home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Много же настроили за время моего отсутствия серверов. До нифига себе много!

Чтобы на всех побывать, все прочувствовать, оценить красоты и прожить интереснейшие жизни всех возможных героев во вселенной понадобится вечность. А сколько еще появится миров? Да не просто миров, претерпевших редбридинг, а по-настоящему новых. Ведь в едином информационном пространстве знания будут только аккумулироваться, развиваться, обрастать новыми веяниями и течениями, междустрочными смыслами и миллиардами трактовок. Не зря уже сейчас можно услышать (и не редко!) термин «информационная сингулярность». Более того, даже в рилайфе уже проживают судьбы по гиперссылкам, и все больше уделяется внимания единственной ценности — информации.

И это только начало. Снежный ком уже несется по склону, безжалостно меняя мир.

Несколько безликих секунд я занимался поиском информации в Сети. К сожалению, обойти все миры у меня пока нет ни времени, ни возможности. Зато пошарить по новостным серверам, заглянуть в чуланы и сейфы корпоративных и правительственных — время есть. И то, что я там нашел, мне не понравилось.

Очень не понравилось.

Я уничтожил надежных и верных стражей «Новой надежды». Уничтожил своим возвращением, в короткой битве доказав свое превосходство. Никакие «Ифриты» не смогут повесить замки на виртуальности. И если кто-то когда-нибудь сотворит сущность сильнее меня для этого, то сама виртуальность может мне.

Да, я уничтожил угрозу «Ифритов», лишив «Новую надежду» шанса на монополию в Сети. Она должна быть у всех. Корпорация «Лаборатории биоформ „Янус“» уже открыли свои серверы, подключились к Сети. Скоро и другие откроют. Но есть еще кое-что, представляющее серьезную угрозу.

До того (и для того), как выполню обещание, данное Алисе, мне нужно встретиться с Янусом Картом.

Закончив изучать пеструю ленту новостных видеороликов, я вышел из канала инфопространства. Секунду поразмышляв, все же решился.

Под ногами вспыхнуло, я провалился в ярчайшую воронку. Мимо засверкали шлюзы и узловые точки. Замедляясь на маршрутизаторных поясах, снова разбивался цифровыми брызгами, чтобы со скоростью света домчаться к ящику Пандоры.

Самым свободным оказался сервер «Лабораторий биоформ „Янус“». Тот самый, что я подключил к Сети, когда пересылал отравленных конструктами «Ифритов» в офис «Новой надежды». Опустошенный и бесконечно тоскливый, он, лишенный капли жизни, идеально подходит для моих планов. Хотя, конечно, повезло, что его до сих пор не отключили.

Пару минут я осваивался, подбирал ключи к телефонной подстанции, спутнику связи на орбите. Тяжелее всего, точнее — дольше, оказалось, как ни парадоксально, подключиться к местной сотовой компании. Однако и ее привязал к серверу. Получилась своеобразная паутина.

У меня в руке появилась трубка мобильного телефона, я набрал первый попавшийся номер. После третьего гудка динамики передали голос Дикаря.

— Чудновский.

— Что-то голос у тебя усталый.

— Кто это?

— Короткая у тебя память, хакер Дикарь. Ей-богу, короткая.

— Я не понимаю…

— Да елки-палки! Десять минут назад я вытащил тебя из-под кувалды Януса Карта!

— Сэйт?!

— Не ори, Терехину лучше пока не знать.

— Ты где?!

Я огляделся, сказал с неожиданным удовольствием:

— Дома.

— А-а-а.

Судя по его растерянной интонации, Дикарь не понял. Ну и ладно.

— Как там Петр?

— Нормально, — протянул Дикарь. — Ну… его врачи забрали. Тут кордоны все сняли, выезд разрешили. Сказали, что все, тревогу отменили. Правда, Терехин мрачнее тучи ходит.

— Хорошо хоть не застрелился.

— Похоже, — усомнился Дикарь, — он к этому готовится.

— Надо же. Ну что, хакер, будем босса твоего спасать?

В голосе Дикаря прорезалась осторожность:

— Ты о чем?

— Включай, говорю, корпоративную почту, и лови почищенные образы «Ифритов».

— Ты сделал это?!

— Только связь не обрубай! — поспешно крикнул я.

— Так точно!

