home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

– Значит, смотри: тебе открыты две секции. Пилотская – с сопровождением, разрешено присутствовать только на момент выполнения прыжка. После прыжка идешь себе в каюту, это вторая разрешенная секция, – неспешно вещал старший помощник капитана Дэвид Хольц, устроившись за столом напротив меня.

– У себя-то хоть без сопровождения могу находиться? – скептически хмыкаю, пролистывая многостраничный договор найма. Одних санкций и штрафов на тридцать страниц – да это бред какой-то! Хотя если вчитаться, выходит вполне логично, просто описывает вообще все косяки, которые можно допустить. Фантазия у юристов работает отлично, над некоторыми пунктами еле сдерживаюсь от смеха.

– Само собой. Внутри каюты мониторит искин корабля в автоматическом режиме. Вдруг ты повесишься, или поперхнешься, или…

– Спасибо, я понял. Шесть месяцев в одной комнате: довольно жутковато, вам не кажется? Возможно ли докупить радиодетали и устройства для сборки? Я бы хотел в свободное время заняться доработкой робота, – киваю в сторону Ницше, – если других вариантов моей занятости не предусмотрено.

– За свои деньги – сколько угодно, – разводит руками Хольц. – Без обид, но ты для нас человек чужой. Рисковать капитан не хочет, но и без пилота никак. Уже два месяца стоим в этой дыре, потеряли несколько перспективных контрактов.

– А разве вы не выполняете исключительно гуманитарные миссии?

– Работа на репутацию проводится, но в основном контракты как у всех – конвой, сопровождение, защита. Стараемся не брать заказы с активными боевыми действиями, но воевать приходится частенько. Даже при работе на Красный Крест без стрельбы не обходится. Впрочем, твое дело – закинуть нас в точку перехода, а дальше крути свои гайки и не волнуйся. – В принципе, как я и думал. Мои наниматели не какие-то оторванные от жизни гуманисты, а вполне приземленные люди с деловой хваткой.

– Еще вопрос: а можно будет посмотреть на представителя другого разумного вида? – Уж очень любопытно. Известных разумных видов – несколько десятков, но с большей частью человечество не пересекается интересами. С некоторой частью активно воюет даже сейчас, но такие стычки довольно незначительны в сравнении с войнами между человеческими государствами. И лишь с парой-тройкой видов налажено хоть какое-то сотрудничество. А тут целый живой инопланетянин! Это вам не изображение на видео, а личный контакт!

– Стандартный вопрос для новых рекрутов, – улыбнулся Хольц. – Организуем, но после выполнения первой миссии, в период отдыха. У нас теортаниканец на должности главного техника-настройщика реакторной установки. В этом они большие мастера, и наш Тед, или, как называют некоторые, Торт, не исключение. Специалист он превосходный. Еще вопросы, предложения?

– Все отлично, договор я подписал, меня все устраивает. Просьба личного характера – зовите собаку Ницше. Там с внутренней логикой что-то переклинило, и я не гарантирую здоровье тем, кто назовет его иначе. Постараюсь исправить в ближайшее время.

– Договорились, – задумчиво кивнул Дэвид, – а если я сам организую легкую подставу парочке обалдуев, ты не против?

Обреченно вздыхаю. Аукнется мне эта собачка еще не раз. Выкинуть – жалко, продавать – вроде как подарок, нельзя…

– У вас есть возможность восстанавливать откушенные ноги? – пытаюсь намекнуть Хольцу на возможные проблемы.

– Ноги, руки. Все, кроме головы. – Хольц начинает поглядывать на пса настороженно.

– Ницше, не отрывай обидчикам головы.

Киберсобака грустно смотрит на меня и изображает кивок. Вот и ладушки, начальство знает, начальство одобрило.

– У него логика на каких микросхемах? – Помощник капитана заинтересовался зверюгой.

– Там не схемы, кристалл искина «Марк-шестнадцать» стоит.

