home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Партизан

Кроны северных великанов вновь накрыли меня своим великолепным куполом. Прошлый раз я был здесь осенью, и лес казался печальным стариком, а теперь весна омолодила зеленого исполина и вдохнула в него жизнь. Где-то вверху все шелестело, щебетало и потрескивало, а прошлогодняя листва уже не шуршала под ногами и обреченно улеглась в плотный пласт в ожидании долгого процесса тления.

Обстановка в лагере повстанцев почти не изменилась – все те же невидимые глазу чужака дома-схроны и еле заметные тропинки, которые можно легко принять за звериные тропы. А вот поведение людей стало другим. Они больше не таились, а многие даже позволяли себе говорить в полный голос.

Сразу по приезде я даже стал свидетелем настоящего митинга. В мозгу неприятно кольнуло дежавю из земной жизни.

Так, похоже, маркиза Кардея нужно срочно спасать.

Главный лагерь лесовиков я посетил в сопровождении небольшого отряда, который состоял из трех казаков, профессора, Морофа и четырех драгун. Остальные отправились обратно вместе с пограничными баронами. Из семидесяти человек, покинувших поместье Маран, назад вернутся только сорок. Хотя, судя по напутствию сотника, которое он дал своему заместителю, отряду драгун недолго быть в неполном составе. Гражданская война и рассказы о вольной жизни на границе наверняка соблазнят многих лесовиков на переселение – ведь им уже нет необходимости идти в неизвестность.

За баронство я не опасался – Курат на пару с Никорой справятся с хозяйством, опираясь на мои разработки. В изобретении нового местные жители не блистали, а вот в сохранении имеющегося и его развитии они были большими мастерами.

Прогулка по лесу радовала не меньше скачки по степи. Не скажу, что на Земле нет подобной красоты, просто я никогда не отдалялся от бетонного «леса» унылых и пыльных коробок, а пригородные рощи уже давно не вызывают восторга даже у закоренелых романтиков.

Целью моей лесной прогулки в тот день являлась резиденция маркиза. За последние дни я порешал все свои дела и был готов приступить к выполнению дальнейшего плана действий.

Дом предводителя лесных стрелков был чуть больше остальных, но не настолько, чтобы нарушать маскировку. В довольно обширной комнате с бревенчатыми стенами и низким потолком стоял приземистый стол, за которым маркиз Кардей терзал кипу бумаг. В комнате находилась еще пара субъектов, перед которыми Савату в очередной раз пришлось извиняться, дабы иметь возможность поговорить со мной наедине. И это уже начинало раздражать.

– Маркиз, вам не кажется, что ваши «друзья» слегка обнаглели?

– Кажется, – Кардей устало растер лицо ладонями, – но боюсь, ставить их на место уже поздно. Сначала они казались мне очень полезными. Сам я красиво говорить не умею, поэтому искал более речистых. Теперь же эти говоруны задают неудобные вопросы. И задают они их при всем народе. А что ответить, я не знаю.

– И о чем спрашивают? – поинтересовался я, развалившись в плетеном кресле.

– Да в том-то и дело, что мне и самому непонятно. Куда мы идем? Что ждет народ в будущем? А я-то откуда знаю? – Внезапно маркиз ударил кулаком по кипе бумаг, едва не уронив ее на пол.

– Так, стоп, – хлопнул я в ладоши, и резкий звук привел маркиза в себя. – Как говорил один умный человек: «Чтобы решить проблему, ее нужно разделить на составные части». И есть еще одна неплохая мысль: «Человек может приносить пользу, только находясь на своем месте».

За последние дни я немного обдумал сложившуюся в лесу ситуацию, поэтому мог позволить себе тон мудреца.

– И как все это можно применить к нашим делам? – Маркиз оживился, моментально создав инициативную группу под названием «Мы».

– Я думаю, проблема свободных лучников в том, что вы расслабились. Скажите, зачем нужно агитировать на борьбу людей, которые уже и так борются?

– Незачем.

– Тогда что делают агитаторы в лагере повстанцев?

– Не знаю.

– Вот, нужно вовремя задавать себе правильные вопросы. А теперь мы пойдем по другому пути, не разделяя проблемы, а объединяя их. У меня есть проблема, которая состоит в том, что наместник может направиться на границу мстить за разбитый отряд, а у вас, маркиз, имеются застоявшиеся и оттого мающиеся дурью активисты. Что, если мы устроим в герцогстве маленькую революцию, от которой выиграют все стороны? И больше всего вы лично.

– Я? – удивленно поднял брови маркиз. – Каким образом?

– Вам не кажется, что пришло время вернуть себе герцогскую корону?

– Что?! – выдохнул Сават и побледнел. – Но ведь имперский совет утвердил Чаако, а меня по высочайшему указу уже давно ждет виселица.

– Ну, если герцог Увиер мог стать мятежником, то почему разбойнику Кардею не стать вернейшим подданным императрицы? – Судя по метаморфозам, которым в течение нескольких следующих минут подверглось лицо Савата, вопрос был задан правильно.

Всю ночь мы с маркизом занимались написанием пламенной речи лидера вольных людей и ее нудному заучиванию. Затем составляли письмо к императрице. Честно говоря, это обращение было выстрелом наугад, но ни маркизу, ни мне было терять уже нечего. Для гарантии мы отправили трех гонцов через дебри северных лесов напрямую в Золотой Город, который нежданно-негаданно превратился во временную столицу огромной империи.

А пока мы марали бумагу, Мороф с двумя драгунами наносил ночные визиты самым активным агитаторам. Бывший разбойник и убийца внятно и доходчиво объяснял «друзьям», что на завтрашнем митинге нужно вести себя правильно, а затем, следуя приказу маркиза, пойти именно туда, куда он их пошлет.

В результатах этой акции я был уверен – обрубать молодую и слабую поросль революционных демагогов пока легко. Увы, только пока.

Утром все пошло без сучка и задоринки – маркиз выдал свою речь, а под конец даже разошелся и стал очень убедительным. Толпа завелась с полоборота, хотя поначалу многие оглядывались на «активистов», но те были на удивление робкими – в умении Морофа запугивать людей у меня не было ни тени сомнения.

Уже на следующий день по герцогству начал расползаться пожар революции. Получалась такая матрешка – восстание внутри восстания. Как выяснилось в дальнейшем, мы успели очень вовремя. Наместник уже начал формировать карательный отряд, но вынужден был отложить поход на границу – силы понадобились в другом месте.

Революция революцией, но волнения в деревнях, во время которых народ забивал палками сборщиков налогов и баронских управляющих, не могли надолго отвлечь наместника от мести пограничным баронам. Так что его нужно было «развлечь» еще чем-то интересным, поэтому я в срочном порядке начал организовывать отряд по захвату военных обозов, идущих на поддержку основной армии претендовавшего на императорский трон герцога. Конечно, лесовики и сами были мастаками грабить путников, но купеческие караваны и кортежи небогатых дворян – это не военный обоз под основательной охраной.

По большому счету, формированием отряда занимался Мороф – он лучше знал местный контингент, да и специфику будущей работы, а я принялся сбивать штурмовую команду, которую планировал облачить в «чешую». В соответствии с числом комплектов брони спецгруппа состояла из девяти человек, включая меня. Поначалу была мысль назваться «драконами», но, во-первых, имелись драгуны, к тому же это название был занято императорским родом. Так что сошлись на «ящерах».

В команду входили только свои – три казака, четыре драгуна и мы с профессором. Кандидатура Руга была под большим вопросом, но его алхимические навыки перевесили чашу весов в нужную сторону. К сожалению, в арсенале профессора имелись лишь разного назначения химические смеси, а я бы не отказался от парочки артефактов, таких, как тот, которым я отправил в нокаут царя пиратов и одного из парочки дари.

Воспоминания о нелюдях вызвали нехорошие предчувствия. Интуиция буквально вопила о том, что мне еще придется встретиться с ними. Но пока главной задачей было отвлечение наместника от пограничных баронств, ну и небольшое обогащение за счет изменников.

По большому счету, никаких изысков в плане подготовки не было. «Ящеров» я приодел в «чешую» и вдобавок к шашке вручил каждому по арбалету. Кроме того, Мороф подобрал сотню лесовиков, два десятка которых по моему приказу также вооружились трофейными арбалетами. Народ немного повозмущался, но отказываться не стал.

