home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Деревянной походкой я спускался к машине, сжимая в руках дорогие, во всех смыслах, бумаги. Какая-то мысль все крутилась в голове, некая несообразность, незавершенность произошедшего. Задумавшись, ошибаюсь с дверью лимузина – на сиденье с ближней от меня стороны спит медикаментозным сном горе-юрист, закрепленный в кресле ремнем безопасности. Впрочем, обойти машину не сложно, да и над моей оплошностью вышколенная прислуга зубоскалить не станет.

В дороге приходит понимание большей части общей картины. Всему виной моя оценка финансовых средств. Для меня два миллиона, заплаченные за титул, просто дикая сумма. Но так ли она велика на самом деле, чтобы связывать представителя высшей аристократии магическими путами и продавать родство с аристократией? Что, если титул – приманка для обеспеченных персон? Богатый человек видит в приобретении титула реальный шанс подняться над серой массой или решить проблемы с правоохранительными органами, вносит деньги, приезжает в особняк. Там его ждут чистые договорные бланки, юрист, аттестованный эмпат, словом, все необходимое для оформления любого документа. В момент прибытия клиента на первый план выходит «паук»; жертва сама пришла в его логово. От «перспективности» клиента зависит то, что напишут на бланках – договор безвозмездного дарения средств на счета «благотворительных» фондов или завещание на некое лицо. Предполагаю, что и титул также выписывают, дабы не спугнуть новые жертвы и использовать подконтрольную личность в высшем свете.

Посматриваю на спящего юриста с подозрением – с его подачи я влез в эти неприятности. В его «ауре» нет грязных пятен контроля, но мало ли сволочи, готовой продать кого угодно за деньги? Пусть капитан наемного отряда с ним разбирается, это его служащий. Вряд ли он потерпит на своем борту «крысу».

Одно остается неизменным вне зависимости от сути произошедшего – с планеты придется улетать как можно быстрее. Соединенные Королевства – огромная территория, отреченный сынок Александера и возможные сообщники «паука» замучаются искать.

За оградой поместья машина останавливается, водитель вкалывает в шею юриста антидот. Вместе с водителем смотрим, как мужчина ошарашенно вертит головой, пытаясь определить, где он и что с ним произошло. Замечает меня, успокаивается, но смотрит с опаской. Рядом с архаичной машиной уже ждет вполне современный, люксовый флаер. В дороге не удерживаюсь от ряда вопросов. Плевать, даже если юрист продался – это не помешает ему посвятить меня в некоторые детали жизни высшего света.

– Почему ликвидацию противника стараются провести в рамках дуэли? Не проще ли врагам нанять снайпера? – В самом деле, детский сад какой-то. Зачем все эти реверансы, когда конфликт можно завершить одним выстрелом?

– Лендлордов запрещено убивать неблагородным оружием в мирное время. – Юрист даже как-то воспрянул от возможности быть мне полезным. До этого момента он ехал молча, побитой собакой ссутулившись в кресле напротив. Может, он и не виноват вовсе, кто знает…

– Вообще, в мире много чего запрещено. Но это не мешает людям убивать друг друга разнообразными способами, невзирая на закон.

– Вся верхушка СК – лендлорды, законы они принимают для самих себя. Убить лендлорда может только отчаявшийся глупец, которому нечего терять. Но и ему нельзя позавидовать – смерть будет нелегкой. Все оружие на территории СК имеет чипы, запрещающие стрельбу в привилегированные цели. Оно просто не сработает. За ношение нечипованного оружия полагаются крупные каторжные сроки.

– Это все мелочи, можно нанять наркомана, взять пороховое оружие, – пытаюсь донести до юриста свое понимание абсурдной мысли, что подобные меры могут как-то помешать.

– Поймите, правосудие в ситуациях гибели благородного сходит с ума. Несчастных случаев просто не может быть, в таких случаях осуждают абсолютно всех – и причастных, и оказавшихся рядом, и родственников… Организовать убийство через цепочку посредников тоже невозможно: даже если ликвидировать всю цепочку, заказчика все равно найдут. Плюс очень щедрое финансирование доносов на заказчиков покушений. Посреднику выгоднее сдать заказчика, чем подставлять себя и своих близких палачу.