– Отличная шутка, – смеется Хольц, – ладно, на этом завершим. Список деталей и деньги скинешь мне, свои данные я тебе отправил. А, совсем забыл. Никогда, ни за что, ни при каких обстоятельствах не лезь в каюту лейтенанта Мэй. – Дэвид нависает надо мной и внимательно смотрит в глаза. – Я тебя предупредил.

Во вселенной есть множество неразгаданных тайн. Например, почему механизм прыжка не работает между галактик или… да что же там в этой гребаной комнате может быть? Я видел лейтенанта Мэй – хрупкая китаяночка, очень даже миленькая. Ну вот что может быть в ее комнате такого? Старпом на мой вопрос промолчал и скорчил страшную рожу, а сопровождающего уже не спросишь, он на меня сильно зол. Кто виноват, что у него такая плохая реакция? Вот я, например, успел уклониться, когда увидел взмывшее в прыжке тело стокилограммового пса. И ничего это было не покушение, просто песик радовался приходу хозяина домой. Да там и была-то пара сломанных ребер, пустяк для современной медицины. В момент следующей моей отлучки собака сгрызла робота-уборщика (охраняла дом!). Потом разбила считавшийся вечным и неразбиваемым имитатор окна (хотела гулять!). В итоге мне разрешили брать собаку с собой на мостик. Вернее, не разрешили, а приказали глаз с него не спускать и заставили подписать дополнение к договору о полной материальной ответственности за все разрушенное.

В общем, данные взять неоткуда. Была надежда покопаться в корабельных базах после пилотирования, но местный искин выбрасывает меня из своей сети, как только корабль производит прыжок. Ничего, деталей с одобрения старпома я набрал кучу, а вот что буду из них собирать – уже мое личное дело. Песик потерпит со связью, на кону – тайна!

Над дверью отобразился глиф вызова. Сегодня у нас культурная программа – мне покажут местную достопримечательность – иную форму жизни. И месяца не прошло с момента моей просьбы… За это время я трижды перечитал корабельные материалы с описанием расы; правда, информации было не сильно много. Цивилизация эмпатов, обладают телекинезом, чем компенсируют отсутствие пальцев. Логика примерно схожа с человеческой, как и социальный уклад. Сходство логики послужило главным звеном в налаживании сотрудничества с землянами. Чем-то смахивают на дельфинов с ногами, естественная среда обитания – вода, но и без воды чувствуют себя прекрасно. Вся культура связана с океаном, оттого территория суши на их планете практически не заселена, кроме побережья океана и крупных рек.

Сопровождающий – прежний, тот самый, что водит меня из каюты на мостик и обратно. Доброго слова или приветствия от него не услышишь, так что и распинаться мне со своей стороны без толку, поэтому просто иду вслед за ним. Собаку решаю оставить в каюте, мало ли как она отреагирует на инопланетянина.

Несколько переходов, спусков и шлюзов приводят нас в техническую секцию. Перед последней дверью охватывает азарт. Собираю себя в руки, выкидываю лишние мысли о рыбах-переростках и оставляю в голове нейтрально-благожелательные мысли. Все же эмпат, надо быть осторожнее. В другом конце комнаты стоит оно. Существо несильно ниже среднего человека, стоит к нам спиной, сильно прогнувшись вперед. На нем нечто белое, по фактуре похоже на хэбэ, на ногах видны стандартные берцы. Видимо, у них одежда тоже в ходу.

– Приветствую тебя! – Я прикладываю усилие и выдаю в сторону инопланетянина посыл дружелюбия и восхищения.

Сзади слышится непонятный стон сопровождающего, создание вздрагивает, выпрямляется, поворачивается в нашу сторону и внезапно оказывается сухоньким ссутуленным старичком в медицинском халате. За его спиной видны какие-то колбы и перегонный куб. М-да, подстава… Оглядываюсь – позади меня корчится в судорогах смеха сопровождающий. А вот это я ему запомню.

– М-м, здравствуйте и вам. – Старик близоруко присматривается ко мне. – Не видел вас раньше; новенький?

