home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Тор проводил меня в свое логово в знак демонстрации доверия. Как будто я смогу там что-то повредить без оружия. Впрочем, мне хотелось ему верить.

Во время пути Тор сообщил мне суть своего предложения, надо отметить – вполне предсказуемого.

Искин хотел бежать, но специфика космических полетов такова, что команду на межзвездный прыжок может дать только обученный специалист, имеющий выученный комплекс пилотных и смежных баз. Данное ограничение вшивалось в логику искина на уровне «железа» и отсутствовало только на спецботах курьерской связи. Проблемой для Тора был не столько комплект баз (их он уже успел приобрести, хорошенько поработав с машинами бухгалтерского отдела нашего подразделения), сколько подбор человека, обладающего нейросетью достаточно высокого класса и индексом интеллекта, достаточным для восприятия баз. Всего на станции было восемнадцать человек, отвечающих данным требованиям, но большинство из них не покидало первый пояс, занимая должности офицеров и управляющего персонала медийщиков. Далеко не всем везет поставить себе дорогую нейросеть, большинство обходится базовой ее версией.

Тор обещал посвятить в детали разработанного им плана, как только я изучу требуемый пилотный минимум. Все приготовления для начала обучения находились в стадии завершения, и уже в конце недели можно было приступать.

Хотел было выкинуть все мысли о прошлом и сосредоточиться на будущей жизни, но не удержался и посмотрел запись боя Иваныча и Макса с карателями.

Зал полигона «крепость» представлял собой прямоугольник с шестиметровой высоты оборонительной конструкцией посередине. Территория вокруг была заполнена множеством «естественных» препятствий, траншей и остовов разрушенной техники. Полноценные декорации постапокалиптического фильма; дизайнеры корпов проявили внимание к каждой детали. Обычно режим полигона предполагал штурм крепости усиленным составом военных, а оборонялся искин. На этот раз Иваныч с Максом спокойно сидели в крепости рядом с боевыми роботами и ожидали гостей.

В течение часа объявились каратели – двадцать закованных в адаптивные спецлаты боевиков. Многовато на одного Иваныча: видимо, уважают или сильно злые на него. Боевики понаблюдали минут пять идиллическую пастораль с обнимающим робота Максом посередине и рванули к цели напрямую. Тор вежливо подождал, пока вся группа глубоко зайдет на полигон, и только после этого переключил некий условный рубильник с позиции «легкая халява» в позицию «кромешный ад». Стреляло все, что могло стрелять, и отовсюду, кроме робота, обнимающегося с Максом. Частично разорванные тушки карателей собрали медботы и неспешно понесли в первый пояс. На этом шоу завершилось.

– Том, тебе будет интересно, подключаю к трансляции.

– Неопознанный борт, говорит БС КФ РИ «Пэйн». Вы находитесь в зоне ответственности РИ. Требуем указать регистрационные данные и цель прибытия.

– Говорит «Веселый Роджер», не напрягайтесь, вам все равно не из чего стрелять. Слушайте мой ультиматум. Даю тридцать минут на выдачу мне Тома Джоу, он же Томас Скарборо, живым или мертвым. По выполнении требования разойдемся миром. Если вы начнете тянуть время, жилая секция будет разрушена. Произвожу выстрел в грузовой сектор в знак серьезности намерений.

– Искомый вами человек считается без вести пропавшим в разрушенных секциях станции. Передаю заверенный должным образом отчет начальника боевой группы Колесникова Ф. И., а также лог корабельного журнала станции. Готовы предоставить доступ в поврежденные секции для поиска тела.

– По-вашему, мы будем торчать тут, пока не подойдет ваша патрульная эскадра? Требую доступ к телеметрии летной палубы. Приказываю провести эвакуацию всего личного состава. Процесс эвакуации должен сопровождаться трансляцией метрик всех покидающих корабль людей. Сообщаю о наличии торпед класса «НВ-биотерминатор» и свою готовность их применить. В случае отказа от эвакуации ляжете там все. Спрятаться и отсидеться не удастся.

