home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Охотник на нелюдей

Весна разгоралась все сильней, даже здесь, на севере империи, временами становилось жарко, что особенно сказывалось во время тренировок. Несмотря на усиленные физические нагрузки, напряжение последних дней постепенно уходило вместе с болью в груди. И это было хорошо – никуда не нужно бежать и кого-то убивать, а самое главное – нет нужды терять товарищей.

Именно для того, чтобы в будущем добавить к солидной защите еще и умение, мы и мучились на тренировочных площадках. Конечно, за столь короткий отрезок времени невозможно поднять навыки воинов на большую высоту, но, по крайней мере, мы немного сработались и разучили новые способы ведения боя. Мой выбор в плане последнего кандидата в «ящеры» полностью себя оправдал. Шрам оказался бесценным кладезем информации о способах штурма зданий. Пару идей подсказал Шип, но судя по его советам, он привык входить в дома через окно и очень тихо. Благодаря таким крупицам информации постепенно складывалась картина прошлого этого человека. В том, что он был убийцей, уже никто не сомневался. Но расспрашивать подробности дураков не было – жить хотелось всем, в том числе и мне.

Один из домов на лесном хуторе мы несколько раз разрушали практически до основания и вновь отстраивали. Несмотря на долгие тренировки, непривычные к такому типу боя бойцы постоянно делали ошибки, по крайней мере в глазах Шрама.

– Барсук, ленивая ты морда! Ты зачем присел в дверях! – заорал бывший стражник. Для убедительности он даже снял шлем, чтобы «медведь» видел весь спектр эмоций, отразившихся на лице инструктора. Гнев в сочетании с жутким шрамом выглядел впечатляюще.

– Дык чтобы не попали, – попытался оправдаться Барсук.

– Чтобы не попали в твою пустую голову, нужно уходить влево. Это не лес, где тебя можно обойти. Как, по-твоему, в дом войдут остальные?

– Через окна, – проворчал Барсук, но больше для собственного успокоения, чем в ответ на вопрос.

– Все сначала! – Шрам нахлобучил на голову шлем, а из окон дома полезли недовольные казаки и убийца. Впрочем, теперь все они были «ящерами». «Медведи» конечно же намеревались в будущем вернуться к своим, так же думал и Выир, но, несмотря на их намерения, отдавать эту парочку я не собирался.

Весь процесс обучения сопровождался руганью и смехом. Через полчаса уже Барсук орал на Шрама, комментируя его манеру ходить по лесу. Причем комментировал так удачно, что тренировка прерывалась на приступы гомерического хохота, валившего на землю не только «ящеров», но и тех, кто находился поблизости.

Без разговоров обходились лишь учебные схватки на мечах, потому что Шип оставлял мало поводов для веселья, а за ругань мог попросту зарезать. Временами у меня появлялись сомнения в полезности этого психически неуравновешенного человека, но затем я замечал успехи парней в бою на мечах и откладывал решение этого вопроса на дальнейшее. По крайней мере, пока что Шип ни на кого без повода не напал. А если кто-то и напросится, то пусть на том свете пеняет сам на себя.

По ходу тренировок и обсуждения тактики нам пришлось отказаться от моих любимых шашек. Их заменили два листовидных клинка полуметровой длины. Именно с таким оружием было удобнее не только работать в узких пространствах, но и в любой атаке, где благодаря «чешуе» можно резко сократить дистанцию.

Шип гонял своих напарников довольно жестко, несмотря на то что в его руках были лишь деревянные имитаторы мечей, поэтому я приказал всем носить броню даже во время тренировки. В ответ Шип предложил тренироваться настоящими клинками – по его словам, это могло серьезно ускорить подготовку. С легким опасением, но я все же согласился.

Бои стали намного зрелищнее и начали собирать всех обитателей лагеря. Это действительно завораживало – два совершенно одинаковых противника застывали друг напротив друга в зеркальной позиции. Шлемы на головах делали их похожими на монстров, а серая чешуя дополняла жутковатую картину.

Внезапно оба бойца практически одновременно сорвались с места и закружились в диковинном танце. В абсолютной тишине звон металла разлетался далеко по лесу. Бой продлился не дольше пары секунд, а затем бойцы разорвали дистанцию, один из них раздраженно снял шлем, явив зрителям недовольное лицо Грифона. Конечно, его учили драться с детства, поэтому проигрыш раздражал. И все же дворянин вполне мог гордиться общим счетом схватки – пять два в пользу Шипа. Остальных, кроме Змея, убийца разделывал всухую. Даже «медведи» были всего лишь массовым армейским продуктом, а вот Шип являлся штучным товаром. Бывший рыцарь и бывший казак тоже учились индивидуально, но до жесткой школы, которую прошел киллер, им было далеко.

Четырем десяткам подчиненных Морофа жизнь тоже малиной не казалась – их гоняли и бывший бандит, и оставшаяся троица «медведей», временно занявших должности десятников в отряде поддержки. Да и дед Выир прикладывал свою тяжелую руку к воспитанию боевой силы барона Марана.

Еще через неделю я с огромным удовольствием избавился от пленников – Кардей все же договорился с маркизом Вентом. Наместник герцога не стал предавать своего господина, но поклялся сидеть в замке тихо, как мышь, не вмешиваясь в революционные дела. Так что теперь герцогство было практически полностью в руках восставших, если не обращать внимания на то, что практически во всех основных опорных точках и городах сидели воины герцога.

Знающие люди понимали, что это видимость успеха, а вот простой народ ликовал. По селеньям и мелким городкам прошли массовые казни богачей. Только после этого Кардей понял, насколько безобразна улыбка революции, под какими бы благородными лозунгами она ни проходила.

Я специально не лез в эти дела, не желая пачкаться кровью невинных и сопутствующей грязью.

Наше лесное уединение, к которому все уже начали привыкать, было нарушено прибытием гонца. Как оказалось, наш с маркизом стратегический выстрел наугад попал в яблочко – пришел ответ от императрицы. Поначалу я решил не лезть в политику, но любопытство оказалось сильнее.

Все дороги в герцогстве были под контролем революционеров, поэтому я отправился в головной лагерь революционеров верхом на Черныше. И по той же причине взял с собой «ящеров» – у озверевшего от крови народа мозг работает очень избирательно. В любой момент какой-то идиот может ткнуть пальцем в мою сторону, обзывая рыцарем, и толпа захочет моего баронского тела, а вот девять закованных в солидную броню всадников остудят энтузиазм даже самых отмороженных крикунов.

В головной лагерь мы прибыли на закате, потратив на дорогу около четырех часов, но сразу попасть в лесной домик Кардея не удалось – один из адъютантов перехватил меня по пути и быстро посвятил в последние события. Оказывается, от императрицы помимо толстого чиновника прибыла очень миловидная баронесса, которая так восхитилась геройским маркизом, что согласилась на ужин в его маленьком «замке».

Как реагировать на подобный фортель, я не знал и решил не лезть в интимную жизнь лесного маркиза. Так что мне оставалось пожать плечами и направиться обратно к моему отряду, но одно событие смешало все планы, заставив встать как вкопанному. Причиной подобного волнения была Яна. Несмотря на долгие месяцы разлуки, я узнал ее с первого взгляда.

Девушка не скрывала своего тела под плащом и буквально купалась в восхищенных взглядах окружающих мужиков. На ужин к маркизу она отправилась в своем излюбленном «мушкетерском» наряде – свободная рубашка, тесные брючки и высокие сапоги. Обтянутая тонкой кожей тыльная часть очень привлекательного организма моментально выключала большую часть мужского мозга.

Я зря опасался быть узнанным, Яна мазнула по моему лицу равнодушным взглядом и прошла мимо. Мне же, как и всем мужикам в округе, оставалось лишь проводить ее долгим взглядом.

Да уж, хороша чертовка!

Мой «главный процессор» завис, как и у всех мужиков рядом, но на заднем плане в мозг начала усиленно стучаться какая-то мысль. Включился я с трудом – и тут же понял, что именно меня настораживало. Походка Яны была привычно-приятной для взгляда, но иногда она сбивалась с изящно-соблазнительной на немного вульгарную. На Яну это было совершенно не похоже. И что самое неприятное, этот нюанс напомнил мне мое же поведение в чужом теле. Нет, задом я не вилял, но сходство с перебоями в поведении имелось – в спокойной обстановке «одолженное» тело двигалось самостоятельно и вело себя естественно, а вот когда я волновался и лез в работу рефлексов со своими коррективами, начинались сбои. Менялось не только выражение лица, но и манера двигаться.

Бред, конечно, кто еще, кроме профессора, мог вселить в тело Яны джинна? С другой стороны, что я потеряю, если проверю?

Чтобы сомнения не одолели окончательно, я тут же направился следом за девушкой, уже скрывшейся за ветвями тайного дома маркиза. На пороге меня попытался остановить ординарец и тут же отлетел под соседнюю елочку.

Входил я тихо, поэтому меня никто не заметил.

Как говорят в Одессе: «Картина маслом».

Маркиз как раз повернулся к столику с напитками и наливал в бокал вино, а Яна знакомым мне полутанцевальным движением шагнула в сторону, отбрасывая назад руку с веером.

– Яна! – Это было единственное, что я успевал сделать.

Крик подействовал, и вылетевшее из веера лезвие воткнулось в деревянную панель в добром метре от удивленно застывшего маркиза.

Яна, точнее, та, кто в тот момент руководила телом хтарки, резко развернулась, и по исказившемуся в неприятной гримасе смуглому лицу я понял, что не ошибся. Моя старая знакомая никогда так не кривлялась.

Эти особенности я отмечал уже в движении. Бежать через всю комнату к девушке, у которой в руках был очень «милый» веер, было и глупо и опасно, поэтому я тоже занялся метанием острых предметов и, в отличие от девушки, попал. Вколоченные в меня сначала Куратом, а затем Шипом навыки метания кинжала, к счастью, сработали именно так, как я и планировал. К счастью, потому что было бы до боли обидно, если бы мой кинжал угодил в столь очаровательный лобик острием, а не стальным шариком на рукояти.

Шишка на лбу, конечно, немного подпортит красоту хтарки, но не так сильно, как смерть.

Сначала Сават тупо посмотрел на упавшую без чувств девушку, а затем к нему вернулся дар речи:

– Герд, какого демона ты здесь творишь?!

– Посмотри на стену, – не стал я вдаваться в долгие объяснения и перешел на «ты» для большей убедительности.

Маркиз оторопело перевел взгляд с торчащего в деревянной панели красного пера на поредевший набор таких же перьев в веере девушки. Затем, словно не веря в происходящее, вернул взгляд на стену.

– Как это? – выдохнул Кардей.

– А вот так. Теперь давай по делу. – Ситуация вынуждала меня сразу брать быка за рога. – Я тебе жизнь спас?

