в легионе целого генерала. А это значит, что появилась уникальная возможность спихнуть своих подопечных на имперского полководца и тихо смыться с этого «праздника смерти».

Увы, исчезнуть по-тихому не удалось – генерал оказался совсем молодым и попросил задержаться до решения более высокого начальства.

Вместе с легионом мы дошли до конечной цели его похода – небольшой, но хорошо укрепленной вотчины одного из мятежных графов. Эта цитадель стала одной из опорных точек приверженцев Чаако, где формировалось подкрепление и перенаправлялись потоки идущих с севера караванов. По этой причине в городе собралось изрядное количество войск, но в основном это были всадники, и командир гарнизона принял довольно разумное решение нанести упреждающий удар. Они дождались, когда легион выйдет из леса, и атаковали. Почему пехота осталась без прикрытия, выяснилось днем позже, когда генерал подошел ко мне с приказом, который звучал как просьба:

– Барон, наши отряды конного прикрытия отправились на разведку, и необходимо их вернуть.

– Что, вот так взяли и все разом ушли на разведку? И сколько же их было?

– Семь рыцарей и две сотни оруженосцев.

Рвущееся из меня выражение я сдержал с трудом, но по глазам генерала было видно, что он понял меня и без слов.

– Хорошо, генерал, отправлюсь немедленно. – Немного подумав, я добавил: – Пойду только со своей охраной.

– Но это опасно, – искренне обеспокоился генерал.

– Не опаснее, чем разгуливать по местным лесам в составе сотни.

Идея отправиться на поиски потерявшихся рыцарей всемером не нравилась никому, особенно Морофу. Он сначала пытался навязаться мне в компанию вместе со всем отрядом поддержки. Затем предложил взять хотя бы двух дополнительных человек в комплектах брони Грифона и Ежа. Последнее предложение я даже не стал обдумывать: издеваться над «чешуей» юного артефактора смысла не было, так же как оставлять парня без защиты даже посреди своего войска. А вот мысль о замене болезного Грифона была разумной. Броню надели на одного из бойцов отряда поддержки, но он все рано остался в расположении основного войска – привыкать к обновке и хоть немного постигать основы тактики «ящеров». Доверять ему игломет никто не собирался. Временный статус не давал новичку даже права на позывной, и заместитель Грифона стал Девятым.

Все эти перестановки вкупе с недовольством Тани заставили немного отложить выход отряда, и на поиски потерявшейся конной поддержки легиона мы выдвинулись только во второй половине дня.

На первые следы «потеряшек» удалось наткнуться лишь ближе к вечеру. Нужной информацией с нами поделился путник на крестьянской телеге. Удручающее состояние транспортного средства и влекущей его тягловой силы позволяло мужику без опаски путешествовать даже в военное время. Нас он тоже не испугался, даже увидев странную броню и демонические шлемы.

Флаг с черным драконом мы держали зачехленным, просто на всякий случай, поэтому о том, кого именно он встретил, возница узнал со слов Змея. И судя по сошедшимся на переносице бровям, это ему не понравилось.

– Чего хмуришься, болезный? – отреагировал на гримасу Змей.

Мужик, который и так уже стоял на земле возле телеги, опустился на колени и поклонился, вот только страха и подобострастия, несмотря на позу, как-то не ощущалось.

– Встань. – Я подъехал ближе. – Отвечай на вопрос. Что бы ты ни сказал, дальше поедешь целым и невредимым. Слово дворянина.

Кривая улыбка, добавившаяся к хмурому выражению, показала, как именно крестьянин относится к дворянским обещаниям.

– Дык чего ж не хмуриться-то. Ваши вон деревню зорят, людское добро дымом уходит. Так что ж, призывать вам на милость святых или улыбаться? Я-то что, гол как сокол, запряг свою скелетку и подался подальше от беды, а остальным горе.

В ответ на нелестные слова я бросил крестьянину серебряную монету, а заметив скептическую ухмылку, добавил к ней обещание:

– Можешь возвращаться, через колокол в деревне все будет спокойно.

Вот после этого крестьянин поклонился совершенно искренне.