Первой нашей жертвой стал караван с продовольствием – в лагерях революционеров наметился небольшой голод, и Сават попросил помощи. Еще на этапе планирования стала понятна полная некомпетентность в этом вопросе как Морофа, так и всех остальных лесовиков. Не скажу, что являюсь большим спецом в деле грабежа на большой дороге, но все же я прекрасно понимал, что просто свалить перед караваном дерево и обстрелять охрану из кустов будет недостаточно. Также на собрании «отличился» Руг – он начал давать довольно нелепые советы, явно ободренный своим «успехом» на поле боя.

В принципе я сам виноват, потому что похвалил профессора за устранение угрозы в виде атаки закованного в сталь графа. Хотя для безопасности возомнившего себя суперменом ученого мне следовало его обругать за чрезмерный риск. Чем я и занялся, когда мы остались наедине.

– Проф, ты заставляешь меня жалеть о том, что я взял тебя в «ящеры». С чего ты решил, что стал великим воином?

– Но ведь в бою на…

– Руг, как боевая единица ты стоишь не больше моего, то есть чуть меньше медяка, а насчет планирования операций я вообще молчу.

– По-моему, ты ошибаешься. – Профессор явно обиделся.

– А по-моему, каждый должен заниматься своим делом.

– Да?! Ты предлагаешь мне мешать порошки и не лезть куда не просят? – разозлился Руг, заливаясь нездоровой краской.

– Ни в коем случае, – сбил я накал его ярости. – Никто не сможет использовать алхимию лучше тебя. В бою важно, чтобы кто-то знал, как именно подействует спецсредство, иначе можно пострадать от собственного оружия. И все же мне не хочется рисковать нашим единственным ученым.

Мое заявление немного успокоило профессора, и мы принялись думать, как использовать его знания на пользу общему делу. Причем, разговаривая с Ругом-Ургеном, я не покривил душой – он действительно мог принести серьезную пользу. Здесь еще никто не додумался до применения химического оружия. Я, конечно, не собирался становиться родоначальником оружия массового поражения в этом мире, но перенять некоторые тактические схемы земного спецназа было бы нелишним.

Основная проблема новой идеи заключалась не в производстве необходимых препаратов, а в средствах защиты. Профессор в первый же день едва ли не на коленке смешал адскую жидкость, которая при контакте с воздухом моментально испарялась, создавая облако с очень знакомыми свойствами слезоточивого газа. Увы, действие адской смеси распространялось на всех, а противогазов здесь еще не придумали. Попытка смастерить аналог провалилась с треском.

Усложнение задачи заставило казака Руга вновь превратиться в профессора Ургена. К нему даже вернулось прежнее выражение лица, которому казачья прическа не шла абсолютно.

Ввиду организационных сложностей первый налет мы проводили без химии.

Благодаря агентурной разведке, которая у лесного маркиза была поставлена на широкую ногу, нам стало известно, что в сторону столицы империи отправляется караван из полусотни телег под конвоем двух рыцарей и шестидесяти оруженосцев. Также с караваном шли два десятка местных егерей – своеобразный аналог имперских «медведей». И если эти парни хоть вполовину так же хороши, как «медведи», то дело нам предстояло более чем непростое.

Честно говоря, разбойничья деятельность мне претила, особенно это касалось убийства мирных граждан и резанья глоток спящим солдатам. Возможно, война не может обойтись без подобных нюансов, но пусть этими самыми нюансами занимается кто-то другой. К счастью, в данном случае все было достаточно честно – караван не только охраняли, но и вели исключительно военные, то есть люди, изначально выбравшие жизнь, связанную с риском.

Все мои опасения насчет отличия мирных караванов и военных обозов подтвердились в полной мере – вереница телег еще находилась метрах в ста от предполагаемой точки нападения, а в лесу уже появились кольчужно-мохнатые тени. Герцогские егеря не только в повадках, но и в одежде подражали императорским «медведям», с другой стороны, возможно, такой стиль диктовали условия их работы.

В отличие от настоящих лесных спецов этого мира, мы были одеты более «продвинуто» – в самодельные маскхалаты. Благодаря моей идее егеря прошли мимо засады, так и не заметив нечего подозрительного. Наверняка сказалось и то, что мы находились в доброй полусотне метров от дороги. Даже о начале боя нам стало известно по лязгу оружия и воплям.

Егеря моментально устремились к каравану, а мы последовали за ними. За моей спиной лес словно ожил от тихого шелеста десятков ног.

Мы изначально не стали придерживаться стандартного плана лесных разбойников. Нападение начали «рыцари», в венах которых не было ни капли дворянской крови или почти не было. После боя на холме нам досталось шесть комплектов рыцарской брони, включая доспехи графа, который не пережил инициированного профессором падения с лошади. А среди соратников лесного маркиза нашлись бывшие оруженосцы, которые вполне могли справиться с рыцарским снаряжением, имелся даже один настоящий рыцарь, ушедший в лес после убийства любовника жены и собственно самой супруги – в общем, жуткая история.

Максимально «законсервированные» в тяжелые латы «рыцари» сшибли передовой дозор каравана и налетели на уже готовых к атаке северян, вот только вместо того, чтобы ввязываться в бой, они на ходу проломили пару шлемов и ускакали по обочинам дороги дальше. Правда, не все – добравшись до опушки, мы увидели, что один из наших всадников лежал на земле. Свое дело бронированные всадники сделали и оттянули егерей к дороге. Мы же ударили сначала в спину егерскому «спецназу», а затем обстреляли оруженосцев.

В первые минуты боя северяне предприняли попытку пешей контратаки, а затем прорыва вдоль дороги, который был тут же остановлен простым убийством лошадей первой телеги и той, которая хотела объехать образовавшийся затор, так что обошлись без классических древесных завалов. Что же касается контратаковавших заросли бойцов, их встретили болты из арбалетов, которые не то чтобы легко, но все же пробивали щиты оруженосцев. Рыцари, после того как одного из них затянули в кусты с помощью удачно брошенного аркана, решили не лезть в дебри и вместе с подчиненными ушли в глухую защиту.

«Ящерам» в атаку идти так и не пришлось – арбалетчики вскрывали стену вражеских щитов, а лучники выбивали кольчужных оруженосцев. Одного рыцаря убили из тех же арбалетов, а второй предпочел сдаться. Что примечательно, меньше всего пострадали егеря – половина из них просто сбежала в лес, параллельно прирезав пятерых из команды Морофа.

И это еще не все – на обратном пути, оставив разграбление каравана людям лесного маркиза, на хвост колонны, где со мной шли «ящеры» и Мороф, напала пятерка улизнувших егерей. Если бы не Хан, все могло бы закончиться плачевно.

Волк, до этого беззаботно бежавший впереди меня, внезапно застыл и издал уже знакомый кашель.

– Мороф, опасность, – стараясь не особо выдавать волнение, тихо сказал я.

Бывший разбойник ускорил шаг, словно намереваясь кого-то отчитать, а я, наоборот, замедлился, чтобы поравняться с отставшими «ящерами».

– Внимание, опасность, – тихо сказал я, испытывая жуткое желание вернуть на голову неосмотрительно снятый шлем.

Нахлобучить шлем на голову удалось, как только Хан рванул в кусты.

– За мной!

Я врезался в переплетенье зеленых веток следом за волком – и почти сразу же наткнулся на герцогского егеря, но с «первым встречным» драться не пришлось: Хан на моих глазах отгрыз бедняге пол-лица. До следующего противника оставалось всего с десяток шагов, которые я преодолел за пару секунд, по пути получив арбалетный болт в плечо. Стреляли откуда-то сбоку, и, если бы не «чешуя», я как максимум попрощался бы с этим миром, а минимум – выпал бы из боя с неприятной травмой. Отвлекаться на стрелка мне не пришлось: там уже рубился Выров. А изначально выбранный мною соперник все еще ожидал момента нашей сшибки, довольно грамотно рассекая воздух перед собой коротким мечом. Отделавшись синяком после попадания арбалетного болта, я преисполнился наглости и смело влез своими шашками в кружево траектории чужого меча. Вражеский клинок скользнул по моей груди, не оставив на чешуйках даже царапины, а вот противник получил прямой удар в живот – кольчуга на меховой куртке его не спасла.

Пока я возился со своим противником, бой закончился. Но забывать о нем не стоило, а, наоборот, помнить и делать выводы. Пока что наш отряд напоминал банду разбойников, хотя и хорошо вооруженных. С этим нужно было что-то делать.

В следующие пару недель мы вылавливали небольшие обозы, которые порой захватывались одним налетом разросшегося отряда псевдорыцарей.