– Но это никак не поможет трупу.

– Но и не решит проблем заказчика, так как жизнь его будет очень короткой и мучительной, с лишением всего имущества, титулов, наград. Система наказания – наглядно-назидательная. Показательная трансляция казни – по всем каналам. Поэтому только отчаявшиеся решаются на убийство. – Юрист убедителен, но все это хорошо только в теории. Никто не отменял «честное» правосудие и протекцию.

– Пусть будет так. Почему именно шпаги, а не копья или мечи? – Подхожу к главному вопросу.

– Шпаги – благородное оружие. Смерть от благородного оружия в дуэли не расследуется законом. – Юрист уже вполне пришел в себя, распрямился и держится как раньше.

– Кроме шпаг, есть иное благородное оружие?

– Дага, используется вместе со шпагой. Выбор оружия в дуэли – на усмотрение вызванного, так что вам нет необходимости в изучении тонкостей ее использования, если вы не планируете вызывать на поединок сами.

– Вот уж этого я точно делать не собираюсь. Впрочем, и быть вызванным тоже не хочу. – Сегодня улетаем, так что во всех этих занятиях не вижу ни малейшего смысла.

– К сожалению, от наших надежд и желаний мало что зависит, – расплывчато произносит мой подчиненный, рассматривая в окно проносящиеся мимо виды большого города. Мы уже в столице.

– Мы же завершили все формальности? – Настораживаюсь. – Мне прислали подтверждение и новые коды идентификации; что еще?

– Есть определенные традиции, связанные с усыновлением. К сожалению, нельзя отделаться только бумагами. Часть процедуры усыновления – выход в свет с упоминанием вашего нового имени в протоколе мероприятия или светской хронике.

– Что за бред? – Подозрительно смотрю на юриста. Может, все-таки виновен и вновь пытается отправить меня на смерть? – Какой еще выход в свет? Вам не кажется, что это само по себе звучит неразумно? Есть идентификатор, документы на титул, документы на землю, – горячусь я. Кстати, надо будет потом посмотреть, что за кусок земли мне нарезали.

– Увы, это правда. Представление главой рода нового родственника свету происходит в двенадцать лет или через некоторое время после усыновления. В вашем случае можно обойтись без сопровождения старшего ввиду совершеннолетия. Вы можете найти данную информацию в сети.

– Обязательно посмотрю. – Застываю на пару минут, пытаясь разобраться в хитросплетениях интернета СК, в итоге подключаю Ницше и за несколько секунд перелопачиваю гору информации. Все верно, такая процедура есть, дается тридцать дней на прохождение с момента наступления двенадцатилетнего возраста или усыновления. Уважительных причин для увеличения срока – нет. В случае болезни рекомендуется организовать прием у себя. Хорошее предложение, с учетом того, что приглашения надо разослать за полтора месяца до приема. Видимо, вариант для тяжелобольных.

– Друг мой, а почему вы не рассказали мне все это до покупки титула? – интересуюсь, подпуская в голос медовые нотки. Так бы и прибил чем-нибудь тяжелым!

– Но ведь процедура – полнейшая формальность. – Он растерянно разводит руками. – Подобных приемов – десятки. Зайти, отметиться, выйти – никаких проблем не должно быть.

– Так, замнем для ясности. Приглашение требуется? – Отставить панику, надо решать, как выбираться из этого. Отказываться от титула и терять два миллиона я категорически не согласен. – Еще какие-то детали?

– Приглашение можно взять за неделю до мероприятия, так как резервируется столик. Можно прийти одному или взять с собой одного человека, на него выписывать пропуск не требуется.

– Именно человека? – Посматриваю на Ницше, уютно свернувшегося на полу флаера. Кажется, шанс выжить все-таки есть.

– На билетах явно не отмечается. Просто «Веттин плюс один». – Юрист задумчиво бормочет что-то под нос, пытаясь вспомнить возможные запреты на посетителей. – Четко определенных запретов нет, даже удивительно. Если вы ожидаете неприятностей, я все же рекомендовал бы взять с собой бретера-защитника, на всякий случай.