– Спас, – выдавил из себя маркиз под моим пристальным взглядом.

– В качестве ответной благодарности хочу получить две вещи: вот эту красавицу и отсрочку по возникшим вопросам.

– Но что я скажу графу? – вспомнил Сават про имперского чиновника.

– Займите его демонстрацией своего могущества, – постарался я улыбнуться маркизу и тут же заорал на ординарца, который уже успел выбраться из-под елочки и сунуть свой любопытный нос в комнату: – Бегом к моим людям и приведи сюда Руга и Грифона. Быстро!

Ошарашенный моим воплем ординарец выскочил из домика, даже не удосужившись получить подтверждение приказа от своего господина.

– Да что происходит?! – едва ли не взвизгнул маркиз, вновь теряя выдержку.

– Ничего хорошего, – выдохнул я, расстегнув ворот рубашки Яны.

Как и следовало ожидать, по смуглой коже хтарки змеились линии рунных заклинаний.

– Барон! – строго сказал Кардей, наконец-то совладав с шоком.

– Маркиз, если вы не хотите отплатить за спасение своей жизни черной неблагодарностью, то позволите мне забрать эту девушку и не потребуете разъяснений. Так что, будем ссориться или разойдемся мирно?

– Хорошо, – наконец-то успокоившись, сказал лесной маркиз. – Но через декаду я жду подробных объяснений.

– Договорились, – не моргнув соврал я.

В этот момент в кабинет вошли два «ящера». Грифон моментально оценил ситуацию и, ухватив ординарца за шиворот, вышел наружу, а профессор сразу бросился к телу девушки.

– Святой Герберт! Это Яна. Ван, но как? – Увидев на коже хтарки руны, Руг совершенно потерял над собой контроль.

– Это ты у меня спрашиваешь?!

– Действительно глупо. – В Руге вновь проснулся ученый, и удивление сменилось профессиональным любопытством.

Оставив профессора изучать татуировки, я отправил Грифона за повозкой, на которой чуть позже тело Яны благополучно покинуло лагерь.

Возвращаться на нашу временную базу я не стал и свернул с основного пути на дорогу к заброшенной мельнице. Шестерка «ящеров» заняла оборону вокруг полуразрушенного здания, а Грифон ускакал за Морофом и его людьми.

После того как тело хтарки было зафиксировано на грубо сколоченном и оттого до сих пор не развалившемся стуле, профессор привел ее в сознание с помощью какой-то едкой гадости.

Сначала хтарка напряглась и очень испугалась, а затем на ее лицо наползла маска ярости, совершенно несвойственная уверенной в себе Яне.

Девушка открыла рот, и из него вылетели родные до боли слова русского матерного. Профессор непонимающе посмотрел на меня и удивился еще больше, увидев мою широкую улыбку.

– Все сказала? – тихо спросил я на русском языке, коего не забыл благодаря тяжелой жизни, коллизии которой постоянно нуждались в матерных эпитетах.

Теперь пришло время удивляться той, кто поселился в теле Яны.

– Ты кто?

– Милая, сначала ты посоветовала мне сменить ориентацию и очень нелестно отозвалась о моих же родственниках, а теперь спрашиваешь, кто я?

– Боже, – выдохнула девушка и вдруг заплакала, задергавшись от невозможности закрыть лицо руками.

Я прекрасно понимал ее чувства, поэтому уже хотел отвязать от стула, но внезапно тело хтарки выгнуло дугой и затрясло.

– Это атака души Яны, – сообщил мне профессор то, о чем мне было и так известно.

Я схватил обеими руками мотающуюся из стороны в сторону голову девушки. Шишка на лбу, расплывающиеся синяки и закатившиеся глаза на таком знакомом мне лице выглядели пугающе.

– Яна. Яна! Это я, Ван! Рядом профессор. Слушай, мы вытащим тебя, клянусь! Вытащим! Только успокойся!

Не знаю, то ли душа Яны услышала меня, то ли у нее закончились силы, но тело в моих руках вдруг обмякло.

Через минуту девушка открыла глаза и вновь заплакала. Я знал, как это страшно – жить в краденом теле и не иметь силы вырваться, но, несмотря на жалость, пока решил оставить все как есть.

– Как тебя зовут?

– Таня, – всхлипнув, ответила она.

– Я из Таганрога, а ты?

– Из Донецка.

– О, почти соседи. Так, девочка, давай подробно рассказывай все, что с тобой стряслось, а затем мы подумаем, как нам поступать дальше.

История менеджера по персоналу из украинского города очень напоминала мою собственную. Только ее жизнь оборвала не пуля, а пьяная блондинка за рулем. После гибели она оказалась в «камне душ». Ее приключения в этом мире были значительно короче моих, но тоже изрядно обагрены кровь. Таня успела зарезать имперского советника, находясь в теле его жены, и едва не добралась до императрицы, используя для этого тело дальней родственницы бывшей сатарской княгини. Самым неприятным в рассказе Тани было то, что ее кукловодами оказались дари.

Закончив расспросы, мы развязали девушку и уложили ее спать на моей походной постели.

– Что скажешь? – спросил я Руга, когда мы вышли под звездное небо.

– Жаль Яну, хоть эта девочка в свое время и выпила немало моей крови.

– Я не об этом. Мы можем что-то сделать?

– Могу ядом напоить, чтобы просто уснула и отошла без боли.

– Проф, до этой «гениальной» мысли я мог бы и сам додуматься! – Меня разозлило то, что профессор даже не попытался придумать хоть что-нибудь. – Нам нужно их как-то вытягивать. Причем обеих.

– Ты сошел с ума! – вдруг взорвался Руг. Его спокойствие лишь казалось равнодушием, а на самом деле было просто апатией от бессилия. Теперь же профессора прорвало. – Что я могу сделать?! Чтобы вытянуть твою землячку, мне нужно как минимум иметь камень. К тому же необходимо новое тело. В твоем случае нам просто повезло, и не только потому, что нашелся подходящий носитель. Там вообще все было сделано наугад. Я даже не уверен, что вспомню последовательность заклинаний и рун. Все приходилось делать по наитию.

– Так, проф, давай немного помолчим, – предложил я, больше успокаивая себя, чем его.

Со стороны мы выглядели довольно странно: два полумонстра – один в серой, другой в черной чешуе – вели научный диспут на повышенных тонах.

– Проф, если мне не изменяет память, в императорском дворце ты тоже говорил, что ничего не получится?

– Повторяю для глухих: нам невероятно повезло.

– А еще я помню, как мы немного подумали и все же нашли выход из безвыходной ситуации. Давай попробуем разложить проблему на составные части.

– Давай, – вздохнул профессор и, скрипнув чешуйками брони, присел на половинку огромного мельничного круга. Все-таки он был и остается ученым, для которого понятие «невозможно» является прежде всего предметом изучения.

– Что нам нужно для того, чтобы Таня получила новое тело? – присел я рядом с профессором, положив шлем на камень.

– Для начала это самое тело и «камень душ», но у нас нет ни того, ни другого.

– Стоп, давай не лезть в дебри. Разбираем проблемы по порядку. Вопрос второй: что нам нужно, чтобы душа Яны осталась в родном теле?

– Это невозможно – она погибнет в любом случае!

– Проф, – максимально спокойно сказал я, – я спросил не: «Что с ней случится?» – а: «Что нам нужно, чтобы душа Яны осталась в теле?»

– Как минимум в ее теле не должно быть ничего лишнего.

– Поэтому, – продолжил я фразу за профессора, – необходимо извлечь оттуда Таню, не убивая Яну.

– Невозможно, душа «джинна» покидает тело только со смертью. И сделает она это вместе с душой Яны.

Уже пока задавал последний вопрос, меня вдруг посетила мысль, что он изначально неправильный и дело совсем не в том, как сохранить жизнь телу, а в том, как освободить его от чужой души.

Повернувшись к профессору, я увидел его внимательный взгляд. Идей у Руга не было, поэтому он ловил малейшие намеки на озарение в моем взгляде.

– Что?

– Если тело хтарки умрет, то душа Тани вернется в камень. А если после этого мы оживим тело, что случится с душой Яны?

– Не знаю, кто и что тебе говорил, но некромантия – это сказки. Тело без души существовать не может.

– Да ну, а как же тело небезызвестного тебе Герда Марана?

– Ну, не знаю…

Доводов профессора я слушать не стал – меня, как говорится, понесло:

– Когда Лован убил меня в теле генерала, ты был рядом?

– Да, – тихо сказал профессор, явно боясь спугнуть мое наитие.

– И в какой момент моя душа вернулась в камень?

– Так сразу же и вернулась. – Он по-прежнему не понимал, к чему я клоню. И дело совсем не в том, что простой менеджер вдруг оказался умнее опытного ученого, просто за моими плечами стояло знание земной медицины, точнее, не знание, а просто понимание основных вех в ее развитии.

– Вот именно, а я точно помню, что Лован бил генерала в сердце, а не в голову.

– Да какая разница, мозг без сердца жить не будет.

– А вот тут вы ошибаетесь, мой наиученейший друг, мозг может прожить без кровообращения минуты три. Так что меня утянуло в камень значительно раньше, чем тело покинул настоящий хозяин, но с проткнутым сердцем ему от этого факта легче не стало. И кстати, врачи в моем мире очень лихо запускают остановившиеся сердца. – Профессор хотел возразить, но я не дал ему такой возможности. – Но для начала мы должны решить первую проблему.

– Какую? – напрягся Руг. Вообще-то он был очень умным человеком, но больше теоретиком, чем практиком, и пока не привык думать в стрессовом режиме.

– Камень и новое тело. Причем камень нам нужен в первую очередь.

– Правильно, – наконец-то включился профессор. И тут же затронул проблему, о которой я не подумал. – Нам нужно точно знать, когда душа твоей землячки вернется в «камень душ», и не допустить ее возвращения в тело после оживления Яны.

– А такое может случиться?

– Понятия не имею, но перестраховаться не помешает. – Неожиданно Руг приосанился и гордо вскинул подбородок. – И вообще теперь я… то есть мы… знаем о «камне душ» намного больше даже Хорама Странника.

Гордость ученого была вполне понятна – этот самый Хорам являлся древним исследователем артефактов и кумиром Руга-Ургена.

Внезапно радость ученого омрачилась неожиданной мыслью.

– Но как мы сможем сначала остановить сердце Яны, а затем его запустить?

– Не догадываешься? Ведь ты даже глазки строил нужному нам специалисту. Ох и доиграешься, что Никора обломает о тебя десяток скалок.

Солидный профессор внезапно как-то сдулся и даже покраснел.