В том, что наместник герцога действительно умный командир, я убедился, когда перед очередным налетом прибежал гонец с неприятными новостями от одного из агентов маркиза Кардея. Караван, на захват которого мы собирались, вела уже сотня егерей и сотенный же отряд оруженосцев с усиленным контингентом рыцарей – целых десять штук.

Операцию пришлось отменить, что вызвало всеобщее недовольство. Но я уже давно понял, что очень часто выжить в этом мире мне помогало именно нежелание плыть по течению и наплевательское отношение к вековым устоям толпы, поэтому пропустил ворчание лесовиков мимо ушей.

Из-за нашей активности тактика противника резко изменилась. Теперь караваны шли под хорошей охраной. Мало того, они больше не останавливались на бивуаках, а ночевали лишь в хорошо укрепленных постоялых дворах. А где нужно бить противника? Там, где он тебя не ждет.

Следующий налет был еще более стандартным, чем предыдущие. Во-первых, я вспомнил, как распределялась захваченная нами добыча: меньшая часть делилась между участниками, а большая шла на нужды революционеров, и это мне не нравилось. Мотивировалось все тем, что основу отряда составляют люди лесного маркиза.

Перед следующей операцией Мороф провел чистку своего отряда и отобрал лучших бойцов, которые согласились принести присягу барону Марану. Их семьи тут же отправились на границу. Нас стало вдвое меньше, но теперь-то, куда девать добычу, стал решать только я.

Второй особенностью предстоящей операции была возможность использования знаний профессора. Нет, необходимого нам химического оружия он пока не добыл, но зато изготовил порошок с очень интересными свойствами. В ночь операции огороженный частоколом постоялый двор спал намного крепче, чем когда-либо до этого.

Российские дворяне времен Гражданской войны поняли эту простую истину слишком поздно, а местные носители голубой крови даже не желали задумываться о том, что воюют со своим народом, то есть теми, кто делает их жизнь комфортнее. Этот постоялый двор был выбран для операции именно потому, что там работали целых три человека с революционными замашками. Причем не агенты маркиза, а родственники моих новых подданных. Диверсию они провели с удовольствием, потому что помимо денег в финале операции должны были получить путевку в «райское место» на границе империи, то есть в мое баронство.

Слуги засыпали «чудесный» порошок Руга везде, куда только можно, – от воды для каши до солдатского пива и господского вина. Известную угрозу могли представлять собаки егерей, с которыми мы, к счастью, пока не имели дела. Да только эти волкодавы умели давить мелких лесных хищников, а Хан был немного из другой весовой категории.

Перед операцией слуги указали нам место, где в частоколе были расшатаны бревна, а сами заперлись в своих каморках.

Первым в атаку пошел Хан. Через пару минут половина гулявших по двору псов была загрызена, а вторая половина разбежалась и тихо скулила, забившись в щели.

Как ни странно, на ногах оставалась парочка егерей. Схватка с ними была тихой, но яростной. Одному из наших разворотило болтом щеку. К счастью, это была единственная неприятность. Этой же ночью вскрылся еще один неприятный факт – ни «ящеры», ни лесовики Морофа совершенно не умели штурмовать здания. Нам повезло, что охранники каравана и постоялого двора громко храпели благодаря зелью профессора.

Резать сонных северян я не стал. Возможно, это было ошибкой. Забрать с собой пленников мы не могли по причине слишком большой добычи. Так что в будущем те, кого мы не зарезали на постоялом дворе, могли столкнуться с нами же в бою. И все же кровавая «предусмотрительность» была бы для меня тем шагом за грань, которого я не смогу сделать, даже если буду точно знать, что подобная щепетильность станет причиной гибели. Так уж меня воспитали родители.

Добыча с постоялого двора оказалась богатой, даже слишком – обоз вез оружие и броню. Также там имелось немного денег – пара тысяч золотых империалов. По этому поводу у меня состоялся не очень приятный разговор с лесным маркизом, но я все же настоял на своем, и самое качественное оружие отправилось на границу вместе с новыми переселенцами.

А в это время пожар народного бунта расползался по всему герцогству. В этом факте было много положительного как для лесного маркиза, так и для меня, но вновь возникли проблемы с активистами. Народ-то они подняли, но при этом решили, что могут его же и возглавить. К тому же кратким периодом нашей с маркизом размолвки воспользовались завистники из его близкого окружения – меня элементарно сдали наместнику. Об этом я узнал от одного из агентов маркиза – поваренка из замка наместника Вента. Он сумел подслушать, что наместник отдал приказ начать подготовку мощного карательного рейда на баронство Маран. Доказательств у меня не было, но кто-то из лесных лидеров предоставил наместнику информацию, в которой я выглядел основной силой повстанцев.

Около часа после получения этой информации я думал. Даже появилось желание на все плюнуть и вернуться в баронство, но все же победила логика и мудрое изречение: «Лучшая защита – это нападение».

Как ни странно, этот случай помирил меня с маркизом. Сават пошел на разговор самостоятельно. Возможно, из-за того, что понимал – меня предали его люди, или же просто он устал от вражды с единственным человеком, который его понимал.

В таких случаях решение нужно принимать очень быстро, и я его принял. Через двое суток находящийся в четырех часах хода от резиденции наместника лесной лагерь принял пять десятков новых жителей. Местный командир с энтузиазмом выслушал мой рассказ и готов был помочь людьми в атаке на цитадель, но я отказался, попросив лишь прикрыть нас при отходе.

То, что я планировал совершить, несколько расходилось с моими моральными принципами, но в данной случае киднеппинг был единственным выходом из ситуации.

Принесший тревожную новость четырнадцатилетний сирота по имени Глеф пришел с нами – именно он должен был обеспечить тихий вход в замок.

Это была, можно сказать, самая опасная часть операции. Наш отряд расположился в неглубоком овраге, готовясь в любую минуту совершить марш-бросок по заблаговременно разведанной тропе. Ко всеобщему облегчению, через час напряженного ожидания мы увидели Глефа, а рядом с ним появились не егеря маркиза Вента, а такой же замурзанный и шустрый мальчишка с лукошком в руках. Весна на севере империи уже стремилась к лету, и после недавних дождей появились ранние грибы. Именно на их уборку кастелян замка погнал всю подвластную ему молодежь. Благодаря хозяйственности кастеляна Глефу не пришлось ничего выдумывать, чтобы повстречаться с другом – таким же сиротой, как и он сам.

У парней и без революционных девизов было за что ненавидеть своих господ, поэтому они с радостью предупредили лесного маркиза об опасности и теперь готовы были впустить нас в замок.

Пока мы с юными революционерами обсуждали тонкости плана захвата замка, люди Морофа собрали полное лукошко грибов для достоверности легенды.

И вновь мне пришлось пребывать в ненавистном для меня состоянии – ожидании действия. Карательный отряд наместника пока еще находился в замке и готовился к выходу, но дело это небыстрое, и нам пришлось отойти в лагерь повстанцев, оставив возле замка дежурный пост.

Разведчики появились в лагере через двое суток, когда я уже был готов штурмовать замок, не дожидаясь ухода части гарнизона. По словам лесовиков, которые настолько обнаглели, что пошли считать выходящие из замка войска, наместник взял с собой не меньше трех сотен оруженосцев, двадцать рыцарей и две сотни егерей.

Это было и хорошо и плохо. Хорошо потому, что нам придется иметь дело с меньшим количеством защитников замка, плохо потому, что, если мы облажаемся, у поместья Маран просто не будет шансов на выживание.

Луна, словно в замедленной съемке, выползла на небосклон, но даже она двигалась быстрее, чем невообразимо тягучие сумерки, которые час назад с большим трудом погасили последние отблески дневного света.

Как же я ненавижу ждать!

Словно не желая видеть дальнейшего кровопролития, ночное светило скрылось за облаками, и мы двинулись к замку. Конечно, «штурм» начался, руководствуясь не движением облаков, а по сигналу второго послеполуночного колокола, звякнувшего в отдалении на главной башне цитадели.

Редкая цепочка из девяти «ящеров» и двадцати стрелков отряда поддержки беззвучно потекла к замку. Чуть позже к стенам цитадели подойдут еще двадцать моих бойцов и полусотня местных повстанцев для поддержки при отходе. Но на стены полезет только штурмовая группа и по десятку арбалетчиков и лучников со степными луками: арбалеты обеспечат пробивную силу, а лучники – скорострельность.

К замку мы шли без опаски – Хан обеспечивал нам практически идеальную разведку. Скользящий между кустами волк ни разу не остановился, и это значит, что врагов поблизости не было.

