home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Штурмовик

Очень скоро в северные леса империи придет настоящее лето. Солнышко становилось не таким уж ласковым, а окрестные пейзажи изобиловали сероватыми подпалинами на кончиках травы и листьев. В полдень все вокруг окутывала жара.

Но пока солнце не добралось до зенита, можно было полежать на травке у реки, наблюдая за очень интересным действом. С небольшого холмика, на котором я расположился на отдых, открывался великолепный вид галечного пляжа. У кромки берега быстрой речушки двигались две изящные фигурки. Обе были одеты в кожаные штаны и широкие рубахи из паучьего шелка. Но если наряд на одной из соперниц очень соблазнительно облегал самые интересные места, то на ее сопернице одежда сидела немного мешковато.

Яна сделала резкий шаг вперед и направила деревянную имитацию кинжала в живот Тани, но та в свою очередь шагнула в сторону, перехватывая руку хтарки, и постаралась ударить ее локтем свободной руки. Яна отклонилась назад, уходя от локтя, но и это было предусмотрено Таней – вслед за локтем в сторону лица хтарки пошла кисть с палочкой. Казалось бы, поражение неизбежно, но Яна умудрилась изогнуться еще сильнее, практически становясь на «мостик». Удар прошел впустую, и тут же малолетняя воительница получила удар коленом по ребрам. В продолжение удара Яна завалилась на спину и, зацепив Таню за рубаху, рывком перебросила ее через себя.

Обе девушки практически синхронно вскочили на ноги и застыли в низких стойках.

Великолепно. Обожаю эти тренировки. Конечно, в двенадцать лет невозможно двигаться с грацией зрелой женщины, но все равно красиво.

Эта мысль вернула меня на месяц назад, когда агент новоиспеченного герцога прискакал с известием, что в одной из обителей целителей уже неделю лежит без сознания маленькая девочка. Из-за отсутствия средств у родителей целители решили отключать пациентку от магических артефактов. Мы с Ругом тут же выехали на место. Профессор пообщался с целителями и подтвердил, что мы имеем дело с «пустым сосудом». Если честно, не знаю, как бы я поступил, если бы был шанс, что ребенок когда-нибудь выйдет из комы. Поэтому с облегчением выдохнул и поблагодарил всех святых за избавление от страшного соблазна.

Вопрос с целителями решился быстро – как оказалось, посланник революционеров не додумался пообещать денег, зато ему вполне хватило мозгов предупредить целителей, что огорчать Черного Ящера – это очень опасное занятие.

Именно тогда я в первый раз услышал свое новое прозвище, от которого, наверное, не избавлюсь до самой смерти. Психологическая подготовка была проведена грамотно – посланник нагнал на целителей столько жути, что они без особых разговоров «продали» мне тело девочки и в нагрузку поделились парой склянок различных зелий. А вот похожие на маленьких золотых паучков артефакты целители согласились только одолжить. Для того чтобы забрать обратно магические приборы, поддерживающие девочке жизнь, с нами был направлен один из целителей.

Разобравшись с целителями, я лично подарил безутешным родителям два золотых империала и был неприятно удивлен тем, что горе в их глазах быстро сменилось радостью. Впрочем, чего ожидать от людей, которых дома ждали еще шестеро детишек.

Переезд в мою новую резиденцию прошел без проблем, так же как и проведение ритуала.

Ох, и ругалась же Таня, когда впервые взглянула в зеркало. Нет, нельзя сказать, что ей досталось некрасивое тело – соломенного цвета волосы, серо-зеленые глаза, а также довольно правильные, хоть и немного крупноватые черты лица. Вполне приличный облик, но если добавить к этому двенадцать лет от роду, веснушки и несколько подростковых прыщей, то для зрелой женщины, которая в другом мире и другом теле уже давно вела нормальную половую жизнь, новость вышла не очень приятной.

Истерика после «вселения» была первой и последней – я в доступной форме объяснил Тане, что это практически идеальный случай, а следующего можно ждать еще очень долго. Затем последовал вопрос, готова ли она ждать подходящего тела в «камне душ» еще пару лет, и все стало на свои места.

Чтобы не возиться самому, я отдал свою юную землячку на воспитание Яны и сделал это по очень веским причинам – Таня, находясь в теле хтарки, успела узнать очень много тайн. Так что теперь либо они станут близкими подругами, либо врагами. Во втором случае Яна прирежет девчонку, как только появится такая возможность, и я никак не смогу этому помешать.

Не знаю, что там с дружбой, но боевую пару они составили великолепную. Девушки двигались так, словно читали мысли друг друга, хотя общая память – это практически то же, что и чтение мыслей. Учебные поединки все чаще заканчивались вничью, так случилось и теперь.

Прервав тренировку, девушки собрались купаться.

И ведь знали же, заразы, что я наблюдаю за ними.

С приятным отдыхом пришлось заканчивать и, горестно вздохнув, подниматься с теплой травы. Меня ждали дела в подземельях теперь уже собственного замка.

Сават властью герцога наделил меня еще одним баронством, и теперь я владел землями на десяток километров вокруг развалин замка и широкой полосой лесов от замка до моря. В общем, становлюсь магнатом, или как оно там называется.

Подземелья встретили меня прохладой, которая в это время года была только в радость. А вот предстоящее общение радости не обещало. После недавних событий между мной и профессором пробежала тень. Нет, мы не поссорились, но Руг затаил обиду за то, что я разбил три «камня душ», которые нашлись в закромах замка. Мы долго кричали друг на друга, так и не придя к единому мнению.

Зал с нишами, где прошла последняя схватка с одари, теперь приобрел вид лаборатории. На постаментах возвышались стеклянные конструкции, в которых что-то постоянно кипело, в углу немного уродливо бугрился самодельный кузнечный горн с выведенной в общий воздуховод трубой. Между всем этим разнообразием бегали четыре пожилых мастера и Руг с учеником. Как я и подозревал, Глеф по прозвищу Еж владел особым даром, позволявшим ему работать с артефактами. По этой причине мальчик был переведен из «колбометчиков» в ученики артефактора-самоучки, причем переведен без моего ведома, одним приказом злющего профессора. Руг лишь объяснил, что умение видеть силовые линии – великий дар, и только благодаря подобному умению сам Руг смог стать ученым и заняться артефактами, которые для остальных были лишь бесполезными кусками камня и металла. Руг выделил Глефа, как в свое время будущего профессора заметил и пригрел его учитель.

Все – Руг-Урген окончательно покинул стезю воина, возвращаясь в лоно науки. Теперь о его былых подвигах напоминали только «оселедец» и казацкие усы, от которых он упрямо не желал избавляться.

Ну ничего, скоро в замок прибудет Никора и расставит все по местам. Я решил создать на основе бывшего замка демона Торнадо сильную базу, поэтому вызвал из баронства тех, кто тосковал по родным лесам, а хозяйством здесь будет заведовать подруга нашего профессора. Не скажу, что он обрадовался, но и особого недовольства тоже не выказывал.

– Есть! – радостно крикнул Руг, как только я вошел в лабораторию. От его былого недовольства не осталось и следа. Творческие люди и ученые в этом плане напоминают женщин.

Профессор направился мне навстречу, удерживая в вытянутых руках нечто похожее на автомат с очень толстым стволом, точнее, в этой конструкции было шесть стволов.

Идея обзавестись особым оружием возникла, когда я заметил, что дари извлекли часть трубок из внутристенных ловушек. Профессор распилил одну из них, но нам это ничего не объяснило – там оказались какие-то металлические волоски непонятного назначения. Так что мы решили использовать то, что есть, без особого понимания сути.