В такие моменты становится понятна тяжесть ноши ученых и стратегов. В то же время по достоинству оцениваешь незатейливую жизнь тактиков и простых солдат. Когда не видно просвета, мозг буквально пухнет, пытаясь найти выход, а как только стратегическое решение найдено, все становится просто и понятно.

– Шип, – подозвал я околачивающегося неподалеку «ящера», – сейчас поедешь к маркизу, то есть герцогу. Пусть хоть трясет своих агентов, но ответит на мои вопросы.

Выбор посланника был не случаен – бывший убийца помимо хорошей реакции имел неплохую память, да и убедительная харизма позволит ему пройти через «свиту» новоиспеченного герцога Увиера, как нож сквозь масло.

Кстати, новость о согласии императрицы отдать Кардею герцогство до меня донес тот самый несчастный ординарец, вот только за всеми перипетиями она застряла где-то в районе мозжечка. Теперь же, когда стало поспокойней, я наконец-то осознал наш общий с Саватом успех.

Надо бы поздравить Савата с повышением, а то как-то неудобно получилось.

Основная часть моего отряда и новости от герцога прибыли практически одновременно, и если с подчиненными Морофа все было в порядке, то ответы на мои вопросы оказались полезными лишь частично.

Во-первых, на границе герцогства действительно видели бродячий цирк-зверинец. Во-вторых, присланный императрицей граф вспомнил, что слишком неожиданно напился на последнем постоялом дворе. Третий же пункт в моем списке вопросов вообще остался без вразумительного ответа – никто из агентов Савата ничего не слышал о надолго уснувшей девушке, а гонцы до основных обителей местных целителей доберутся еще не скоро.

Приехавшая с Морофом знахарка тоже не смогла нас порадовать сведениями о больных девушках. С другой стороны, это пока была наименее насущная проблема – конечно, не хотелось подвергать Таню долгим кошмарам из прошлого Яны, но она некоторое время сможет посидеть и в «камне душ».

Закончив со стратегией, я занялся тактикой – все тактические наработки летели к черту: ведь скоро нам предстоит схлестнуться с дари, а это совершенно другие «танцы».

Попытка мозгового штурма особых результатов не дала, и мне пришлось выдумывать основные положения новой тактики боя едва ли не в одиночку. В ход пошли любые крупицы знаний, почерпнутых откуда только можно – из личного опыта стычки с дари, из обрывков памяти «оккупированных» мною тел и даже из земного кино и фантастических книг. Я отлично понимал, что половина этих идей не выдержит проверки реальным боем, но атаковать дари по обычной схеме было явным самоубийством.

Свои новые идеи я представил «ближнему кругу» примерно на рассвете. Для этого мы собрались в центральном зале бывшей водяной мельницы. В отличие от более мелких сарайчиков, крыша в этом помещении отсутствовала, поэтому утренний туман спокойно заползал внутрь, заставляя присутствующих ежиться.

– Так, бойцы. В полночь мы выдвигаемся к городку под названием Перекат, что на речке Катра. Идем верхом и начинаем охоту практически с ходу. Весь сегодняшний день придется потратить на перекомпоновку отрядов и смену тактики.

После моих слов в компании «ящеров», Морофа и его десятников начал зарождаться недовольный гул. Хорошо, что я догадался отправить Выира в основной лагерь, под крылышко новоиспеченному герцогу и имперскому куратору. Оставшиеся без командира «медведи» бузить не стали.

– Да, я понимаю, что этого мало, но выбора у нас нет. Так, сначала «ящеры», – повернулся я к своему заместителю Грифону. – Найдете кузнецов и сделаете на каждого по большому крюку на длинной цепи. Лучше, если это будет что-то наподобие морских якорей. Потренируйтесь зацеплять крюки за деревья. Это только предположение, но возможно, придется таким образом сдерживать большое животное. Не гарантирую, что они нам пригодятся, но запас карман не тянет.

Грифон коротко кивнул, но уводить «ящеров» из мельницы не спешил, решив, что, возможно, я скажу еще что-нибудь умное.

– Так, теперь Мороф. Сколько у нас реально обкатанных бойцов?

– Сорок пять.

– Хорошо. Нам нужно разделить их на группы разного назначения. Кого и куда направить, тебе виднее. Во-первых, нужны стрелки-снайперы, несколько пар. Каждая пара будет состоять из действительно хорошего лучника и такого же арбалетчика. Эти ребята займутся отстрелом лучников противника и магов.

А вот после этих слов присутствующие не смогли сдержаться, и зал заполнился галдежом.

– Тихо! – проревел Мороф и повернулся ко мне, высказывая общий вопрос: – Магов?

– Да, парни, именно магов. По этой причине мы и производим все перестановки.

– Но как мы будем драться с таким врагом? Кто способен убить мага? – поднял черные брови бывший грабитель с большой дороги и тут же добавил с легкой хитринкой: – К тому же священники говорят, что магов не существует.

– Отвечу на оба вопроса разом. Я уже убивал магов с помощью честного железа. – Народ настороженно и недоверчиво притих, но доказывать и убеждать я не стал. – Но вы зря думаете, что лучники намного меньшая проблема, чем маги. Нелюди очень хорошо стреляют и ходят по лесу. Времени на обсуждения у нас нет. Удивляться и учиться будем в боевой обстановке. – Это было произнесено тоном приказа, поэтому бойцы оставили все вопросы при себе. – Дальше. На магах и лучниках сюрпризы не заканчиваются. В распоряжении противника имеются… как бы это сказать… животные. Большие и ловкие монстры. Этой проблемой займутся истребительные отряды. В каждом должно быть семь лучников и трое арбалетчиков. Тактика такая – лучники фаршируют монстра стрелами, и только затем арбалетчики пробивают ему череп. Для большей понятности скажу, что звери очень живучие, размером с лося, а внешне напоминают человека с большими руками.

– Обезьяна? – неожиданно подал голос молчаливый Шип. На имперском языке это слово, конечно, звучало по-другому, но мне привычнее именно это звучание.

– Да, очень похоже, – согласился я и тут же пресек готовящийся поток вопросов. – После собрания Шип расскажет всем, кто такая обезьяна. Теперь мне нужно несколько людей, которые хорошо бросают камни. Мороф, когда подберешь кандидатуры, отведи их к Ругу. Не знаю, насколько внятно я все объяснил, но сейчас попробую набросать схему боя. Итак. При обнаружении мага, а это высокие парни в балахонах и без оружия, в дело вступают лучники истребительных отрядов. Сразу скажу, что достать мага им вряд ли удастся, но они отвлекут внимание на себя. Сразу после этого начинают работать стрелки-снайперы. Их задача – обойти магов и ударить с тыла. В лучников врага просто стреляем и стараемся сделать это быстрее и точнее, чем они. Что касается монстров, то с большой вероятностью они будут находиться в деревянных фургонах с крепкой дверью в задней части. В монстров лучники должны стрелять по готовности, а вот арбалетчики бьют только в голову и только наверняка. Также необходимо отрубить головы всем мертвым врагам, это обязательно.

Словесный поток, в котором я постарался максимально коротко изложить свои наработки, заставил всех присутствующих притихнуть и настороженно посмотреть на человека, которому они поклялись в верности. По глазам моих подданных было видно, что у них возникло огромное количество вопросов, но отвечать на них я не собирался. Бойцам для начала нужно было переварить услышанное и опробовать на практике новые тактические схемы. А вот когда пойдут нестыковки, можно заняться уже точной настройкой.

– Так, на этом все. Отвечать на вопросы я буду только ближе к полудню. А то, откуда мне известны эти подробности и где я успел столкнуться с подобным врагом, так и останется тайной. Думаю, у меня, как у вашего господина, есть на это право.

Напоминание о субординации сработало верно – все молча встали, поклонились и быстро вышли из помещения.

Было такое ощущение, будто мне только что пришлось разгрузить пару вагонов с цементом.

– Блин, ну ее на фиг, эту власть, – проворочал я себе под нос и направился к Ругу.

Профессор находился в небольшой пристройке к зданию мельницы, где на топчане спала Таня. Душа Яны до этого не давала «оккупантке» ни минуты на сон, но после моих обещаний решила объявить временное перемирие, и измученный мозг тут же отключился.

Руг сидел на расстеленной попоне и копался в разбросанных вокруг него книгах.

– Придумал что-то новое?

– Нет, освежаю в памяти старое.

– Тогда отвлекись. Мне нужно, чтобы ты сделал пару склянок чего-то очень едкого.

– Ты шутишь? – Профессор отложил книгу и, сузив глаза, посмотрел на меня.

– Ничуть.

– Да ты знаешь, как трудно достать минеральные ингредиенты?! Ты не представляешь, что мне стоило приготовить такое количество сонного порошка и целую бочку жидкого дыма. И теперь, когда в моих сумках гуляет ветер, ты приходишь и совершенно спокойно просишь приготовить едкое вещество? – Казалось, что внезапно раскрасневшийся профессор сейчас лопнет от негодования.

– Я просто спросил. – Мне оставалось только поднять руки в примирительном жесте. – Жаль, конечно, но пара склянок твоей бурды могла бы сохранить несколько жизней.

Руг некоторое время сверлил меня взглядом, а затем закрыл глаза и явно посчитал в уме до двенадцати.

– Применение? – перешел он на деловой тон, чего я, собственно, и добивался.

– Помнишь мой рассказ про одари и их «братьев»?

– Смутно, но помню.

– Мне нужно что-то едкое, чтобы облить младшеньких и сделать им больно. Они ведь по своей сути простые животные и не смогут не отвлечься на боль, что даст нашим лучникам больше времени.

– Хорошо, я попробую, у меня осталось четыре малых меры флуда, а поблизости я видел синие цветы, так что можно накопать корней…

– Так, стоп, – остановил я поток абсолютно ничего не значащих для меня слов. – Чуть позже к тебе придут бойцы, которые лучше всех бросают камни. Бери их в помощь и постарайся объяснить правила безопасности в процессе бросания твоей дряни.

– Ладно, сделаю, – вздохнул профессор.

Причина вздохов была очевидна, так что необходимо подсластить ему пилюлю.

– Руг, мне прекрасно известно, как много ты делаешь и сколько усилий для этого тратишь. И поверь, я очень благодарен и судьбе, и твоему любимому святому Герберту за то, что у меня есть такой друг и соратник.

Руг смущенно заулыбался, но быстро стер с лица довольную улыбку и нахмурился:

– Иди уже, ценитель. И поспи хоть немного, а то всю ночь мозгами скрипел.

Ведь это так просто – хоть иногда похвали человека, покажи ему, как он тебе дорог, и этот человек никогда не предаст, он готов будет свернуть горы ради тебя. Тогда почему же люди не пользуются таким простым средством мотивации, предпочитая манипулировать и доминировать?

