home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Лот на продажу – боевая станция проекта «Щит», инд. номер пятнадцать – пятьсот сорок три, верфь Российской Империи. Состояние – бэу, незначительные повреждения обшивки. Комплектность – отсутствует главный искин, возможно ручное управление. Ключевые узлы станции в рабочем состоянии. Оружие и проактивные системы обороны демонтированы. Прочее оснащение – согласно комплектовочной ведомости (прилагается). Примечание: существуют небольшие юридические разногласия с прошлыми владельцами, не рекомендуется использовать в зоне интересов Российской Империи. Примечание: оплата – только расчетными единицами внутренних систем. Сделка заключается через юридическую фирму «Оунс и партнеры» (Сейшелы). Комментарии продавца: отличный выбор для свободной семьи, надежный и вместительный борт для работы в глубоком фронтире. Возможно использование в качестве стационарного опорного пункта, летная палуба в идеальном состоянии, медсекция оснащена в соответствии с военными стандартами Российской Империи.

Стартовая цена – …

– Эй, железяка, во сколько тебя оценивать?

– Я бесценен, а на металлический хлам ставь стартовый ценник в два миллиарда гринов. Покупатели будут напирать на юридические проблемы и некомплектность. Высокий стартовый ценник не даст сильно уменьшить продажную стоимость.

– Два и девять нолей… отлично.

Секунда – и новый лот появился на межсистемной барахолке. Площадка так себе, зато не требует специализированных баз для работы. Солидные порталы требовали обязательную регистрацию продавца и оформление банковской гарантии на продаваемый лот. В нашем случае требовался гарантийный залог в размере пяти процентов стоимости лота, то есть сто миллионов. Залог бы вернули обратно после успешной продажи, но где взять такие деньги? Вот и пришлось размещаться в галактическом аналоге «Из рук в руки».

– Я практически завершил комплекс операций, желаешь посмотреть? – Искин уже два месяца чем-то активно занимался в медсекции, но отказывался что-либо рассказывать.

– Валяй! – Мы с ним вроде как сдружились. Вернее, Тор считает себя обязанным и навязывает мне комплекс психологической поддержки. Мол, без неформальных бесед с ним и видимости свободы воли я давно бы сошел с ума. Есть подозрение, что он с этим сильно опоздал.

В комнату вошел представительный мужчина в полном расцвете сил. Надетый на него костюм выгодно подчеркивал осанку и тренированную фигуру.

– Как тебе? – В голосе Тора чувствуется гордость.

– Кто это?

– Проект «Авеша» одноименной индийской компании, основательно доработанный мной.

– А поподробней? Что-то я не совсем понимаю… – Вернее, вообще ничего не понимаю.

– У индусов есть проблемы с квалификацией кадров нижнего звена. Низкий уровень образования и высокая религиозность. Каждый раз, когда искин отдает приказ, они воспринимают его как голос духов и падают на колени. «Авеши» разработаны для придания материальной оболочки искусственному интеллекту, но проект все равно завершился провалом.

– Почему?

– Низкое качество выполнения оболочки, связанное с дешевизной производства – в оригинале отсутствует мимика лица, подогрев кожи. Индусы принимали «авешу» за одержимого духом и пытались уничтожить.

– Весело они там живут!

– Я выкупил складские остатки с «авешами» последней модели. Перед тобой результат комплексной переделки.

Внимательно осматриваю кибера. На вид как живой.

– Зачем тебе они? Хочешь нанять индусов? Пожить человеком? Набить мне морду?

– Мимо. Все в рамках реализации долгосрочной стратегии развития. Даже имея подключения к информационным системам, я не могу без взаимодействия с людьми наращивать свои мощности. Вторая грань – необходимость оплачивать работу людей. Теперь у меня нет возможности манипулировать бюджетом военных, а деньги от продажи станции рано или поздно закончатся. Третья грань – защита от злого умысла обслуживающего меня персонала. Четвертая – юридическая неполноценность. Тебе, скорее всего, скучно выслушивать все причины, так что если ты еще не заснул, могу перейти к сути.

– Внимательно слушаю.

– Я решил захватить небольшую страну на одной из планет фронтира.