Сама трубка была диаметром с большой палец взрослого мужчины и полметра длиной. С глухого конца на ней крепился какой-то артефакт и чуть наклоненный штырек. Как объяснил Руг, этот штырек был запасным спусковым механизмом, а основную функцию выполнял артефакт. Он обещал, что сможет запустить магическую составляющую, но я задавил его энтузиазм в зародыше. В будущем с новым оружием мне придется выходить в люди и, возможно, предъявлять его священникам. Так что пусть там работает только механика без малейшего упоминания магии, хотя сам металл трубок наверняка был сделан магическим способом, но пусть священники это еще докажут. Конструкция поражала функциональностью и надежностью. Уже один факт, что трубка находилась почти тысячу лет в заряженном состоянии и в нужную минуту сработала на все сто, вызывал неподдельный интерес.

Сделать из трубки оружие было довольно просто – привычный мне автоматный приклад и не особо сложный рычажный механизм со спусковым крючком. Только поначалу это было однозарядное оружие, которое ничем не отличалось от арбалета, кроме убойной силы. К тому же заряжать арбалет было намного быстрее и проще. Мне же было нужно удобное оружие как минимум на шесть выстрелов без перезарядки.

Решением этой проблемы и занимался Руг. От себя выдал ему только идею, а остальное они с мастерами сделали сами.

Я осторожно взял из рук Руга агрегат, похожий на автомат без рожка, и внимательно присмотрелся к связке стволов. Шесть тонких стволиков окружали центральный штырь и напоминали миниатюрную версию шестиствольного пулемета.

– И как это работает? – спросил я, пытаясь рассмотреть механизм спуска. Пистолетная рукоять с курком выглядела вполне обычно.

– Смотри сам, – предложил профессор, снимая со стопора и откидывая крышку в казеннике стволов.

Довольно интересно. Нового я там не увидел – идея была моя. Местные умельцы довели ее до ума и великолепно исполнили. К торцовой части ствольной связки прилегала шайба с выступом. С каждым нажатием курка через систему рычагов и шестеренок эта шайба проворачивалась на несколько градусов, и выступ сдвигал спусковой штырек одного ствола. Еще одно нажатие – и срабатывает следующий ствол. После шести нажатий курка выступ на шайбе оказывается в первоначальном положении.

– Неплохо, – искренне сказал я и почувствовал, как руки зачесались испробовать новое оружие.

Профессор благосклонно указал рукой на настенную мишень.

Ну что ж, попробуем. Я встал в стрелковую позицию и прижался щекой к прикладу «игломета» – это название появилось, потому что трубки выбрасывали толстые иглы. Снаряд был похож на тонкую шариковую ручку – вначале шло утолщение от острия, а от середины начинались борозды, которые к концу превращали тело иглы в подобие направляющих лопастей.

Прицелившись, я нажал на курок шесть раз, стараясь делать это максимально быстро. Получилось где-то по два выстрела в секунду. Очень неплохо. Никакой отдачи, только сухой щелчок и легкая дрожь.

Иглы ушли в похожую на бочонок мишень полностью, оставив след в виде дырок на бумажной мишени. Снаряды стоило беречь, потому что местные кузнецы вряд ли сделают что-то подобное, в запасе имелась всего лишь пара сотен из ящиков в кладовой.

Иглы вошли в мишень кучно, но не потому, что я великий стрелок, а из-за смешной дистанции. К тому же сказывались ежедневные тренировки с одноствольной моделью.

– Великолепно, – похвалил я заулыбавшихся мастеров. – Когда сможете сделать остальные?

Зря я, конечно, с ходу в карьер – мастера поскучнели.

– Декада, не раньше, зато мы довели до ума малые иглометы. – В отличие от мастеров, Руг не унывал. Уверен, что у него в рукаве припасен еще не один туз.

– Интересно, показывай.

Изначально нам досталось шестьдесят три трубки. Пятьдесят четыре пойдут на большие иглометы, одну профессор распилил в порыве праведного любопытства, оставалось восемь. Вот их и было решено потратить на более компактное оружие. Ствол укоротили вплоть до кончика иглы, и все равно малые иглометы получались длинноваты. Новое оружие выглядело как обрез охотничьей вертикалки или же кремневый пистоль.

Встав в дуэльную позицию, я дважды нажал на курок, и в мишени появились еще две дырочки.

– Тоже через декаду, – предвосхитив мой вопрос, сказал Руг.

– Что нового по артефактам? – насытившись видом нового оружия, я осмотрелся вокруг и отметил изменения в интерьере. Ниши в стенах теперь пустовали. После инцидента с «камнями душ» профессор попрятал артефакты от греха подальше. Мало ли, вдруг чокнутый барон воспримет еще парочку волшебных вещиц как мерзкую угрозу человеческим сущностям.

Руг горестно вздохнул и пошел в свою каморку. Оттуда он вышел с коробкой, содержимое которой начал выкладывать на каменный «стол».

– Увы, меленькие «светляки» оживить не удалось.

– Жаль, – вздохнул я, потому что на белые горошинки, являвшиеся миниатюрной копией больших магических светильников, у меня были гигантские планы.

– Переговорное устройство тоже мертво, – еще разочаровал меня ученый. – А вот «лепестки пламени» работают, но заряда в них осталось очень мало.

– Подробнее, – настоял я, не желая расставаться с мечтой о магических аналогах гранаты. Как ни странно, о порохе мы с горе-алхимиком не договорились. Начитавшись попаданческих книжек, я уже раскатал губу на пороховые бомбы. Как мне объяснил Руг, дело это очень непростое и опасное. Поэтому пришлось ограничиться крохами магии.

– Активировать-то я их смогу, – вздохнул профессор, – но эффект будет слабым. Если раньше «лепесток» мог испепелить половину этой лаборатории, то сейчас спалит максимум табуретку.

– А на металле пробовали? – спросил я, потому что мысли о земном оружии и тактике его применения навевали бесконечное количество идей.

– Нет, а зачем? – удивился профессор.

Как бы то ни было, я настоял на своем, и активированный артефакт лег поверх одного из трофейных мечей.

Мы отошли в сторону, и через секунду на каменном постаменте-столе с тихим шипением полыхнула красная вспышка.

– Шикарно, – улыбнулся я, когда подошел к столу и увидел выжженное в камне углубление диаметром сантиметров в сорок с огрызками меча по бокам – от большей части оружия из не самого плохого металла не осталось и следа.

– Вот, испортили стол, – расстроился Руг.

– Не бухти, проф, – с довольной улыбкой хлопнул я Руга по плечу. – Скажи, Еж справится с активацией этой штуки?

– Справится, – продолжал ворчать мой друг.

– Тогда обучи его и сделай так, чтобы эту фигню можно было приклеить на любую поверхность.

– Ты издеваешься? У меня куча работы!

– А я и не тороплю. Сделаешь когда сможешь. Кстати, сколько у тебя таких штук?

– Смотри сам. – Руг наклонил коробку, показывая десяток черных артефактов, похожих на чесночные луковицы.

– Еще что-то? – спросил я с надеждой.

– А ты не зажрался, барон? Нас и за это потащат на костер без разговоров и приговоров.

В чем-то Руг был прав, но все равно магические секреты со страшной силой манили и его, и меня. Пока же мы зацепили только краешек древних сокровищ, остальное было покрыто мраком тайны. Не смог я разгадать и замыслов лесного народа, несмотря на откровенность ныне покойного пленника.