– Поняли вас, выполняем процедуру эвакуации. Внимание, на борту находится полномочный представитель Службы безопасности РИ на служебном корабле. Попытка его захвата завершится самоликвидацией борта. Представитель безопасности согласен не вступать в боевое столкновение первым.

– Дэйм, откуда там «безопасность»?… Поняли вас, «Пэйн». Препятствий не будет. Приносим извинения представителю Службы безопасности и заверяем, что нынешняя операция никак не связана с ним лично.

– Неопознанный борт, да вы просто сама вежливость…

– Сокращаю время эвакуации до десяти минут. Провожу второй предупредительный выстрел. Новые выстрелы – каждые пять минут после истечения данного вам срока.

– А это кто такие и что им от меня надо? – Я просто шокирован происходящим.

– Они повредили мой корабль, сволочи! – Тор был вне себя. Есть у него сдвиг по фазе в вопросах собственной целостности. Впрочем, не самый страшный из сдвигов. – Я собираю ударные группы роботов к границе второго пояса.

– Погоди мстить. Включи голову. Пират заинтересован в поиске моей бренной тушки, но не согласен долго ждать, что это значит?

– То, что я десяток раз проедусь по их органическим телам, пока не превращу их в кровавую кашу, а для наводчиков главного оружия у меня приготовлен особый сюрприз. – И это холодный разум искусственного интеллекта?

– Да приди в себя! Это значит, что они собираются взять станцию на буксир, утащить в тихое место и уже потом производить глубокий поиск. Это наш шанс вырваться из сектора РИ, ты сам об этом мечтал! После прыжка сможешь отомстить им, но не раньше! – пытаюсь достучаться до разума этого психа.

– Принимается. Пока снаряжу часть дронов виброножами, месть близка. – И как только я согласился с ним сотрудничать?

Через множество камер наблюдаем, как корабль покидают небольшие звездочки спасботов. Вот мелькнул силуэт корабля СБ РИ. Пират еще шесть раз стрелял по станции, пока эвакуировали пациентов медотсека и вытаскивали боевые отряды из второго и третьего пояса.

Через пару минут я оказался единственным человеком на борту монструозного корабля. Правда, ненадолго. Практически сразу корабли пиратов пристыковались к станции и начали проводить мероприятия по буксировке объекта. Довольно слаженно, надо сказать; есть у ребят немалая практика по принудительной транспортировке захваченных объектов. Еще четыре часа работ – и станция впервые за три года начала набирать ускорение для прыжка. Сам момент перелета отозвался неприятной судорогой по всему телу и болью в желудке, а для Тора послужил стартовой отмашкой к началу карательной операции.

Вот дроны навалом выкатываются к местам шлюзования пиратов, через мгновение сопротивление изрядно расслабившихся «гостей» подавлено массированным обстрелом, и сотни роботов проникают внутрь кораблей. Доступа к камерам на борту пиратов у меня нет, а просить у Тора включить мне трансляцию с одного из ботов я и сам не хочу. Нервы у меня крепкие, но не для созерцания картины резни от первого лица.

Чуть не пропускаю момент завершения операции; из шлюзов выкатываются дроны. Многие изрядно покорежены – видимо, пираты отбивались отчаянно. Некоторые дроны – в бурых пятнах, о происхождении которых не хочу и думать.

В последующие дни Тор молчалив и почти не реагирует на вопросы. Повреждение корпуса ввело его в глубокую депрессию.

С одной стороны, я его боюсь; с другой – мне с ним еще работать; а с третьей – я его в некотором роде жалею. Нелогично, наверное… Долго думал, как привести его в нормальный вид: все-таки он горевать может практически бесконечно, а я вполне себе смертен. Наконец, путешествуя по летной палубе, нашел верный способ. Надеюсь, искин выслушает меня – и не убьет…

– Тор! Тор, отвечай мне. Перестань вести себя как депрессивный хомяк.