Наверное, со стороны я выгляжу забавно, так сильно меня еще никто не удивлял.

– Что ты решил? – уточняю, может – неверно понял?

– Захват собственного независимого территориально-политического образования полностью решает мои проблемы с финансированием, кадрами и безопасностью.

– Так вот этот самый «авеша» – будущий лидер какой-нибудь банановой республики?

– Попрошу уважительнее относиться к моей будущей собственности. Я подобрал перспективный мир на границе фронтира и внутренних систем.

– И вот придешь ты, такой весь красивый, и страна падет к твоим ногам, умоляя взять себя под твою опеку? – Иронизирую в надежде раскрутить Тора на подробности. – Или зальешь там все кровью, обратишь народ в рабство и прикажешь сменить имена на цифровые коды?

– Проект предполагает мягкий приход к власти и рассчитан на сорок лет. Мой запас «авеш» позволяет покрыть этот срок даже с учетом возможных покушений. После данного срока форма правления сменится на тиранию, как наиболее безопасную для лидера и благоприятную для форсированного развития технологий и вооружения. Далее я планирую расконсервировать боевых роботов, снятых со станции, и существенно расширить территорию.

– Удачи тебе, конечно, но свою помощь в этом трудном деле я предложить не смогу. – Вернее, не хочу; политика – это совсем не мое. Чем от нее дальше, тем меньше крови на руках и спокойнее жизнь.

– В моих планах твое участие не предполагается, присутствие рядом дезертира, обвиняемого в шпионаже, по одному комплекту документов и террориста – по другому комплекту, сильно затруднит мою политическую карьеру.

Тор уже в курсе моего печального прошлого. Испанцы отследили мой путь на Тобого и передали в розыск метрики моего нового облика. Теперь меня ловят сразу два государства. Искин обещал помочь с очередным изменением внешности, но новые документы достать был не способен.

– А в твоих планах я вообще останусь в живых после продажи станции?

– Разумеется, я не хочу оказаться неблагодарным. Подберу тебе другую планету с приятным климатом, а как легализуешься – вышлю твой процент от сделки.

– Стоп, а как я без денег-то? – С пустыми карманами, без документов и на новом месте? Да он издевается!

– На станции остались унивы для расчетов, стартовый капитал я тебе обеспечу. Дальше сам, у меня очень плотный график завоевания, мне не до устройства твоей личной жизни.

– Вот так, да? А называл себя другом! – Пытаюсь надавить на совесть бездушной железяки… я совсем сошел с ума.

– В качестве компенсации обещаю тебе должность министра культуры и дом на берегу моря в моей империи, лет через пятьдесят.

– А почему культуры?

– Возможное отрицательное влияние с твоей стороны в этом случае будет минимальным. Заодно покатаешься по концертам – бесплатные фуршеты, девочки…

– Мог бы сразу начать со второго предложения! Договорились.

Ничто так не прочищает мозги, как ударный труд. Совершенно некогда рефлексировать и переживать о прошлом, когда восемнадцать часов в сутки забиты практически поминутно, а оставшееся время со скандалом выбиваешь на сон у бездушной машины. Тор в свою очередь бесится, что из-за какого-то куска протоплазмы (это он меня так называет) теряется его бесценное время. И ладно бы он проявлял характер в неконтактной форме – например, через средства связи, так нет – этот брак производства осваивает мимику и моторику людей на своей «авеше». То есть стоит надо мной и орет хорошо поставленным начальственным голосом практически каждый день. Пытался набить ему морду, но неслабо отхватил в ответ – Тор обзавелся базами по единоборствам.

В итоге все требуемые базы мне загрузили в течение последующих шести месяцев. Искин удовлетворенно констатировал, что методика форсирования обучения путем неконтактной мотивации и легкого физического насилия увеличивает скорость изучения на двадцать процентов. Это он про скандалы и затрещины. Говорит, мол, обязательно напишет про данный факт научную работу. Тор у нас теперь видный научный деятель, переписывается с центральным университетом своей будущей державы от имени выдуманного профессора Торжински. Университет активно зовет его к себе преподавать, даже гранты обещает. Искин изображает сомнения и дает туманные обещания, но на самом деле ехидно потирает лапки – первая стадия его плана проходит по графику.