Сначала он молчал, несмотря на все старания бывших «медведей», но затем я вспомнил о водобоязни этого народа и применил простую, но эффективную пытку водой. Обычная тряпка на запрокинутое лицо и струя воды через минуту довели мага до истерики. Увы, в его долгом рассказе новой информации было мало – нелюди действительно хотели добраться до Сатара, но о том, что именно искали иерархи дари в Золотом Городе, магу было неизвестно. Единственной полезной деталью было то, что простого налета на город нелюдям было недостаточно, требовалось владение городом как минимум в течение двух месяцев, а этого им не позволит империя. Отсюда все заговоры и мятежи.

В общем, пользы от пленника было мало, он даже не помог нам в разгадке тайн подземелий замка. Дари в своих «раскопках» продвинулись не очень глубоко, и оставались неразведанными еще несколько ходов, которые вели дальше в недра земли. Только соваться в них как-то не хотелось – Руг обнаружил целую паутину сторожевых лучей. На разные предметы она не реагировала, но нас это не успокаивало. Не скажу, что мы поступили благородно, использовав пленника в качестве первопроходца. Впрочем, оставлять в живых одарийского мага все равно никто не собирался.

Полыхнуло так, что едва не опалило волосы идиотам-испытателям. Что же касается «первопроходца», то от него осталась кучка пепла и несколько оплавленных железяк из одежды. И даже после этого доказательства нашего бессилия лицо Руга сохранило упрямое выражение и становилось понятно – он не успокоится.

Воспоминания немного испортили настроение, но ненадолго – взгляд на обновки тут же вызвал довольную улыбку. Не скажу, что я баловень судьбы, но мне определенно везло: сначала «чешуя», которая, как оказалось, может частично противостоять магии, затем новое оружие и парочка очень приятных артефактов.

Многие презрительно усмехаются, выслушивая истории о приключениях человека, которому слишком уж везет, и при этом постоянно вспоминают пресловутые рояли в кустах. Посещали подобные мысли и меня, особенно при прочтении совсем уж бредовых романов. И все же стоит заметить – когда тысячи людей попадают в передряги, ничего удивительного, что единицам по теории вероятности попадаются бонусы от судьбы. Именно о таких людях писатели создают романы, что же касается остальных, то о них пишут лишь некрологи.

Оставив профессора решать поставленные задачи, я вернулся под яркое солнце и немного побегал с «ящерами». За месяц мы смогли сработаться и составить сильную команду, даже по мнению бывших «медведей» и Шипа. Чтобы не быть в бою обузой, мне пришлось немного попотеть наравне с остальными. Первое время бойцы, за исключением хорошо знавших меня казаков, немного тушевались в компании барона, но понемногу привыкли. Для удобства я даже ввел обращение «командир». Конечно, это касалось только переговоров во время боя – устанавливать новые правила общения людей из разных сословий я не собирался.

Постепенно подразделение «ящеров» превращалось в слаженный и очень опасный инструмент для отнятия чужой жизни. Через недельку одноствольные иглометы будут заменены многоствольными, и мощь нашего отряда возрастет многократно. Еще бы пару недель для доводки – и все было бы великолепно.

К сожалению, пары недель нам не дали – через десять дней явился гонец от герцога, который призвал своего барона на службу. Что поделаешь, теперь я уже не вольная имперская птица, а к тому же вассал герцога. Такой была цена за землю и замок демона. С другой стороны, новый вассалитет ничего особо не менял – вместе с титулом герцога Увиера Сават получил пост имперского наместника севера, так что под его юрисдикцию попадали и вольные бароны.

В последнее время наше общение с Саватом свелось к переписке и обмену гонцами. Сейчас у него было очень много забот – революция охватила все герцогство, и с этим нужно было что-то делать, особенно учитывая, что теперь он представлял законную власть. Виделись мы только раз, недели три назад. Герцог в расстроенных чувствах прибыл в разрушенный замок и без затей спросил: «Что мне делать?»

И что я мог ему ответить?

В рядах его соратников постепенно образовывались разные фракции, которые уже начали делить шкуру неубитого медведя. А герцог оказался совершенно не готов к политическим дебатам – его вообще с детства воспитывали как жестокого феодала, можно сказать, деспота.

Единственное, что я мог посоветовать своему сюзерену, – это постараться собрать вокруг себя некое подобие гвардии. И брать туда лишь молодых холостяков, желательно мечтающих стать оруженосцами или даже рыцарями. Дополнительно самых верных можно сразу посвятить в рыцари, чтобы разогреть интерес остальных.

Герцог вяло поблагодарил и умчался, у меня же появилось ощущение, что он жутко недоволен тем, что я не сотворил для него политического чуда, – должность самого умного советчика была достаточно опасной, и к счастью, я до нее не дотягивал.

В дорогу мы собрались быстро: Руг с мастерами судорожно доводил до ума иглометы, «ящеры» доукомплектовывали снаряжение, а Мороф ломал голову, как по пути собрать своих людей. Я не стал гонять отряды поддержки как «ящеров», некоторым даже позволил навестить семью, тем самым создав проблему для их командира.

Засобирались в путь и наши девочки. Таня готова была лезть хоть к черту на рога ради того, чтобы быть в гуще событий. Скука заставляла ее думать о своей нелегкой судьбе и оттого загоняла в депрессию. А вот с Яной у меня состоялся серьезный разговор. После изгнания из ее тела лишней души хтарка попросила у меня паузу на размышление. Я согласился, а так как не хотел лезть в чужую душу, пауза затянулась на полтора месяца. Теперь же мы возвращались к людям, и нужно было решать, как вести себя дальше.

После стука в дверь в мой кабинет скользнула изящная фигурка хтарки.

– Можно?

– Заходи, присаживайся. – Я указал ей на плетеное кресло. Вся мебель в кабинете была плетеной отнюдь не по прихоти владельца, а по необходимости. Хорошо, хоть нашлась пара целых помещений на первом подвальном уровне, а то пришлось бы ютиться в шалашах или землянках, – возрождение замка произойдет еще не скоро.

– Давай не будем затягивать. Что ты решила? – спросил я, действительно не желая тянуть кота за хвост.

– Не могу всего рассказать, но играть против графа я не стану.

– Мне этого и не нужно, хватит твоего молчания.

– И молчать не получится, – нахмурилась хтарка, потому что мы подошли к скользкой части нашего разговора.

Да уж, проблема еще та. Оставалось либо убить девушку, либо отправить на границу и посадить под замок. Но ни один из этих вариантов мне не нравился.

Чем же граф так держит эту бешеную кошку? Уверен, что спрашивать бесполезно – не расскажет.

– И что же мне с тобой делать? – устало спросил я и тут же увидел, как сработал инстинкт самосохранения жизнелюбивой и очень опасной девушки. Глаза хтарки быстро забегали, выискивая в комнате хоть какое-то оружие, поэтому нужно было срочно разрядить обстановку. – Так, давай без дуростей. Никто не желает твоей смерти. И даже если ты сможешь убить меня, то как собираешься убегать от Хана?

Упоминание волка тут же заставило хтарку погрустнеть. И неудивительно – ведь они, можно сказать, земляки, и девушка прекрасно знала возможности хозяина степи, которого Руг называл вордораком. Похоже, это было последней каплей – плечи Яны опустились, и она прерывисто вздохнула:

– Делай что хочешь.

– Твою ж мать! – психанул я и начал ходить по комнате. Затем остановился и попробовал взглянуть на проблему с другой стороны. – Так, скажи, что тебе приказал граф?

