home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Важное правило успешной работы в большой компании, если начальство вокруг сошло с ума, – не удивляться, не интересоваться причинами и тоже, соразмерно своей должности, сойти с ума в выбранном вышестоящими направлении. Виктор Рахой второй день не уходил с работы, бешено метался по огромной площади второго терминала космопорта, наворачивая уже десятый круг по вверенной должностной инструкцией территории, и совершенно не понимал, что происходит. Непосредственное начальство тоже ничего не понимало, водило хороводы еще интенсивней и активно искало, на кого бы наорать. Видимо, суть происходящего знал только директорат, но делиться информацией с подчиненными не торопился. Все отправления отменили еще вчера, сегодня терминал только принимал пассажиров. Воздушные линии над терминалом полностью разгрузили, временно запретив полеты всем, кроме технических служб космопорта и транспорта, организованного для прибывающих. Многие пассажиры искренне возмущались невозможностью вызвать аэротакси, некоторые скандалили, требуя транспорт прямо к трапу. Не помогали ни угрозы, ни взятки. На гневные телефонные звонки руководство терминала отвечало предельно рассеянно, а в определенный момент вовсе перестало отвечать на вызовы. Всех прибывающих моментально оформляли и чуть ли не бегом сопровождали до чартера.

Больше всего Виктора смущало отсутствие спецслужб. Все происходящее очень смахивало на прием Очень Важного Лица, но не суетились вокруг люди с подозревающими все и вся глазами, не мелькали снайперы на крышах, да и комитета по встрече в составе других Очень Важных Лиц Виктор не наблюдал.

Только-только распихали пассажиров старенького карго-лайнера по автобусам, и в огромных залах терминала царила необыкновенная тишина. Работников заведений общепита и сувениров тоже распустили по домам, обслуживать-то некого. Виктор хотел уже завершить обход, как глаз зацепился за некое несоответствие. В самом углу зала безмятежно спал сухонький старичок в добротной, но очень простой черной одежде. Вопиющий непорядок! Сердце сжалось от неприятного предчувствия, в нынешнем бардаке это может стоить ему должности.

– Отец. – Виктор наклонился над стариком и осторожно тронул его за плечо.

Мужчина встрепенулся, посмотрел на Виктора глазами цвета изумруда и по-доброму улыбнулся:

– Не заметил, как задремал, дорога вышла суетливая.

Рахой почувствовал, как пропадает желание гаркнуть на старика. Раздражение и страх потерять должность смывались волнами расположения к добродушному дедушке. Виктору он почему-то сразу же напомнил деда – бывшего офицера.

– Терминал закрыт сегодня, всех пассажиров отправляем в город чартером. Рейсы отменены, если вы у нас транзитом, то можем предоставить гостиницу в городе. Если вас должны встретить, то увы – ничего не выйдет, – Рахой виновато развел руками, – никого не пускают.

Виктор проверил наличные чартеры.

– Сейчас все машины на полпути к городу, придется подождать минут двадцать, но делать это лучше в кубрике охраны на первом этаже. Разрешите, я вас провожу?

Старик нахмурился, задумался на пару секунд.

– Мне надо позвонить в город, это возможно?

– Есть общественные терминалы, но давайте я просто перечислю вам пять гринов на счет для звонка через нейросеть в качестве извинения за беспокойство? – Виктор и сам не мог понять, почему так хочет угодить харизматичному старику.

– Это лишнее, благодарю вас. Мне достаточно обычного терминала.

– Тогда давайте я проведу вас к служебному терминалу, он ближе, и рядом – удобное кресло. – И еще одна странность: пользование служебными помещениями посторонним запрещено, но Рахой чувствовал, что так правильнее. Да и кто узнает?

– Буду вам очень признателен.

Служебное помещение располагалось в минуте ходьбы. Просторная комната с окнами во всю стену, несколько кресел вокруг журнальных столиков с терминалами и большая картина на стене с абстрактной мазней совершенно не впечатлили старика. Он целеустремленно прошествовал к ближайшему терминалу, ни на секунду не задумываясь, ввел двадцатизначный номер абонента и напряженно стал считать гудки. После восьмого сбросил, набрал заново или, может быть, другой номер – Виктор не стал следить, еще шесть гудков – и опять новый набор.

В этот раз на том конце провода берут трубку. Старик добродушно общается с собеседником общими фразами, слегка пеняет на сложные обстоятельства своего прибытия и обещает скоро быть в городе. После разговора взгляд у мужчины становится мечтательным, он наконец приседает в кресло и смотрит на небо в окно. Виктору совершенно не хочется мешать его мыслям. Пусть ждет чартера тут, какая разница?