По совету мальчика к стенам мы подошли вдоль неглубокой канавы, по которой из замка вытекал чахлый ручеек. О том, что данная канава использовалась как канализация, нам тут же сообщил специфический запах.

Камыш, росший в этих не самых идеальных условиях, был единственным растением выше травы на всей полосе отчуждения вокруг замка. Он и позволил нам подойти к стене незамеченными. К тому же местная стража не любила ходить над канализационной трубой по вполне понятным причинам. К счастью, нас интересовала не сама труба, по которой вытекали нечистоты и техническая вода, а примыкающая к башне часть стены над канализацией.

Теперь оставалось только ждать.

Где-то через полчаса вниз упал сначала один камешек, а через минуту сразу два, с секундным интервалом. Это был сигнал от нашего маленького лазутчика.

Выров отошел от стены и, тщательно прицелившись, выстрелил из арбалета. Вслед за тяжелым арбалетным болтом ушел тонкий шнур из «паутины».

Впервые надев на себя тонкую рубаху, я решил, что столкнулся с шелком, но затем выяснилось, что в этом мире шелкопряда не знали, точнее, не умели с ним работать, а материал для местного аналога шелка давали особые пауки.

Сплетенный из паутинок шнур был легким и прочным. Впрочем, человека в броне он все равно не выдержит. Несколько секунд «паутинка» неподвижно лежала на стене, а затем, дергаясь, заскользила вверх. Вслед за нею пополз привязанный к нижнему концу шнура толстый канат с узлами. Через пару минут канат перестал дергаться, а вниз упал еще один камешек. Затянутый в серую «чешую» Выров как кошка взлетел по канату на стену, параллельно вызвав у меня приступ зависти.

Половина отряда поднялась на стену самостоятельно, а вторая с помощью товарищей. Меня тоже втаскивали на стену, как мешок с картошкой. Обидно, но сам виноват – следовало зимой больше заниматься физкультурой, а не разыгрывать из себя занятого делами помещика.

На стене меня дожидались готовые к бою воины и наш маленький помощник.

– Молодец, – шепотом похвалил я парня и, положив руку ему на плечо, почувствовал, как мальчишку колотит от страха и волнения, но, увы, приключения для него пока не закончились. Конечно, юные обитатели цитадели описали нам внутреннее строение крепости, и у каждого имелся схематический план, но ночью в незнакомом месте нам не помогла бы и самая точная схема.

– Слушай внимательно, двигаешься сразу за спиной впередиидущего. Если что, показываешь ему дорогу. Помнишь, как мы должны пройти? – спросил я у нашего проводника.

Бледный и дрожащий пацан все же нашел в себе силы и решительно кивнул.

– Молодец. Из тебя получится хороший воин. – Похвала вредна только в чрезмерном виде, а для тех, кого постоянно ругали, она является настоящим бальзамом. Мальчик моментально заулыбался.

Находившуюся прямо над нами башню нужно было зачищать. К счастью, недостаток воинов в замке вместе с другими факторами, в том числе амбре из канализации, сделали этот пост не очень популярным среди старослужащих гарнизона. Поэтому в башне находился лишь один новобранец, который к тому же забыл закрыть дверь изнутри. Так что все прошло тихо. До следующей смены стражи у нас был почти час – одновременно и мало и много.

Дальше, в соответствии с планом, жидкая цепочка из девяти «ящеров» и одного перепуганного мальчишки спустилась в тюремный дворик, примыкающий прямо к внешней стене цитадели. Из тюремного дворика имелось лишь два выхода – через ворота во внутренней стене и по лестнице в тюремный подвал.

Прямой путь нам был недоступен не только из-за толстой решетки, закрывающей арку во внутренней стене: для нашего плана предпочтительнее проход через закрытые помещения и тоннели, а не движение под открытым небом.

Пока наш маленький отряд спускался по каменным ступеням в подвал, два десятка стрелков занимали оборону на стене.

Дальше в ход пошла задуманная местными мальцами хитрость. Наш проводник с трудом задавил свой страх и вдруг громко взвыл, как одуревший от гормонов кот. По-моему, получилось не очень хорошо из-за дрожи в голосе, но, как показали дальнейшие события, вполне аутентично.

Засов на двери внизу лестницы громко лязгнул, и мелькнувший на секунду луч света закрыла кряжистая фигура.

– Задолбала, тупая скотина! А ну брысь отсюда, а то я…

Договорить, что именно он сделает с котом, довольно упитанному тюремщику мы не дали – Выров завершил его монолог ударом кинжала в шею. Два напарника уже мертвого стражника только успели вскочить с топчанов и тут же рухнули обратно, заливая свои постели кровью из рассеченных хлесткими ударами казацкой шашки лиц.

Открыв тяжелый засов на противоположной от входа в дежурку двери, мы спустились в местное царство боли, страха и отчаянья.

Подвал цитадели был не только меньше, но и намного грязнее тюремных «покоев» под императорским дворцом, и я невольно по-доброму вспомнил горбуна Домо, который превратил свое хозяйство в уютный пансионат.

Здесь же имелось все разнообразие «ароматов» настоящей тюрьмы, которым мы успели «насладиться» в полной мере, пока шли по длинному проходу между двумя рядами железных и очень узких клетушек. Прихваченные в сторожке факелы давали чадное пламя, и в его неровном свете картина становилась еще непригляднее. За решетками на грязной и сырой соломе лежало десятка три оборванцев. Выяснять, кто из них политические, а кто маньяки-убийцы, у меня не было ни желания, ни времени, и мы просто прошли мимо.

В конце прохода, у каменной лестницы наверх, мое внимание все же отвлекла странная картина – последние несколько клетушек отсутствовали, оставляя свободным место, которое явно использовалось как пыточная. Несмотря на поздний час и отсутствие палачей, к столбу, вкопанному посреди площадки, был привязан один из узников. На его могучих плечах змеились кровавые рубцы от плети, а седина волос была густо сдобрена кровью. Что-то в фигуре пленника показалось знакомым, но за спиной гулко ударило, а это значило, что наша операция перешла в суперактивную фазу, поэтому все посторонние мысли моментально вылетели из головы.

Чтобы вскрыть тюремные двери с противоположной от засова стороны, я решил воспользоваться приемом из арсенала земной полиции – маленьким переносным тараном.

Задумка удалась на все сто – засов был сделан из дрянного металла, так как его просто выдавило из ушек крепления. В следующей двери от удара тарана в крепких руках двух «ящеров» весь блок запирающего устройства просто вылетел из прогнившего дерева, а что случилось с третьей преградой, я рассмотреть не успел.

Мы всей гурьбой вылетели в большое караульное помещение и столкнулись с двумя десятками воинов. Их было в два раза больше, чем нас, но тут сказалось преимущество внезапности, лучшее бронирование и выучка. Хотя какая там выучка. К моему глубокому разочарованию, «ящеры» вели себя как толпа варваров. К счастью, стоящие на карауле в переходе между казармой и тюрьмой воины бились еще хуже, за исключением десятника, но и его мы буквально задавили массой.

Выудив перепуганного мальчика из дальнего угла, мы двинулись дальше. Идти стало немного проще, потому что на стенах временами попадались спиртовые лампы. Так что факелы можно было выбросить, тем самым освободив руки.

Вслед за караулкой шла одна из восьми казарм, расположенных по периметру крепости. Длинный коридор с рядом дверей, ведущих в казарменные помещения, мы пролетели пулей, и тут в дело вступил Руг. Внешне профессор отличался от других «ящеров» только большой сумкой с ремнем через плечо. Сейчас он шел в арьергарде и щедро разбрасывал позади себя стеклянные колбы. Стекло разбивалось, а на полу и стенах коридора расползались синие пятна, тут же испаряющиеся облаками дыма.

В дело пошел первый вариант местного аналога слезоточивого газа – жутко вонючая и, возможно, ядовитая гадость. Степени ядовитости мы не проверяли, но в узких коридорах дым и без яда способен убить много вражеских бойцов. Не совсем честная война, но в данной ситуации это было меньшим злом.

Наконец-то казарменный коридор закончился, и мы, проскочив пустую столовую для солдат, выбежали во внутренний дворик у стены донжона. Свежий воздух после тюрьмы и казармы был сладостен и упоителен. Луна заливала все вокруг серебристым светом, а ночь начинала оживать. Пока еще никто не ударил в набат, и в редких криках местных обитателей слышались больше вопросительные интонации, чем встревоженные, но до объявления тревоги оставались считаные минуты, и мы не должны были их упустить.

Стена донжона выглядела в лунном свете практически монолитной, но мальчик тут же увлек нас за угол, выводя к вожделенному входу в громаду центрального здания цитадели.