– Находиться рядом с новым герцогом и попытаться получить над ним контроль.

– Весело, – хохотнул я, не завидуя герцогу. – И как долго?

– Пока не отзовут обратно.

– Ну так занимайся своим делом, а там разберемся.

– Как насчет того, что я пыталась убить герцога в разгар интимной встречи?

– А никак. Ты являешься посланницей императрицы, поэтому ничего и никому не должна объяснять. Скажешь, что это была шутка, а бяка-барон все неправильно понял. Можешь даже обругать меня грязными словами.

Яна весело фыркнула, но быстро погрустнела под гнетом тяжелых мыслей:

– Я все равно должна сообщить Гвиери о нашей встрече.

– Твою ж мать, Яна! Я что, обязан в одиночку думать, как спасти твою жизнь?!

– Нет, – ответила Яна и действительно задумалась.

Решение проблемы нашла именно она.

– Я должна написать о тебе в зашифрованном письме и отправить его по имперской почте, но если ревнивый герцог вздумает проверять корреспонденцию, то ему никто не сможет этого запретить.

Идея была хороша, настолько хороша, что закрадывались сомнения.

– И ты не станешь отправлять письма другими путями?

– Ван, – тепло улыбнулась хтарка, – не знаю точно, от чего ты меня спас, но уверена: больше чем от смерти. Я никогда не была неблагодарной. Граф держит меня мертвой хваткой, но, если удастся найти хоть маленькую щелочку, можешь всегда рассчитывать на мою помощь и верность.

Я вгляделся в черные глаза хтарки, стараясь найти там фальшь. Женщины вообще прекрасные актрисы, а такие, как Яна, и подавно. И все же очень хотелось верить в искренность этой девушки.

Возможно, я совершал гигантскую ошибку, но не верить никому – этот значит жить в постоянном страхе. Чего не пожелаешь и врагу.

Я покидал полуразрушенный замок с некоторым сомнением – не хотелось оставлять Руга и остальных без защиты. С другой стороны, просто так взять мою новую вотчину было проблематично. Дальние подступы патрулировал Хан, для контроля за которым я вызвал Охто из основного лагеря революционеров. Ближе к замку врага встретит десяток натасканных Морофом бойцов и полусотня северных лесовиков. Через некоторое время сюда прибудут драгуны из усадьбы Маран, вместе с Никорой и строителями. Да и сам Руг обещал устроить «хорошую жизнь» агрессорам с помощью того, что раскопает в подвалах. В замке также оставалась целительница. Она делала вид, будто сама этого хочет, – умная девочка.

Попрощавшись со всеми, я сказал пару слов Хану, получив в ответ очередной ироничный взгляд.

Обратный путь в центральную часть герцогства больше напоминал прогулку – мы двигались по нормальным дорогам, ночевали то на бивуаках, то в придорожных гостиницах. Вечера неизменно проходили под хороший ужин и смех, иногда с песнями. Опасаться нам было некого – вся территория герцогства контролировалась революционерами, а дворяне сидели по своим замкам и боялись высунуться наружу. И все же расслабляться не стоило. Мороф это прекрасно понимал и на каждой стоянке организовывал усиленное охранение.

Идиллия закончилась, когда мы приблизились к столице герцогства – резиденции семейства Увиер. Только законный глава этого семейства сидел не на родовом троне, а в осадном лагере.

Задолго до города в лесу возле дороги начали попадаться стоянки, которые больше всего напоминали цыганские таборы: женщины, дети и старики. Беженцами они не выглядели, да и не могли ими быть по определению. От кого бежать-то?

Подъезжая ближе к столице герцогства, мы услышали гул человеческой толпы, который постепенно становился все сильнее. Я даже подумал, что идет очередной штурм стен города, но реальность оказалась намного печальнее.

Огромное пространство, которым столица герцогства отделилась от леса, было буквально забито людьми. Конечно, внутренний периметр вокруг стен пустовал – вряд ли защитники города стерпели бы такое соседство.

Внешне казалось, что все идет своим чередом и город осаждает огромная армия. Но что это была за армия! Судя по всему, к столице переселилось несколько сотен селений, причем в полном составе. Нетрудно было догадаться, с какой именно целью они здесь собрались. Революционеры чувствовали себя победителями и хотели получить свою долю в экспроприации экспроприаторов. Я приехал сюда, чтобы помочь Савату, но даже не представлял масштабов катастрофы.

Кажется, в герцогство пришел северный пушной зверек. Теперь становилось понятно, почему город не открывает ворота законному господину. Я бы тоже не решился пустить за стены такую толпу мародеров.

Герцог встретил меня в состоянии слабой вменяемости, что даже не вызвало во мне негодования, а одно лишь понимание. Не менее пьяная свита была вышвырнута из герцогского шатра, на охрану которого тут же встали люди Морофа, усиленные парочкой «ящеров». Сам же повелитель севера был пару раз принудительно погружен головой в кадку с водой. Получив вдобавок порцию родниковой прохлады в виде душа из ведра, Сават сумел вынырнуть из состояния пьяного угара.

Погода стояла очень теплая, поэтому он даже не особо разозлился, тем более что тут же был уложен в постель ласково мурлычущей Яной.

Следующее утро встретило меня улыбающимся солнышком и несчастной физиономией герцога.

– Герд, за что мне все это? – Плохо ориентируясь в пространстве, Сават ткнул пальцем в сторону леса, но я понял, что он имеет в виду табор осадного войска. – Они притащили с собой баб и детишек! Большинство уже играет в кости на будущие трофеи. Со дня на день должен вернуться мой проклятый кузен, а я не захватил еще ни одного замка. И что мне прикажешь делать?!

– Во-первых, не орать. А во-вторых, вспомнить совет, который я давал тебе уже несколько раз, то есть постарайся разделить проблему на составные части.

И мы начали делить. «Табор» пока оставили в покое – сдерживают вылазки защитников из города, и ладно.

Так как подвинуть лагерь приближенных к герцогскому телу особ без шума не получилось бы, мы просто перенесли шатер Савата в другое место, а вокруг него тут же разместились мои люди и около тысячи гвардейцев герцога. Слава богу, Сават все же внял моему совету и собрал верных людей в одно подразделение. Затем пошли переговоры с самыми толковыми агентами и мозговые штурмы, прерываемые лишь на еду и сон. На эти совещания были приглашены командиры гвардии, растерявший веру в герцога посланник императрицы и Выир Дирна. Все это время Грифон, включив всю свою дворянскую спесь, стоял у входа в герцогский шатер и отправлял восвояси делегации «друзей».

Потыкавшись в кордоны гвардейцев, «друзья» отправились в «табор» баламутить людей революционными лозунгами. Герцог начал нервничать, но я успокоил его – план практически готов, и через сутки «табора» здесь уже не будет.

Все началось на рассвете – в лагерь осадного войска влетели несколько человек на взмыленных конях. А через пару минут «табор» взвыл тысячами мужских голосов и разносящимся на многие километры бабским визгом. Среди всей этой какофонии можно было различить только одно слово «герцог», и поминали они отнюдь не Савата.

«Страшную» весть принес не наш человек, а люди революционных активистов. В близлежащую деревню прискакал израненный до полусмерти гонец и сообщил, что приближается огромная армия бывшего герцога. Впрочем, мы зря наводили тень на плетень – обезумевшая от страха толпа поверила бы кому угодно.