Через пять минут в комнату буквально вламывается самый главный босс терминала, растрепанный, с румянцем на лице. Он что, бежал? Виктор еще никогда не видел гендиректора так близко, а в таком состоянии до этого дня «главного над всеми» вряд ли вообще кто-то видел.

– Милорд, мы ждали вас вечерним рейсом! – В голосе гендира паника, он смотрит на старика взглядом побитой собаки.

Тут гендир замечает Виктора.

– Ты уволен! – рявкает он, но замечает укоризненный взгляд старика. – Повышен! Премия и отпуск, отпуск прямо сейчас, немедленно, марш отсюда! Руки в ноги – и живо в отпуск!

Рахой шустро покинул кабинет, пока милость снова не сменилась гневом. За дверями он почувствовал легкий укол в шею, тело повело в сторону, но, к счастью, прямо в объятия служащего безопасности терминала. «Наверное, слишком переволновался за два дня, отпуск как раз кстати», – успел подумать Рахой за секунду до потери сознания.

Двери в комнату вновь открылись. За стариком суетливо семенил генеральный, пытаясь в сбивчивом монологе объяснить всю свою радость от встречи, сожаление о собственной нерасторопности и полную готовность защищенного планетного терминала конференц-связи.

– Мальчишку куда потащили? – Старик, которого директор называл исключительно милордом, проводил взглядом бесчувственную тушку Виктора.

– В медблок. Поспит в регенераторе, пока информация о вашем прибытии не просочится вовне. Потом организуем ему лучший отдых на планете, как вы и приказывали.

– Вся эта суета в терминале разве меня не демаскировала? – иронично спросил милорд.

– Никоим образом, я вас уверяю! Мы убедили видного политического деятеля союзного государства сообщить о прибытии через наш терминал и отменить свой визит в последнюю минуту. Так что все хлопоты были связаны с прибытием высокого гостя. Планетную безопасность он предупредил еще вчера, а нас – совершенно позабыл. Мы, конечно, взыщем с него неустойку в виде части тех денег, что сами ему заплатили за имитацию прибытия. Так что визуально и юридически все абсолютно правдоподобно.

Оставшийся путь они провели в молчании. Старик обдумывал произошедшие события, пытался прогнозировать, осмыслить правильность своих поступков, как прошлых, так и будущих.

Что такое старость? Возрастной ценз или состояние души? Старик знал ответ для себя. Старость – это когда династия, созданная тобой, прочно стоит на ногах. Пятьдесят лет назад, отмечая свое трехсотлетие, он почувствовал, что старость пришла. В этот день он отказался от услуг по восстановлению внешности, оставив стандартный набор поддержания организма. Милорд больше не нуждался в облике вечно молодого, энергичного мужчины тридцати лет.

Влияние династии, ее сила и мощь позволили ему стать обычным стариком, который балует праправнуков, решает семейные споры и совершенно никуда не торопится. Милорд Собрарбе все еще оставался милордом для тысяч профессионалов и управленцев, получивших свои должности благодаря ему. Поэтому старик всегда был в курсе всех острых политических вопросов и иногда участвовал в их решении. Он не сожалел о прожитой жизни и спокойно покинул бы этот мир в положенный ему срок. Увы, бессмертие недостижимо. В современном мире возможности медицины, казалось бы, ограничены лишь щедростью кошелька пациента, но на самом деле это не так. Полная регенерация мозга человека невозможна, негативные изменения накапливаются и в определенный момент не поддаются очередной очень-очень дорогой коррекции.

Милорду оставалось два года жизни, когда его уверенность в благополучии рода была разрушена. Нехитрая политическая интрижка обернулась месяцем судебной клоунады и пятью месяцами каторжных работ в компании других клоунов. Неужели эти идиоты считали, что он не отличит настоящую каторгу от выдуманной? Но даже не это приводило милорда в ярость. Его, одного из основателей этого общества, вываляли в грязи на людях! Посмели распоряжаться его свободой! Он даже в кошмарах не мог представить такого развития событий. Даже после амнистии ему хотели устроить публичную порку, но милорд смог пробраться на старенький рудовоз и дать весточку своим. Ожидающие прилета каторжного транспорта журналисты остались ни с чем, как и их хозяева.

Видимо, род Трастамара совсем заигрался в императоров. Милорд не верил, что все произошло только по вине потомков Императора, искренне веривших в собственную голубую кровь и высшее предназначение. Такое с ним могли сотворить только с молчаливого согласия главы рода. Подыхающего льва решили показательно забить палками.

Десять голопроекций ключевых фигур династии поочередно выразили почтение милорду.