Я уже успел обдумать этот вариант и с сожалением отклонил подобное решение проблемы. Хороших защитников вряд ли можно нанять быстро, а плохие не решают проблему, так как после поражения наемника на вызов в любом случае придется отвечать уже лично мне. Значит, надо учиться самому. В любом случае, ставку в возможном конфликте я делаю на четырехлапого друга и подарок от саркофага, а учеба фехтованию – скорее перестраховка.

– Обязательно воспользуюсь вашим советом. Кажется, мы уже подлетаем к космодрому? – Смотрю в окошко. Впереди – ровное плато взлетного поля.

На корабле излагаю всю суть претензий капитану. Тот хмурится, но работника защищать не спешит. Все решит слово штатного эмпата. На допросе мне присутствовать не разрешили, отговорившись пунктом контракта, запрещавшим нанимателю вмешиваться в работу экипажа.

Несмотря на некоторые проснувшиеся и приобретенные таланты, эмпатом я так и не стал. Просто не понимаю, что я должен видеть или чувствовать в человеке, когда он врет. Впрочем, стоит ли этому удивляться – эмпаты учатся этому годы, причем не используя базы знаний. Больно уж штучный продукт, индивидуальный. Массовому производству не поддается.

В ожидании вердикта службы безопасности наемников прилег на пару минут в своей каюте и сам не заметил, как уснул.

Утро встретило добрыми вестями – подозрения в отношении юриста не подтвердились. Также мне выписали дополнительный счет за использование небоевого персонала в боевых условиях. Мне бы кто заплатил за вчерашние события, совести у них нет! Впрочем, юристу после всего произошедшего премия просто необходима, так что на дополнительные расходы я согласился.

Вечером скинул юристу новый запрос – пусть отрабатывает премиальные денежки. За тридцать дней научиться сносно владеть шпагой я даже не надеялся. Выход имелся, к тому же ранее мною пройденный, – базы военного формата, с внедрением моторики и рефлексов.

Вечером этого дня юрист лично пришел ко мне, со всеми выкладками и расчетами. Ответственный человек; или, может, осознал, под что меня подвел?

– Господин Веттин, баз военного формата нет, – начал он с плохих новостей.

– А хорошие вести имеются?

– Есть полные базы стандартного формата от известных мастеров. Двести сорок тысяч рублей за три топовых базы, с полной совместимостью между собой.

– Ничего себе порядки цифр… Хотя стоп. Вы хотите сказать, что за теорию люди выкладывают четверть миллиона? – скептически спрашиваю. Не полные же придурки в этом СК?

– Именно так. Практические навыки нарабатываются с инструкторами. Оплата почасовая, у хороших мастеров – порядка сотни рублей в час. – Юрист и сам загрустил от таких цифр: что уж говорить обо мне, в бытность пилотом получавшем две сотни в год…

– Так, некоторые умные люди продают «легендарные» базы мастеров, которые вообще никому не нужны, так как теория для полного новичка в спорте – вещь очень условной полезности. Плюс к этому нужно покупать обучение. Сколько там обычно тренируются? По четыре часа в день, на протяжении, например, пяти лет… – Быстро провожу расчеты в уме. – Семьсот тридцать тысяч. Итого – почти миллион в сумме. Уважаемый, это цена нехилого такого корабля, четвертого-пятого поколения правда, но вполне бодрого и работоспособного. Тут везде такие идиоты, готовые выкинуть астрономическую сумму?

– Обучение традиционно происходит дома, передают умение из поколения в поколение. Базы снимают со старшего поколения и учат на их основе младшее. Выходит на несколько порядков дешевле. Но вы же просили просчитать самые лучшие варианты…

– Неважно, пяти лет у меня все равно нет. Двадцать шесть дней – это максимум, с учетом возможных накладок. Ищите любые базы военного формата по единоборствам. Неважно, какие. Также найдите терминал в аренду под формат найденных баз. Сметы направляйте мне, буду оплачивать по мере поступления счетов. – Настроение стремительно портилось.