– Новый пилот, Том Джоу. – Я решил вернуть себе старое имя в новых документах. На свете миллионы Томов Джоу, так что смысла в запоминании нового имени просто не вижу.

– Ах да, совершенно запамятовал! Доктор Иван Николаевич, разрешите представиться! – Вытирает правую руку о полу халата и тянет ко мне. – А что с вашим другом?

– Обширное поражение мозга, деградирует. Я слежу за тем, чтобы он не навредил себе. – Сопровождающий все еще ржет, лежа на полу.

– Так это же Ричард, я обследовал его два месяца назад, и он был совершенно здоров.

– Я все объясню, но пока что – вы не могли бы вколоть ему что-нибудь успокаивающее? Видите, как его корчит.

– Да, да, конечно! Это у меня всегда с собой. – Иван Николаевич достал шприц-пистолет из кармана халата. – Знаете, таскаю главным образом для самообороны. Понимаю, глупость полнейшая, но оружием не владею совершенно.

Док ловко пододвигается к моему сопровождающему и с немалым мастерством всаживает ему ампулу в шею. Ричард сразу же засыпает.

– Долго проспит? Это не вредно? – Перетаскиваю спящего на кушетку возле стены.

– Часов шесть, не меньше. Совершенно безопасное средство. После пробуждения будет чувствовать себя даже лучше, чем сейчас, главное – потом поесть хорошо.

– Уж я ему устрою пробуждение.

– Что-что?

– Говорю, устрою его поудобней, чтобы во время сна ничего не затекло.

– Да, это верно. Пролежни даже в наши дни – страшная беда! Приходится восстанавливать кожный покров, как при ожоге, что весьма недешево.

– Доктор, можно еще просьбу? Я знаю, на борту есть представитель другой расы, можно ли мне на него взглянуть хотя бы одним глазком? Если вы, разумеется, не заняты. – Ну не отказываться же от планов из-за ерунды.

– Что вы, с радостью провожу! Он практически рядом, пойдемте. – Док пытается скомпенсировать суетливым добродушием происшествие с «больным».

Вместе с Иваном Николаевичем выходим из комнаты через другую дверь и спускаемся по лестнице еще на один уровень.

Уже привычно выкидываю лишние мысли и раздражение от подставы и вхожу в крупное пустое помещение. Пахнет морем.

– А где же… – растерянно спрашиваю; неужели снова обманули?

– Посмотрите под ноги, – улыбается доктор.

Пол забран решетками, через которые видно мерное колыхание воды.

– Он сейчас работает, где-то в толще воды. Но можно позвать его, если не занят – придет. – Доктор привычными движениями снимает несколько решеток, получается квадратное отверстие со стороной в два метра.

– Он нас услышит? В смысле – позвать голосом или мысленно?

– Обычно зовем спецаппаратом, но если вы сильный эмпат, то можете попробовать дозваться, – усмехается док.

– А как звать мысленно? – Становится страшно интересно попробовать свои таланты. Каждый из нас в глубине души думает, что обладает сверхсилами. Я не исключение.

– Просто попросите его прийти. – Иван Николаевич с интересом смотрит на меня. – Хочу сразу предупредить: кроме капитана и лейтенанта Мэй, это ни у кого не получилось.

– А кто такой лейтенант Мэй? – схватываюсь за фразу доктора. «Рыба» никуда не денется, а вот от неразгаданной тайны я реально уже схожу с ума.

– Э-э-э, простите, я и так сказал лишнего. – Николаевич явно расстроился из-за неосторожной фразы.

– Да ерунда, просто слегка мандражирую, вот и задаю дурацкие вопросы.

Док вроде принял объяснение и расслабился.

– Дерзайте, ничего страшного не будет, – подбадривает меня.

Выкидываю все мысли из головы, формирую посыл-приглашение и мысленно обращаю его в сторону воды.

– Да не переживайте, ни у кого не получается, – успокаивает док после пяти минут ожидания. – Это довольно редкий талант, надо сказать.