Сквозь большую кухню отряд пробежал за несколько секунд, и мы буквально ввинтились в лестничную спираль, поднимающуюся к покоям господ. И вот тут легкая часть нашей прогулки закончилась. Идущий первым «ящер» выскочил с лестницы в коридор и получил арбалетный болт в руку. Увы, в отличие от черной, серая «чешуя» не смогла выдержать удара арбалетного болта. Проверять, сможет ли болт пробить усиленную грудную часть серой «чешуи», я не стал, поэтому остановил движение отряда и отправил раненого бойца вместе с мальчиком назад. За тылы мы могли пока не беспокоиться – Руг уже создал дымовую завесу и на кухне, и в нижней части винтовой лестницы. Если прислушаться, оттуда уже доносился кашель и ругань погони.

Топтаться за углом коридора было бессмысленно, так же как и рисковать бойцами, поэтому я, совершив резкий рывок, перекатился через голову – благо броня позволяла подобные акробатические этюды – вскочил на ноги и… получил сильный удар в плечо. Сразу выяснились многие нюансы: арбалетчик был очень метким парнем, а черная броня оказалась значительно крепче серого аналога, также стало понятно, что я в состоянии перепуга теряю всякое человеколюбие.

Удар в плечо развернул мое тело вокруг своей оси, но я не стал восстанавливать равновесия, а завершил разворот и рубанул клинком в слегка онемевшей руке по шее стражника, который так и не успел поднять арбалет для своей защиты. Тонкая кольчуга, свисавшая со шлема на плечи стражника, разошлась, как бумага, и шашка проскрежетала по позвоночнику стрелка. Как воин он наверняка был намного сильнее меня, но мне досталась более крутая броня – такая вот несправедливость получилась. Арбалетчик лег на пол возле своего оружия, а я свалился на четвереньки чуть дальше, перелетев по инерции через упавшее тело.

«Ящеры», не задерживаясь, перескочили через меня и с ходу выбили нужную нам дверь, вместе с телами двух стражников. Защитников господских покоев они убили, уже лежа на них сверху.

Спальни маркиза и его детей мы захватили моментально. Задержка получилась только с покоями старшего сына – шестнадцатилетний пацан успел сорвать со стены длинный кинжал, но смог лишь немного поелозить им по «чешуе», пока его не скрутили.

Жену маркиза – стройную и подозрительно молодую женщину – мы повязали еще сонной, так же как и младшего сына, а вот двухлетняя дочка подняла такой ор, что наверняка разбудила в цитадели всех, кто еще не проснулся.

Я влетел в комнату девочки, ожидая худшего, – увечье любого члена семьи сделает маркиза моим кровником до конца жизни. К счастью, причиной вопля был лишь детский испуг.

– Иди в коридор и помоги другим, – скомандовал я застывшему возле детской кроватки «ящеру».

Да уж, серый чешуйчатый монстр с мордой насекомого выглядел в глазах ребенка воплощением самых жутких кошмаров.

«Ящер» кивнул и пулей вылетел из спальни.

Черный монстр ей тоже не понравился, и девочка перешла на ультразвук.

– Так, теперь ты, – ткнул я пальцем в сторону забившейся в угол служанки. – Успокой ребенка. Встаньте возле окна – и не вздумай выходить в коридор! Поняла?

Дождавшись ответного кивка, я резким ударом приколол кинжалом к двери послание маркизу и выскочил в коридор. Там уже заканчивали паковать три тела. В обоих сыновей маркиза и его жену Руг предварительно залил своего сонного зелья, поэтому они шевелились уже довольно вяло, а через несколько минут вообще превратятся в неподвижный и, что самое важное, удобный для переноски багаж.

На лестнице послышался приближающийся шум – это, кашляя и чихая, по ступеням ползла охрана замка.

– Уходим, – крикнул я «носильщикам» и побежал по еще раз свернувшему под прямым углом коридору. К этому времени стресс превратил нашего юного проводника в еще один предмет багажа, и его тоже пришлось нести.

Где-то посредине длинного пролета коридора с наружными окнами двое «ящеров» уже закрепляли на подоконнике длинную веревку.

Дождавшись моего кивка, один из них выпрыгнул в окно и, едва притормаживая свой полет, ухнул вниз с высоты четвертого этажа. Точнее – третьего, потому что под нами располагалась крыша одноэтажного барака. На финише массивный «ящер» не стал особо замедляться и буквально пробил собой крышу. Этого в планах не было, но тоже неплохо – не придется тратить время на вскрытие кровли.

Следом за первым «летуном» по очереди спустились еще два бойца, а затем пришел мой черед. Скалолаз из меня был аховый, так что спуск выглядел довольно позорно, особенно по сравнению с предыдущими «исполнителями».

Пока я добирался до крыши, мимо с пугающей скоростью пронеслась жена маркиза, упакованная в настенный гобелен, – то, в чем она спала, одеждой назвать было нельзя. Я даже невольно посмотрел вниз, ожидая, что «поклажа» шмякнется о черепицу крыши, но парни знали, что делали, – внизу пленницу аккуратно принял «ящер» и передал ее дальше через пролом.

Когда сверху последней ходкой спустили Руга, мое самолюбие немного воспрянуло – я-то проделал этот путь самостоятельно, а не в виде «чемодана».

Арьергард нашего отряда в виде двух совершенно неотличимых друг от друга «ящеров» вылетел из окон донжона вместе с клубами дыма и приземлился уже внутри барака, предварительно проделав в крыше две новые дыры.

Через поднятую их жестким приземлением пыль я рассмотрел огромные чаны и столы с грудами белья – все шло по плану, и дальше нас ждало передвижение по длинному помещению прачечной, плавно переходящей в склад.

Как и на верхних этажах, в прачечной хватало окон, поэтому свет луны обеспечивал хоть какую-то видимость. И все же я сделал зарубку в памяти о том, что ходить в ночные рейды нужно более подготовленным. Воспоминания о ночном зрении в теле дари натолкнули на мысль сходить в гости к местным целителям. Но это все потом.

Двери в склад были плевыми, так что мы вывалили их просто крепким ударом ноги, да и другого варианта у нас не было – мини-таран остался еще в казарме.

Последней преградой на нашем пути оказалась хлипкая решетка на окне складского помещения, в котором хранилась поврежденная конская сбруя и разный металлолом, так что защита здесь была слабенькая. Решетка вылетела наружу и со звоном заскакала по мостовой.

Мы вновь оказались под открытым небом как раз у подъемной решетки, перекрывающей выход на тюремный двор. Таким образом, наш путь замкнул своеобразный круг.

Решение оказалось верным – вся охрана замка, встав нам на «хвост», сейчас пыталась пройти через задымленные участки прачечной и склада. Минут через десять они поймут, что их обманули, и пойдут в обход, но к этому времени мы будем уже далеко. Вопли и ругательства раздавались уже по всей цитадели, но поблизости от нас пока было спокойно.

Решетка, закрывавшая небольшой арочный проход в тюремный двор, поднималась простым воротом у стены, так что на открытие пути ушло несколько секунд. «Грузчики» под прикрытием стрелков на внешней стене тут же поволокли пленников в сторону захваченной нами башни. Честно говоря, я опасался, что застану на стене бой между отрядом заслона и защитниками цитадели, но мы вошли и вышли так удачно, что все внимание гарнизона сейчас было приковано к донжону и пути нашего отступления.

Операция подходила к финишу. Мне и четырем «ящерам» оставалось лишь дожидаться, пока профессор забросит последние баночки в окно склада, а остальные члены диверсионного отряда уже спускали пленников с внешней стены. Возможно, именно эта легкость заставила утихнуть адреналиновый шторм в моих венах, и в мозгу тут же всплыло воспоминание о странно знакомом пленнике в подвале.

– Руг, оставь пару баночек!

– Ты что думаешь, у меня здесь их целый воз?! – вызверился пребывающий на взводе профессор, но все же протянул мне две похожие на лабораторные колбы склянки.

– Все, давай на стену.

– А ты? – тут же насторожился профессор.

– Бегом! – разозлился я и повернулся к четверке молчаливых бойцов. – За мной.

Не особо оглядываясь, наш маленький отряд нырнул в темный зев подвальной лестницы.

Прихваченные в дежурке факелы позволили еще раз хорошо рассмотреть все, что творилось в местных казематах.

Путь к пыточному «уголку» занял считаные секунды, но и это было очень много. Я уже начал жалеть, что ввязался в эту авантюру. Но как только желтое пламя факела осветило лицо пленника, все сожаление куда-то улетучились.