Совет профессора был очень дельным, потому что после бессонной ночи и мысленных нагрузок мозг начинал сбоить. Поэтому я, недолго думая, направился в разбитый возле мельницы лагерь, нашел чью-то подстилку и уснул прямо в броне.

Несколько часов сна вернули мне адекватное восприятие мира. Солнце уже перевалило через зенит и начало падение к горизонту.

В лагере кипела жизнь, и шли напряженные тренировки. Мороф успел заметить мое пробуждение и тихо свистнул. По его команде началось показательное выступление.

В центре большой поляны замерли пять «ящеров», явно изображавших противника. Барсук даже выдал «дикий» рев – видно, ему была отведена роль монстра.

Атака началась по команде в виде тихого курлыканья. На поляну выскочили два отдельных десятка бойцов. Лучники тут же обсыпали условного врага стрелами без наконечников, а когда три «монстра» подбежали ближе, в них полетели сначала камни, а затем практически вплотную «выстрелили» арбалетчики, попросту щелкнув пустыми арбалетами. Оставшиеся на своих позициях «маг» и «лучник» получили несколько стрел от подобравшихся сзади снайперов. Бойцы отработали хорошо, даже не пришлось ничего поправлять. С другой стороны, казаки и «медведи» лучше меня знали, как охотиться на опасную дичь.

Все хорошо, вот только слишком уж наигранно смотрелась эта постановка, и реальность наверняка с легкостью поломает настолько хлипкую конструкцию боя – ведь они еще не видели дари вживую, а это зрелище не для слабонервных. Также мне не понравились метатели колб. Ими оказались мальчишки, взятые нами из цитадели и уже успевшие обзавестись позывными: Глеф стал Ежом, а его друг – Кротом. Третьим в их компанию Мороф отрядил совсем молодого лесовика.

Сначала мелькнула мысль заменить «гранатометчиков», но, как ни странно, от этого меня отговорил Руг. Во-первых, пацаны действительно лучше всех в отряде бросались камнями, а во-вторых, они идеально подошли для работы с опасными веществами. С одной стороны, это странно, а с другой – вполне закономерно. На поверку оказалось, что одна половина взрослых бойцов боится брать в руки то, в чем они подозревали магию, а вторая половина – напротив, относилась к колбам с опасным содержанием слишком небрежно. Пацаны, в свою очередь, смогли сочетать мальчишеское лихачество с детским страхом, который на них нагнали рассказы профессора о возможных последствиях.

Делать нечего – менять расклады было уже поздно.

Погоняв бойцов еще пару часов, я отправил их спать – благо стараниями Морофа все поголовно выбились из сил и уснули моментально.

Мне же спать не хотелось, поэтому я сделал то, о чем мечтал почти сутки: снял броню и залез в небольшую заводь ручейка, который когда-то вращал жернова мельницы.

Вода в заводи была не особо свежей, но зато не такой холодной, как в главном течении, и я, расслабившись в своеобразной «ванной», слега задремал. Разбудил меня треск сухой ветки.

Попытка перейти в оборону показала, насколько я далек от состояния нормального бойца по меркам этого мира – мало того что броня висела на ветках дерева, даже до клинков мне удалось бы добраться далеко не сразу.

К счастью, опасности не было, хотя как посмотреть. Из-за куста к ручью вышла Яна – инстинктивно я воспринимал эту девушку как свою старую знакомую.

– Не помешаю? – спросила псевдохтарка по-русски, присаживаясь на траву.

– Как тебе сказать, – с наигранным спокойствием ответил я, возвращаясь в лежачее положение. – Если бы ты была Яной, я бы пригласил тебя поплескаться вместе, а так мне в голову лезут правила приличия нашего с тобой мира.

– Да уж, я помню, как вы развлекались в купальне, – фыркнула девушка, едва сдерживая смех. Ничего удивительного в ее словах не было, ведь сейчас память у Тани и Яны была одна на двоих. – Кстати, мне тоже хочется помыться.

– Да не вопрос, – ответил я и, сдерживая позывы к тому, чтобы прикрыться, выбрался из заводи.

– Какой-то ты нерешительный, – с непонятными интонациями сказала девушка и начала расстегивать рубашку.

– Извини, дорогая, пока каждый не получит по отдельному телу в полное пользование, мы не будем делать того, о чем можем пожалеть в дальнейшем.

– А ты уверен, что Яне это не понравится? – ответила девушка с легким раздражением.

– Я уверен, ее точно взбесит, что кто-то принимал решения за нее. – Увидев состояние землянки, я добавил: – Таня, давай отложим выяснение отношений и взаимного статуса до того момента, когда решим наши общие проблемы, а уже после этого будем или ссориться, или мириться.

– Хорошо, – согласилась девушка, наконец-то выпуская наружу свой страх. Она даже застегнула рубашку, но, переборов себя, быстро разделась и с блаженным вздохом погрузилась в воду.

Я же не стал наблюдать за этим, без сомнения соблазнительным действом, а вернулся на мельницу.

Поведение попавшей в сложную ситуацию девушки было вполне объяснимо. Не скажу, что абсолютно все женщины, но большинство из них в момент опасности стараются привязать к себе мужчину-защитника и делают это самым надежным способом – страстью в лучшем случае или просто сексом в худшем. В идеале подошла бы любовь – тогда защита и забота обеспечены до конца жизни. Но любовь – это не такси и даже не джинн, так что вызвать ее по желанию очень и очень сложно. Чаще всего это чувство приходит, как поется в песне: «Когда ее совсем не ждешь».

Местное слегка синеватое солнце уползло за горизонт, а затем пришла полуночная пора, а значит, время отправляться в путь. Лагерь собирался быстро, оглашая окрестности лишь лошадиным фырканьем. Люди же готовились к маршу молча, если не считать тихого позвякивания металла брони и кольчуг. Глядя на копошащихся под луной бойцов, я понимал, что мне очень повезло и с людьми, и с трофеями. Люди обеспечат защиту своему господину, а качественная броня спасет жизнь моим защитникам. Я не говорю о «чешуе» – это вообще сказочное везение, вызывавшее постоянное ожидание ответного подвоха от затейницы-судьбы. Нам очень повезло и с последним оружейным караваном. Сейчас почти пять десятков бойцов Морофа были защищены и вооружены немного разномастно, но добротно. Впрочем, по-другому и быть не могло – новая тактика накладывала на бойцов различные обязанности и соответственно навязывала разный подход к экипировке.

Лучники из трех истребительных отрядов – по семь в каждом – были экипированы в легкую кольчугу хорошего качества, не мешавшую ни бегать, ни стрелять. А вот девять арбалетчиков из тех же отрядов были защищены намного серьезнее – частями из наборов рыцарских доспехов. Им нужно было сделать только один выстрел, а затем при худшем сценарии выдержать атаку монстров.

Что же касается семи пар снайперов, то и арбалетчики, и лучники под самодельными маскхалатами имели легкие кольчуги. Все это было наработано непосредственно десятниками и ведущими двоек без моего участия.

Наша колонна рысью неслась по ночной дороге – огромная луна давала достаточно света, и никто не боялся вылететь из седла споткнувшейся лошади. Время выхода я подгадал специально для того, чтобы прибыть к городку Перекат под утро. Мой личный опыт общения с дари говорил, что встречаться с ними ночью не просто нежелательно, а заведомо бессмысленно – у нелюдей имелось ночное зрение, а у людей нет. Вот и все расчеты.

Городок Перекат уже давно перерос размеры деревни, но пока не дорос до звания полноценного города и соответственно до получения оборонительной стены. Он встретил нас безлюдными улицами и тишиной. Те, кто встал до рассвета, уже ушли на поля, а остальные досматривали последние сны этой ночи. Полусотенная колонна всадников наполнила небольшой городок гулом и беспокойством. Люди с опаской выглядывали из окон, а местный глава общины выбежал из своего большого дома едва ли не в исподнем. Будучи умным человеком, он моментально вычленил из массы всадников самого главного.

– Ваша милость, чем я могу вам услужить?

Его поведение мне понравилось – довольно грамотное равновесие между стремлением не разозлить вооруженную толпу и нежеланием унижаться.

– Бродячий цирк, они были здесь?

– Да, ваша милость. Уехали еще вчера. – Староста действительно обладал незаурядным умом и, быстро прокачав ситуацию, добавил: – Они ушли по дороге к большому тракту, и если не стали гнать волов, то сейчас выходят с первой стоянки.

– У вас здесь есть стоянки? – немного удивился я, рассматривая простую грунтовую дорогу.

– Да, ваша милость. К нам часто ездят купцы, вот и сделали все так же, как и на больших трактах. Если пожелаете, с вами пойдет проводник и подробно расскажет, где находятся стоянки.

– Хорошо, давайте своего проводника, и пусть кто-нибудь приготовит нам поесть. Мы за все заплатим.

Староста начал отмахиваться от денег, но я настоял, потому что понимал, откуда «растет» его щедрость. Мирный городок переживал нелегкие времена – по округе гуляли отряды революционеров, наполовину состоящие из отморозков и тунеядцев, да и запершиеся в замках господа вполне могли вылезти из своих нор. Вот и приходится бедному главе городка крутиться, угождая всем и каждому. Я мысленно пожелал мужику в скором времени поднять статус поселения и обзавестись защитной стеной, вот тогда он сможет плевать на банды всех мастей с высокой башни в прямом смысле этого слова.

Пока бойцы обедали, командиры собрались на «планерку». Теоретически мы могли догнать «циркачей» чуть позже полудня, но, несмотря на всю внезапность, слаженная работа отрядов была не менее важна, а ее не добиться, атакуя врага с ходу. Поэтому я решил нападать вечером на стоянке. Но тут возникал вопрос: сколько протянет заблудшая душа земной девушки в теле хтарки? Руг немного успокоил меня, сказав, что времени у нас как минимум трое суток. К тому же я надеялся на лояльность Яны, вспоминая, как неплохо ужился в одном теле с императором.

Следующий привал мы сделали в полдень на первой стоянке. Кто хотел, тот немного прикорнул, остальные же просто отдыхали. Дальше мы двигались медленно, сберегая силы и выдерживая дистанцию с обозом дари.

Через час после выхода со стоянки нас догнал Хан. Волк выглядел плохо – сказывалось поврежденное легкое, но, несмотря ни на что, он все же упрямо шел за мной. Я мысленно обругал себя: ведь можно же было перевезти зверя на телеге. Увы, от этой идеи пришлось отказаться сразу – никто, кроме Охто, с волком не сладит, а хтар сейчас находился в главной ставке герцога. Таскать же старика по боевым операциям было глупо.

Что ж, придется Хану немного побегать.

Наше «войско» медленно двигалось по дороге. Напряжение понемногу нарастало – все ожидали встречи с врагом, поэтому расслабиться не получалось. Наш проводник, присланный главой городка и не очень довольный своей ролью, натянул поводья, позволяя Чернышу догнать его лошадь.