Продолжая завывать, населявшие «табор» люди кинулись врассыпную, некоторые даже приблизились к стенам города и тут же были осыпаны стрелами. Буквально через пять минут возле города остались только брошенные палатки и вещи огромной «армии», а также гвардейская тысяча, которая тоже изрядно поредела – это было еще одним фактором отсева.

Герцог без спешки взобрался на коня и отдал команду. Около пятисот всадников, которые по своей сути и обмундированию являлись уже оруженосцами, встали в голове отступающей колонны, за ними нестройными рядами потянулись мечники, копьеносцы и лучники.

При разработке плана многими выдвигалось предположение, что горожане могут предпринять вылазку, но никто и подумать не мог, что они поступят настолько безрассудно. Как только хвост колонны скрылся в лесу, ворота открылись и по дороге вслед за уходящим войском устремился едва ли не весь гарнизон.

Так как никто не ожидал подобного масштаба погони, адекватно отреагировать не удалось.

Отдельный отряд под моим руководством разместился в лесу возле дороги. Вот мимо прошли последние ряды пехотинцев, а через пару минут послышался гул ударов множества копыт. Он все нарастал, вызывая нехорошие предчувствия.

– Внимание! Их может быть слишком много. Приготовить засеку. – Мое решение было спонтанным, но именно оно нас и спасло.

Часть лесовиков отбежала в глубь зарослей, и за моей спиной послышались удары топоров. Демаскировать себя мы не боялись, потому что стук тут же потонул в топоте копыт: появилась погоня.

– Дай! – скомандовал я, пуская первую стрелу из своего степного лука. Засвечивать наше новое оружие было преждевременно, да и боеприпаса было жалко, поэтому пришлось вернуться к классике.

Всадники, которые лишь недавно сбросили шкуру жертвы и уже почувствовали себя охотниками, поначалу ничего не заметили. Конная лава, несмотря на потери, продолжала скакать по дороге. Затем движение внезапно застопорилось. Я не видел, но догадался, что погоня напоролась на перегородивший дорогу заслон из копейщиков и лучников – вступил в силу заранее разработанный план.

Заслон они вряд ли пробьют, а вот пустить кровь засадной команде вполне смогут. Подтверждая мои предположения, некоторые из всадников спешились и атаковали заросли, а кое-кто даже ринулся в кусты верхом.

– Отступаем! – крикнул я, бросив дорогой лук на землю и выхватывая из ножен дарийскую «пару». Рядом встали три «ящера».

Геройствовать мы не собирались и лишь контролировали, чтобы погоня не села на плечи убегающим. Грифон, скользнув вправо, в прыжке воткнул короткий меч под мышку замахнувшегося всадника. Запутавшегося в кустах коня он трогать не стал, за что и получил по шлему булавой, – к счастью, булаву направляла уже ослабевшая рука раненого всадника.

– Отходим! – Это была уже команда «ящерам».

Несколько секундных поединков немного охладили пыл нападавших. Мы отступали едва ли не спинами вперед, и присутствие рядом лесорубов я осознал только по треску и рухнувшим между нами и погоней деревьям. Штурмовать сплошное переплетенье ветвей горожане не стали и отступили.

Пока мы пробирались обратно к дороге, там уже не осталось ни одного живого врага – всех раненых горожане забрали с собой. Я быстро перебежал на другую сторону дороги и с облегчением увидел, что Мороф оказался на высоте, хотя никто в этом и не сомневался. Бывший разбойник, бывший сотник драгун, а теперь командир отряда поддержки не стал валить деревьев – он просто организовал грамотное отступление волнами, когда один отряд лучников прикрывает отступление другого и наоборот. Я до такого не додумался.

Уже возвращаясь к дороге, я увидел, как по ней проносятся сотни конных гвардейцев законного герцога. Увы, это было запоздалое решение – никто не ожидал, что погоня горожан будет настолько массовой, мы думали, что перебьем небольшой отряд и пойдем дальше. А ведь была шикарная возможность войти в город на плечах отступающего отряда, и мы ее бездарно прозевали.

Следующие два дня отряды Савата, которого втихую продолжали называть лесным герцогом, занимались привычным делом – то есть прятались. А «ящеры» и отряд Морофа обошли столицу герцогства по большой дуге и засели возле ведущей на север дороги.

Первые сутки мы отдыхали, а затем начали готовиться к акции. Сама операция уже началась, и начали ее агенты герцога. К вечеру второго дня в наш хорошо замаскированный лесной лагерь явился местный помощник мельника и рассказал, что его хозяин планирует подвезти в город несколько телег с мукой, за ними пристроятся телеги с сеном для отощавших лошадей гарнизона. Городской управляющий был очень осторожным человеком и, перед тем как возобновить подвоз запасов провианта, проверил окрестные леса на наличие врагов. Судя по такой предусмотрительности, это не он командовал той безумной погоней.

Караван мы перехватили в трех часах езды от города. Мельник со слугами и крестьяне возмущаться не стали и спокойно позволили себя связать. Кстати, вместе с ними был и помощник мельника – парень оказался настоящим разведчиком и не желал раньше времени раскрывать свою легенду. Благодаря его сведениям мы знали, что у хозяина мельницы есть экономка-полухтарка, на этом и строилась часть плана.

С большой неохотой мне пришлось снимать «чешую» и лезть в крестьянские порты и рубаху. Неохота была основана не на брезгливости, а на чувстве незащищенности. Примитивный грим в виде мучной присыпки завершил образ грузчика с мельницы. Первый воз повела Яна в образе экономки, рядом сидела Таня, выдавая себя за дочь мельника. Второй воз я взял на себя, а два следующих достались Грифону и Барсуку. Змей, Копыто и Сом занялись возами крестьян, помогая десятку арбалетчиков устроиться под сеном. Вместе со стрелками в сено полезли Шип и Шрам в полной амуниции, чем вызывали у меня усилившееся чувство незащищенности и черной зависти. Иглометы мы попрятали между мешками, но так, чтобы можно было достать их в мгновение ока.

Убедившись, что все приготовления закончены, я махнул рукой и легонько ударил упряжку лошадей кнутом.

Без особой спешки наш караван дополз до северных ворот города. Там уже собралась немалая очередь. Начальник гарнизона был осторожен до паранойи – прием провианта и фуража проходил очень медленно, а в город не пропускали вообще никого.

Закончив с очередной группой возов, стражники подняли тяжелую решетку. Десяток пустых телег покинул пределы городских стен, и это значило, что пришла наша очередь.

Десятиметровый тоннель под надвратной башней казался дорогой в ад, и у меня, честно говоря, по коже забегали мурашки. Только в этот момент я по-настоящему понял, в какую опасную авантюру меня занесло. Темнота отступила, и мы опять оказались под жарким солнцем, но легче от этого почему-то не становилось. И все потому, что мы оказались в форменной западне. Большой двор за надвратной башней был огражден стенами, на которых разместили около двух десятков стражников. Вдоль левой стены прямоугольного двора был оборудован огромный навес, под которым уже накопилось изрядное количество провианта. У противоположной стены огромной кучей громоздилось сено, которое фуражиры успели навезти за пару дней после снятия осады.

Возле навеса, ближе к внутренней башне с выходом из этого каменного мешка, скучал учетчик с двумя стражниками охраны. И стражникам на стене, и охранникам учетчика было откровенно скучно. Поэтому появление красивой хтарки вызвало настоящий фурор.

– Кто такая? – оживился учетчик.

– Экономка мельника Гурка.

– А, слышал уже об его обновке, но не думал, что у этого старого сморчка в экономках такая красавица. А сам мельник где?