И тут из воды выпрыгивает НЕЧТО. Я смотрю с восхищением на хищные обводы существа. Совсем не похоже на изображения из статей, в книгах упор делали на человечность психологии и ноги, тут же скорее небольшая хищная касатка с вполне дельфиньим хвостом. Хотя если присмотреться, видна полоса, разделяющая плавник.

Меня окатывает волна «удивления-восторга-приветствия-приглашения». Так необычно и хорошо, будто бы выпил сильный энергетик.

– Э-это… кто? – Док смотрит ошарашенно.

– Гхм, ваш инопланетянин – разве нет? – Похоже, внезапное появление «рыбы» выбило его из колеи.

– Нет-нет, наш был черный полностью, а у этого белое брюшко.

– Может, линька? Сезонные изменения? – Присматриваюсь к касатке, плывущей у самой поверхности.

Док смотрит на меня как на полного идиота.

– Исключено. Мне надо сообщить капитану. – Док начинает возвращать решетки на место. – Помогите мне.

Помогаю, мне не сложно.

– Иван Николаевич, мне показалось, что оно звало меня как будто поиграть, примерно так.

– Учитывайте, что они плотоядные. Я бы не рекомендовал проверять его намерения. Особенно теперь, когда их, возможно, два, а кормили мы их из расчета на одного.

Док провожает меня обратно до спящего Ричарда, выдает поводок с маршрутом обратно до моей каюты и сразу убегает обратно к бассейну инопланетянина.

– И что же с тобой делать, спящая царевна? – Любуюсь дрыхнущим пакостником.

А хотя все к лучшему. Тащу его тело к себе и при помощи уже созданных приспособлений дублирую его карту доступа к сети. Процесс копирования загораживаю своим телом, положения камер я вычислил в первые дни, так что вряд ли искусственный интеллект что-то заметит.

Надо бы придумать какую-нибудь подставу, но если честно, не настолько сильна обида. Впечатления и бонусы сегодняшнего вечера перекрывают неприятные моменты, поэтому ограничился мелкой шалостью. Ох уж и намучился, но результат – вполне себе: Ричард замотан в кокон, сильно смахивающий на паучий (сделал из клея), кокон с телом прикреплен под потолком. Вот, в принципе. и вся задумка. Для антуража отсоединил один конец потолочного плафона, включил пульсацию света и закоптил стены коридора баллончиком с черной краской. Приятного пробуждения!

За результатом подсмотреть не удалось, но после этого случая мне сменили сопровождающего.

В основном служба тянется довольно однообразно. О сложности ситуации главным образом узнаю по темпу, с которым меня отводят на мостик. Если все штатно – идем медленно, если аврал и тьма – бежим изо всех ног. Ни сети, ни доступа к видео, ни связи. Персонал на мостике спокоен во всех ситуациях, а мониторы на стенах поляризованы под спецфильтры начальства. Размещаюсь в коконе, даю условное «добро» расчетам искина и после уже привычного ощущения прыжка вылезаю. Возвращение всегда неспешное. Этим прогулкам радуется разве что Ницше, мне подобные хождения и ощущение собственной бесполезности изрядно поднадоело.

Но главное – я нашел каюту лейтенанта Мэй! Довольно непросто найти на немалом корабле каюту определенного человека, особенно когда тебе запрещают свободное перемещение. Помогла скопированная карточка Ричарда и выученные навыки – направил на комм лейтенанта несколько сервисных сообщений и проследил маршрут прохождения сигнала. Правда, после поиска моментально сменилось шифрование, коды доступа и карта стала бесполезной. Видимо, интерес к лейту прослеживается на аппаратном уровне. Осталось подключиться к камерам в ее комнате – и тайна будет раскрыта, поэтому в свободное время я мастерю небольшой самоходный аппарат для неконтактного снятия информации с концентратора видеосвязи в секторе, где расположена комната Мэй.


Глава 12 | Том Джоу | Глава 14