Все было именно так, как говорил возница: несколько домов в небольшой деревне уже горело, но никто не спешил гасить пламя. По улицам бродили оруженосцы, и их вид почему-то напомнил мне прохаживающихся по русским деревням фашистов. Злость начинала закипать, норовя сорвать «крышку».

Закрепленный на самом большом доме деревни флаг позволил нам развернуть своего «черного дракона» и проехать к этому самому дому без проблем – оруженосцы лишь оглядывались на странных всадников, не проявляя беспокойства. Им, как и легионерам, хватило вида раскрашенного полотна – страна непуганых идиотов.

В дом меня не пустили – широкоплечий оруженосец преградил вход.

– Виконт занят.

– Перед тобой барон, оруженосец, – решил внести ясность Змей, предполагая, что отсутствие герба на броне ввело воина в заблуждение. Через секунду стало ясно, что все намного печальнее.

– Да хоть герцог.

А вот это он зря. Удара Змея я не заметил, зато хорошо увидел, как голова наглого оруженосца врезалась в косяк двери. Несмотря на шлем, глаза здоровяка тут же закатились.

Оставив вырубившегося наглеца валяться на крыльце, мы вошли внутрь дома.

Достаточно богатое убранство, особенно для небольшой деревни, говорило о том, что мы в жилище старосты. А вот самого хозяина внутри не оказалось – там находились лишь рыцарь лет двадцати от роду и его ординарец. Когда мы со Змеем входили в большую комнату, оруженосец как раз заканчивал облачать своего господина в броню. Нехорошие предчувствия заставили меня внимательно осмотреть комнату, но ничего необычного я так и не заметил. Правда, оставался угол, занавешенный цветастым полотном, но что за ним находилось, рассмотреть не удавалось.

– Кто такие? – насупился глава переквалифицировавшихся в мародеров оруженосцев.

– Виконт, я прибыл по поручению…

Дослушивать меня молодой рыцарь не стал по причине собственной спеси и моей не очень презентабельной внешности – на броне нет герба, сама броня не поражала стильностью, а снятый шлем открыл совсем молодое лицо.

– Кронвиконт, – уточнил надменный дворянин. – А ты кто такой, имя, род?

– Барон, и для тебя этого достаточно. – Желание расшаркиваться с этим уродом у меня пропало окончательно. Приставка «крон» говорила о том, что передо мной наследник какого-то графа. Подобное обращение использовалось лишь в официальных документах и в случаях, когда хотелось ткнуть кого-то носом в собственный статус. – Генерал приказал вам возвращаться.

– Этот простолюдин не может приказывать наследнику графа. – Надменность виконта выросла вдвое, и причиной тому стало появление четверки оруженосцев.

– Ваша светлость, с вами все в порядке? Они вырубили Грака, и мы подумали, что вам нужна помощь, – с порога осведомился один из оруженосцев.

Похоже, наследничек совсем одурел от тщеславия – обращение оруженосца могло быть использовано только в отношении коронованного графа.

– Наши гости уже уходят, – небрежно махнул рукой виконт и перевел взгляд в мою сторону. – А ты передай генералу, что у меня важные дела.

– Какие? Грабеж крестьян? Кстати, имперских крестьян. – Расстановка сил была не в нашу пользу, но меня уже понесло. В империи феодализм был довольно жестким, но грабить чужих работяг или, не дай боже, тех, кто напрямую платит императору, было чревато.

Возможно, мы все же разошлись бы краями, но в этот момент в комнате появился низенький толстячок и неожиданно шустро для своей комплекции протиснулся мимо оруженосцев. Пользуясь тем, что всем присутствующим было не до него, мужичок пробежал под стеночкой и заглянул за ширму. Низкий гортанный вой заставил меня посмотреть в угол комнаты и увидеть жуткую картину. Ноги старосты не выдержали, и он кулем осел на землю, сдирая с гвоздей цветастое полотно. Теперь ничто не мешало видеть большую кровать, на которой лежала мертвая девушка. Присматриваться к тому, что именно сделал виконт с этой несчастной, я не стал и медленно повернулся к виновнику трагедии.

А вот виконт среагировал быстрее.

– Сколько их снаружи?

– Пятеро, господин, – ответил говорливый оруженосец, и эти слова вызвали злорадную улыбку на лице насильника и убийцы.

