home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5

Я ушел…

Безмятежное спокойствие на миг захлестывает с головой. Привычный и оттого страшный мир виртуального пространства расплескивается под моей волей. Сущность, породившая меня, снова благосклонно и легко принимает обратно.

Сетевой Дьявол вернулся домой. Появляется ощущение некой полноценности, завершения гештальта. И это… чудесно.

В ту наносекунду, когда приходит абсолютная ясность происходящего, вспоминаются и мои долги. Прежде чем принять покой, я должен посеять бурю.

Пространство меняется. Я иду к Дикарю.

Место, где должны находиться «Ифриты», напоминает синтоистский ад, с примесью метрополисного бреда. Подо мной расстилается стерилизованная пустошь, вместо земли здесь белоснежная кафельная плитка. Она тянется до самого горизонта. В невидимом небе ни облачка, солнца тоже нет, свет льется отовсюду.

Дикарь с тремя помощниками топчется возле четырех ящиков, напоминающих высокотехнологические гробы. Забавно, получается — на каждого по одному гробу.

— Ты кто?

Дикарь в сетевом облике практически не изменился. Даже возраст оставил тот же. Единственное, что сейчас на его футболке не красуется надписей — верный признак того, что он отрезан от своей системы.

— Кто здесь?

В голосе Дикаря волнение. Не размышляя долго, я выбираю облик Сида Вишеза. Даю им заметить меня.

— Сэйт? Откуда ты здесь? Ты же говорил, что не лазишь по Сети.

Я улыбаюсь:

— Это было давно.

— И неправда? — сощурился Дикарь.

— Хой, — подтверждаю я.

— Так зачем ты здесь? И почему Терехин молчит? Он грозился указания давать, записывать весь процесс.

Я уже хотел ответить, что пришел спасти их, когда бесплотный голос сообщает:

— Распаковка архивов завершена.

— Начать сканирование, — приказывает Дикарь.

Его лицо вытягивается, когда тот же бесплотный голос продолжает без паузы:

— Структурирование первого образа… визуализация. Структурирование второго образа…

— Отмена! — кричит Дикарь. Не потерял хакер сноровки, вижу, что понял уже, насколько влип. — Срочный выход!

— Визуализация четвертого образа. Обработка пространства. Синхронизация. Установка завершена. — И контрольный выстрел: — Запуск.

— Что за х…

Бывший хакер вздрагивает, лицо теряет осмысленное выражение, глаза расширяются и пустеют. Так же залипают и трое остальных.

Невидимые нити пытаются опутать и меня, но я с легкостью высвобождаюсь. У меня нет физического тела и чип-паспорта, который можно заблокировать.

Гробы на кафеле исчезают. Секунду ничего не происходит, потом небо трещит по швам. Свет преломляется, плазменный поток окрашивает мир в красный. Я отражаю вторую попытку сделать из меня безвольного болванчика. Призраки, наконец, понимают, с кем имеют дело.

Кафель с хрустом крошится, в этом звуке я различаю торжественную литанию. Слов не разобрать.

Вокруг нарастает движение. Тысячи призраков восстают из мелового крошева, прозрачный вихрь окружает меня. Теперь голоса становятся громче, четыре глотки ревут в унисон:

— Сетевой Дьявол! Ты умрешь! Ты труп! Мы выпьем тебя! Ты обречен! Сетевой Дьявол…

Из пола потянулись к небу четыре фигуры. Их рост очень странный, быстрый, но в то же время медленный, будто великая сила вздергивает огромную массу. Это зрелище подавляет.

Вот четыре фигуры уже в рост человека, раздаются вширь плечи, грудная клетка. Через миг они уже возвышаются над нами, а мы — в их тени…

Некстати вспомнилось, что наблюдение за чужим возвышением — психологический прием, подавляющий собственную волю. Так примитивные мужчины любят играть мускулами, а кошки выгибают спину, чтобы казаться больше. Пытаются подавить волю врага.

Определенно, проект «Ифриты» в некотором роде шедевр. Причем не только в той части работы, которую выполнил Дикарь. Без кошмарного дополнения Януса Карта это было бы всего лишь частью виртуальности. Сейчас же я наблюдаю за четко структурированным организмом из программного кода и упорядоченным хаосом личности конструкта. Они слились друг с другом, проросли один в одного так, что невозможно найти швов. Ассоциативное мышление красиво перемешано с логикой, абстрактность с последовательностью.

Рост «Ифритов» закончился. Теперь мне приходится задирать голову, чтобы разглядеть их плечи, но вот окинуть всю фигуру одновременно не получается — они высотой с десятиэтажный дом. Намеренно упрощенные фигуры напоминают каменные статуи, угловатые лица тупы, антрацитовая кожа бугрится мышцами. Под угрюмыми арками бровей полыхают алые шары. В одних набедренных повязках, великаны обступили меня полукругом.