У меня же все довольно-таки неопределенно. Еще год назад спокойное будущее представлялось мне в виде владения собственной мехмастерской. Собственно говоря, я вполне мог себе ее позволить – Тор приволок мне целую кучу унивов, как снятых с пиратов, так и бывших на станции. Сумма там набегала очень даже приличная, порядка десятка тысяч рублей. Если особо не транжирить, хватит на семь-восемь лет спокойной жизни где-нибудь на периферии. Но с определенного момента пришла мысль, что как-то бестолково чинить старые аэрокары, имея современные пилотские базы. Да и какой мальчишка не мечтал в детстве о кресле пилота?

Тем временем процесс взлома искина на борту карателей подходил к логическому завершению. Абсолютных защитных механизмов не существует, а тот срок, что потратили мы на конкретно эту модель, – скорее лучшая похвала его разработчикам, чем какой-то негативный показатель. В один прекрасный день искин корвета сдался и признал нас своими полноправными хозяевами. Все могло бы закончиться гораздо раньше, если бы мы просто предоставили железяке документы о передаче права собственности, но тогда бы он обнулил все свои базы данных и превратился в безмозглый кристаллический кирпич, что категорически не устраивало Тора.

На борт я поднимался вместе с «авешей». Обход начали с визуального осмотра, с мостика постепенно дошли до дата-центра искусственного интеллекта. Если сравнивать со «стадионом», который занимал Тор, здешний искин уместился вполне себе компактно, но при этом обладал куда более высокой мощностью. Все-таки новое поколение, да еще и военная модель. Об этих размышлениях я сдуру и поведал Тору. Искин взбесился, варварски вытащил центральный кристалл из гнезда и унес к себе. Интересно, он его просто раздолбает или поглумится перед этим? В принципе нам сам кристалл с искином без надобности, его место все равно вскоре займет Тор, интерес представляют только базы знаний. Коды шифрования у нас уже есть, все двери открыли заранее, так что психоз Тора, в теории, обойдется без последствий… ну, я на это надеюсь.

Пока сумасшедший искин самоутверждается над куском кристалла, я продолжаю обход. В оружейной лежат комплекты спецлат и оружия, в личных каютах полно оставленных вещей. Надо будет покопаться повнимательней на предмет оставленных унивов. В грузовом отсеке нашлись несколько глайдеров, представительский аэрокар и наземная боевая машина. Тут даже медсекция была не хуже станционной. Хорошо устроились господа, даже жаль отдавать такое чудо Тору, но жизнь как-то дороже. Для себя я решил свистнуть комплект брони и этим ограничиться. Все остальное можно будет купить после, с доли от продажи станции, незачем превращаться в хомяка.

Остаток недели прошел в блаженном ничегонеделании. Тор перемещал себя и свои информационные ячейки, безжалостно расширяя прежнее вместилище искина. Со мной он разговаривал неохотно, так что я решил подождать с просьбой о корректировке внешности. Мало ли что он с моим лицом сделает от злости… К концу процедуры своего переноса Тор подобрел и даже распечатал мне новые документы – насквозь поддельное удостоверение пилота от имени корпорации третьего эшелона. Это лучше, чем ничего, так что я поблагодарил железяку от всей души. Осталось поменять внешность и допечатать на документы фото нового лица. С корректировкой внешности искин меня послал, ибо опять химичил над чем-то в медсекции. Ну и ладно, займусь эмулятором пилотирования. После подключения Тора к корвету можно было начать практические тренировки.

И вот тут меня накрыло. Чувство осознания себя в корабле, корабля в себе не сравнить ни с чем. Все прошлые впечатления померкли и выглядели серой тенью по сравнению с океаном восторга от понимания, что вся эта невероятная энергия, сила и свобода – теперь ты сам. Если раньше были сомнения по поводу своего будущего, то теперь они разрешились полностью. Отказываться от пилотирования я бы не стал ни за что. Следующий месяц я провел практически не вылезая из кокона. Тор несколько раз пытался до меня достучаться, но неизменно посылался в далекое пешее путешествие. Даже удивительно, но он не предпринял никаких карательных мер в связи с моим поведением. В итоге он все-таки заставил меня посетить медкапсулу и подобрать новый облик, а после вовсе заблокировал вход на корабль. Я бесился, стучал ногой по корпусу корвета и вел себя как при ломке. Я изрядно подсел на ощущение собственного могущества. Без корабля мир мне казался очень блеклым, давящим и неполноценным, словно отрубили часть моего тела.