Результатом суматошных изысканий, включающих себя курьерские разъезды части нанятых кораблей по галактике для ускорения процесса передачи, стал ряд вживляемых баз знаний по довольно нелепому ряду единоборств. В списке числился десяток наименований, от классического рукопашного боя и боя на копьях до владения двумя топорами и техникой метания всего, что можно оторвать от земли и метнуть. В основном подобные базы были прихотью разбогатевших колоний, желающих выпендриться перед соседями оригинальными синхронными выступлениями своих войск на парадах. Эпоха межзвездных сражений как-то не предполагает использование мечей и копий. Шпаг и фехтования в списке не было – предполагаю, что они безусловно есть, но для очень узкого круга людей. Вряд ли аристократия хочет сделать элитный вид спорта общедоступным. Сам я в этот круг войду, только если выживу. Идиотские правила, идиотские дуэли и полный придурок я, раз оплатил весь этот кошмар из своего кошелька. Были хорошие новости – терминал под найденные базы нашелся, к тому же вполне легальный, обучение будет происходить под контролем медиков.

Дабы не позориться, тренера все же пришлось нанять – базовые стойки и приемы я раньше видел только в развлекательных фильмах. Выбрал крепенького середнячка за небольшие деньги и в то время, пока юрист с помощниками подбирал мне самый безопасный вариант светского приема, активно измывался над организмом, пытаясь сломить приобретенные и, что самое страшное, конфликтующие рефлексы. Вместо принятия стойки и стандартных движений тело хотело незатейливо метнуть шпагу в глаз оппоненту. Тоже вариант, кстати, но в случае промаха останусь с голыми руками. Разум подсказывал при таком раскладе оторвать перекладину-карниз от штор и использовать ее как копье, но уж это было вовсе неприемлемо. Вообще, может, я зря паникую? Кому я нужен, в самом-то деле?

«Паук» мертв, его соратников я не заметил – не факт, что они вообще существуют или захотят мстить. Вот сын Александера внушает определенное опасение, по описанию – он еще та сволочь и крушение своих планов прощать не станет. Но, может, и в этом случае я себя накручиваю? Без титула у отреченного обязаны появиться крупные проблемы, так как все, кому он отдавил ноги, захотят отыграться на павшем в правах, вряд ли ему будет до меня дело. Тем не менее тренировки я и не думал прекращать, всегда стоит готовиться к худшему. В какой-то момент плотно задумался о боевой химии – подстегнуть реакцию организма, добавить силы, ловкости – и даже приобрел инъектор со специально разработанным под меня «коктейлем». Сомневаюсь, что у противника не окажется такого же, так что данное средство вряд ли даст преимущество, всего лишь сравняет шансы.

За десять дней до истечения срока был найден подходящий прием. Мои консультанты докладывали о хозяине вечера, суровом старике, внук которого был убит в подставной дуэли. В связи с этим любой немотивированный вызов подпадал под хозяйский запрет, а агрессору указывали на дверь. Сам прием был приурочен к памятной семейной дате, что-то вроде дня рождения фамилии. Вечером этого же дня пришло подтверждение на мой запрос – радушные хозяева ждали в гости. Душа пела от восторга – проблема все-таки решилась! Напоследок предстояло небольшое кровопускание денежным средствам – требовался адекватный подарок. К сожалению, в высшем свете универсальный подарок под названием «Вот вам деньги, купите себе что-нибудь» не котировался, поэтому сложный выбор был вновь возложен на плечи юридического отдела.

Срок контракта с наемными отрядами заканчивался через несколько дней, так что следовало эксплуатировать их, пока была возможность. К слову, наемники не особо-то и скучали – разогнали всех пиратов в окрестных системах, спасли парочку терпящих бедствие кораблей и устроили учебные соревнования между собой. Я особо не возражал, иногда с интересом наблюдая соревнования между кораблями, включающими в себя в том числе абордаж условно-поврежденного борта.