– Ваша милость, до второй стоянки полколокола, если пешком.

Поняв его намек, я замедлил движение колонны еще больше, а когда до стоянки осталось метров пятьсот, приказал всем спешиться.

Напутственных слов не было – все прекрасно знали, что нужно делать. Сначала в лесу молча растворились снайперы, а затем пришла очередь истребительных отрядов и «ящеров». На небольшой поляне, которую мы отыскали чуть в стороне от дороги, остались полсотни лошадей и Яна с целительницей. С недовольством пришлось признать, что отсутствие коноводов было серьезным недочетом с моей стороны. В голове мелькнули воспоминания о бое в степи, и я решил оставить возле лошадей один из истребительных десятков. Все-таки мы имели дело со следопытами дари, и в лесу они могли сотворить все что угодно.

Два десятка людей шли прямо по дороге, не заботясь о скрытном движении. Во внезапность атаки на дари я не верил, а так у нас хотя бы будет оперативный простор.

– За следующим поворотом, – тихо сказал проводник и указал рукой в сторону левого массива леса, с двух сторон нависающего над дорогой.

Мой короткий жест отправил второй десяток в лес. Им командовал Мороф, в усиление шла тройка «ящеров» – Шип, Барсук и Сом. Для «медведей» лес был родной стихией, а убийца пройдет где угодно. Мы же с бывшими казаками и стражником в зарослях лишь могли привлекать ненужное внимание.

Первый часовой в знакомом мне клоунском наряде сидел в засаде в двадцати метрах до изгиба дороги. Благодаря Хану мы обнаружили его раньше, чем он нас. Тихо тренькнули тетивы луков – и сразу две стрелы пробили грудь засевшего в кустах клоуна.

За поворотом дороги нам открылось зрелище лесной стоянки с лагерем дари. Возле девятнадцати фургонов копошились десятка три клоунов, а вот дари нигде не было видно. Ни одного.

Тетивы мерно заколотили по кожаным наручам, и разноцветные фигурки начали валиться на землю. Лучники отряда стреляли прямо на ходу, лишь немного снизив скорость шага.

Нелюди появились, когда половина их рабов уже лежала на земле. Четыре лучника и маг – все одари. Короткая перестрелка унесла жизни одного одари и двух моих лучников. Размен был бы еще плачевней, но тут в дело вступили снайперы. Лучники-одари получили по нескольку стрел и болтов кто в спину, кто в бок и упали на вытоптанную ногами сотен путешественников землю бивуака. Маг одари использовал уже знакомый мне прием – выудил из кошеля семена и сыпанул ими вокруг себя. Сыпануть-то он успел, но пока шипастые кусты тянулись вверх, лучники успели сделать из него дикобраза.

Все эти события я отмечал мельком, меня больше интересовало, где находились чистокровные дари, а они точно где-то здесь – об этом говорили два «воронка», в борта которых изнутри уже бились «младшие братья».

Где же носит старшенького?

Дари появился внезапно, выпрыгнув из-за одного из фургонов. Сначала у меня отлегло от сердца – это был не маг, а простой мечник, но когда обмотанная полосками ткани огромная фигура в одно мгновение оказалась возле арбалетчиков, я понял, что поторопился с облегченными выводами. Три бронированных арбалетчика успели выстрелить и тут же разлетелись в стороны, как кегли. И все же один болт успел достать неприятно быстрого дари. Затем за дело взялись Змей, Копыто и Грифон. Мы же со Шрамом оставались в резерве.

Бой «ящеров» с дари мог оказаться не только дольше, но и печальнее: клинки нелюдей даже сумели вскрыть серую броню Копыта, – к счастью, наши лучники не зевали и использовали малейшую возможность, чтобы вогнать во врага очередную стрелу.

Едва утыканный стрелами и исполосованный мечами «ящеров» соперник упал на землю, как послышался крик Шрама:

– Внимание! – Бывший стражник оказался единственным, кто не был заворожен красотой смертельного танца.

Сконцентрировав внимание на фургонах, я увидел, что оставленные без присмотра клоуны не стали убегать, один из них даже успел сдвинуть засов на двери «воронка», за что тут же и поплатился – огромная туша «младшего брата» вывалилась из фургона, и монстр мгновенно откусил голову своему освободителю.

– «Ящеры», на фланги, стрелки, дай! – скомандовал я, уходя с линии огня лучников. Арбалетчики в это время судорожно взводили свои агрегаты.

Монстр хоть и не обладал особым интеллектом, но инстинкт самосохранения все же сделал свое дело – огромное тело, отдаленно напоминавшее гориллу, неслось к нам по сложной траектории, которая позволяла «младшему» уклоняться от большинства стрел.

– Еж, не спать!

Бледный как смерть малец шагнул вперед, и в сторону монстра одна за другой полетели три колбы, две достигли своей цели. Химический ожог заставил монстра споткнуться и кубарем покатиться по утоптанной земле. Его движение потеряло непредсказуемость, чем тут же воспользовались лучники, превращая атакующего по земле монстра в ежика.

За секунду до удачного броска «колбометчика» я услышал треск дерева и скрип железа, а затем увидел, как второй монстр раскидал остатки стен фургона и рванулся следом за братом. К счастью, нам не пришлось разбираться сразу с двумя «младшими» – из леса выступил второй истребительный отряд. В бок чудовищу ударили стрелы, и боль заставила его сменить соперника.

Увы, с «гранатами» у отряда Морофа все прошло не так гладко. Крот либо не попал, либо совсем не бросал. «Младший» почти добежал до арбалетчиков, когда в дело вступили «ящеры». Я планировал использовать кошки как якоря – то есть зацепить за зверя и привязать его к дереву, – но Шип решил по-другому. Он прыгнул вперед, пробегая мимо монстра, которого вдруг повело в сторону, потому что «ящер» зацепился за него кошкой и повис на длинной цепи. Чудовище резко развернулось, и Шип взлетел вверх, как грузик на конце кистеня. Тут же за монстра «зацепился» Сом и тоже отправился в полет. Пока монстр «вращал» «ящерами», лучники фаршировали его стрелами. Мы ускорились и добавили свои острые гостинцы к общему «подарку».

Все закончилось выстрелом в упор из арбалета, который Барсук позаимствовал у арбалетчика, затем один из лучников достал из-за спины топор и отрубил уродливую голову от не менее неприятного тела.

Это действо вернуло меня к реальности.

– Отрубить головы всем! Быстро!

Адреналиновый откат взвинтил людей, и через минуту голов лишились не только нелюди, но и мертвые клоуны. К магу пришлось прорубаться сквозь круговую заросль магической колючки. И в этот момент из леса прилетела стрела, пробившая одного из лесовиков насквозь. Стрелок-одари геройствовать не стал и исчез из кустов раньше, чем туда влетел десяток стрел. Хан, державшийся во время свалки подальше от боя, сорвался с места, как спущенная стрела, и исчез в лесу следом за одари. В успехе этой охоты я не сомневался.

Волк вернулся минут через пять, и его окровавленная морда говорила о том, что победу можно считать чистой.

Зверей в клетках, увы, пришлось застрелить – нам они были без надобности, а выпускать в лес свирепых хищников хоть и благородная, но совершенно глупая и опасная идея.

Сбор трофеев принес много приятных сюрпризов: клинки одари, их великолепные луки и личные вещи мага, в которые прибежавший следом за нами Руг закопался с головой. Мне достались парные мечи чистокровного дари. Это были великолепные клинки, они намного превосходили качеством «братьев» простых одари, что уж говорить о человеческих поделках. Я не удержался и пошел против своего же правила – нарушил однообразие оружия в отряде и сменил листовидные клинки на «братьев» дари. Третья смена оружия – это очень плохо, но соблазн был слишком велик. К тому же я окончательно убедился в том, что лавры двуручника, да и вообще сильного мечника, мне не светят, а новые клинки, рассчитанные под немалую тушу длиннорукой нелюди, очень хорошо подходят мне – «младший» для пешего боя двойным хватом, а «старший» для конной схватки. Так что нужно срочно переучиваться.

Конечно, нашу радость омрачала гибель двух товарищей, но путь воина изначально подразумевает смерть в бою, а их уход был более чем достойным.

Разочарование в трофеях пришло немного позже – среди взятого не было «камня душ».

Мы с Ругом решили пока не огорчать Яну-Таню и обмозговать сложившуюся ситуацию.

– И что теперь делать? – устало спросил я.

– Что делать, что же делать… – затараторил профессор, судорожно прохаживаясь туда-сюда, и внезапно остановился, словно повинуясь собственной команде. – Стоп!

– Что?

– А если попробовать отследить связь девушки с камнем?

– А ты можешь?

– Если бы у меня не было чувствительности, как бы я изучал артефакты? Когда твой камень был в моих руках, я мог отслеживать направление постоянно. Думаю, что на пару мгновений смогу увидеть связь Яны с ее камнем. Вот только как определить – далеко ли находится второй конец связи?

– Да уж, вопрос непростой, а времени у нас все меньше и меньше. – Подарившая немножко сил надежда ушла, и на меня вновь навалилось усталое отупение.

– Постой, а как же твоя ангуляция?

– Какая к демонам ангуляция? – сморщился я, не в силах понять, что за ахинею он несет. И тут до меня наконец-то дошло. Хотелось стукнуть себя по голове – хорошо, вовремя вспомнил, что на руке металлическая перчатка, а шлем лежит на траве. – Вот я идиот! Триангуляция!

Появившиеся шансы на успех немного подняли настроение. Профессор убежал осматривать, что там и куда выходит из тела хтарки, а я, несмотря на острый дефицит времени, решил сделать два немаловажных дела – донести информацию до нужных ушей и посмотреть на реакцию моих людей.

Для начала я приказал стащить тела нелюдей в одну кучу и раздеть, а затем собрал весь личный состав и начал «лекцию». С речью нужно было спешить, потому что скоро совсем стемнеет. Хорошо, хоть бойцы работали споро – кто-то дотошный даже приставил головы к обрубкам шей у всех тел.

– Господа и дамы, – кивнул я в сторону хтарки и целительницы, – перед нами представители народа, которого вы по сказкам и страшилками знаете как дари.

Народ нервно загудел – кто-то смотрел с любопытством, кто-то брезгливо морщился, а некоторые даже схватились за символы своих святых.