– Твою ж мать, косолапый!

Вот уж чего не ожидал, того не ожидал.

Привязанный лицом к пыточному столбу, избитый и сильно постаревший пленник оказался сотником «медведей» Выиром Дирной, который даже в таком состоянии умудрился метнуть в меня яростный взгляд.

Ага, понятно – называть «медведей» косолапыми чужим не рекомендуется. За такое они могут зашибить, даже находясь на пороге смерти.

– Отвязывайте его, – скомандовал я двоим «ящерам» и, махнув остальным, быстро вышел в проход между клетками.

С ключами здесь не сильно заморачивались, и клетки открывались с помощью рычагов под потолком. Надсмотрщик, стоя посреди прохода, легко дотягивался до нужного ему рычага, а вот пленники, естественно, такой возможности не имели.

– Эй, косолапые! – крикнул я во мрак дальней части клеток. В пяти клетушках обозначилось движение, и к прутьям со злобным рыком рванули косматые тени. Я же, улыбнувшись, повернулся к своим бойцам. – Этих выпускаем, остальные пока подождут.

Клетки открывались с противным скрежетом, но «медведи» не спешили нападать на оскорбившего их незнакомца – они всегда отличались умом и быстро сообразили, что дело всегда важнее слов.

Дождавшись, пока пара «ящеров» с сотником на руках и пятерка пошатывающихся от слабости «медведей» добралась до лестницы наверх, я кивнул двум оставшимся бойцам и побежал к выходу. Скрежет металла за моей спиной возвестил остальным узникам, что и к ним пришла свобода. Дружный вопль заметался под сводами подземного зала, вот только радовались они рано – бескорыстия в моих действиях было мало.

Отсутствовали мы вроде недолго, но ситуация в тюремном дворе изменилась кардинально. Стрелков на внешней стене и в башне стало значительно больше – похоже, лесовики решили поддержать моих парней. И это было очень плохо – ведь предстоит еще отступать, что сделать такой толпой будет значительно сложнее. Впрочем, поднялись они не просто так: между внутренней и внешней стеной шла перестрелка. Пока выигрывали лесовики, но скоро на помощь стрелкам цитадели подтянутся их коллеги, и станет очень жарко.

– Всем вниз! – заорал я, ускоряясь в сторону башни. В повороты башенной лестницы я буквально ввинтился, царапая «чешуей» стены.

Когда мне все же удалось попасть наверх, лесовики уже начали скатываться по веревкам вниз. Но самих веревок было слишком мало, а по внешней стене к «нашей» башне уже бежала толпа хорошо вооруженных стражников.

– Твою ж мать, – непонятно для подчиненных выругался я и тут же добавил на имперском: – «Ящеры», перекрыть стену!

Четверка бойцов в «чешуе» тут же встала парами в два ряда и, как пробка, закупорила проход противнику к месту спуска лесовиков со стены.

В схватку я не лез – тренировки в баронстве и бой на холме показали, что великим бойцом мне не стать. Времени на изнурительные тренировки, которые, возможно, сделают из меня супермечника, просто не было. Притом всегда присутствовало то самое неприятное «возможно», так что не было смысла и стараться. Курат вколотил в меня некоторые рефлексы, на этом мой путь к званию великого фехтовальщика заканчивался. Единственным преимуществом оставалось лишь нестандартное мышление. Это помогало в тактике, это же должно сработать и в прямом столкновении с врагом лицом к лицу.

Заметив моток веревки на стене, я остановил спешащего к заслону «ящера». Присмотревшись, удалось понять, что это был Выров.

– Быстро отмеряй две веревки чуть ниже половины стены, один конец закрепи на зубцах, а с другой стороны сделай петлю.

– Понял, – кивнул бывший казак и начал работать с веревкой.

К этому времени большая часть лесовиков успела спуститься вниз, а меньшая продолжала обстреливать внутреннюю стену.

Некоторое время события проходили мимо меня – четверка «ящеров», сменяя друг друга, рубилась на стене, а Выров работал с веревкой. Мешать сработанным парам воинов было глупо, а в вязании узлов я не силен, так что нужно было хоть чем-то себя занять. Под ногами возле тела лесовика лежал длинный лук, его-то я и подхватил.

Минут десять назад вся масса защитников цитадели была согнана к донжону, теперь же все они собрались вокруг нас. Врага было неприятно много. Некоторые пытались пройти по наружной стене и натыкались на заслон. С другой стороны кто-то долбил заклиненные двери в башню. Через арку внутренней стены на тюремный двор вбегали все новые мечники, но и им ничто не светило – башню мы заблокировали наглухо.

Серьезную опасность представлял только постоянно увеличивающийся отряд лучников и арбалетчиков на внутренней стене. Вот ими я и занялся, предварительно сбросив на головы собравшихся во дворе врагов ампулы профессора, о которых я почему-то забыл при последнем посещении подземелья.

Дым начал расползаться среди толпящихся внизу пехотинцев, которые не знали, что им делать, парочка от бессильной злобы даже метнула в лесовиков и меня свои мечи. И тут ситуация во дворе изменилась – из ведущей в подвал лестницы выплеснулась группка оборванцев. Было непонятно, чего они так долго ожидали. Опьяненные свободой заключенные врезались в массу воинов и практически моментально погибли.

Казалось, что полегли все арестанты, но через секунду стало видно, что это не совсем так. Через массу одетых в добротные кольчуги пехотинцев, старательно огибая дым, словно игла сквозь ткань, прошел единственный выживший арестант. Оставляя за собой целую полосу оседающих на землю врагов, он выпрыгнул из толпы под самой стеной и застыл, прижавшись спиной к камню. Похожий на скелет и оттого казавшийся высоким боец сжимал в обеих руках по короткому мечу.

А парень славно дерется!

Пока скопившиеся внизу защитники цитадели приходили в себя, я успел не только принять решение, но и перебросить одну из оставшихся бесхозными веревок с внешней стороны стены на внутреннюю. Шустрый арестант как белка вскарабкался наверх и тут же обрезал канат за собой мечом, который при подъеме держал в зубах. Он на секунду застыл на стене, словно думая, не покуролесить ли еще и здесь, но, повинуясь моему кивку, нырнул за зубцы стены вместе с последними лесовиками. Ну а я вернулся к вопросу о стрелках на внешней стене.

В лучников на не такой уж далекой стене я успел выстрелить всего три раза, а затем почувствовал, как вязавший узлы Выров ткнул меня в бок. На стене оставались лишь «ящеры» и тела лесовиков. Можно было сказать, что сами виноваты: ведь не создай они на стене столпотворения – мы все уже давно бежали бы по лесу. С другой стороны, они ведь пришли спасать зарвавшегося от безнаказанности барона.

– Так, – обратился я к своему напарнику в предстоящем трюке. – Петлю под мышки. Держим оборону десять ударов сердца – и прыгаем со стены.

– Чего? – Едва видимые в разрезе маски глаза Вырова округлились от удивления.

– Выполнять!

Переспрашивать он не стал и, набросив петлю на себя, затянул ее под мышками. Мне оставалось последовать его примеру.

– Уходите, – рванул я за плечо заднюю пару четверки защитников стены.

Они спорить не стали и, отскочив назад, скользнули за зубцы стены по оставленным отступающими канатам. Количество стрелков на внутренней стене резко увеличилось, и стрелы посыпались на нас дождем. «Чешуя» защищала хорошо, но ощущение все равно было неприятным, а ведь противник мог подтащить и тяжелые арбалеты.

В ответ на мой приказ оставшаяся пара провела атаку на закрывшихся щитами противников, а затем отступила за наши с Выровом спины.

Так, теперь начинаем считать.

Раз, два… левый клинок уводит короткий меч противника в сторону, а в щит мы бьем плечом. Три, четыре… удар получился удачным – стражника отбросило назад на ожидающих своей очереди товарищей. Мой напарник тоже неплохо справлялся со своей задачей, но было видно, что, при всей крутости бывшего казака, до того изможденного арестанта ему далеко. Пять, шесть… какая-то сволочь ткнула копьем поверх качнувшихся назад товарищей и едва не угодила мне в смотровую щель маски. Семь, восемь… уход в сторону и взмах руки – я зажимаю под мышкой наконечник копья стражника во втором ряду и упираюсь в щит вставшего на колено переднего бойца.

Девять, десять… копейщик держит оружие крепко, и это хорошо – в рядах противника образовывается куча-мала, а я, отпустив копье, отскакиваю назад.

Время!