Через пару дней советчики разродились идеей подарка – какая-то жутко раритетная шпага, принадлежавшая, судя по антикварному каталогу, одному из предков хозяев вечера. Достойный подарок. Я одобрительно кивал и соглашался со своим персоналом, пока они не назвали цену. Почти десять тысяч! Да они совсем с катушек съехали. Впрочем, что-то лучшее вряд ли удастся купить, включим эту трату в пункт «расходы на выживание». Вспомнив о финансах, перегнал с расчетного счета десять миллионов на накопительный счет под восемь процентов годовых, с правом досрочного снятия средств. Давно следовало сделать подобное, деньги должны работать. За год с десяти миллионов накапает восемьсот тысяч – разве это не прелестно? Счет оформлялся на Тома Веттина, так как на анонимные счета проценты не начисляли. На всякий случай пара миллионов останется на «парольном» счете, перестраховка еще никому не мешала.

Через пару дней большинство наемных отрядов отрапортовали о завершении найма, другие предложили продолжить сотрудничество, с чем я согласился. Пока все вопросы не решатся, не следует оставлять спину без прикрытия, так что два корабля продолжили нести дежурство где-то на просторах системы, а третий отправился на русские верфи присматривать мне личный корабль. Быть пассажиром, даже очень важным, мне не очень понравилось, все же с личным пилотированием – никакого сравнения.

В день приема все было готово в той степени, насколько вообще можно приготовиться за три недели. Фрак от модного портного – пришлось выкупать очередь к нему на пошив, арендованный аэрокар элитной модели – впрочем, брал я его зря: так как и в случае с Веттинами, полеты над территорией особняка были запрещены, а гостей до крыльца довозили колесные автомобили. Подарок из моих рук забрала прислуга, осведомившись, желаю ли я лично вручить его лорду или же добавить его в общую гору подарков, снабдив открыткой от моего имени. Согласился со вторым вариантом; не планирую задерживаться здесь более чем на тридцать минут протокольного времени. Я начал подниматься по лестнице, рассматривая широкие балконы, опоясывающие здание. Возможно, я ошибочно взял с собой собаку – было бы проще потихоньку забраться на один из пустынных балконов и высидеть там положенное время. Карабкаться же по стене с собакой на спине – как-то не комильфо. Засмеют-с. Подавил в себе пораженческие мысли: что за «отсидеться на балконе»? Я выложил за свое присутствие десять тысяч и обязан-таки разорить стол с угощениями, пусть и не на равную сумму – я же лопну! – то хотя бы на вполне достойную.

Стоило зайти в зал, как мажордом громко выкрикнул мое имя, за секунду до этого направив сервисный запрос на мои документы. Идеальная память, как же, и тут мухлюют! Впрочем, он и не должен был меня знать – это я все продолжаю мандражировать. На секунду застыв у входа, направился прямо к длинным столам со снедью – заедать возникшее волнение. Рядом мерно расхаживали обычные люди, в основном старшее поколение, молодежи почти не видно. По гостям и не скажешь, что куда ни ткни – попадешь в лендлорда. Впрочем, я и сам искал «заштатный» прием, чему тут удивляться.

На полпути к лакомым столам меня перехватила девушка. Сказать, что она была очаровательна – было бы банальным. В эпоху пластической хирургии каждый, имеющий средства, ваяет на лице шедевры. Но тут хирург превзошел сам себя – получился настоящий ангел. Высокая брюнетка с зелеными глазами, в классическом закрытом платье. Было на что посмотреть. А еще этот запах – легкий, но такой притягивающий… Я на несколько секунд замер, пытаясь разобраться, что же он мне напоминает, какие струны души пробуждает… открыл глаза и наткнулся на любопытный взгляд девушки.

– Вы прекрасны. – Вышло банально, совершенно не по принятому протоколу представления, но от всей души.

– Спасибо. – Девушка будто споткнулась, так и не произнеся заранее подготовленную приветственную фразу.

Молчаливый диалог взглядов был бесцеремонно прерван каким-то хамом, попытавшимся ударить меня в спину. Включился рефлекс от неведомо какой изученной базы, я шагнул вбок и помог нападавшему приземлиться лицом в пол.