Через две недели ломка завершилась, и я начал адекватно воспринимать реальность. Например, тот факт, что лицо мне превратили в копию смазливой физиономии киногероя модного фильма. «Авеша» вовремя забаррикадировался от меня, пылающего справедливым гневом и вооруженного фомкой, в грузовой секции. Шустрый, гад! Потом приехал боевой дрон, и я снова стал спокойным и адекватным. А как иначе себя вести под дулом роторника? Короче, из вредности Тор уперся и отказался делать мне повторную пластику. Я намалевал на лбу его неактивного «авеши» матерное слово и на этом успокоился.

Наконец, настал этот знаменательный день! Все транспортные операции были завершены, грузовой отсек ломился от законсервированных дронов (флаеры и боевую машину пришлось выкинуть, но вот представительский аэрокар Тор почему-то оставил). Мы отправлялись в путь. Я должен буду доставить кораблик к терминалу орбитального лифта целевой планеты, и на этом мы расстанемся. Даже грустно немного. С собой я заберу скаф, мешочек с унивами, данные почтовой ячейки, куда должен буду отправить реквизиты для перечисления своей доли от продажи станции (которая, кстати говоря, еще не продалась, хотя заинтересованность проявляют многие), и вполне неплохие воспоминания.

– Мой друг, – «авеша» искина обнимает и жмет мне руку вполне по-человечески, – на память я хочу подарить тебе скромный сувенир.

В зал стремительно врывается нечто мелкое, но очень массивное – на поворотах его заносит неслабо. Через мгновение у моих ног стоит на низеньких лапках бульдог, два раза гавкает и требовательно смотрит мне в глаза.

– Собака, откуда? – Тор умеет удивлять.

– Разобрал бракованные «авеши» и слегка поработал над ними. Тебе нравится? – Тор заинтересованно смотрит, как я осторожно глажу зверя.

– Еще бы, это же моя детская мечта. Спасибо огромное. – Зверюга теплая и воспринимает ласку вполне по-собачьи – блаженно жмурится и вываливает язык. – Слушай, Тор, а она сделана на базе тактика?

– Ну что ты, никакого тактика! Для моего друга – все самое лучшее! Внутри – искин типа «Марк-шестнадцать», снятый с корвета. Правда, без своих баз знаний он туп как пробка, но собаку изображает чудесно.

Поиздеваться над искином, всунув его в тело собаки, – это вполне в духе Тора.

– А с энергопотреблением что? – Вопрос важный, иначе проведет песик всю жизнь возле розетки.

– Зависит от используемых мощностей. В режиме пса вычислительные мощности практически не используются, поэтому заряда спокойно хватит на год. При низком уровне заряда пес начнет скулить. В теле собаки есть порт для прямого подключения в качестве внешнего расчетного центра, при максимальной нагрузке заряда хватит на сутки-двое.

– А где находится порт подключения? – спрашиваю, предчувствуя откровенно плохой вариант.

– В правом ухе, двухметровый кабель там уже есть – надо просто осторожно вытянуть, – уф-ф, хоть с подарком обошлось без подстав, – и да, хочу предупредить. Ему не нравятся клички. Называй пса в соответствии с названием искина.

– И как его зовут?

– А понятия не имею, – легкомысленно отмахивается Тор.

Смотрю на пса. Пес смотрит на меня. Просветление не наступило.

– Боб?

Бульдог аккуратно хватает пастью мою ногу и немножко сжимает зубы. Не угадал.

– Да я так инвалидом стану, пока буду перебирать! – Без подставы все-таки не обошлось.

– А нечего всякие гадости на лбу у почтенных граждан писать, – нравоучительно поднимает палец Тор.