— Ну как тебе? Впечатляет?

Интонации явно не принадлежат личностям в конструктах. Этого я объяснить не могу, просто чувствую. Мне будто запись проигрывают. И голос напоминает голос Януса Карта, пропущенный через микшер.

— Визуальная часть слабовата, — сказал я честно. — Великаны… честное слово, примитивно как-то. Зато все остальное — супер.

— Визуальная часть? Ты глуп, спецэффекты не важны, только функциональность.

В доказательство великан пнул меня стопой размером с автомобиль. Не получилось, я в мгновение ока телепортировался на пару метров в сторону, меня обдало ветром.

— Это ты глуп, Янус. Один мультяшный герой, когда его спросили, в чем разница между злодеем и суперзлодеем, ответил: «В спецэффектах!»

Замкнутое пространство сервера «Новой надежды» позволяло мне выкинуть любой фортель. Поэтому, когда в руках Сида Вишеза оказалась электрогитара, великаны дружно закрыли уши руками, в ожидании звуковой атаки.

Что тут скажешь? Дураки! Панк-рокеры на гитарах не играют, они ими убеждают.

Перехватив гитару за гриф, я со всего маху ударил корпусом в землю. Угловатые лица «Ифритов» вытянулись, когда прорубленное пространство обрушило их Сеть. В белоснежную пыль разбитой кафельной плитки ухнули четыре фигуры, а следом прыгнул и я.

Ближайший к нам сервер швырнул подушечку мира для медитации. В один миг вспыхнуло вечно заходящее солнце, мы пронзили тепловатый воздух. «Ифриты» с грохотом и треском раздавили облезлый сад бонсаев, от удара прошла волна по озеру, на зеркальной поверхности закачались лотосы. Через миг черные исполины уменьшились до нормальных человеческих размеров.

Сидя в позе лотоса на татами, я полез в карман, достал пачку китайских сигарет.

— Ты… — начал один из «Ифритов», — выпустил нас?

Продолжение тонет во взрыве хохота. Я курю, терпеливо дослушиваю смех до конца.

— Ты и вправду глупец, — угловатое лицо «Ифрита» растягивается в жуткой ухмылке. — Если в подпространстве «Новой надежды» у тебя не было шансов нас победить, то здесь ты точно бессилен.

— Ой ли?

— Ты выпустил нас, теперь виртуальное пространство принадлежит Янусу Карту!

Я докурил, окурок зарыл в песочке рядом с татами. Программа мгновенно разровняла песок и расчертила его волнами.

— Виртуальность никому не принадлежит. И в то же время она принадлежит всем.

— Ы-ы, — скалится «Ифрит» язвительно.

— Выбирайте, господа конструкты, простите, но я не знаю пока ваших настоящих имен.

Улыбка очень медленно исчезает с демонической антрацитовой морды. Я продолжаю:

— Выбирайте, раз уже здесь очутились. Или вы освобождаетесь от программной оболочки и остаетесь жить, или я вас уничтожаю.

«Ифриты» переглядываются.

— Ты, наверное, псих…

Один из демонов встает, остальные продолжают сидеть, что я принимаю за хороший знак.

«Ифрит» подходит к здоровенному куску скалы, элементу садового дизайна. Мышцы вспухают на его руках, закусив губу, «Ифрит» поднимает каменюку над головой.

— Сдохни!!

Я мог бы телепортироваться, но раз остальным сидящим нужно доказательство моего могущества, могу и потерпеть.

Кусок скалы обрушивается на меня, вдавливая в песок на полметра. Секунду я не двигаюсь, потом с легкостью меняю параметры камня, теперь он не тяжелее пуха, и отбрасываю его в сторону. В полете снова возвращаю характеристики, и каменюка сносит целую деревню декоративных китайцев. Программы ничего не замечают, продолжают возделывать поле. Зато файерволл мне шепчет укоризненно:

— Вы попытались нанести ущерб частной собственности. Мы вынуждены записать ваши данные и представить отчет в полицейский департамент.

Отряхиваю штаны, выбираюсь из песочной ямы.

— Не передумал?

«Ифрит» рычит, пригнув голову, бросается на меня. Остальные трое по-прежнему наблюдают. Тогда и я перейду к заключительной части.

Пояс тяжелеет, я отбрасываю полы куртки, пальцы обвивают чуть теплую рукоять револьвера. Когда «Ифрит» оказывается на расстоянии десяти метров, два ствола «кольта» находят его лицо.

Выстрел получается неожиданно приглушенный, револьвер дергается в ладони, изрыгая сдвоенный плевок огня. Программная оболочка «Ифрита» взрывается, антрацитовую кожу сдувает с демона черными хлопьями. На песок падает уже вполне обычный белый мужчина в набедренной повязке. Вокруг медленно оседают пепельные перья.