– Вы посмотрите, шавка огрызается. – Позади стояли двое, третий поднимался с пола, размазывая кровь из разбитого носа по рукаву дорогого пиджака.

– Вы правы, шавка огрызнулась и сломала себе нос. С кем имею честь? – Я был очень зол. Девушка пропала с началом конфликта; возможно, ее задачей и было вывести меня под удар.

– Эдуард Веттин. Тебе здорово поправили лицо, китаеза. Ты же Том Джоу? – Нахал сделал шаг вперед. Чем-то похож на отца: те же черты лица, но есть некоторая скотская нотка в глазах, смесь брезгливости и превосходства над миром.

– Томас Веттин. – Подключаю расчетные центры Ницше.

– Шавка, ты не имеешь права на это имя. О, да ты притащил с собой дружка, – группа заметила Ницше, подошедшего ко мне. – Собака – оригинальный выбор на место девушки!

– Двое мужчин – тоже неплохой выбор. – Я кивнул в сторону его сопровождающих. Надо с ними кончать, но убить мне его не дадут. Тот, что справа – явный бретер. Движения, моторика, все говорит об этом. Они нарываются на мой вызов, чтобы быть отвечающей стороной и иметь приоритет в выборе оружия, а фехтовать вместо этой сволочи будет как раз профессионал.

Наконец синхронизация завершилась, мир расцвел цветами аур. Направлю в троицу полное расслабление мышц части организма. Мелко, гадостно, неаристократично. Но зато как эффективно! Как меняется цвет их лиц в процессе осознания произошедшего, как они начинают мелко семенить в сторону уборной, обгоняя друг друга. Душа радуется. Ну вот нет во мне благородства, еще не появилось. Смотрю на часы: еще десять минут – и обязательно появится стыд, как только подойдет протокольный срок присутствия на приеме. Через десять минут мне будет стыдно за содеянное, обязательно. Но пока – простолюдину простительно. Осматриваю зал – везде дохленькие скупые ауры не магов. Выделяется пара эмпатов в мундирах обслуги, местная охрана. Так чего же они не вмешались в конфликт? Замечаю пристальный взгляд мужчины, примостившегося у барной стойки. Аура внушает уважение своими габаритами, а само внимание ее обладателя заставляет шустро ретироваться на верхний этаж в поиске выхода на так понравившийся мне балкон. К счастью, мужчина не идет вслед за мной, очередной поединок с колдуном устраивать не хотелось бы.

После случая в особняке Веттинов я надолго залез в сеть, подключив к поискам Ницше. Мне хотелось знать, с кем же я столкнулся. Возможно, я не слишком и много знаю об окружающем мире с высоты небольшого жизненного опыта, но произошедшее точно не подходило под понятие привычного жизненного уклада. После многочасовых поисков вырисовывалась довольно странная картина. Было ясно одно – на мировую арену, незаметно для общества, вышла новая сила, которую уже окрестили «колдунами», «магами» и прочей мистикой. Откуда они – никто не знал. Более того, огромная часть информагентств напрочь отрицала их существование, другая часть, наоборот, загаживала эфир разнообразной мистической ерундой, не имеющей отношения к реальности – всякие экстрасенсы, колдуны, – вызывая у разумных людей полное отторжение идеи о существовании паранормального.

На фоне информационной блокады активно разрастались десятки сект, от привычных, вещающих о конце мира, до возвеличивающих новых господ-магов. И только если основательно покопаться, можно было обнаружить прямые свидетельства, видеозаписи, факты о присутствии одаренных в мире. Но кроме самого факта – ни малейших данных. Информация жестко фильтровалась государствами на всех этапах – начиная от попадания в местную сеть и завершая тотальной коррекцией данных на автономных модулях связи, что обеспечивают информационный обмен между солнечными системами. Сами же маги предпочитали оставаться в тени. Кто они, к чему стремятся – ноль информации. Как я уже узнал, стремятся они к вполне приземленным вещам – деньгам, власти, но вот средства выбирают весьма неприятные. Чувствую, мир ждет немало потрясений.