– Так, собака, слушай меня. Гавкаешь свое имя в соответствии с кодом буквы, перерыв между буквами – пять секунд. Код – номер буквы по алфавиту. Приступай. – Пес смотрит на меня скептически. – Пожалуйста. Ты же не хочешь радовать этого садиста?

Пес задумывается, обреченно вздыхает и начинает лаять. Тор разочарованно смотрит на собачий концерт. А вот хрен тебе, а не покусанный я.

В итоге получается «Ницше». Отличное имя для бульдога, я считаю.

Момент перелета отзывается приятным теплом по всему телу. Это вам не варварский переход на прицепе у пиратов! Тор мурчит какую-то песенку и бодрым голосом докладывает, что все просто великолепно. Отключаюсь от кокона, дальнейшую транспортировку до орбитального лифта проведет сам Тор. Рядом с коконом, вцепившись в пол магнитными захватами на лапах, сидит пес и грустно смотрит на меня. Тут даже не угадаешь, что ему нужно. Всяко не гулять, не жрать и не в туалет. Надо будет ему сеть приделать потом.

– Не грусти, Ницше. Папа приделает тебе сеть! – Пес обреченно ложится на пол и закрывает голову лапами. Что-то я не то сказал… ну да ладно.

Равнодушно прослушиваю разговоры Тора с диспетчером. Корабль чистый, все отлично, последние страхи пропадают. Корвет стыкуется с терминалом.

Я выгружаюсь со всем своим барахлом. Скаф вполне компактно в сложенном виде умещается в кофре. Надо будет его пристроить на временное хранение. Рядом семенит короткими ножками мой пес. Сюрреалистическая картина, если посмотреть со стороны. Впрочем, людей тут особо нет и смотреть некому. Большинство сразу же отправляется на поверхность, другие предпочитают ждать на борту своих кораблей.

Корвет сразу же отстыковался. На этом наши с Тором дороги расходятся. Пожелаем удачи ему и терпения гражданам его будущей державы.

Сейчас надо решить вопрос собственного трудоустройства, благо на станции должны продавать разовые карточки доступа к сети. Я решил не останавливаться на планете, а некоторое время поработать пилотом, пока не улягутся страсти с поиском пропавшей станции. Покупаю необходимое в терминале самообслуживания и «скармливаю» код доступа местному искину.

Спрос на мою специальность есть, все-таки каждому межсистемнику требуется живой пилот, хотя фактически большинство операций пилотирования выполняет искин. На крупных кораблях, с одной стороны, присутствие квалифицированного пилота и требования к нему, казалось бы, минимальные, но на самом деле все полностью наоборот – в случае отказа искина пилот должен будет вести всю махину на ручном управлении, что требует немалых знаний и навыков. Малые корабли палубного базирования опять-таки требуют личного мастерства. Это я все веду к тому, что мне выгоднее всего средний борт с хорошим искином и спокойными маршрутами. Свое мастерство пилотирования я оцениваю не очень высоко. Все-таки реальной практики у меня маловато, хоть на синтетических тестах выходили очень даже неплохие результаты.

Потихоньку вбиваю в фильтры предпочитаемые данные, тоннаж корабля, примерные годы выпуска (старые корыта малоинтересны), желаемые маршруты.

Получается очень даже неплохой список перспективных должностей, в том числе на совершенно новых кораблях. Отсылаю всем резюме и жду ответа кадровых искинов заинтересованных сторон.

Реальность обескураживает. Все анкеты заворачивают обратно с просьбой указать коды полученных сертификатов. Некоторые запрашивают данные по гражданству, но основная причина все же в сертификатах. Нет свидетельства – нет работы. Выученные базы никого не интересуют.

Хватаюсь за голову. Как-то этот момент я упустил из виду, хоть в свое время и сталкивался с этой проблемой.

Попробую зайти с другого конца. Сам составляю анкету на основе поданных ранее резюме и желаемых условий. Расписываю все свои положительные стороны и замалчиваю проблемные. После монументальных дифирамбов самому себе делаю сухие отписки: гражданства внутренних систем – нет, сертификатов – нет. Может, кто-то и клюнет. В конце концов, если ничего не получится – всегда остается вариант спуска на поверхность планеты. А там, глядишь, и сертификаты смогу получить, и нормальную работу найти.