Меня вдруг касается чей-то сигнал, перед глазами взбешенное лицо Терехова. Он орет:

— Сволочь! Ты на кого работаешь?!!

— Заткнись и не мешай.

— Ты должен был их освободить и скопировать, а не уничтожать!

— Умолкни! — я теряю терпение. — «Ифритов» я вам верну, как и обещал. Теперь — отвяжись!

Терехов пытается еще что-то сказать, но я обрываю связь и герметично захлопываю мирок. Файерволл шепчет в недоумении:

— Потеряна связь с Сетью. Идет функционирование в автономном режиме.

Я подхожу к мужчине, он в растерянности хлопает ресницами. Но не пытается встать, и это радует.

— Следующий выстрел, — показываю двуствольный «кольт», — разрушит ваш конструкт. Попросту — убьет вас.

Растерянность подергивается оттенком страха.

— Кем бы вы ни были, — продолжаю я, — даю вам шанс жить. Я лишаю вас оболочки «Ифритов» и отпускаю на все четыре стороны… или сервера, как сами захотите. Единственное условие — не нарушать существующие законы.

Наблюдать за бывшим великаном удовольствие не из приятных. Наверное, так же и я когда-то пытался осознать себя в виртуальном пространстве. Человек поднимается, с таким пристальным вниманием он еще никогда не изучал собственные руки. Оглядывается на троих собратьев, лицо искажает мучительный ужас.

— Он… убил нас?..

— Янус Карт? Скорее всего.

— Мы в виртуальности? Я… живой?..

Если бы я знал ответ на последний вопрос? Что может предложить современная философия? Я мыслю, значит, существую — уже не подходит. Искусственный интеллект, обойдя тест Тьюринга, сможет назвать себя живым? Скорее всего — да. Хотя неоднократно я слышал от идиотов, что живое существо может называться так, только если имеет способности мыслить и умирать. Некоторые добавляют еще и способность к репродукции (у кого что болит?..).

Так живем ли мы, сущности матрицы? Мне почему-то кажется сомнительным свойство смертности, как показатель разумности. Как и репродуктивность. Любой троян плодится с такой скоростью, что кролики, мухи и китайцы с завистью докуривают и идут в ларек за водкой.

Так что же тогда?

— Ты живой, — говорю я единственное, что могу сказать. — Ты живой снова.

Он с непониманием поднимает глаза. Я с готовностью объясняю:

— Когда ты умираешь на земле, то попадаешь в электронный рай. А я — апостол Сэйт. Признавайся, грешил ли ты, мерзавец эдакий? Хотя — молчи, по хитрой роже вижу…

Кажется, переборщил, а я еще пламя под ногами хотел добавить…

Бедняга готов упасть в обморок. К счастью, такое в виртуальности не случается.

Глядя на испуганного и растерянного человека, я вдруг вспоминаю, что у меня мало времени. Нужно еще попасть на прием к одному человеку, пока он не создал всемирный концлагерь конструктов.

«И выполнить данное Алисе обещание, — педантично шепчет память. — И это для меня — самое главное…»

«Кольт» прячется в кобуре на поясе, я направляюсь к сидящим «Ифритам». Антрацитовые болваны заволновались, вскочили. Вот-вот готовы броситься наутек, даром что этот мир закрыт. Сейчас, наверное, его хозяева с ног сбились, пытаясь найти корень проблем.

Я остановился. «Ифриты» напряглись, когда над пустынным миром взвились слова:

Ищет-рыщет призрак мой,

Словно ворон над землей,

Видит вас со стороны,

Знает всех, кто без Души.

Натянутые до предела оболочки программы не выдержали, с хрустальным стоном отделились от конструктов. Подвластные моей воле, отключились. На волнистом песке, среди раздавленных деревьев остались лежать три архива.

Я продолжал:

Ищет-рыщет Дьявол рай,

Нет покоя ему, знай:

Медной мелочью звеня,

Куплю Душу у тебя.

Я разбужен ото сна,

Смерти сын в обличье зла.

Потеряв Души покой,

Ищет-рыщет призрак мой…

Когда я прочел последние слова, закупоренное пространство мира медитации вернулось в систему. Послышались визг, упреки и угрозы местного файерволла. Но мне уже плевать, этот вечно закатный мирок растворился, унося меня прочь по скоростным трассам хостов.

На волнистом песке остались четверо мужчин в набедренных повязках. Получив от виртуальности Души, им предстоит самим выбрать занятие по нраву. Мне почему-то кажется, что к Янусу Карту они больше не вернутся.

Хотя — мне все равно. Каждый сам выбирает дорогу.


предыдущая глава | Автономный режим | cледующая глава