– Ты слишком нагл для барона, но это легко исправить.

То, что расстановку сил легко исправить, осознавал и Змей – он сделал шаг назад, прижимаясь к стене, одновременно перетаскивая игломет со спины на грудь.

Мое состояние не нуждалось в дополнительной мотивации, поэтому я просто выдернул из кобуры «пистоль» и послал иглу прямо в лицо ухмыляющегося виконта. Второй ствол выплюнул стальной снаряд в грудь ординарца. В это время Змей, потратив не больше нормативных четырех секунд, свалил четырех оруженосцев. Некоторым иглы угодили не очень удачно, и упавшие тела продолжали биться в агонии. Змей достал узкий кинжал и прекратил никому не нужные мучения.

За десяток секунд боя в комнате образовалось шесть трупов, что было неплохо даже при нашей подготовке: обоим помогала праведная ярость.

– Змей, зачистка, – коротко рыкнул я в сторону «ящера».

Уточнять не пришлось. Бывший казак разбил прикладом окно и крикнул на улицу:

– Зачистка!

В ответ послышались тихие щелчки и редкие вопли раненых оруженосцев, которые тут же обрывались.

Я, стараясь избегать зрелища мертвой девушки, перевел взгляд на старосту. В глазах сидящего на полу мужика уже появился смысл, а к выражению огромного горя и боли добавилась нотка удивления и изрядная доза торжества.

– Прости, отец, мы не успели. Эту падаль закопай где-нибудь по-тихому вместе с оружием и броней. Коней лучше всего зарежьте. Не позволяй жадности погубить деревню.

Ждать ответа я не стал и вышел на улицу, где «ящеры» зачищали деревеньку от наших же союзников. По подсчетам, они положили почти три десятка оруженосцев, тем самым серьезно сократив конную поддержку легиона.

И это было не очень хорошо.

Говорят, что обычным людям неподвластна телепатия и эмпатия, но в тот день мне пришлось убедиться в обратном – остальную шестерку рыцарей с оруженосцами мы собрали очень быстро, и за нами они пошли без малейших вопросов. При этом не было сказано ни единого слова угрозы, но та злоба, которую излучали «ящеры», действовала на потерявших контроль всадников подобно гипнозу.

Пока я вылавливал конное сопровождение легиона, генерал успел не только осадить цитадель, но и взять ее штурмом. Ничего удивительного в этом не было – легионеры имели немалый опыт в таких делах, а основная часть защитников города либо полегла на поле недавней битвы, либо пряталась в лесу.

Все эти события как-то прошли мимо меня, я вообще старался не вникать в нюансы гражданской войны, считая, что уже «сижу на чемоданах». Оставалось только передать приказ герцога кому-то из предводителей императорского войска и отправиться восвояси.

Оставив в захваченном городе небольшой гарнизон, генерал повернул свою карликовую армию почему-то не к Золотому Городу, а к центру империи, что незамедлительно вызвало мой интерес, который я и высказал на первом же привале. В ответ генерал поведал мне очень интересную историю. Конфликт между Ларой и Чаако до недавних пор имел затяжной характер – столица досталась мятежникам, а императрица с сыном засела в Золотом Городе. В это время дворяне южных провинций предавались размышлениям о том, чью сторону принять. Все изменилось в одночасье – сентар гвардейского легиона маркиз Дамиле похитил сундук с императорской короной, которую Лара, покидая столицу, прихватила с собой. Когда предателя сумели поймать, короны с ним уже не было, а сам бывший сентар сдаваться не пожелал и воткнул кинжал себе в сердце.

Через декаду после похищения мятежник Чаако объявил о коронации нового императора, то есть себя любимого. По этой причине затяжная война превратилась в блицкриг – одна за другой прошло четыре битвы. В трех победили верные императрице войска. Столица, по большому счету, попала в удаленную осаду, а разделенные на части легионы уже замыкали окружение, отсекая каналы снабжения мятежников. Вот именно в этом деле мы и помогли генералу своим своевременным появлением. Но несмотря на внешний успех, ситуация была шаткой – после обещанной коронации могли зашевелиться южные рыцари.