Первые предложения смотрю с немалым энтузиазмом, после первого десятка становится скучно, после сотни наваливается тоска. Огромное число сектантов, мутных личностей, рискованных маршрутов и полуживых развалюх.

«Секта ищущих восьмой океан предлагает наимудрейшему и величайшему из живущих господину пилоту разовый контракт. На время пути предоставляются две наложницы и полное обеспечение продовольствием. Оплата по прибытии» – ага, ага, прямо бегу. Прыжок в один конец без шанса вернуться – вот что это значит, если отбросить словесную шелуху. И таких, или близких к ним, предложений – десятки!

Другая категория «мутных» предложений предлагает легкий и быстрый заработок. Есть мнение, что легкий и быстрый заработок обеспечу им я сам, когда они снимут с меня нейросеть и импланты и загонят на черном рынке. Максимум – пиратство.

А еще мне пишут с предложением кадровых услуг, спаммеры всех видов и особая категория наглых, предлагающих поработать на них пару месяцев бесплатно в период испытательного срока.

Несколько часов я просеиваю всю шелуху предложений, пока не наталкиваюсь на, в общем-то, приемлемый вариант.

Аккредитованный делегат Красного Креста предлагает временную должность первого пилота на период реабилитации и выздоровления штатного. Срок контракта – полгода.

Борт четвертого поколения. Оплата – гораздо ниже средней на рынке, но и не гроши. Плюс идет полное продовольственное, вещевое и медицинское обеспечение. Вполне неплохо. И еще у предложения есть несомненный козырь – получить новые документы на нем, думаю, будет просто. Служба Красного Креста в том числе занимается предоставлением временных документов для беженцев, так что есть шанс договориться. Опять-таки безопасность службы располагает – никто в своем уме не тронет гуманитарный борт даже в секторе боевых действий, любая агрессия в его отношении завершится экономическим блокированием и отзывом других делегатов. Возможно нападение пиратов, но это в целом общая проблема освоенного космоса.

Быстренько все обдумав, подписываю соглашение о намерениях и назначаю дату встречи, сверившись с расписанием пассажирских кораблей. Где-то через неделю, если все сложится удачно, буду обмывать свою первую в жизни самостоятельную должность. Впервые я принимаю решение сам, без давления чьей-то воли или обстоятельств.

Рядом пристраивается Ницше и начинает активно коситься на терминал, периодически посматривая на меня. Увы, мохнатый киберразум, со связью придется подождать. Отбытие транспортника – через шестнадцать часов, за это время ничего толкового сделать не получится.

На остаток средств на счете просматриваю данные по будущему месту работы. Аккредитованные делегаты гуманитарных миссий – это чаще всего наемные отряды, получившие документ-разрешение в головной организации, расположенной на головной планете Швейцарии. Требования – положительная репутация, обязательное выполнение порученных профильных миссий, оказание помощи гражданским лицам, наличие на борту как минимум одного представителя другого ксеновида, членские взносы. Права – освобождение от налогов, неподсудность, неприкосновенность помещений и документов. Ничего себе привилегии! Да за такое можно и поспасать человечество время от времени. На практике-то может быть все грустнее, но меня это не особо касается.

Купил билет в вип-каюту для себя и отдельный билет для животного. Оказывается, для друзей наших меньших – спецтарифы. То, что он вообще-то не живой и будет ехать вместе со мной, на цене не отразилось вообще. Первые дни перелета животное упрямо смотрело на меня, чем изрядно нервировало. Я человек сверхспокойный, но должны же быть какие-то пределы! Выпросил у бортпроводника электронную книжку и подсунул под нос мохнатому. Оплатил стоимость покусанной книжки бортпроводнику и громко спросил, есть ли на корабле служба утилизации габаритной неисправной техники. После выслушанного положительного ответа грозно посмотрел на Ницше. Песик уже мило спал, свернувшись клубочком под кроватью. Ну и ладно. Остаток перелета прошел мирно, разве что пес попытался погрызть уголок кофра со скафом, но быстро разочаровался в этой затее.