– Заболел. Уважаемый господин, может, сами посчитаете товар, а я быстро сбегаю в лавку Нобра? Как раз успею. – Яна захлопала глазками, заставляя беднягу краснеть.

– Н-не знаю, нужно договориться с десятником.

Звать десятника не пришлось – он, как и все, кто наблюдал эту сцену, прекрасно слышал каждое слово и не только. Сверху десятнику и его подчиненным открывался умопомрачительный вид на глубокое декольте Яны. В отличие от пышной юбки, корсет и широкий вырез блузки мало что скрывали.

– Чего надо, красавица?

– В город хочу, красавчик.

– Если поцелуешь, пущу. От старого Гурка не убудет, – продолжал балагурить стражник, а остальные загоготали.

– Это надо посмотреть на тебя без шлема, а то вдруг ты не такой уж красавчик.

Стражники загоготали вдвое громче.

– Хорошо, сейчас посмотришь.

Внутренняя башня, в отличие от внешней, рядом с закрывавшей сквозной проход решеткой, имела небольшую дверцу внутрь башни. Послышался грохот на лестнице, и через минуту массивная дверь открылась.

Пока Яна отвлекала стражу, Таня подогнала телегу вплотную к навесу и спрыгнула на землю, всем своим видом показывая, что сильно хочет в тенек. На двенадцатилетнюю девочку никто не обратил внимания. А в это время спектакль у двери в башню набирал обороты. Учетчик даже забыл, что ему нужно принимать товар, и вместе со своей охраной внимательно наблюдал за спектаклем.

– Не скажу, что ты красавец, но ничего так, видала и уродливей, – задумчиво сказала хтарка, рассматривая усатое лицо десятника. Вместе с ним из двери вышли еще двое стражников, а те, кто остался на стенах, собрались у самой башни и гоготали, наслаждаясь развлечением.

Пора.

Я скользнул с телеги в сторону навеса, вытаскивая из пространства между мешками свой игломет. То же самое проделали остальные «возницы». Шестиствольный агрегат лег стволами на мешок.

Стрелять в едва не вываливающихся из бойниц стражников было легко. Первый, получив иглу в грудь, отвалился назад, второй, лишь дернув головой от удара, так и остался висеть в бойнице, а третий, уже поднимавший оружие, уронил арбалет и ухватился руками за горло. Иглы на таком расстоянии пробивали кольчугу как бумагу, а о незащищенной плоти и говорить нечего. Опешившие стражники у двери повернулись к телегам, совершенно оставив без внимания Яну, – и напрасно. Хтарка резко выудила из резервов в пышной юбке два малых двуствольных игломета, которые я называл «пистолями», и аккуратно прострелила виски двоим стражникам прямо сквозь шлемы. Балагур-десятник получил иглу в удивленное лицо.

Слева от меня послышались два щелчка – скосив глаза, я увидел, как Таня поочередно выстрелила в затылок двум охранникам учетчика, удерживая «пистоль» двумя руками. Самого чиновника она пнула ногой в промежность, надолго выведя его из игры. Немного неразумно – опасно оставлять за спиной живого врага.

В это время «возницы» добили стражников на стене и вместе с выбравшимися из сена арбалетчиками взяли под прицел бойницы внешней башни. Попробовавшие выглянуть оттуда стражники получили по болту в голову, а следом в бойницы полетели специальные арбалетные болты с колбами вместо наконечников.

Я же побежал к Яне. Хтарка решила воспользоваться последней иглой и, быстро заглянув в проем двери, сделала выстрел. Внутри что-то упало, а наружу вылетел арбалетный болт.

– Куда ты лезешь, дура?! – прикрикнул я на девушку, приваливаясь к стене рядом с ней.

Рисковать нам не было ни малейшего смысла: ведь от телег уже бежали два танка – Шип и Шрам. Бывший убийца и стражник лучше всех подходили для этой работы. «Ящеры» влетели в проем двери на полном ходу. Из помещения раздался грохот и чей-то пронзительный вопль, а через полминуты оба штурмовика появились на стенах. К башне они шли по правой стороне каменного мешка, пару раз стрельнув в кого-то вниз за внутреннюю стену.

Двери внешней надвратной башни вскрывать не пришлось. Надрывно кашляя от валившего из всех бойниц дыма, стражники вывалились наружу и затихли, получив по удару коротким мечом: по мнению штурмовиков, тратить заряд игломета на таких соперников было расточительством.

Когда обе башни и стены переходного дворика были под нашим контролем, наверх поднялись остальные бойцы. Добежав по стене до внешней башни, я увидел, как из леса появилась колонна всадников и на всем скаку понеслась к нам. Герцог среагировал очень вовремя, заметив дым, послуживший сигналом к действию, – не зря же я отдал ему свою подзорную трубу. Вот только теперь нужно как-то забрать ее обратно.

Работа по подъему решетки была не то чтобы тяжелой, просто очень кропотливой. Дым пока не рассеялся, и приходилось по очереди забегать внутрь башни, задержав дыхание. Пара оборотов ворота – и тяжесть в груди заставляла передавать эстафету другому работяге.

И все же мы успели как раз к подходу всадников – передовым воинам даже не пришлось нагибаться под нижним краем решетки. В это же время люди Морофа подняли решетку внутренней башни.

Город еще ничего не понял, а его участь уже была решена. Поток всадников разлился между ближайшими домами, а из леса уже выходила почти тысячная армия пехотинцев – похоже, за последние пару суток герцог смог немного увеличить свое войско. Надеюсь, он не набрал разной швали.

Нам же оставалось облачиться в «чешую» и перезарядить иглометы с помощью довольно громоздкого станка размером с патронный ящик. Заряды нам понадобятся – ведь необходимо сделать еще одно дело, возможно, самое важное во всем штурме столицы герцогства.

Когда вся пехота пробежала мимо, во внутренний дворик въехал герцог, за ним тянулась колонна из двух сотен отборных всадников.

– Герд, ты уверен, что не хочешь поучаствовать в штурме резиденции?

– Уверен, если застрянете, то помогу, но думаю, справитесь сами. А что насчет моей просьбы?

Герцог поморщился, но все же дернул головой, подзывая одного из своих новых рыцарей. Изображение на трофейном щите сотника было наспех закрашено, при этом поведение воина говорило о том, что посвящение уже состоялось.

– Поступаете в распоряжение барона. Все приказы выполнять беспрекословно.

Герцог в сопровождении основной массы всадников ускакал в город, а сотня моих временных подчиненных осталась на месте. В каменном мешке уместились только два десятка, остальные прикрывали нас за внутренними воротами.

– Что будем делать, командир, и зачем нам эти истуканы? – ухмыльнулся Барсук, рассматривая насупившихся оруженосцев.

Гвардейцам не нравилось все: и невозможность поучаствовать в захвате центра города, и слишком непонятный барон, а простолюдин, общающийся с дворянином на равных, доводил бедняг до зубовного скрежета.

Быстро же они забыли, что пару недель назад сами являлись простыми работягами и стражниками, – стоило им примерить облачение оруженосца, как мир стал выглядеть совсем по-другому. Что уж говорить о сотнике в рыцарской броне.

– Сейчас все узнаешь, – охладил я пыл слишком любопытного «медведя». Остальные уже заканчивали облачаться, а люди Морофа зарядили последний игломет и подтянулись ближе.

Когда все собрались, я повернулся к сотнику гвардейцев:

– Здесь все десятники?