Скомканно извинившись перед собеседником, я быстро покинул его шатер – нужно было хоть немного отойти от шока. Причем шока множественного. В первый раз меня ошарашило при упоминании императрицы с сыном. И ведь умею же считать до девяти, а не смог высчитать сроков рождения ребенка! Не скажу, что тут же воспылал отцовскими чувствами, но все равно было как-то не по себе. Не успел я привыкнуть к этой дикой мысли, как интуиция прошлась по нервам жестким скребком, запоздало отреагировав на слова о самоубийстве гвардейского сентара. С маркизом Дамиле я был знаком шапочно, но все равно в голове сидела уверенность, что он никогда не совершил бы самоубийства. Даже обещание пыток и пожизненного заключения вряд ли сумело бы перебороть его жизнелюбие.

И что из этого следует? А следует то, что с ним произошло то же, что и с Яной. Картинка вырисовывалась не очень приятная, и все мои сомнения развеивались как дым – дари действительно стоят за этой войной, и «камни душ» у них не закончились. В связи с этим я вызвал Ежа и приказал постоянно осматривать всех встречных на предмет наличия невидимых магических линий, которые были единственным признаком одержимости «джинном». В ответ парень начал хныкать, что у него такие усилия вызывают головную боль, но, увы, так и не нашел во мне ни понимания, ни сочувствия.

Как оказалось, вечер откровений не закончился, потому что к моей палатке явился рыжий граф Шавис Туммо.

– Барон, не исключено, что в ближайшие дни нас отправят к основному рыцарскому ополчению, а вы, как говорят, направитесь обратно к герцогу, поэтому я хотел бы попросить вас присмотреть за нашими семьями.

– А на слово герцога вы уже не надеетесь?

– Савата я знаю с пеленок, и при этом мне совершенно неизвестно, что творится у него в голове, а вот с вами я знаком очень недолго, но уверен, что вы не пойдете на подлость.

– Это говорит о том, что вы действительно знаете обо мне слишком мало, но не будем размышлять о душах человеческих. Не стану давать вам никаких обещаний, потому что не уверен в их исполнении, меня вообще терзают предчувствия, что эта война отпустит меня еще не скоро. И все же, если посчастливится вырваться, постараюсь проконтролировать, чтобы с вашими семьями не случилось ничего плохого. Но вы все-таки зря сомневаетесь в герцоге.

– Он совсем недавно был разбойником, – возразил граф.

– Вы серьезно считаете, что среди дворян подлецы встречаются реже, чем среди простых людей?

– Я хочу на это надеяться.

– Вы даже не представляете, как я сам на это хочу надеяться, но, увы, разочаровываюсь с каждым разом все больше и больше.

– Теперь уже вы втягиваете нас в дебри разговоров о душе и чести, – позволил себе улыбку граф. – Мне достаточно ваших слов, поэтому еще раз благодарю и надеюсь, что когда-либо смогу отплатить вам добром за добро.

– Граф, а можно вопрос?

– Конечно.

– Почему Чаако оставил вас в герцогстве? Судя по тому, как тщательно он собирал ополчение, четыре сотни воинов для него точно не были бы лишними.

– Барон, – граф улыбнулся снисходительной и какой-то отеческой улыбкой, – вы хоть и проживали поблизости от нашего герцогства, но не понимаете, что такое север. Империя пришла к нам только триста лет назад, а до этого в стране лесов все решали родовые кланы. Даже сейчас герцоги Увиеры должны оглядываться на решение глав клана Лося, Рыси и Кабана.

– Тогда почему вы позволили ему взбунтоваться?

– Я же говорил вам, что он должен оглядываться на наше мнение, но – увы, не более того, ведь за плечами герцогов всегда стояла мощь империи. Единственное, что мне удалось выторговать для себя, – это возможность оставить дома ближайших родственников, то же самое сделали главы других кланов. Чаако вынужден был согласиться, иначе ополчение остальных прошло бы намного сложнее.

– Но вы же могли хоть как-то помешать этой гражданской войне?