– Итак, сначала смотрим на первую разновидность чистокровного дари. Сейчас мы имеем дело с мечником, но в дальнейшем можем столкнуться с магом. Маги намного опаснее мечников, но они такие же смертные, как и этот кусок мяса. – Я пнул носком сапога серое тело гуманоида нечеловеческой наружности. Нехорошо, конечно, так с мертвым, но мне нужно было сбить у бойцов мистический страх перед противником. – Рядом с дари мы видим двух монстров. Дари называют их «младшими братьями», я, конечно, сомневаюсь, что они настолько близкие родственники, но сейчас это не так уж важно. А важно то, что монстры сильные, быстрые, но тупые, и этим недостатком нужно пользоваться. Теперь слуги дари, – продолжил я, перейдя к выложенным в ряд пяти телам, которые внешне были неотличимы друг от друга. – Это одари. По виду почти люди, но к человеческому племени они не имеют ни малейшего отношения. Один из них маг, мы все видели, как он создал колючую стену, но по сравнению с чистокровными магами-дари они слабоваты. На что способны лучники, вы узнали на своей шкуре. Что же касается клоунов, то они являются простыми людьми, по неизвестным мне причинам ставшими верными рабами нелюдей.

Закончив лекцию, я пригласил «аудиторию» посмотреть на тела поближе. Не скажу, что они избавились от страха перед нелюдью, но мистический ореол немного рассеялся – ничто так не добавляет уверенности в себе, как труп врага.

Второй разговор был намного тяжелее. Я все время откладывал беседу с целительницей, но в дальнейшем ее помощь может понадобиться в любую секунду, поэтому тянуть не стоило.

Женщина как раз закончила лечить раненых и присела отдохнуть возле одного из костров, которые бойцы успели развести для приготовления позднего ужина.

Кашевар понял по моему лицу, что он здесь лишний, и, помешав в котле, тихонько улизнул к снятым с лошадей вьюкам.

– Как там раненые? – нейтрально спросил я, присаживаясь рядом с целительницей.

– Все, кто не погиб до моего приезда, выживут. Троих придется отправить в ближайший город. Остальные через пару дней вновь смогут подсовывать свою дурную голову под чужую сталь, – нервно дернула плечом женщина. Ее бесила сложившаяся ситуация, но хамить барону в лицо она все же не рискнула. – Но ведь вы не за этим пришли?

– Почему же? – пожал я плечами и подбросил прутиком вывалившуюся из костра ветку обратно в огонь. – Хотя вы, конечно, правы, у меня есть серьезный разговор.

– Говорите, ведь мне все равно придется вас выслушать.

– Вопрос такой: могут ли целители запустить остановившееся сердце? – Я решил проигнорировать последнее замечание целительницы и перейти сразу к делу.

– Некоторые могут, но для этого нужны… – Женщина неожиданно замялась, не зная, как подобрать правильное слово.

– Артефакты, – подсказал я и улыбнулся, когда увидел, как целительница начала оглядываться по сторонам. – Да не дергайтесь вы так. Я прекрасно понимаю, что целители являются магами и пользуются магическими артефактами. Уверен, что иерархам церкви это тоже известно. Так что страшной тайны вы тут никому не откроете. Конечно, в каком-нибудь забитом городке вас могут потащить на костер, но не среди моих бойцов.

Женщина немного успокоилась и даже подрастеряла в нервной суете свою раздражительность.

– Я поняла, для таких сложных ритуалов нужны артефакты, но это только в обителях, и работать с ними могут лишь самые сильные из целителей. Я же простая знахарка. Могу срастить ребра, остановить кровотечение, а вот оживлять мертвых мне не под силу.

– А о мертвых речи не было, – поспешил я обуздать фантазию целительницы, пока она, по обыкновению всех женщин, не выдумала себе всяких ужасов, основываясь лишь на крупицах информации. – Тогда второй вопрос. Можете ли вы помочь биться ослабевшему сердцу?

– Это могу, – оживилась женщина, явно вспомнив случай, которым гордилась. – Однажды я успела к умирающему ребенку и буквально подхватила последний удар его сердечка. Затем убрала жар, и сердечко забилось ровно.

На лице целительницы заиграла мягкая улыбка, которая вновь добавила ей шарма и молодости.

– Теперь третий вопрос. Только сначала выслушайте меня до конца, затем хорошо подумайте, а уже после этого начинайте плеваться, – перешел я к главному, заставив женщину напрячься. – Вы можете остановить сердце?..

– Да как вы! – вскочила целительница, но тут же испуганно села обратно, повинуясь металлу в моем голосе.

– Молчать! Сядь, дура! – Крик подействовал не только на целительницу, но и на бойцов, которые поспешили отойти подальше. Я же, закончив с воплями, спокойно взял деревянную лопаточку и помешал бурлившее в котелке варево. – Просил же сначала выслушать до конца. Скоро может произойти ситуация, при которой для спасения жизни необходимо будет сначала остановить сердце человека, а затем вновь запустить его.

– Вы считаете меня дурой? – наконец-то перешла от страха к сарказму целительница. – Не бывает такой помощи, для которой останавливают сердце.

– Что бы вы сказали, опиши вам кто-нибудь вчера дарийского монстра?

– Что это невозможно, – после недолгих раздумий ответила целительница, которая, несмотря на все свои причуды, была далеко не глупой дамой.

– В нашем мире, особенно при вашей профессии, говорить слово «невозможно» не очень разумно. Вернемся к остановке сердца.

– Сердце является простой мышцей, и расслабить ее может любой ученик целителя, но это запрещено святым учением. К тому же как мы заставим его снова работать?

Мне очень понравилось это «мы» – похоже, в целительнице жила такая же страсть к новому и неизведанному, как и у профессора.

– Есть способ, – загадочно улыбнулся я и, помешав кашу, попробовал ее на соль. Соли не хватало, поэтому пришлось вызывать кашевара, так как варево было почти готово.

Ночь прошла тихо, и мне удалось славно выспаться, а вот Руг явно не сомкнул глаз ни на секунду. Зато по его горящему взгляду было видно, что ночные бдения дали хорошие результаты.

– Нить ведет на северо-восток.

– А точнее?

– Ну куда-то туда. – Профессор кивнул в сторону леса, но озорные огоньки в его глазах показали, что он забавляется.

– Так, проф, надеюсь, ты помнишь, что у меня по утрам совсем нет чувства юмора? Если будешь морочить голову, я надаю по ушам кашевару, и он больше не будет тебя подкармливать.

Угроза подействовала – несмотря на субтильность, Руг ел за двоих как минимум, поэтому постоянно подлизывался к кашевару с целью получить дополнительную пайку.

– С тобой неинтересно, – махнул рукой ученый и повел меня к высокой сосне, вокруг которой виднелась россыпь камней.

Возле одного из булыжников лежала длинная палка.

Что ж, и без пояснений профессора я понял, что он определил направление связи Тани с «камнем душ» и отметил его палкой, – теперь дело было за картой и компасом.

Развернув творение местных картографов, я удрученно вздохнул: кто хоть раз имел дело с военными картами, меня поймет. То, что я расстелил на камне, было похоже на произведение искусства, то есть красиво, ярко и… очень приблизительно.

Впрочем, как говорится, «за неимение гербовой бумаги, будем писать на простой».

Творчество картографа-художника мне было совершенно не жаль, поэтому, сверившись с компасом, я приложил к карте относительно ровную ветку и чиркнул по бумаге тонкой угольной палочкой. Пройдясь взглядом вдоль линии, я почувствовал, как в голове зарождаются нехорошие предчувствия. Судя по вздоху профессора, его посетила аналогичная мысль.

Через пару часов мы добрались до имперского тракта и проехали по нему на юг, таким образом сдвинувшись перпендикулярно линии на карте.

Профессор еще немного побродил вокруг застывшей хтарки и уверенно указал рукой направление невидимой мною линии. Краем глаза я успел заметить интересную вещь – если основная часть отряда наблюдала за происходящим с непониманием, то целительница подозрительно посматривала то на хтарку, то на жесты профессора. Что самое интересное, такую же активность проявлял беспризорник Глеф, он же гранатометчик Еж.

Росчерк грифеля по бумаге подтвердил наши с профессором опасения. Не успокаивало даже то, что на карте пересечение линий находилось довольно далеко от памятного нам места.

– Дом господина Торнадо, – вздохнул я.

– Демона Торнадо, – поправил меня профессор. – Это для нелюдей он господин.

– А кто-то говорил, что они были не демонами, а простыми людьми.

– Ван, – тихо вздохнул профессор, – они были людьми, но когда возомнили себя богами, превратились в демонов. Хоть и не в том понимании, в котором их представляют церковники.

– Чего это ты так расчувствовался? – спросил я, хотя на самого навалилась странная меланхолия.

– Мне жаль, что великое искусство, способное сделать людей счастливыми, было направлено во зло.

– Не знаю, проф, но мне все чаще кажется, что людям не нужно счастья. Как только они его получают, сразу же стремятся разрушить. Может, человек по природе мазохист.

– Кто? – удивился Руг.

– Ну, тот, кто любит боль.

Профессор нахмурился:

– Возможно, ты прав, хотя очень хочется, чтобы ошибался.

Следующие двое суток превратились для нас в сплошную скачку с короткими привалами на отдых для лошадей и недолгий сон. Хтарке становилось все хуже – судя по всему, у Яны кончалось терпение, и девочки так и не смогли ужиться в одном теле, поэтому нам нужно было спешить.

Сначала мы выехали на северный тракт. Затем свернули на довольно широкую дорогу к одному из богатых баронств. Приходилось проявлять максимальную осторожность – местный барон не был поклонником революционеров, впрочем, как и большинство дворян герцогства.

К концу вторых суток мы вышли в заданный район. Благодаря повторной проверке направления линии связи хтарки с «камнем душ», удалось окончательно убедиться, что наш путь ведет к разрушенному дворцу древнего демона Торнадо.

Как ни странно, лучше всего эту местность знал я, поэтому на собрании командиров было решено идти на захват со стороны каменной террасы, именно там, где прошла моя душа в теле одари. Так как мой прошлогодний маршрут шел от моря, мы сделали серьезный крюк.

Десяток километров до каменного обрыва со ступенями пришлось идти пешком, потому что в этой глуши не осталось ни дорог, ни тропинок. Возможно, с другой стороны к замку вела нормальная дорога, но как раз туда соваться не стоило – мало ли какие сюрпризы приготовили на дороге маги нелюдей. Все-таки здесь попахивало серьезной базой.

Едва заметная тропинка вывела нас к подъему, который для меня оказался неожиданно сложным. Впрочем, чему удивляться? В прошлый раз я шел по этому пути в ловком и сильном теле дари, а сейчас по полустертым каменным ступеням полз обычный человек, причем в броне.

Большие валуны между вековыми деревьями сообщили мне, что цель нашего путешествия близко. Вперед пошел «веер» из десятка разведчиков, включая троих «медведей» из отряда Морофа.

Насколько хорошо парни справились с поставленной задачей, я понял, когда увидел тело клоуна с перерезанным горлом, за ближайшим валуном обнаружился второй труп – и при этом ни малейшего шума. Конечно, здесь не помешала бы помощь Хана, но волк так и не появился, явно по состоянию здоровья.