Вот уж не думал, что Дикарь будет так счастлив. То ли наскучило старому виртуальному волку пиратствовать на свой страх и риск, то ли он так по натуре предан, но, похоже, переживает за «Новую надежду» сильнее меня.

Через минуту я уже получил адрес и пароли для синхронизации и зашвырнул Дикарю его детище. Он все-таки сообщил Терехину, не иначе корпоративный директор и вправду стреляться надумал. Теперь на другом конце регулярно слышался его бодрый гундосый голос.

— Дикарь!

— Сэйт! На связи!

— Не ори так. Дело есть.

— Для тебя, панк, все, что захочешь.

— Вот и ладушки. Слушай, — проговорил я. — После загрузки «Ифритов» отключай внешние соединения и перебрасывай ресурсы на меня. После того, конечно, как подстрахуешься и скопируешь «Ифритов» на главный сервак.

— Зачем? — насторожился Дикарь.

— Затем. И, пожалуйста, выгони на хрен всех сотрудников из комнаты. Пусть при тебе будет один Терехин.

— Что ты задумал?

— И проследи, чтобы этот хлыщ увидел всё, что я покажу.

— Сэйт…

— Так надо, — отрезал я. — Терехин думает, что все кончено. Это не так. В рукаве господина Карта есть еще козыри.

В трубке поселяется обалделое молчание. Потом слышатся команды, ругань хакера и визгливые истеричные реплики Терехина. Глазами камер наблюдения, вебок и даже камерами мобильных телефонов я вижу все происходящее там. Конечно, я мог бы и сам все сделать, но мне нужен этот спектакль. Точнее, эта демонстрация. Кто-то давно сказал, что одна из составляющих силы — страх. А Сетевой Дьявол не может вечно устраивать войны. Мне нужно раз и навсегда доказать и показать, что мне трогать не стоит.

В офисе «Новой надежды» остаются только Дикарь и Иван Терехин. Последний сильно нервничает, у бедняги веко дергается, и вся щека в придачу.

Я говорю в трубку:

— Дикарь, обеспечь мне самый широкий канал, какой только сможешь.

— Зачем?

— Делай, что я говорю. И обязательно дай мне связь с мировой Сетью. Я хочу скинуть туда кое-что.

— Ладно, — голос у Дикаря растерянный.

Как бы он не вздумал своевольничать. У меня-то проблем не будет, а вот им придется туго.

— Хорошо, — решаю я. — Начинаем.

* * *

Пирамида ацтеков в виртуальности выглядит почти так же, как и в рилайфе. Только все подземные этажи «Лабораторий» здесь на поверхности. Величественная вавилонская башня, подпирающая небо Сети. Причем каждый новый ярус пирамиды действительно носит фрески со следующими витками эволюции. Да такими, что поневоле задумываешься о психическом здоровье основателя корпорации. Обдает холодным ветром, когда видишь эволюции по типу «человек-оружие», «человек-чума» или «человек-космос». А при взгляде на блоки с изображением Януса Карта вообще дрожь берет.

Там человеческое лицо, одна из предсмертных фотографий, напялено на гермофродита. Причем у гермофродита три груди и чудовищных размеров член. Из грудей щедро льется молоко, оно образует вселенную, которую Янус подпирает шестью руками. Из гипертрофированного члена бьет сперма, образуя планеты и галактики. А в его (какой кошмар!) беременном животе ждут своего часа новые народы, расы, новые виды и вирусы.

Наверное, теперь врачи перестанут говорить «комплекс Наполеона» и введут в употребление «синдром Януса Карта».

Видимо, давно старик готовился к выходу в Сеть. Вон как все старательно разукрасили.

Впрочем, на то она и Сеть, чтобы каждый имел свой мир. Главное, не дать ему превратить в этот кошмар общий мир.

Обойти защитные системы не составило большого труда. Власть виртуальности бесконечна. Я даже пару раз специально поднял сигнал тревоги, сообщая владельцу о своем визите.

Когда я забрался на вершину пирамиды, изукрашенные барельефами и логотипами корпорации двери распахнулись. Тронный зал величественно поплыл навстречу. Здесь пахнет стерильной чистотой и пафосом. Разномастные существа у подножия сотен колонн остались недвижимыми, что-что, а отключить его устаревшие, по меркам Сети, защитные программы я сумел еще внизу.

— Что тебе здесь надо?