На балконе свежо, тихо. Звуки из зала доносятся еле-еле, даже эмоции от недавнего конфликта пропадают. Сверху послышался негромкий звук рассекаемого ветра, я автоматически отпрыгнул назад в помещение, приказав собаке следовать за мной. Мало ли какая гадость упадет сверху. Но реальность оказалась забавнее – сверху спустился аэрокар с той самой девушкой.

– Садитесь! – Дама открыла пассажирскую дверь и властно показала на место рядом с собой.

Автоматически проверяю время – сорок минут присутствия, план даже перевыполнен. Поздравляю вас, лорд Веттин! Спасибо, лорд Веттин! Запрыгиваю в сиденье, позади размещается Ницше. Пусть даже это очередная подстава, теперь все будет по моим правилам.

– Разве над особняком разрешено летать? – задаю нейтральный вопрос.

– Родственникам – можно. – Девушка бросает на меня любопытные взгляды, выруливая на воздушную магистраль. – И где же слова признательности и благодарности? Эта троица придурков, между прочим, сейчас ищет вас по всему зданию. Если бы не я, у вас были бы проблемы.

– Спасибо. – Так я и поверил, что она решила спасти меня из личного благородства, а не везет в очередную ловушку.

– И даже не расщедритесь на комплимент? – грустно сказала девушка.

– Ваш пластический хирург – гений.

– Это действительно можно посчитать комплиментом, хотя я ожидала большего. – Дама красиво засмеялась. – Вашу неопытность можно простить, на первый раз. Девушки высокого рода не меняют внешность, это дурной тон. Подобное сразу же становится известным. Лорды слишком пекутся о наследственности, хотят передать красоту и здоровье потомкам, – наставительно продолжила она.

– Вы не против, если мы прибавим скорость? – перевел я тему. Действительно, неудобно получилось.

– Мы и так несемся на максимуме, – нахмурилась девушка. «Даже хмурится она красиво», – автоматически заметил я. – Нас вряд ли догонят, если вы переживаете на этот счет.

– Я не переживаю, – механически отозвался я, выламывая панельку на дне бардачка. Внутри оказалось искомое, привычное еще с дней работы на папашу Джоу, – ограничитель скорости. Аккуратно выламываю контроллер, стараясь не повредить остальную плату. Все получается великолепно, судя по изрядному рывку аэрокара и увеличению скорости.

– Кру-у-уто! – Девушка в восторге от такого драйва.

– Отвези меня на космодром. – Стоит попробовать, может, она действительно мой персональный ангел, а не подстава?

Девушка легко подхватывает невысказанное предложение перейти на «ты»:

– Не-ет! У меня к тебе такая куча вопросов! Все молчат, даже папа не хочет говорить! Подумать только – сотня отреченных за один день! У всех такая паника! – Кар заложил вираж, мы летим куда-то в центр города, хотя мне нужно к окраине. Жаль.

– Как тебя зовут? – Последний вопрос на этот вечер.

– Татьяна. – Тепло улыбается.

Подключаю Ницше, дожидаюсь стабильного курса кара и кидаю паралич на даму.

– Неуправляемый борт запрашивает аэроконтроль, – соединяюсь с городской службой. Кар имеет владельца, просто так управление не забрать.

– Здесь аэроконтроль, вы движетесь в пределах коридора, уточните проблему, – отозвался синтетический голос искина, контролирующего воздушное пространство над городом.

– Проблемы со здоровьем пилота аэрокара. Прошу передать управление.

– Провожу диагностику. Обнаружен паралич пилота, управление каром передано аэрослужбе. Согласно протоколу, цель полета изменена на ближайший госпиталь.

– Требую изменения курса на частную клинику для обеспечения качества лечения. – Частные клиники не обязаны отчитываться о поступающих клиентах, это даст небольшую фору.

– Требование одобрено. Курс изменен на частную клинику святого Августина. Срок подлета – минута. Спасибо, что воспользовались услугами аэроконтроля.

Татьяна весь диалог яростно крутила глазами. В ее взгляде просматривались все казни, возможные на свете, жертвой которых должен буду стать я. А вот нечего было ей играть в такие игры!