Наши разведчики обнаружились, когда между деревьями начали попадаться «огрызки» стен когда-то огромного поместья. За одной из таких стен, от которой остался метр лишь каменной кладки, спрятался «медведь» из вспомогательного отряда с напарником.

– Как там? – тихо спросил я, присаживаясь на корточки рядом с разведчиками.

– Тридцать фургонов. Клеток нет. Возле фургонов где-то четыре десятка клоунов, – четко отрапортовал «медведь».

– Дари?

– Нелюдей не видно, но запертые фургоны точно есть.

А вот это нехорошо. В прошлый раз дари появились внезапно и чуть не наломали дров, а здесь, между остатками зданий, возможность маневра давала им намного большее преимущество. Но ждать было нельзя – в любой момент клоуны могли поднять тревогу.

– Пошли, – повертел я над головой кулаком, раскручивая маховик атаки.

Отряды тут же начали группироваться, а снайперы растворились в подлеске, выискивая удобные позиции для стрельбы.

Мы вновь получили преимущество внезапности. Суета между фургонами началась, когда первая группа уже вышла на большую площадь перед разрушенным дворцом. Больше десятка рабов тут же получили по стреле в разные части не защищенного никакой броней тела.

Бой с клоунами закончился неожиданно быстро – последними легли три арбалетчика на лишившейся стен площадке второго этажа и два копейщика, которые почему-то вздумали атаковать лучников с копьями наперевес. Тут бы радоваться победе, но предчувствие надвигающей опасности не отпускало.

– Ищите щель, в которую залезли нелюди, – скомандовал я разведчикам, а сам пошел проверять фургоны.

«Воронки» оказались незапертыми и абсолютно пустыми. Таких специализированных транспортных средств на площади перед бывшим дворцом было четыре штуки, что подразумевало наличие как минимум двух дари и четырех «младших».

Для настоящего следопыта найти многократно натоптанную тропинку было делом нескольких минут.

– Здесь вход! – успел крикнуть один из лесовиков, и тут же его оторвало от земли и зашвырнуло в лес чем-то похожим на взрывную волну. Воздушный удар задел часть «циркового» каравана, перевернув три фургона.

– Разойтись! – заорал я и только после этого рассмотрел небольшой вход в подвал.

Строение напоминало обычный погреб – небольшой холм и арка входа не выше человеческого роста. Именно оттуда несколько секунд назад вылетел лесовик, а в данный момент из подземелья медленно выбралась огромная фигура дари. Нелюди пришлось сильно нагнуться, и рывок он сделал практически с низкого старта.

За доли секунды дари оказался практически вплотную к фургонам, а затем облаченная в хламиду фигура картинно топнула ногой. Взрывная волна распространилась по кругу, разбивая в щепки фургоны и ломая человеческие фигуры.

Воздушный удар уронил меня на спину и чуток протащил по камням площади, но в отличие от тех, кто оказался в эпицентре, я и все, кто был рядом со мной, отделались легким испугом и быстро поднялись на ноги.

В груди заныло от бессилия и злобы.

– Стреляйте, мать вашу! – заорал я, спуская курок арбалета. Увы, лука со мной не было, так что возможности дистанционного боя я исчерпал с первого же выстрела.

Арбалетчики моего отряда успели выстрелить, и один болт даже прошил подол мантии мага. Ответ последовал незамедлительно – послышалось гудение как от бушующего огня в топке, и меня обдало волной горячего воздуха. Красноватое марево пронеслось мимо, заставив одного арбалетчика и двоих лучников вспыхнуть, как свечки. От мысли о том, что было бы, целься маг лучше, по спине пробежал холодок страха.

На секунду показалось, что после магического удара выжил только я, и все, что мне оставалось, – это, стиснув зубы, рвануть на мага с короткими клинками, но взгляд все же выловил некую странность в картинке мира: в воздухе перед магом замерло несколько стрел. Оперенных снарядов в магической защите становилось все больше, и маг перешел в оборону. Через секунду на полуразрушенных стенах и возле деревьев за спиной мага появились лучники и приняли участие в общем деле. Их стрелы тоже не смогли пробить магического полога – дари держал круговой щит.

Ситуация замерла в патовом положении, и надо было делать «ход конем», поэтому я подхватил валявшееся возле трупа клоуна копье и устремился на врага, благоразумно сдержав яростный вопль. Маг в этот момент стоял ко мне боком и почувствовал опасность лишь в последний момент.

Четырехгранный шип наконечника завяз в упруго поддавшейся пелене энергетического щита, я навалился сильнее и, пробив упругую преграду, вогнал четырехгранное жало наконечника в живот повернувшегося ко мне мага.

Деревянный перестук стрел по камню намекнул мне, что щит исчез, а глухие удары наконечников в живую плоть подтвердили, что так оно и есть. Отпустив древко, я шагнул назад и быстро извлек более длинный клинок из трофейной пары. Ударил с оттягом, и великолепная дарийская сталь, хоть и не без труда, но все же отделила массивную голову от туловища. И только после этого тело врага рухнуло на мостовую.

Бойцы радостно завопили, и тут же яростный рев «младших братьев» возвестил о том, что радоваться еще рано. Но все же, завалив такого соперника, как маг дари, бойцы растеряли последние крохи страха, заменив его победным куражом. Приземистых монстров встретил целый шквал стрел и метко брошенные колбы с кислотой. В этот раз маленький Крот не сплоховал и метал свои снаряды ничуть не хуже Ежа.

Отходя от стычки с магом, я как-то не сразу понял, что у входа в подземелье уже лежат три утыканных стрелами и обезглавленных монстра, а четвертый, похожий на дикобраза ничуть не меньше своих братьев, нырнул в темноту подземелья.

Площадь теперь напоминала место бомбежки – ни одного целого фургона, а на земле россыпь лежащих людей, к счастью, в основном оглушенных: через минуту бойцы начали подниматься, отходя от контузии. Погибли трое сожженных заживо стрелков и один с переломом позвоночника. Возле остальных уже копошилась целительница.

Раненых было очень много, так что отрядов поддержки у меня теперь не стало. Впрочем, это не так уж важно – вниз пойдут только «ящеры».

Вход в подземелье был где утыкан, а где просто завален стрелами – сунувшихся из подземелья монстров встретили очень достойно. Так что пришлось аккуратно расчищать себе путь, чтобы не доломать то, что уцелело: качественные стрелы нужно беречь.

Варианты движения по коридорам мы отрабатывали еще во временном лагере под руководством Шрама, и вот теперь пришло время проверить нашу теорию на практике. Вид черного зева входа в подземелье заставил меня внести определенные изменения. Люди Морофа из подручных средств быстро соорудили десяток факелов, которые отличались от обычных тем, что имели жестяной экран с одной стороны. С помощью ремней и веревок факелы закрепили за левым плечом каждого «ящера» таким образом, чтобы экран не давал пламени ослеплять своего владельца и того, кто идет сзади. Вторым усовершенствованием было перебазирование Руга из конца колонны в ее начало. Теперь его место было чуть в стороне и позади впередиидущего.

На всякий случай мы прихватили два максимально круглых щита из трофеев.

– Ну что ж, парни, пусть святой Гран будет с нами, – помянул я местного покровителя воинов.

Впереди пошел Шип с Ругом, следом Грифон, а уже затем пришла моя очередь нырять в темноту подвала.

Факелы бросали на стены узкого тоннеля неровные блики и по сравнению с обычными налобными фонариками земного образца освещали помещение до обидного слабо. Но других светильников у нас не было.

Теснина тоннеля тянулась метров на пятьдесят по прямой, а затем начиналась понижающаяся спираль. На одном из поворотов факелы высветили некую тень, и через секунду сначала по шлему Шипа, а затем по броне Руга звякнуло острие длинной стрелы. Бывший убийца тут же среагировал, нажав на курок арбалета, одновременно приседая и сдвигаясь влево. Как только появилась возможность, выстрелил Грифон и повторил маневр Шипа. Руг в это время прижался к правой стене тоннеля и прикинулся ветошью.

Затем пришла моя очередь быть ведущим. Пройдя метров десять, я остановил движение, давая Шипу и Грифону время перезарядить арбалеты и пристроиться в хвост колонны. Переданный по цепочке легкий толчок в спину сообщил, что перезарядка закончилась, и мы осторожно пошли дальше.

Стрелком оказался лучник-одари. Первый же болт угодил ему в грудь, отбросив назад.

Я уже хотел подойти ближе, но был остановлен Ругом, который неожиданно вцепился мне в руку.

– Там над полом перед телом идет силовая линия, – прошипел из-под шлема профессор.

– Вот оно как? – только и сумел выдавить я из себя, радуясь тому, что интуиция сработала на все сто.

Нечто подобное я предполагал, услышав разговоры профессора о неких невидимых линиях. В том, что подвалы защищены, сомнений не было. Конечно, ловушки могли срабатывать и от нажима, но дари не являлись хозяевами замка, и обезвреживание подобных сюрпризов оставило бы следы. А вот местный аналог лазера – совсем другое дело.

– Как высоко над полом? – шепотом спросил я.

– Чуть ниже колена, – так же тихо ответил Руг.

Ребята в отряде собрались сообразительные и, опережая команду, передали вперед один из щитов. Центровка у щита была отвратительной, но он все же докатился до тела нелюди. В правой стене что-то сухо щелкнуло, и из камня на левой стене полетела крошка. Что самое неприятное, ближайшие осколки, выбитые вылетевшим из ловушки снарядом, разлетелись в метре от меня.

Мысленно обозвав себя идиотом, я решил перестраховаться и приказал подать второй щит. Ловушка оказалась одноразовой, и мы уже безбоязненно подошли к телу врага.

Узкий тоннель закончился еще через полсотни метров, и мы оказались в широком коридоре. «Ящеры» тут же рассыпались веером, внимательно высматривая угрозу.

Судя по обстановке, мы вышли из вспомогательного тоннеля. Им же сюда попали и дари, а вот центральный вход никто не использовал уже очень давно – широкие ступени поднимающегося вверх большого коридора покрывал толстый слой пыли.

Еще трое одари ждали нас в обширном зале со сводчатым потолком. Короткая перестрелка показала преимущество «чешуи» и закончилась со счетом два – ноль в нашу пользу. Оставшийся в живых одари попробовал схлестнуться с бывшими «медведями» на мечах, но невысокие крепыши разошлись и, напав с разных сторон, порубили прикрытую лишь маскировочным комбинезоном нелюдь «в капусту».