На изображении рядом с каждым из представителей лежали несколько папок. Дань традиции. Вся ключевая информация передавалась в электронном виде и практически никогда не отображалась на вещественных носителях. Но так уж повелось, что каждый из директоров рода располагал рядом с собой папки в соответствии с курируемыми направлениями. Цвет папки обозначал состояние дел, от зеленого (все просто прекрасно) до черного (полный крах).

Собрарбе привычно окинул цветовую гамму взглядом, удовлетворенно констатировал отсутствие черных папок и большое число зеленых и желтых. Враг еще не принялся растерзывать его наследие на куски, но это обязательно последует – сейчас или после его смерти.

– Перед тем как мы обсудим все согласно стандартному протоколу, у меня для вас будет три объявления. Первое, мы готовимся к войне.

Собеседники восприняли это спокойно, дураков среди них не было, и политические последствия иных приготовлений они понимали прекрасно.

– Второе: наши новые друзья, найденные через господина Жозе, – кивок в сторону девятого экрана, – подарили мне пару десятков лет жизни.

Огромное оживление! На многих лицах появился изрядный оптимизм. Все-таки, имея за своей спиной милорда, дела вести гораздо проще.

– Третье. Я возвращаюсь к непосредственному управлению. – На лицах по ту сторону экрана начали появляться хищные улыбки, не предвещающие ничего хорошего врагам.

Воодушевление соратников вдохнуло силы в него самого. Старость откладывалась надолго.

После шестичасового брифинга он совершенно не чувствовал себя уставшим. Пока есть фора времени и бывшего заключенного ищут по всей галактике, требовалось сделать как можно больше. И начать следовало с самого важного: продления жизни.

На представителей династии маги вышли сами, абсолютно банально придя в центральный офис. Совершенно невозможный сценарий в глазах военных, клятвенно утверждавших о полном контроле транспортного сообщения с обнаруженным магическим миром. Колдуны не стали соблюдать протокол, резервируя приемное время, а просто ментально оседлали разум секретаря и заставили связаться с самым большим начальником. Начальник, подтверждая свой профессионализм, быстро сориентировался в ситуации.

Вот такая цепочка событий привела к тому, что напротив милорда сейчас вольготно расположился глава делегации чародеев.

– Перед тем как мы обсудим детали предстоящей процедуры омоложения, мне хотелось бы затронуть другую грань возможного сотрудничества меж нами. Собственно, ради нее мы и прибыли к вам. Или вы считаете наше прибытие провидением высших сил, решивших одарить вас лишней сотней лет жизни? – усмехнулся колдун.

– Нет, что вы! – Собрарбе улыбнулся в ответ. На самом деле маг угадал, но знать ему об этом не следовало.

– Первым делом, я хочу обсудить ту коммерческую деятельность, которую планирует ваш император с архимагами. Мне кажется, ваш лидер не совсем разобрался с нашим мироустройством, когда искал себе партнеров и называл цену.

– Я вас внимательно слушаю.

– Вы хотели приманить одну акулу, но наплыли десятки. Сейчас они грызутся между собой за право быть вам полезными, однако что случится завтра? Победившие удовлетворятся оговоренной оплатой? Вы даете им несметное богатство с щедростью мальчишки, нашедшего в пыли алмаз. Ваши партнеры будут требовать все больше, и в день, когда вы скажете «стоп» – не важно, кончатся ли запасы или пропадет необходимость в их услугах, – сами придут на ваши планеты и заберут то, что им нужно.

– Наши аналитики считают, что не магические миры вам не интересны.

– СЕЙЧАС, – маг выделил слово интонацией, – ваши пустые миры не представляют интереса для сильных. Они обратят полученное могущество на внутренние войны. Кому нужна пустая степь, когда вокруг плодородная целина, выражаясь образно. Но потом, имея даже килограмм вещества, безмагия вашего мира уже не будет представлять неудобства.

– Вы знаете, зачем им этот материал? – Старик придвинулся к магу и будто бы напружинился, как тигр перед прыжком.

– А вы разве нет? – как-то растерянно проговорил маг. – Вы даже не сподобились узнать? – с каким-то разочарованием и недоверием спросил он.

– Аналитики сошлись на мысли, что это ценный реагент, представляющий собой кости реликтового животного, применяемый в ваших алхимических и магических практиках ввиду особых свойств, как то: полная электрическая непроницаемость, сверхпрочность и способность к частичному самовосстановлению – это часть отчета почти дословно.

– Простите, что? Часть животного? – Маг заливисто рассмеялся. – Повесьте ваших аналитиков немедленно. Я не знаю, что у вас практикуется в качестве смертной казни, но рекомендую провести ее как можно болезненнее.