В клинике нас приняли очень вежливо, врач с пониманием выслушал мою речь о параличе возлюбленной от волнения в тот момент, когда я сделал ей предложение. С таким же пониманием он принял от меня унив на лечение моей дамы сердца и пообещал ничего не сообщать ее родителям, дабы не волновать старые сердца. Также гарантировал, что следующие два дня девушка проведет в клинике – именно столько продлится сеанс полного восстановления организма в регкапсуле. Обошлось мне это довольно дорого, так что в качестве компенсации я поцеловал напоследок девушку. Все-таки она прекрасна, хоть и замышляла против меня недоброе.

На улице уже дожидалось такси. Через час я покидал планету, с огромным удовлетворением рассматривая письмо из регколлегии – титул подтвержден.

– Я убью его! Лично, своими руками придушу мерзавца! – Татьяна была в ярости.

Ее отец, лорд Кеннет, с усмешкой смотрел, как дочка, похожая на разгневанную фурию, выхаживает от стены к стене его кабинета.

– Впервые вижу тебя в таком состоянии.

– Папа, я же его спасла! Если бы не я, через пару минут Эдвард с компанией уже пинали бы его бездыханное тело! Ты бы видел их лица! Я не знаю, что произошло, но им плевать было на этикет и дуэльный кодекс! – Девушка немного успокоилась, но продолжала сжимать кулачки.

– Я смотрел записи, в том числе из машины.

– И что? – С вызовом посмотрела на него дочь.

– Ты ему понравилась, именно поэтому он не стал тебя убивать.

– Что? – кошкой зашипела Таня.

– Посмотри как-нибудь на досуге. Эпизод в общем зале – ты стоишь перед ним, сзади нападает эта троица ублюдков, после этого ты убегаешь…

– Я побежала искать тебя! – негодующе запротестовала девушка.

– А выглядела как сообщница. В каре ты проигнорировала его просьбу и попыталась увезти его в неизвестное место.

– Да какое неизвестное! К подруге! – взвилась Татьяна.

– А ты ему это сказала? Выглядело как похищение, – хмыкнул отец. – Ты совсем забылась, дочка. Он такой же лорд, как и мы. Он не твоя игрушка.

– Обычный простолюдин, вовремя купивший титул, – отмахнулась она. – Непонятно, почему его не лишили титула вместе со всеми в той истории. Если бы не это, я бы и не заинтересовалась.

– Ну-ну, – иронично вздохнул Кеннет, – поэтому ты так облизывалась на него?

– Да это же пластика! Как ты мог подумать, что я поведусь на маску… – отвернулась Татьяна.

– И все же, все же… Не важно. Важно то, что парень возник из ниоткуда. Убил мага, подмявшего под себя лорда Веттина, и тем самым заработал титул своими руками. Он не купил его. Старик Веттин уже выслал ему деньги обратно.

– Ты не говорил об этом раньше. – Девушка присела в кресло напротив отца.

– Тебе незачем было знать все это, но сейчас – нужно. Эдвард Веттин, после отречения, подал в палату прошение о возврате титула; дескать, старик совсем сошел с ума, раз усыновляет сотню человек и потом отрекает их от семьи. В ответ лорд был вынужден направить записи камер наблюдения, в которых его используют в качестве марионетки. Очень неприятное зрелище, скажу я тебе. В палате лордов паника; если одного из нас могли взять под контроль, то могут сделать это с кем угодно.

– Выходит, мы все беззащитны? – Татьяна вспомнила неприятное ощущение паралича, овладевшее ей в каре, и непроизвольно передернула плечами.

– Беззащитны. Если у нас не будет защитника, – солидно кивнул лорд Кеннет, – и кажется, ты знаешь, где его можно взять, – хитро прищурился отец, посматривая на дочку.

– Вот уж нет! Я найду его, но только для того, чтобы придушить! – вновь взвилась с места Татьяна.

– Вот и ладно, – на удивление покладисто ответил лорд, – а там посмотрим; может, обида не столь велика?


Глава 19 | Том Джоу | Глава 21