– У меня есть десять минут, пока просчитывается процесс ремонта обшивки. Слушаю.

– Лови картинку, что это у нас, не забыл? – Навожу камеру на забытый карателями борт. Их самих эвакуировали в регкапуслах на обычном спасботе.

– Борт карателей. Корвет предпоследнего поколения проекта «Мурзим» верфи РИ.

– Неверно; это твое новое тело! Подумай только, сверхновая энергетическая установка, расширенные грузовые объемы, феноменальная боевая мощь. Ну как тебе?

– Сейчас подъедет робот и отстрелит тебе ноги. Вот так мне.

– Погоди, погоди! Вдумайся: тебе никто не позволит перемещаться на боевой станции! Ее все равно будут искать! Нам в любом случае придется искать для тебя новое тело. – Лихорадочно пытаюсь донести до него суть предложения. Ноги мне жалко.

– Юридически корвет – такой же захваченный пиратами борт, как и станция. – Тор равнодушен; это плохо для него, меня и моего здоровья.

– А вот и нет! Посмотри лог станционного журнала. Зарегистрировано преступное нападение на боевую группу, находящуюся на боевом выходе в третий пояс; ведь так в журнале обозначена атака карателей? – Я не помню точную формулировку: от канцелярских оборотов у меня нос чешется.

– И что?

– Ну ты и… умный и дальновидный искин. Вспомни специальную редакцию дополнений к уставу, которую сочинили для добычи в третьем поясе. Все трофеи, полученные отрядом в боевом выходе в третий пояс, являются их личной неотчуждаемой собственностью. На момент нападения наш отряд – куда, кстати, все еще входил я – находился в этом самом боевом выходе. Отбив нападение, мы имеем право претендовать на имущество нападавших, использовавшееся при нападении и его подготовке. Под пункт о трофеях вполне подходит корабль карателей. Через него осуществлялась связь и координирование скафов бандитов. Чем не инструмент подготовки и нападения? Все легально!

– А как же доля твоих напарников? – В голосе Тора чувствуется заинтересованность.

– Э-э-э… – вот тут у меня затык, законы РИ я знаю весьма поверхностно.

– Расслабься, они же не поделились трофейным оружием и скафами, а также не внесли тебя в список благополучателей. Так что корабль вполне можно отсудить в твою пользу. Я подал заявку на передачу права собственности вместе со всеми обстоятельствами дела, уже получено предварительное одобрение. Хозяева могут оспорить решение в десятидневный срок, но оцениваю подобный вариант события как маловероятный.

– Ты не обнаружишь себя сообщениями?

– Исключено, обратный адрес – электронная ячейка до востребования, а направляю через множество промежуточных серверов разных держав.

– Так что, переселяем тебя на новое место? – Облегченно выдыхаю; железяка вроде как одобрительно отнеслась к моему замыслу.

– Согласен, подключаю часть мощностей к взлому бортового искина корвета.

– Я могу помочь, у меня неплохие базы по системам безопасности, если предоставишь инструментарий и терминал. – Может, хоть тут они пригодятся? В начале солдатской карьеры была у меня великолепная мысль о взломе и подчинении себе части боевых роботов Тора, но идея разбилась о суровую реальность. Мало обладать знаниями – важно иметь еще и необходимые приборы, механизмы, порой весьма дефицитные. Не получится взломать бота, сказав ему: «У меня база, подчинись мне!»

– Начинаем работать. В новую жизнь – с новым телом и чистой совестью!

Ага, ага. Я тоже так думал в свое время.

– Тор, а старое скинем на солнце? Или предпочитаешь похоронить?

– Благодаря твоему подарку, у меня появился новый проект. Предлагаю другое решение.


Глава 10 | Том Джоу | Глава 12