Стараясь добежать именно до того зубца, за который закреплена моя «страховка», я едва не запутываюсь в кольцах каната. Идея, честно говоря, довольно тупенькая.

Никогда не прыгал с «тарзанки» и уже не буду, особенно такой – без резиновой страховки. Короткий полет заполнил мозг животным страхом, который тут же смыла боль, когда веревка резко сжала грудь даже сквозь броню.

Я оказался висящим боком к земле и только потому заметил, что Выров, во-первых, явно не умеет считать, а во-вторых, умудрился позволить врагу срезать его страховку. Думать было некогда – сработали рефлексы. Пока «ящер» прыгал и пролетал шесть метров до меня, я сумел оттолкнуться от стены назад и в сторону. Этот пируэт закончился объятиями с Выровом. Боль в груди стала невыносимой, но был и положительный момент: отпала необходимость в поиске кинжала – веревка лопнула, и мы рухнули вниз, пролетев еще шесть метров.

Все, геройствую в последний раз, потому что подвиги – это не только красиво, но и до жути больно. Рядом моментально появились «ящеры» и хотели сразу утащить нас в лес, но я вырвался и постарался найти свои шашки. Бойцы справились с этим лучше меня и, не задерживаясь, поволокли своего не очень умного командира прочь от стены, откуда в нас уже стреляли.

Короткая перестрелка между стеной и лесом закончилась вничью, и мы наконец-то нырнули в темную сень деревьев.

Дальше егеря из замка, конечно, ринутся в погоню, которая нарвется на засады лесовиков, – начнется местная национальная игра в жмурки. Единственным козырем егерей в такой игре были собаки, но и на этот случай у меня имелся не просто туз, а неожиданный джокер.

– Хан, – прохрипел я и тут же закашлялся, но волку этого хрипа оказалось достаточно.

Пепельная тень вынырнула из кустов, заставив буксирующих меня «ящеров» напрячься.

– Хан, – стараясь, чтобы до волка все дошло правильно, я говорил коротко и медленно. – Собаки. Наш след. Не пустить. Прикрыть.

Похоже, я перестарался. Хан посмотрел на меня как на идиота, презрительно фыркнул и исчез в кустах. Да уж, что-то с этим волком не так – очень уж умный.

Окончание ночи запомнилось плохо – похоже, падая, я что-то повредил. Следующий день хоть и воспринимался немного лучше, но однообразие лесного марша все смазывало в единый ком. Но по крайней мере «ящеры» уже не волокли меня на себе.

Полное восприятие мира вернулось ко мне вместе с теплом женских рук. В этот момент мы встали на бивуак в небольшом селении лесовиков, где местный предводитель повстанцев нашел травницу с явными задатками целительницы.

Я не знал, кто она такая, но как же было хорошо!

В этом мире я не новичок, но в руках целителя оказался впервые. Конечно, раньше приходилось пользоваться эликсирами, которые варили эти подпольные маги, но ничто не сравнится с прямым контактом. Руки женщины словно напитали мою грудь теплом, и впервые за сутки у меня пропало постоянное желание откашляться. Также немного ушла стягивающая грудь боль.

– Вот и хорошо, – улыбнулась знахарка, и улыбка сделала ее лет на десять моложе.

В ней не было ничего особенного – каштановые волосы, карие глаза, немного островатые черты лица, но средних лет женщина принадлежала к тому редкому типу, которому красота была не очень-то нужна: ее вполне компенсировало обаяние.

– Спасибо, волшебница, – поблагодарил я знахарку и совершенно искренне поцеловал ей руку. Попытка встать хоть и не закончилась приступом боли, но вызвала слабость.

– Но-но, – придержала меня женщина. – Бегать за женщинами, ваша милость, вам пока рано. У вас трещины в двух ребрах и чуть помято легкое. Трещины я укрепила, но нужно еще немножко попить настоев.

Вот так всегда! Опять горькие эликсиры, а как все хорошо начиналось.

Подлатав меня, знахарка занялась Выиром и другими «медведями», а вот кое-кого из раненых она обошла стороной. Только благодаря странному поведению знахарки я заметил в тени дома напротив приютившего нас сарая того самого арестанта, который пробился из казематов следом за нами. Сейчас изможденный, но очень шустрый узник самостоятельно бинтовал себя обрывками грязной одежды.

Интересно девки пляшут. Вернув на тело рубаху и верхнюю часть «чешуи», я решил прояснить возникшую ситуацию.

Первые ответы на свои вопросы я получил, не доходя до колоритного персонажа. На лбу под слипшимися космами худого, как жертва концлагеря, мужика «красовалось» большое клеймо. Не помню откуда, но я знал, что оно означает. Это был знак «убийца». Причем давалось подобное «украшение» либо профессиональным киллерам, либо непрофессионалам, по тем или иным причинам убившим много людей. Военные в этом мире конечно же причислялись к героям, а не убийцам. В том, что это не маньяк, я не сомневался – здесь таких классифицировали как одержимых бесами и сразу же вешали, а тела сжигали. Тогда кто же он такой и за что угодил в тюрьму наместника? Что-то мне говорило, что эту тайну я узнаю не так уж скоро.

– Как тебя зовут?

Бывший узник выдержал паузу, а затем поднял голову и посмотрел мне в глаза. Взгляд был слегка безумным, меня даже немного пробрало.

– Как назовешь, так и будет.

Спорить я не стал, а его вид в сочетании со взглядом вызывал только одну ассоциацию.

– Будешь Шипом.

В ответ вновь поименованный Шип пожал плечами.

Говорить нам было не о чем, поэтому я оставил его в покое. А вот ситуация с прозвищем навела на определенные мысли. Сегодня мы занимались не самым благородным делом, и что-то мне подсказывало, что в дальнейшем может быть еще хуже. Так что следовало ввести некие элементы конспирации во избежание мести со стороны пострадавших. В этом мире прозвища носили только бандиты. Впрочем, мне уже давно было плевать на все традиции.

Целительница к этому времени закончила с «медведями» и теперь возилась с Ругом, который все же умудрился где-то повредиться: увы, казацкий чуб не сделал бывшего профессора суперменом. Но никакие повреждения не мешали Ругу строить целительнице глазки.

Ох, и огребет этот ловелас от Никоры, когда вернется домой.

– Красавица, – обратился я к целительнице, – если вы закончили с этим охальником, не могли бы помочь вон тому несчастному.

Целительница проследила за моим жестом и, увидев Шипа, вдруг разозлилась.

– Я не стану возиться с этим уродом, – отрезала женщина и с вызовом посмотрела на юного барона, решившего, что ему здесь все позволено.

Это она, конечно, зря. По тому, как настороженно напряглись люди вокруг нас, они, в отличие от целительницы, знали меня лучше.

– А если я очень попрошу? – пришлось мне добавить холодка в голос.

– Вы считаете, что можете приказывать служительнице святой Енны? – Целительница попробовала встать в позу. Она почему-то решила, что юный барон тут же должен был проникнуться благоговением или же, наоборот, впасть в истерику.

– Святая Енна в своей великой любви лечила бедных и богатых, добрых и злых, прекрасных и уродливых. Она почитала жизнь и не знала страшнее греха, чем брезгливость и презрение.

Бороться с религиозными фанатиками можно только цитатами из их же священных книг, и никак иначе. Ни логика, ни красноречивые примеры таких людей не убеждали. Это правило работало в обоих мирах, поэтому за долгую зиму я успел проштудировать «Жития святых» – главную книгу местной религии. Не скажу, что заучил все цитаты, но некоторые запомнил. К тому же главный девиз Дарительницы Здоровья меня впечатлил как слогом, так и смыслом.

Судя по расширившимся глазам целительницы, которая считала себя мудрее только по той причине, что она вдвое старше юного барона, мои слова ее впечатлили. Женщина покраснела и молча отправилась лечить убийцу. И это при том, что в ее характере кротость даже проездом не задерживалась. С моими приказами или уговорами она спорила бы до хрипоты, а вот против цитаты из святой книги даже не заикнулась.

Впечатлив всех окружающих, в том числе и «медведей», я направился к Выиру Дирне.

Сотник сидел в окружении пятерки своих подчиненных и выглядел довольно противоречиво, что он и выразил словами:

– Я, конечно, благодарен за спасение, но если ваша милость еще раз назовет меня косолапым, то будет беда.

Я уже давно понял, что совершил ошибку: «медведя» нужно было играть вслепую. Меня оправдывала лишь неожиданность встречи и взвинченные штурмом нервы. Теперь же приходилось вскрывать карты, иначе договориться с «медведями» не получится, а они мне очень нужны.