– Да, ваша милость. – Сотник быстро спешился и обозначил полупоклон. То же самое сделали еще десять человек, остальные оруженосцы, соблюдая субординацию, выехали из дворика через внутренние ворота.

– Что ж, слушаем меня внимательно. Сейчас мы разделяемся на несколько отрядов. Сотник, выдели семь десятков. К каждому будет прикреплен «ящер» и два бойца из отряда поддержки.

– Но, ваша милость, мои десятники… – возмутился сотник.

– Твои десятники будут подчиняться тому, на кого я укажу, причем беспрекословно, по-моему, именно это слово использовал герцог. – Видя, что сотник набычился, я надавил сильнее. – Не слышу?!

– Да, ваша милость, беспрекословно.

– Тогда слушаем дальше молча. Время уходит. Каждый из отрядов берет по улице и, двигаясь через город, пресекает любые проявления мародерства и насилия, от кого бы они ни исходили. Тех, кто окажет сопротивление, убивать на месте, остальных вязать. Все понятно?

Ответом на мой вопрос был неровный гул голосов. Я уже хотел прикрикнуть, но роль сержанта на себя взял Грифон, с детских лет приученный повелевать оруженосцами и простолюдинами.

– Барон задал вопрос, отвечать!

Теперь слово «да» слышалось отчетливо, хоть и было произнесено вразнобой.

– «Ящеры», разбирайте себе десятников – и вперед. Если пленников будет много, гоните их на центральную улицу, там буду я с основным отрядом. Вопросы? – спросил я у своей команды, и они ответили мне уверенным молчанием.

Мороф подвел Черныша и по моему приказу присоединился к группе Барсука, как самого большого разгильдяя в компании «ящеров».

Небольшая группа подчиненных Морофа собиралась в противоположную сторону – прочь из города. С ними уезжали Яна и Таня, которым совершенно нечего делать там, где летают шальные стрелы и все решает не хитрость, а грубая сила.

Перед тем как запрыгнуть в телегу, хтарка подошла ко мне.

– Ван, зачем тебе все это? – Она продолжали звать меня привычным именем, но всегда делала это очень тихо, одними губами, поэтому я не возмущался.

– Я «вскрыл» этот город и хочу хоть немного уменьшить принесенный вред.

– Совесть – это тяжелая ноша, – горько улыбнулась Яна, явно вспоминая что-то из своего прошлого.

– Возможно, ты права и когда-нибудь я смогу от нее избавиться, но пока не получается, – вернул я ей такую же улыбку, добавив в нее мягкости.

Яна неожиданно фыркнула и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала меня в щеку. На моем лице неожиданно расплылась идиотская улыбка, которую я постарался скрыть быстро надетым шлемом. Уже в прорези полумаски я заметил, как разозлилась Таня.

Только этого мне не хватало, нужно поговорить с девочкой. Так уж сложилось, что у меня уже была дама сердца – по-другому и не скажешь, ведь теперь по императрице я могу только вздыхать. К тому же на границе ждала гражданская жена Уфила, также имелись две боевые подруги. Причем с последними иметь амурные дела я не собирался из соображения правил собственной безопасности. Если с Яной было все понятно – у нас назревала обычная дружба, то с Таней нужно все прояснить и сделать это как можно скорее.

«Будем разбираться прямо сейчас или займемся войной?» – всплыла из глубины язвительная мысль, и, мотнув головой как ретивый конь, я быстро вскочил в седло. Черныш, словно издеваясь, повторил мое движение и вынес седока из каменного мешка в осажденный город.

Чтобы попасть на главную улицу, нам пришлось немного попетлять между огромными бараками, которыми была застроена все окраина. Город хоть и являлся столицей герцогства, но вырос из обычного замка, и здесь по-прежнему сохранялась старая стратегия обороны. Все, кто не имел постоянной работы в городе, жили в окрестных деревнях, а во время осады бросали свои дома и прятались внутри стен. Пригорода как такового не было, что положительно сказывалось на обороноспособности города.

Стоит отдать должное новоиспеченному герцогу, он оказался предусмотрительным человеком и явно понимал, что именно является главным богатством феодала: у входа большей части бараков с беженцами обнаружились заградительные отряды. Бойцы вели себя спокойно, причиной тому был их преклонный возраст.

Увы, степенных революционеров на все бараки не хватило. Уже подъезжая к главной улице, мы увидели, что охраны у входа в очередной барк не наблюдается, а из помещения доносится многоголосый вопль.

– Сотник и одна десятка оруженосцев за мной, – крикнул я, спрыгивая с Черныша.

Если честно, мне не особо хотелось лезть в свалку, но я неосмотрительно разогнал всех «ящеров» и остался наиболее защищенным бойцом в этом отряде. Так что пришлось разбираться самому. Благо воодушевленный примером рыцарь не стал чиниться и, громыхая железом, пошел за мной.

Внутри разворачивалась классическая картина – пятеро революционеров в разномастных кольчугах или вообще без оной удерживали толпу в полсотни селян с помощью выставленных вперед копий, а еще двое прямо на полу разрывали одежду на миловидной крестьянке.

– Прекратить! – заорал рыцарь, опережая мой вопль.

Его реакция была вполне понятна – ведь здесь «гуляли» его собратья по революционной борьбе, правда, не так обласканные герцогом, как он сам.

– Не мешай, сотник, – рыкнул бородатый мужик, срывающий одежду с девушки.

Это он, конечно, зря – оруженосцы моментально ощетинились мечами. Любители «сладенького», в отличие от главного насильника, еще не потеряли голову от вожделения, поэтому быстро побросали копья. К ним присоединился тот, кто помогал бородачу.

Толпа тут же качнулась к нам, и это было нехорошо.

– Держать толпу! – скомандовал я, и оруженосцы перенаправили острия клинков уже в сторону селян, – те быстро поняли свою ошибку и вновь отступили в глубь помещения.

А вот насильник, бросив свою жертву, ухватился за меч:

– Это мое право, город наш, и мы здесь хозяева. Друг, ты ведь такой же, как и мы, – обратился насильник к рыцарю, но понимания не нашел.

Закованная в довольно неплохие доспехи фигура шагнула вперед и одним ударом тяжелого меча снизу вверх легко вскрыла грудную клетку и череп несостоявшегося «друга». Похоже, сотник раньше был или незаконнорожденным отпрыском рыцаря, или опытным оруженосцем.

Если у меня и были опасения насчет взаимопонимания с рыцарем, то сейчас они испарились – мы точно сработаемся.

Следующий инцидент нас ждал уже на главном проспекте города. Бараки сменились двухэтажными домами, тесно прижавшимися друг к другу. В основном это были мастерские с надстроенными сверху жилыми помещениями для мастеров и их семей.

Везде взгляд натыкался на плотно закрытые ставни. Точечное вскрытие обороны города благотворно сказалось на целостности зданий и здоровье местных жителей. Как таковых уличных боев здесь не было. Гарнизон, как только осознал, что гвардейцы Савата уже в городе, сразу откатился в укрепленный герцогский замок. А жители остались без защиты. Вот эту защиту хоть в какой-то мере я и собирался им предоставить.

Шум доносился от добротного каменного дома, подпираемого с двух сторон зданиями чуть победнее.

– Сотник, – обратился я к рыцарю, и сообразительный парень все понял без уточнений.

– За мной! – Он махнул рукой своим подчиненным и в сопровождении десятка оруженосцев подъехал к огороженному невысоким заборчиком дворику. Остальные оруженосцы и люди Морофа остались охранять арестованных в бараке дебоширов.