– Что это за вещество? – Собрарбе уже не скрывал раздражения. Кто-то сильно лопухнулся; он нутром чувствовал громадные проблемы.

– Я немного преподаватель: вы не против, если я начну с общего экскурса? Вот и отлично. Мы считаем, что сила магии излучается из центра галактики и взаимодействует с крупными космическими телами. И уже из ядра планет, далеко не прямолинейно и равномерно, рассеивается по поверхности. Иногда появляется что-то вроде порталов от мест, близких к ядру, к поверхности – в этих аномальных зонах повышенный магопоток, мы называем такие места источниками магии. Только так можно объяснить, почему в центре галактики магия есть, а у вас ее – жалкие капли, и именно такая концепция объясняет привязку магического фона к географии планетных тел.

– И как это относится к природе вещества?

– Простите мне это отступление, оно необходимо для понимания нашей политики. Так вот, ваши «окаменелости редкой зверушки» – это идеальный накопитель магии. Это вещество – как губка для воды. Может впитать определенную порцию силы, а может выплеснуть ее в пространство. В условиях сильного магического фона подобные вещи просто не образуются, редкие наличные образцы прилетели к нам из космоса в виде небесных тел. Плюс ко всему, они подвергаются естественной убыли по множеству причин. В общем, в нашей системе «накопитель» – это нечто теоретическое. Все чародеи черпают силу только из пространства и невеликого внутреннего резерва. Сила мага определяется его мастерством и местом битвы. Все политические и глобальные противовесы завязаны на ключевые места силы. Мой дом – моя крепость, как говорят у вас. А теперь представьте влияние подобного предмета. К крепости, размещенной над источником, подходит маг с этой вашей «костяшкой», впитывавшей силу другого источника в течение года. Дневной резерв против годового… Да что политика – это же убивает весь смысл личного мастерства! Любой идиот с подобным преимуществом задавит подмастерье грубой силой. Мастера так, конечно, не убить, но последствия…

– То есть можно надеяться, что ваши миры будет трясти еще очень, очень долго, и время для подготовки у нас есть? – Старика не волновали проблемы чужаков, но факт того, что они сами вручили в руки возможного противника могущественное оружие, пугал его и приводил в тихое бешенство.

– Но мы забыли о проигравших в дележе. Вы думаете, побежденные утрутся?

– Мы сумеем за себя постоять, энерговооруженности эсминца хватит для уничтожения средней планеты.

– Не объясняйте мне про оружие и ваши возможности, я видел видеофильмы. Впечатлен, весьма впечатлен. Но ваши противники будут действовать на вашей земле, а не где-то в космосе. Представьте себе на минуточку одного безобидного мага. Он едет на вашем прекрасном технологическом корабле, высаживается на планету. Любуется видами, охает от удивления над вашими техночудесами. Потом он, пользуясь своим резервом, очаровывает пару сотен людей и одновременным жертвоприношением открывает стационарный портал в нижний мир.

– Размеры портала, характеристики и иммунитеты обитателей? – деловито спросил милорд.

– Сотня метров в диаметре, сверхпрочная броня, начальные магические навыки у низших, сильные – у высших… м-м… демонов.

– Наплевать; задавим огнем, скинем в дырку портала пару мегатонн ядерных зарядов.

– Практически войсковая операция против одного малефика. Я не хочу вас пугать, я прошу задуматься над происходящим. Оставшиеся ни с чем при дележе будут вас шантажировать, манипулировать вашими лидерами. Они не пойдут на прямой военный конфликт, но создадут массу проблем. Это для них привычное решение проблемы.

– Я так понял – вы хотите предложить свои услуги в этом вопросе?

– Мы научный клан, далеко не самый многочисленный. Наши позиции на родине не идеальны. Если вы обеспечите нас накопителями, мы согласны за определенную плату защитить ваш мир от возможных угроз. С внешним запасом сил мы легко сможем это сделать.

– Почему вы не обратились к Императору?

– У нас тоже есть аналитики, – улыбнулся маг, – им кажется, что глава одного из сильнейших родов покупает несколько сотен лет жизни не для праздного времяпрепровождения. Считайте это нашим выбором и нишей, которую мы стремимся занять первыми.

– Допустим. Гарантии? Мы дадим вам мощь и сами сопроводим на наши планеты. Что удержит вас от попыток захватить контроль и воплотить те угрозы, коими вы сами меня запугивали?

– Мне сообщали об очень неприятной процедуре по сканированию мозга, которую вы практикуете. Если вы гарантируете жизнь после ее прохождения, то я и высшие иерархи нашего объединения согласны через нее пройти. Плюс к этому мы готовы подготовить и обучить замену себе из ваших специалистов. Им-то вы доверяете?