– А что, если я скажу, что у меня есть право на такие слова?

– Похоже, мы не поняли друг друга, – набычился Выир вместе со всем своим «выводком».

Говорить дальше я не стал, просто ослабил ворот «чешуи» и вытащил наружу шнурок с кольцом Рольда Сакнара.

Сначала Выир прищурился, а рассмотрев перстень, распахнул глаза до нереальных размеров:

– Березовое дупло! Ты…

– Стоп! – прервал я фразу «медведя» и поманил его за собой.

Выйдя из сарая, я тихо, но быстро объяснил все, что ему можно было знать:

– Да, я внебрачный сын Рольда Сакнара, и да, он говорил, что мне можно рассчитывать на вашу помощь. Да и косолапым разрешил назвать. Осенью генерал прислал письмо с кольцом, а вас я видел несколько раз в столице. – Врал я самозабвенно и уже тогда предчувствовал, что эта ситуация вылезет мне боком. – Выир, никто не должен знать о моем родстве с Сакнаром. Я и сам не уверен, что хочу быть его сыном, так что не стану претендовать на услуги с вашей стороны.

– Ха, – выдохнул сотник. – Вот я влетел! Не только не смог помочь сыну генерала, так еще и долг удвоил. Ладно, будем как-то рассчитываться. С этой минуты можешь называть косолапым и меня, и моих парней.

Обалдеть, какая честь!

Прямолинейность и наивность старого сотника просто убивала. Еще задумывая эту аферу, я догадывался, что ничего, кроме неприятностей, подобный сюжет индийского кино мне не принесет. Ладно, попробуем получить «хоть шерсти клок».

– Сотник, одолжишь своих людей, пусть поднатаскают мой отряд?

– Да легко, – благородно «соизволил» Выир.

Под шумок откровенного разговора я вытянул у него историю пленения отряда «медведей». Сотня Выира была направлена на север еще в начале весны этого года. Из герцогства приходили нехорошие слухи, и императрица повелела разобраться. Увы, разбираться было поздно – герцог Увиер уже начал мятеж, и сотня Выира на полном ходу влетела в западню. Старый сотник так спешил, что с конным конвоем далеко опередил основную часть передвигающихся на телегах «медведей». Взяли их не очень чисто – из двух десятков бойцов конвоя выжили лишь пятеро. Выир накрошил маленькую горку оруженосцев, но в конце концов получил булавой по голове. В застенках цитадели он сидел в основном молча, а если и говорил, то разные гадости, за что и был бит у столба значительно чаще остальных.

Толку от него сейчас было ноль как интеллектуально, так и физически, но кое-какую пользу «медведь» все же принес, точнее, принесли его подчиненные.

Выжившие «медведи» оказались «летунами». Впрочем, это я понял еще при первом знакомстве – в стандарте лесные спецназовцы этого мира имели классическую косую сажень в плечах, а эти экземпляры хоть и не выглядели задохликами, но до знаменитых медвежьих статей не дотягивали. Меньшие габариты позволяли им не перенапрягать лошадей и выполнять обязанности посыльных и конного конвоя. Но подобные недостатки не отменяли того, что они были «медведями» в полном значении этого слова.

Новые инструкторы сразу же жестко взялись как за «ящеров», так и за группу поддержки Морофа. Бывший бандит пару раз пытался качать права, но один из «медведей» в честном бою слегка покатал его по траве, и Мороф успокоился.

В основной лагерь революционеров я решил не ехать, а обосновался на лесной базе в дне пешего марша от ставки лесного маркиза. Пленники остались со мной – переговоры с наместником я оставил на лесного маркиза, а вот гарантию безопасности своего баронства решил держать поблизости.

О том, что моя задумка удалась, через двое суток сообщил гонец от Кардея – наместник развернул свой карательный отряд, не дойдя до города покойного графа Довлона.

Нельзя сказать, что пленники доставляли много проблем, но хлопот с ними все же хватало. И эти хлопоты были довольно специфического свойства. Старший сын наместника сразу дал рыцарское слово удержаться от побега и в дальнейшем мирно разгуливал по лагерю в ожидании решения отца. Младший тоже поклялся и на следующий же день сбежал, вот только бегал он недолго и быстро вернулся в лагерь, с воплями пробежав изрядное расстояние через лес впереди Хана. После этого малец прекратил вылазки за пределы лагеря и начал портить нервы всем окружающим уже внутри охранного периметра. Когда его проказы переходили определенную черту, я посылал Хана, и волк всюду ходил за мальчиком в качестве конвоя. Через пару минут такого сопровождения пацан начинал заикаться и прятался в темный угол. Затем мне становилось его жалко, волк покидал свой пост, и… все начиналось сначала.

А вот с молодой женой пожилого наместника вышла промашка. Она не была матерью обоим сыновьям маркиза и родила ему лишь дочь. Познакомившись с этой особой ближе, я почему-то догадался, что, потеряй мы ее где-то в лесу, наместник не очень-то обидится. Дамочка оказалась похотливой, как кошка. Мне проблемы были не нужны, поэтому, в первый же день выудив ее из кустов с молодым лесовиком, я объявил по лагерю, что лично кастрирую любого, кто поведется на чары маркизы. По улыбкам народа стало понятно, что, в отличие от моих бойцов, местные революционеры не очень-то опасаются баронского гнева. Поэтому я добавил, что лишать наследства блудливых кобелей будет Шип, и все как-то сразу прониклись важностью сообщения.

С Шипом вышла отдельная история – он наотрез отказывался говорить о своей прошлой жизни, но из лагеря не уходил и все приказы выполнял. Мало того, после ссоры с группкой наглых лесовиков он тупо зарезал двоих и до икоты испугал остальных. Пришедших ко мне за справедливостью революционеров я спросил: какого демона они полезли к человеку с таким клеймом на лбу? Не услышав ответа, добавил, что за дальнейшие убийства Шип не понесет никакого наказания. Несколько суток общения, а точнее, «молчания» с этим человеком показали, что ему глубоко плевать на окружающий мир и нападать на кого бы то ни было первым он не станет.

Неожиданная польза от Шипа случилась во время тренировки «медведей» с «ящерами». Шип проходил мимо и неожиданно для всех сделал замечание. Его пригласили поучаствовать, и он «поучаствовал». Как результат – два перелома и куча синяков, причем не у Шипа. В сторону «медведей» он лишь презрительно фыркнул, а вот «ящеров» обозвал сбродом.

Можно сказать, что это событие послужило началом переформирования моей гвардии. При разборе ситуации Мороф нагло скалился, «ящеры» матерились, а Выир с «медведями» почему-то смущенно вздыхали. Обсуждение закончилось тем, что на свет появилась новая девятка облаченных в «чешую» воинов. Точнее, семерка, потому что я и профессор получали броню вне очереди и без экзаменов. Тут же мне в голову пришла идея применить практику с прозвищами, – народ немного повозмущался, но смирился.

Первым номером после своих художеств шел сам Шип. Далее в «ящеры» попали два казака – Выров, получивший вполне справедливый позывной Змей, и молодой здоровяк Копыто. Оба продолжали носить «оселедцы» и сами же выбирали себе позывные. Затем я с разрешения Выира привлек самых шустрых и мелких из «медведей» – русого крепыша с простоватым лицом и черноволосого говоруна. Первый получил позывной Сом, потому что здесь эта рыба была символом молчунов, а второй был назван Барсуком – именно это животное в местном фольклоре выделялось как жуткой ленью, так и абсолютной наглостью.

Шестым к нам самостоятельно напросился тот самый рыцарь-убийца любовников, и, как ни странно, был молчаливо одобрен Шипом. Прозвище дворянин получил благодаря собственному гербу – грифон являлся персонажем местной мифологии и когда-то красовался на щите нашего беглого рыцаря.

А вот в целесообразности последнего назначения сомневались все, кроме меня. Седой, но еще крепкий мужик почти всю жизнь прослужил стражником, но под конец карьеры взял деньги не у того, у кого надо, поэтому быстро поменял верную службу на долю революционера. Позывной ему придумали быстрее всего и без особых изысков – через все лицо стражника шел жуткий шрам.

Шрама я ввел в наш коллектив, потому что видел, как неуклюже двигались «ящеры» в помещениях. «Медведи» в этом случае нам не помогут, а вот опыт стражника, всю жизнь прожившего в городе и выковыривавшего преступников буквально из щелей, может прийтись очень кстати.


Ополченец | Заблудшая душа. Диверсант | Охотник на нелюдей