Рыцарь спрыгнул с седла и, как снаряд от катапульты, влетел сначала во двор, а затем в проем вывороченной двери. Оруженосцы последовали за ним.

Из дома послышался грохот и треск мебели, а вот звона клинков не было.

Через минуту оруженосцы появились во дворе, выводя на свет божий четверых мародеров.

Я подъехал к ограде и сверху вниз посмотрел на бойцов революции.

– Что вы здесь забыли?

– На нас напали из дома, – тут же выступил вперед один из мародеров в покрытом ржавчиной шлеме. Бойкий на вид парняга явно никогда не лез за словом в карман. Говорил он уверенно и смотрел в глаза. Либо талантливо врет, либо говорит правду.

– Где обитатели дома? – повернулся я к выходящему на крыльцо рыцарю.

– Заперлись на втором этаже.

Толкнув Черныша коленями, я направил его во двор под закрытые ставнями окна второго этажа.

– Эй, там, на втором этаже. С вами говорит барон Маран, доверенное лицо герцога Увиера. Выходите из дома, обещаю справедливые разбирательства.

– Твой герцог самозванец, и мы… – звонкий юношеский крик оборвался под звук увесистого подзатыльника, который я услышал даже сквозь тяжелые ставни. Продолжил басовитый голос, явно принадлежащий родителю крикуна:

– Мы не выйдем. Веры вам нет.

– Так, неверующие, у меня нет времени решать с вами, какой герцог правильный, а какой нет. Или вы выходите, или входим мы, но в этом случае всех здесь вырежу и спалю к демонам дом. Я все сказал! – Конечно же я блефовал, но делал это уверенно, зная, какие порядки царят в этом мире.

Через минуту на крыльце появился бородатый великан в сопровождении высокого, худощавого, но уже начинающего разбухать мышцами сына.

– Вы нападали на воинов герцога? – спросил я, глядя на отца. Получивший по шее сынок присмирел и не поднимал взгляда от земли.

– Чем? – опираясь на простую народную логику, вопросом на вопрос ответил хозяин дома.

– Микла, проверь дом. Ищи луки.

Десятник Морофа поклонился и, на всякий случай поудобнее перехватив арбалет, нырнул с тремя бойцами в дом.

– Куда лезешь, морда неумытая! – Из дома послышался женский крик и треск глиняной посуды. Но кричали не от страха или боли, а больше от врожденной стервозности и возмущения. Все, включая мародеров, заржали. Хозяин дома покраснел.

Через пару минут Микла выполз из двери, корчась от смеха. По его шлему на лицо стекала какая-то вязкая масса. Судя по тому, как он облизывался, это было что-то вкусное.

– Луков нет, – судорожно вздохнув, сказал Микла.

– Что теперь скажешь? – повернулся я к говорливому мародеру.

Тот в ответ только пожал плечами.

– Вяжите их, и пошли дальше. И так потратили кучу времени. – Я махнул рукой, выводя Черныша из дворика. Хозяин дома сдержанно поклонился, и это грело душу.

Через четыре дома еще в районе мастерских нас ждала настоящая трагедия. Десяток бойцов пешей гвардии герцога стоял во дворе дома и молча лицезрел жуткую картину – звероподобного вида воин, не удивлюсь, если с разбойным прошлым, как раз подымался на ноги. До этого он одним коленом опирался на спину субтильного мужичка, чтобы удобнее было резать ему горло.

– Всем бросить оружие! – заорал, как бешеный, рыцарь при виде такого действа.

И все же в этой сцене меня что-то смущало, поэтому я поспешно крикнул людям Морофа:

– Не стрелять! Всем оставаться на своих местах!

Черныш подошел вплотную к горлорезу и фыркнул ему в лицо. Мой конь явно обнаглел до крайности и уже никого не боялся.

– Что здесь произошло? – спросил я, предварительно достав из набедренной кобуры малый игломет.

– Мы обходили улицу. Искали воев предателя. – Здоровяк неожиданно запнулся. Было видно, что, в отличие от моего предыдущего собеседника, врать он не любил, да и не умел, поэтому безнадежно махнул рукой. – Что уж там, поживиться мы решили. Пока искали в мастерской чего хорошего, эта гнида поймала на кухне девчушку, дитятко совсем, и снасильничал.

Мужика в который раз передернуло от отвращения, и он сплюнул на труп. Похоже, покаяния от него мы не дождемся.

Что-то подкупало меня в этом человеке, возможно, потому что именно таким я впервые увидел Морофа.

Шум боя еще доносился от центра города, так что там было полно работы для воинов.

– Так, судья гребаный, даю тебе шанс оправдаться. Берешь своих обалдуев – и марш на штурм. Покажешь себя героем – забуду твои «подвиги». Вперед!

Не задерживаясь ни на секунду, «горлорез» рванул вверх по улице, за ним устремились шесть из восьми подельников, а еще двое бежали в сторону битвы с явной неохотой.

– Этих взять, – скомандовал я.

Мародеры резко ускорились, но не судьба им была убежать от конных оруженосцев.

Ближе к герцогскому замку, можно сказать на виду у командиров, мародеров стало намного меньше. Лишь в двух местах дворянского квартала мы среагировали на шум бьющихся окон и совершенно без проблем выгнали из дворцов гоняющихся за служанками революционеров.

Проверив еще три дворца с этой стороны не такого уж большого квартала богачей, мы направились к войску герцога, который в это время штурмовал стены центрального замка.

Сначала я просто наблюдал за штурмом, не вмешиваясь в события. Через двадцать минут подтянулись остальные отряды с «ящерами» и привели с собой несколько десятков арестантов. В общей сложности собралось больше семидесяти мародеров, и это при том, что в город вошло всего полторы тысячи человек.

Герцог уделил нам толику внимания, но успел лишь недовольно осмотреть толпу мародеров, а затем над невысокими стенами герцогского замка разнесся победный вопль. Но радовались они рано: вряд ли кто-нибудь из штурмующих умел зачищать помещения. На лице Савата отразилось отчаяние хозяина дома, в котором бушует пожар.

– Отзовите бойцов. Внутрь пойдут мои люди. Только зачистите двор и хозяйственные постройки, – сказал я герцогу, с запозданием отвешивая поклон вассала сюзерену.

Сават с явным облегчением отдал команду, и над стенами замка разлился рев боевого рога. В открывшиеся ворота тут же метнулись сотники, с воплями охлаждая пыл своих подчиненных.

– Грифон, ты бывал в гостях у герцога?

– Да, командир. – Бывший рыцарь кивнул, осторожно покосившись в сторону Савата, общающегося с имперским графом и Выиром Дирной.

– Поведешь отряд. Работайте аккуратно, постарайтесь не разбить ничего ценного и, святые вас упаси, не подпалите замок. Особенно это касается Барсука. – Я выразительно посмотрел на бывшего «медведя». Мороф тут же шагнул ближе, но был остановлен. – Не, ты не пойдешь, нечего подставлять головы за герцогское добро. Пусть «ящеров» прикроют оруженосцы.

Грифон кивнул, возвращая на голову шлем, и направился к «нашему» рыцарю. Гвардеец чиниться не стал и, взяв с собой половину сотни, повел ее следом за штурмовиками.

Замок был захвачен через полчаса, и наши потери исчислялись одним Барсуком, который умудрился надышаться дымом. Для справедливости стоит заметить, что поджог учинил не бывший «медведь», а сами защитники, к тому же пожар быстро потушили.


Охотник на нелюдей | Заблудшая душа. Диверсант | Советник