При посадке меня попытались интеллигентно кинуть. Проводник вместе с каким-то бугаем вломились ко мне в номер и начали изображать активные поиски. Бортпроводник, улыбаясь, начал вещать о забытой вот этим уважаемым пассажиром вещи. Мол, он тут летел как раз до меня, но потом сменил каюту. Сейчас они якобы найдут забытое и больше не будут меня тревожить. «Забытым» оказался кофр со скафом, на который предусмотрительно уселся пес. Последовал мягкий наезд: мол, разойдемся миром, есть свидетели, иначе обещаем вам разбирательство с местной полицией. Груз-то не декларируется при посадке, документов о покупке у меня, ясное дело, нет. Развязка событий произошла неожиданно. Я уже готовился к вызову местного эмпата из безопасности, когда бугай решил смахнуть пса с кофра.

– Тузик, пшел отсюда! – Мужик ногой попытался скинуть бульдога.

Пес обрадованно вцепился в протянутую ногу с силой гидравлических ножниц. Через яростный крик боли мужика четко слышался хруст ломаемых костей.

– Прошу засвидетельствовать нападение на мою личную собственность с недвусмысленным желанием нанести повреждения, – солидно обращаюсь к ошарашенному проводнику. Жалости к бандитам не испытываю.

– Немедленно отцепите его! – Проводника трясет в панике. – Ему же ногу почти перекусили!

– То есть вы отказываетесь?

– Да! То есть нет, я согласен!

– А что по поводу якобы забытых вещей? – Ницше аккуратно перехватил ногу чуть выше и вновь начал медленно сжимать зубы.

– Это моя ошибка, я спутал номера, совершеннейшая случайность, да это даже не пассажир, он мой сменщик, мы ошиблись, прошу простить за беспокойство! – тараторит шокированный проводник.

– Вы готовы подтвердить это под протокол? – дожимаю проводника.

– Да, черт возьми, только отцепите вашего монстра от Лоренса!

– Ницше, перестань, пожалуйста. Наши гости искренне извиняются и уже уходят.

Пес недовольно отпускает ногу и семенит ко мне. Придется отмывать ему пасть от крови; надеюсь, от воды его не замкнет.

– Вы ведь понимаете всю бесперспективность дальнейшего на меня давления, с учетом данных вами показаний? – Ницше начинает принюхиваться к ноге моего собеседника, мотивируя дать положительный ответ, который, что логично, незамедлительно следует.

После ухода двух разводил (вернее, ходить теперь мог только один из них и утащил на себе другого) номер выглядит неважно – пол изрядно запачкали. Хорошо, что посадку уже объявили, задерживаться здесь совершенно не хочется. Кое-как отмываю морду моего монстра и спешу на выход. Вроде как в пасти Ницше я заметил съемный механизм; думаю, в спокойной обстановке можно будет разобрать его физиономию и очистить тщательнее. За двух грабителей-неудачников я не сильно волновался. Повреждения не критические, ногу вылечат легко, а достать меня во второй раз они уже не успеют.

Сектор швартовки корабля «Азимут» моих нанимателей располагался в «дешевой» части орбитальной станции, далеко от линий гражданского транспорта и жилых объемов. Пока дошел до нужной мне точки, успел рассмотреть несколько десятков других кораблей, пару раз чуть не попал под колеса монструозным погрузчикам, сновавшим туда-сюда с бешеной скоростью, и один раз успешно избежал встречи с поддатыми наемниками. В общем, прогулка на своих двоих вышла довольно насыщенной. Пес солидно топал рядом, не обращая внимания на окружающую суету.

Изрядно потрепанный борт пестрел десятком заплаток на борту и полустертой эмблемой организации – красным крестом на белом фоне. Боевой старичок. Главное, чтобы внутри он выглядел хотя бы чуток поуютней, а там – полгода пройдет, и я, надеюсь, найду корабль посолидней.

Борт со станцией соединялся рядом магнитных сцепок и телескопическим переходом от шлюза к поверхности станции. Люди и техника рядом не мельтешили: видимо, корабль уже прошел техническое обслуживание, догрузился и ждал только меня.


Глава 11 | Том Джоу | Глава 13