– Думаю, мы договоримся, – спокойно произнес старик, уже собрался вставать с места, но задержался ровно на один вопрос: – Скажите, нижние планы, я так понимаю, – олицетворение ада? Я не знаю, насколько вы знакомы с нашей мифологией и религией…

– Я интересовался вашей культурой в достаточной мере. Да, вполне можно назвать эти миры адом.

– Скажите мне, а встречалось ли вам олицетворение рая?

– Интересный вопрос. Дело в том, что мы точно знаем местоположение планетных систем, которые принято называть нижними планами. Эти системы находятся совсем близко от центра галактики. Влияние магических потоков настолько сильно, что превратило их обитателей в тех, кого вы называете демонами. По аналогии и руководствуясь гипотезой о противоположности сил, мы ожидали встретить ангелов на краю вселенной, но встретили… вас, – хохотнул маг.

– Да, – ответно улыбнулся Собрарбе, – трудно принять нас за воплощение милосердия. Вас проводят в медсекцию на известную вам процедуру, после чего мы продолжим беседу.

– Что, прямо так сразу? – беспомощно улыбнулся маг.

Но хозяин комнаты уже покинул помещение, а рядом с магом моментально возникли вооруженные люди, настойчиво приглашающие следовать за ними.

Милорда откровенно раздражал сам факт наличия в природе магов, и он просто не удержался от подобного завершения разговора. Вряд ли это положительно скажется на взаимоотношениях, но стоило сразу расставить акценты между начальником и работником – если, конечно, они действительно готовы служить, а не пытаются им манипулировать.

Разговор добавил головной боли. Система сдержек и противовесов грозилась безвозвратно сорваться в пропасть под влиянием чужаков, и все это – в режиме жесточайшего информационного голода! С обычными противниками все было очевидно и понятно – количество вооружения, опорные пункты, тактико-технические характеристики вооружения и брони. О новых союзниках, несмотря на годы наблюдений, не было известно практически ничего, и история с накопителями была тому подтверждением. Не было раньше информации и об использовании жертв в магических ритуалах. Искины-аналитики из-за недостатка данных выдавали тысячи линий развития событий, что практически обнуляло ценность их работы.

Неслышной тенью за его плечом возник адъютант: его и еще нескольких соратников милорд подключил к звукозаписывающим устройствам еще до начала разговора с магом.

– Альберт, ваше мнение? – Милорд никогда не игнорировал ценные советы своих приближенных.

– Мы постараемся очень аккуратно проверить правдивость мага. В негативном варианте – устроим аварию при посадке. В положительном – рекомендую сотрудничество. Наша служба разведки уже сориентирована на отслеживание контактов иных гостей – представителей магов с другими династиями. С высокой долей вероятности, Император фильтрует информацию о политическом устройстве мира, поэтому гости не подозревают о существовании других сильных государств, кроме Испании; мы поддержим это начинание. Службе флота направлена информация о несанкционированном присутствии магов на планете, пусть латают дыры в транспортной системе. Со своими магами мы договоримся, других нам пока не надо. Есть проблемы с запрошенными накопителями, но они уже решаются.

– Какого рода проблемы?

– Место добычи плотно охраняется, алгоритмы поиска аналогичных мест еще разрабатываются. Через полгода получим либо контрабандный канал, либо алгоритмы.

– Альтернативные варианты?

– Уже добытое распределено на три неравные части, первая – в точке добычи. Небольшой объем – в частной лаборатории, но охраняется очень плотно войсками Императора. Третья часть – в частных руках.

– Это как? – заинтересовался старик.

– Результат той самой неудачной истории. Исполнитель оказался слишком шустрым и сбежал с предположительно семьюдесятью килограммами груза, имплантировав его в себя, куда-то в сектор РИ. Русские им тоже заинтересовались, но умудрились потерять. Нашли буквально вчера, он на демилитаризованной боевой станции в секторе РИ. Параллельно информацию получили мы. Рекомендую вариант штурма лаборатории. На сегодняшний момент подготовлены два усиленных наемных отряда Бразильского конгломерата. Вероятность успеха – восемьдесят два процента.

– Пока рано; слейте работникам лаборатории информацию про накопители, но пусть представят как собственное открытие. Переориентируйте наемников на захват русской станции и найдите того шустрого человечка. Свободная эвакуация для всех остальных. Желательно обойтись без боевых столкновений и жертв, военные конфликты с РИ нам совершенно не ко времени. Исполняйте.


Глава 9 | Том Джоу | Глава 11