В середине тронного зала сумасшедшая геометрическая фигура, постоянно вращающиеся кубы, пирамиды, шары — отражение конструкта Януса. Точнее, не совсем конструкта. Все-таки его разум находится в физическом теле, под бдительным присмотром аппарата для поддержания жизнедеятельности.

— Я пришел поговорить.

Мощный голос, наполненный презрением, отрезал:

— Мне не о чем с тобой разговаривать. Ты выполнил свою задачу.

— О нет, — я усмехнулся. — Еще нет.

— Что еще тебе надо? Здесь ты бессилен, как и в рилайфе!

— Ты добился, чего хотел, Янус. Но ты не знаешь всей силы Сети. Ее трудно переоценить, а ты, наоборот, ее будто нарочно преуменьшаешь.

Геометрическая сущность оскаливается, камнепадом на меня обрушиваются слова, бесконечно статичный поток информации:

— Что может цифровое пространство? Весь твой мир у меня на ладони, стоит лишь мне приказать, и все серверы на планете уничтожат! И тебя заодно. Скоро моя власть будет бесконечной!

— Ты так думаешь? Всерьез считаешь, что, уничтожив «Новую надежду», ты победил?

— Еще не до конца, — отрезал Карт, игнорируя мою издевку. — Но ты прав, Сетевой призрак, я близок к триумфу. Ты думаешь, что, уничтожив «Ифритов», доказал свое могущество? Как бы не так. Хотя я и планировал использовать их в дальнейшем. Но все это уже не важно! Скоро виртуальность засияет новым светом. Она превратится только лишь в гениальный мир конструктов. Конгломерат разумов заставит матрицу осознать себя. И тогда — облик мира изменится навсегда.

Я улыбаюсь в ответ. Киваю:

— Хороший план, достойный. Но почему ты не хочешь быть первым конструктом описанной тобой сущности? Почему трусливо бежишь? Не оттого ли, что на своем опыте знаешь, как тоскливо быть в цифровом одиночестве, с одним лишь развлечением — мыслить.

Чудовищный рев сотрясает виртуальность.

— Как ты узнал?!

— Ты мне всё сам сказал. Своей страстью к идее переселения душ, жаждой бессмертия. А еще я знаю, в какой клинике сейчас растят твое новое тело, чтобы переместить конструкт туда. Ты хочешь жить в реальности, не здесь. Наблюдать за рождением твоего нового мира со стороны, из безопасной пирамиды «Лабораторий».

Во взрыве ярости объемные фигуры разлетаются по тронному залу.

— Творец должен быть в недосягаемости!

— Творец должен заботиться о тварях, — парировал я. — Ты же пытаешься лишь поиграть с ними.

— Люди должны изменить биоформу!

— Каждый сам выбирает свой путь.

— Уйди! — ревет монстр в бессилии. — Не мешай мне!!

— Я не могу позволить ни «Новой надежде», ни тебе превратить мир и Сеть в лабораторную колбу.

— Люди достойны этого! Посмотри вокруг: наркомания, убийства, деградация! Я им нужен, чтобы повернуть вектор прогресса в нужную сторону!

— Нельзя оправдывать зло благими намерениями. Когда создавали «Ифритов», для своей совести придумали отговорку, будто пытаются создать безопасную виртуальность.

— И что же?

— Сети нужна свобода. Как и миру.

— Миру нужна крепкая рука, а тупому стаду людей — пастух!

— Знаешь, — проговорил я, — а вы с Айко похожи. Мясник мясника… Ты привык называть ее Бааль-Зевул. Она точно так же считала, что мы высшая раса, а люди вокруг — скоты.

— А это не так? Мы выбились со дна, мы выше них!

— Чаще всего так. Но это не может быть определяющим фактором в отношении к людям.

Мне послышался саркастический смешок:

— Так что, пастух должен прекратить резать овец?

— Ты не пастух, ты чудовище, убивающее овец для экспериментов, ради удовольствия. Пастух режет лишь для еды. А за другими ухаживает. Так и законы в нашем обществе должны резать всех, кто пытается творить и причинять зло. Других нужно охранять.

— Люди тупой скот! Они привыкли жрать в три горла и развлекаться!

— Жрут ли в три горла бедняки? А их дети, которые в десять лет от сои, консервантов и добавок в грошовой пище теряют зубы и обрушивают к чертям иммунную систему. У них есть деньги на качественное лечение, учебу?