Оставленные в пыли следы прочитать мог даже я, так что мы без проблем нашли путь через зал ко входу в высокий, но не очень широкий тоннель. Там нас поджидал сбежавший с поля боя «младший». Монстр уже успел повыдергивать из себя стрелы и частично заживить раны. Увидев обезьяноподобный силуэт в темноте тоннеля, впередиидущий Шип принял рискованное решение и метнулся вперед. В принципе я был с ним согласен – драться с крупным монстром в узком пространстве будет намного удобнее, поэтому не стоило выпускать его на простор зала. Руг благоразумно отошел в сторону, пропуская мимо себя Сома, Барсука и меня.

Мы буквально повисли на монстре, кромсая его короткими клинками. Меня пару раз болезненно приложило о стены, но «чешуя» спасла от увечий. Через пару минут «младший» начал слабеть, а затем лег на пол, придавленный весом четырех не самых легких мужиков.

Отрубив на всякий случай уродливую голову, мы двинулись дальше.

В следующем зале вновь состоялась встреча с троицей лучников-одари, которая закончилась с прежним результатом, только теперь рубиться пришлось со всеми, преодолев разделяющее нас расстояние стремительным рывком.

Следующий узкий тоннель был оборудован еще одной ловушкой. Руг сработал четко, только нам изначально ничто не угрожало – ловушка оказалась разряженной. Мало того, с дальней стороны кто-то разбил камень и частично оголил металлические трубки толщиной в палец, а некоторые даже извлек из стены и унес с собой.

В этом же тоннеле нас ждала встреча с мечником-дари. Я шел вторым и даже испугаться не успел. Шрам выстрелил из арбалета и ушел в сторону, я нажал на курок, как только увидел несущееся к нам тело, целясь куда-то в середину туловища, и тоже отошел к левой стене.

Монстр был уже совсем рядом, я посмотрел на Шипа, не понимая, почему он медлит. Но убийца знал, что делал, – он хладнокровно выдержал паузу и выстрелил. Неясная в мерцающем свете факелов тень словно споткнулась и рухнула на пол, проехав пару метров по инерции. Только после этого я рассмотрел мечника одари и, увидев смутно знакомый знак на его лице, испугался по-настоящему – ширина тоннеля была достаточно большой, чтобы «мастер быстрого клинка» мог воспользоваться парными мечами, а что могут элитные бойцы-дари, я помнил из сна маленького Хувлы.

Хвостовик болта посреди лба нелюди немного успокаивал, но окончательно я избавился от страха, лишь отрубив мечнику голову.

Как оказалось, дари стоял на последнем рубеже. Сразу за довольно коротким коридором находился еще один зал, чуть поменьше первого. Это помещение выглядело более обжитым – в стенах виднелись углубления, а посреди комнаты в шахматном порядке разместились шесть монолитных каменных тумб. Вот за этими тумбами нас и поджидали остатки отряда нелюдей.

Короткий обмен стрелами и болтами поначалу не давал результатов, но когда Барсук высунулся после перезарядки, в него угодила самая настоящая молния. Удар пришелся не по прямой, а как бы рикошетом от поверхности каменного постамента, но бывшему «медведю» хватило и этого – он с лязгом рухнул на пол. С этого момента события понеслись вскачь – Руг почему-то решил, что если применена магия, то только он сможет с ней справиться.

– Куда, придурок! – заорал я вслед сорвавшемуся с места профессору и тут же совершил аналогичную глупость, побежав за ним.

Из-за одной из тумб высунулся одари и поднял руку, на которой явственно просматривался массивный браслет. Ослепительно блеснул разряд, и молния врезалась в панцирь профессора, опрокидывая его на спину.

– Сволочь, – прохрипел я и ускорил движение.

Три или четыре стрелы, звякнув, отлетели от «чешуи», пока я бежал до нужной тумбы. На каменный постамент я запрыгивал боком, как киношные полицейские на капот собственного автомобиля. Моя пятая точка, скрипя чешуйками, проехала по гладкому камню, а ноги врезались в голову метателя молний. Оставалось выхватить нож и дорезать мага, но тут из-за соседней тумбы поднялся еще один обладатель браслета. Среагировали мы практически одновременно – я метнул короткий клинок, а он выпустил молнию.

Все, приехали.

Разряд тряхнул меня, словно удар шокера, но почему-то не вышиб сознания, а вот старая добрая сталь в моих руках оказалась действеннее – маг завалился на спину с мечом в глазнице.

В глазах плавали пятна от блеска молний, и, лишь проморгавшись, я увидел, что «ящеры» уже повалили стрелков и отпиливают им головы. Грифон решил помочь мне в этом грязном деле, но я остановил его, увидев, как зашевелился маг, получивший от меня ногами в голову.

– Свяжи его и заткни пасть кляпом, – приказал я Грифону. – Не забудь снять все амулеты, только осторожно.

Договаривал я уже на бегу, устремляясь к месту, где, безвольно раскинув руки, лежал Руг. С трудом справившись с застежками, я снял шлем и отбросил его в сторону.

– Проф, очнись! Очнись, скотина такая!

Только сейчас я понял, как дорог мне этот несуразный человек. Мы пережили вместе столько всего, что стали ближе братьев, и потерять его было бы мучительно больно. Разумная мысль все же прорвалась сквозь муть отчаянья, и я прижал пальцы к его сонной артерии. Пульс прощупывался с трудом, но он все же прощупывался.

– Урген! – крикнул я и отвесил ему увесистую пощечину.

– Что?! Где?! – рывком очнулся профессор.

– В Караганде, придурок, – тряхнул я тяжелую из-за «чешуи» тушку. – Какого демона ты поперся вперед? Еще раз так сделаешь – и я сам зарежу тебя, как курицу.

Несмотря на всю ярость заявления, улыбка облегчения постоянно стремилась растянуть мои губы. Руг это понимал, поэтому лишь улыбнулся в ответ.

– Я в норме, Ван, все хорошо. Давай займемся тем, для чего мы сюда приехали.

С моей помощью он встал и, подволакивая ноги, побрел к стенным нишам. В зале хватало света от спиртовых ламп и странных светильников под потолком, поэтому мы избавились от чадящих факелов.

Сом и Шип отправились наверх, а я занялся Барсуком. Бывший «медведь» не подавал признаков жизни, но появившаяся через пару минут целительница успокоила меня, пообещав, что поставит бойца на ноги. Вместе с целительницей пришла хтарка и Мороф с десятком бойцов. Девушка выглядела не очень – ее потряхивало, а на лбу проступали тяжелые капли пота. Это было нехорошо.

– Так, все марш наверх, со мной остаются только Руг, целительница и Шип с Грифоном.

Двоих «ящеров» я оставил на всякий случай. Бывшему киллеру и убившему свою жену рыцарю можно было доверять по той простой причине, что никому, кроме меня, они живыми не нужны. Хотя риск все же имелся.

– Проф, – повернулся я к Ругу, который перемещался по залу уже намного веселее. Похоже, всю слабость смыла научная лихорадка.

– Да, я почти готов. Камень был у того, в кого ты метнул меч.

Профессор продемонстрировал пульсирующий кристалл на цепочке.

– Грифон, помоги девушке лечь на стол, – приказал я «ящеру» и повернулся к целительнице. – Ну что ж, начнем.

Бывший рыцарь очень нежно подхватил хтарку на руки и аккуратно положил ее на каменную тумбу. Затем отошел назад и демонстративно отвернулся, то же самое проделал Шип.

Умные мальчики.

Мы с целительницей подошли к тумбе, а Руг положил кристалл на соседний постамент и начал быстрыми мазками чертить угольной палочкой по сероватому камню. За несколько секунд он создал вокруг «камня душ» несколько кругов из цепочек рун.

– Я готов, – отрапортовал профессор и замер с палочкой в руках. Он явно собирался добавить в рисунок несколько деталей, после того как душа Тани вернется в камень.

– Ваша очередь, – повернулся я к целительнице.

Женщина сильно побледнела, но все же поборола страх и, закусив губу, положила ладонь на грудь хтарки. Она уже пробовала самостоятельно лечить девушку, но вынуждена была признать, что не в силах ей помочь. И вот теперь ей предлагают непонятный и очень опасный способ лечения безнадежно больной – страшно, но очень интересно.

Смуглое тело хтарки дернулось, а испуганные глаза затянула поволока. Я же сосредоточился на том, что считал секунды в уме.

Десять секунд… ничего не происходит. Двадцать… все по-прежнему, а целительницу начало колотить от страха, да и мне что-то стало муторно. До тридцати считать не пришлось.

– Есть! – заорал профессор и через секунду добавил: – Начинайте!

Для моей задумки высота, на которой находилось тело, не подходила, поэтому пришлось запрыгнуть на постамент и сесть на девушку сверху.

Идиот! Броню нужно было снять. Чтобы не повредить хрупкое тело, я постарался перенести вес на колени.

Резкий рывок разодрал рубашку, хотя, конечно, можно было обойтись и без подобных крайностей: сказывались нервы.

Это было очень давно, в летнем лагере меня выбрали в команду помощников спасателей и, как водится, преподали пару уроков по реанимационным мероприятиям. Но фиг бы я что-либо запомнил, если бы через неделю с моим другом Колькой не случилась беда – он утонул. Вожатому пришлось делать не только искусственное дыхание, но и непрямой массаж сердца. А я сидел рядом и трясся как осиновый лист. Именно поэтому в памяти отпечаталась каждая секунда этого события.

Двумя ладонями я запрокинул голову хтарки и, зажав пальцами нос, два раза сильно дунул ей в рот. Затем положил правую ладонь между холмами монументальной груди хтарки перпендикулярно ребрам и накрыл левой ладонью.

Так, что там дальше, приподнять пальцы? Так они и так подняты мягкими холмами. В другом случае я бы получил удовольствие, но было как-то не до этого.

– Помогай, – крикнул я целительнице и начал резко нажимать на грудь хтарки, наваливаясь всем телом на выпрямленные руки.

Целительница положила свою ладонь на смуглую кожу немного выше моих пальцев.

– …Двадцать семь, двадцать восемь, двадцать девять, тридцать, – отсчитал я нажатия на грудную клетку и, вновь ухватив Яну за голову, сделал два принудительных вдоха. Затем вернулся к массажу сердца. – …Шестнадцать, семнадцать…

– Все! – неожиданно взвизгнула целительница. – Сердце бьется, я держу ее.

Словно подтверждая ее слова, Яна мучительно закашляла. Я прижал девушку к себе и засмеялся. Это был и радостный, и одновременно нервный смех.

– Ван? – прохрипела хтарка.

– Да, девочка, это я.

– И я, – вставил свое слово радостный Руг.

Тело Яны задергалось, и мне сначала показалось, что это судорога, но через секунду стало понятно, что она просто плачет.

Если честно, я впервые видел эту девушку плачущей, но вполне понимал ее состояние.


Партизан | Заблудшая душа. Диверсант | Штурмовик