– Мог, но не должен. – Улыбка графа стала грустной. – Мой юный друг, империя, конечно, важна для нас, но из памяти моего народа еще не скоро сотрутся легионы под частоколами родовых селений и уничтожение шести кланов из девяти. Люди никогда не забывают жестокости, и ростков ненависти нельзя выполоть до конца. Ну вот, дорогой барон, мы вновь погрузились в размышления о судьбах народов.

Я посмотрел на графа другими глазами. Конечно, в моменты приступа тщеславия он вызывал лишь неприязнь, но, общаясь с равным себе, сэр Шавис превращался в мудрого и рассудительного человека.

И все же, как мне кажется, он неправ: империя изменила северян намного сильнее, чем они сами думают, – вряд ли древний предводитель рода Рыси стал бы относиться к сородичам так, как это делает феодал граф Туммо в отношении тех, кто родился в бедности и безродности. Догадаться о том, каким родом управлял граф, было нетрудно, лишь взглянув на его герб с рассерженной кошкой.

Только сейчас я осознал, что на гербах моих спутников было очень мало мифических животных, которые так нравились рыцарям севера и центра империи. Казавшаяся мне до этого монолитной империя была не такой уж однородной, и подводных камней здесь хватало в избытке.

Несмотря на все недостатки, граф мне нравился. Этот мир пока не отравлен цивилизацией и еще способен производить на свет чистых и честных людей, которые на Земле, увы, были уже редкостью. Даже то, что творили на войне худшие из них, больше объяснялось животными инстинктами, чем отклонениями в пересыщенной психике цивилизованных извращенцев.

– Граф, я надеюсь, когда-нибудь мы сможем не торопясь посидеть за партией в «битву» и под хороший эль обсудить тонкости человеческой души.

Наши уважительные поклоны зеркально повторяли друг друга, и мы расстались если не друзьями, то очень хорошими знакомыми.

Граф оказался прав – еще до прихода в лагерь основных имперских войск генерал получил приказ отправить всю конницу в расположение дворянского ополчения империи.

Через три дня после памятного разговора мы увидели вдали какое-то марево. Жара летних дней повсеместно перемещала огромные массы воздуха, а над местом, где столпились десятки тысяч людей, это движение создавало нечто похожее на мираж.

В свое время меня поразил сборный лагерь легионов под городом Койсум. В лагере имперского корпуса людей было намного больше, а вот порядка меньше. Конечно, это не «табор» революционеров лесного герцога, но до привычного порядка легионов этой сборной солянке из легионеров и рыцарей было далеко – слишком уж много их здесь собралось.

В этом подобии маленького города были свои улицы, проспекты и даже площади. До центральной площади перед огромным шатром маршала империи барона Хордоя мы добирались добрых полчаса, и это учитывая то, что нас с генералом сопровождали лишь по двое охранников, а остальное войско осталось на границе лагеря.

И вот момент моего освобождения настал. Миновав усиленную стражу легионеров в черных гвардейских панцирях, мы шагнули через широкий вход большого шатра.

Все внутреннее убранство временного жилища маршала балансировало на грани роскоши и аскетизма, что многое говорило о характере человека, которого именно я когда-то поднял на вершину военной пирамиды имперских войск, но об этом нюансе не то что говорить, даже думать было опасно.

Маршал, облаченный по случаю войны в генеральский панцирь легионерского образца, поднял взгляд и посмотрел на нас.

– О, наконец-то! Если не ошибаюсь, передо мной пресловутый барон Маран?

Меня словно стукнули обухом по голове. От ощущения провала неприятно засосало под ложечкой. Казалось, прямо сейчас я увижу графа Гвиери и наглую ухмылку Карна. К счастью, все было не так страшно – представителей охранки здесь не было, хотя знакомых лиц хватало. У стола с картами стояли главный военный советник Кобар, там же находился внук старшего сотника «медведей», советник по особым вопросам Харит Дирна, ну и конечно же не обошлось без старой сволочи Выира Дирны.

Так и знал, что он попортит мне еще немало крови. Лучше бы я проглотил то злополучное кольцо.

– Да, маршал, – показал все тридцать два вполне здоровых зуба «медведь», – это именно тот человек, который поможет нам захватить столицу без особых усилий.

Твою ж мать!


Советник | Заблудшая душа. Диверсант | Диверсант