— Ты говоришь о благотворительности?

— Я говорю о человеческом отношении. Если ты и набрался денег, выбился в люди, вернись на время в прошлое. Вспомни, с чего все начиналось. И начни относиться к людям по-прежнему. Дай им шанс стать людьми.

— Метать бисер перед свиньями…

— Я собираюсь доказать тебе обратное.

— И как же?

— Я заберу твой козырь. Дар, который ты собираешься даровать только избранным.

Геометрическое существо раздулось, яростная ненависть готова разорвать его.

— Не мешай мне!! Конструкты — мои!

— Я не буду тебе мешать жить. Помешаю только в том, чтобы оградить мир колючей проволокой. Я оставлю тебе деньги, но заберу власть.

Процесс изъятия подходит к концу, клубок электронных цепей и ловушек теперь во мне, несмотря на все бешенство Януса Карта.

Я шепчу:

— Дикарь!

Растерянный и перепуганный голос хакера едва слышен:

— Тут мы.

— Начинай копирование.

— Понял, — и через пару минут: — Файл получен… Что это, Сэйт?

— Не вздумай открывать его, — говорю я холодно. — Если сделаешь это, я буду вынужден убить тебя. Просто копируй и рассылай всем подряд. Бесконечно!

Я и вправду готов убить его. Такова цена свободы. Если Дикарь поймет, что в файле, он может засомневаться и оставить знание «Новой Надежде», а знание должно быть свободным. Каждый выбирает себе дорогу, я не вправе вести всех к счастью. Я только покажу людям правду, а уж люди выберут направление… пусть даже к черту в пасть.

Наконец, Янус Карт замечает опасность. Он бросается на меня, обрушивает энергетические потоки, пытается обрезать информационные каналы и запутать файлы. Пытается взорвать строчки программ, но все тщетно.

Я смеюсь зло:

— У тебя ничего не получится. Ты бессилен передо мной.

— Почему?!! Что я делаю не так?! Почему ты просто не сдохнешь, цифровая тварь?!!

Я улыбаюсь. Это же очевидно, но никто не хочет этого заметить. И я объясняю:

— Я создал виртуальность. Волшебный новый мир. А меня принесли ей в жертву. В ответ она создала меня. Теперь мы с ней одно и то же. Это невозможно повторить. А теперь она дала мне часть своей власти, тем более что вы хотите наполнить ее сказочный мир замками, засовами, стражами и демонами… у вас ничего не получится. Виртуальность вас уничтожит.

Геометрический торнадо продолжает бушевать, но файл уже исчезает из его драконьих сундуков. Чудовище без сокровища — пустое место.

Сейчас по всему миру медицинские клиники, компании и корпорации получили по почте файл Януса Карта. Когда они откроют его, то с удивлением и восторгом обнаружат рецепт приготовления Сетевого Дьявола. Они узнают, как смертельно больной человек сможет переписать свой разум в другое тело или в виртуальность, чтобы продолжить жить. Скоро это знание распространится настолько, что обеспечит его дешевизну. И все получат к нему доступ. Рецепт бессмертия будет принадлежит всем.

И все получат выбор. Это самое ценное.

Это свобода.

— Свобода выбора, — шепчу я. — Без компромиссов.

* * *

Покинув пирамиду корпорации, я еще долго медлил, прежде чем сдержать последнее обещание. Из миллионов миров Сети я выбрал пространство «Москвы-2». Отражение реальности — идеальный мир для возрождения, ведь именно отсюда всё и начиналось.

Стоя на крыше высотки, я наблюдал за бесконечным автомобильным потоком на Тверской. Люди продолжают жить, даже не подозревая, какая участь им была уготовлена сильными мира сего.

Надеюсь, они никогда и не узнают…

Тысячегранный кубик конструкта выплыл из моей ладони, завис в воздухе. Пришло время детищу Януса Карта послужить и добрым целям.

— Прощай, — прошептал я. — Я буду искать тебя. И найду… обещаю!

Внутри меня спал нестерпимый жар, с дрожью я ощутил, что меня покидает самое дорогое.

Закрыв глаза, я отпускаю Душу Алисы на свободу…


предыдущая глава | Автономный режим | АВТОНОМНЫЙ РЕЖИМ