home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Илчи так и не опустил автомат. С тщательностью, выдававшей напряжение контрабандиста, он снова запер все двери. Потом обернулся, и его взгляд не сулил четверке непрошеных гостей ничего хорошего.

— Нам нужно поговорить, — сказал Иван Терехин, с громким шелестом стягивая целлофановый плащ.

Его жемчужного цвета волосы чуть растрепались, что выдает его безумный день. Оливкового цвета в красной сетке полопавшихся сосудов. Видимо, ему несладко пришлось во время «перехвата». Хорошо еще, что жив остался. Наверное, арахниды слишком спешили.

— Говори, — разрешил Илчи, не отводя автомат.

— Господин Фокс, — замялся региональный директор корпорации «Новая надежда». — Не могли бы вы опустить оружие?

— Не мог бы.

— Поверьте, мы…

— Не поверю. А теперь — говори, что хотел. Время — деньги.

Терехин с мольбой посмотрел на меня. Пришлось признать, что в чем-то он прав. Мне самому не нравится стоять вот так, ожидая, когда контрабандист решит, что разговор затянулся, и нажмет на спусковой крючок. В конце концов, автомат в его руках всего лишь видимость власти. На самом деле это мы в зависимом положении — танки снаружи об этом говорят чрезвычайно красноречиво.

Я проговорил:

— Илчи, если бы они хотели, то взяли бы бункер штурмом. Убери оружие.

По его глазам я понял, куда он сейчас меня пошлет. Но тут вмешался Иван:

— И, если можно, давайте выпьем кофе.

Я почти услышал, как челюсть контрабандиста стукнулась о пол от наглости гостя. Однако немедленных выстрелов не последовало.

Сидя в одной из комнатушек бункера, мы прихлебывали растворимый кофе из алюминиевых кружек. На донышке своей я заметил серп и молот, чуть ниже была дата «29.10.1983». Илчи, с автоматом на коленях, сидит в сторонке. Терехин пристроился напротив меня, двое военных изобразили тени скорби за его спиной. Четвертым оказался тот самый генномод, чью голову я принес в свое время в Цирк Беспринципности. Ну или его брат-близнец. Сколько его ни рассматривал, но так и не смог увидеть на шее шрам.

— Что вам нужно? — спросил я, закурив.

Терехин отставил кофе, кивнул с благодарностью контрабандисту. Когда тот в ответ показал средний палец, сделал вид, что не заметил.

— Нам нужны вы, — пожал плечами Иван.

Опять одна и та же старая песня. Задолбали.

— И что, — спросил я кисло, — вы думаете, что я вот так и брошусь к вам?

— Нам нужна ваша помощь. И, поверьте, ситуация чрезвычайная.

Видимо, на моем лице отразились все мысли, потому как он поморщился и заговорил:

— Вы в своем праве не верить нам. К сожалению, мы в последнее время не слишком понимаем друг друга. Но мне кажется, что это временно. Уверен, мы сможем найти общий язык.

— После того, как я уничтожил виртуальность? — осклабился я, вложив в гримасу весь сарказм, на который только был способен.

— После того, как вы уничтожили виртуальность, — не смутился Иван. — Даже после того, как вы распылили половину нашего бюджета, что привело к закрытию многих важных и перспективных проектов. И после обнародования наших паролей, баз данных и приватной информации пользователей.

Вот так… он перечислил почти весь список моих «заслуг», но все еще остается спокойным и предлагает… а что он предлагает? Может быть, это ловушка?

— Все это едва не погубило корпорацию, — продолжал он. — В другое бы время конкуренты нас бы съели заживо. К счастью, уже был готов к запуску новый проект — киберсеть. Только это спасло нас.

Я ухмыльнулся ядовито:

— И вы теперь не в обиде?

— В словаре бизнеса нет слова «обида», — парировал Терехин. — Там есть слово «уничтожить». Будь все на обычном уровне, мы бы просто уничтожили вас. После того, конечно, как предварительно не выжали бы досуха.

— Но…

— Но в данных обстоятельствах мы не можем себе этого позволить, — ответил Иван честно. — Да и есть два фактора, исключающие этот метод.

— Например?

— Мы хотим предложить вам работу.

Вот теперь они меня удивили! По-настоящему! После всего, что я натворил, они снова хотят мне доверить работу?! Или они самоубийцы, или это какая-то извращенная месть.

— Что за работа?

— Как раз по вашей части. Работа с киберсетью.

Ух ты! Не знал, что Петр Астахов научился работать с виртуальностью. Неужели он и вправду продолжал мое дело и на основе Сети создал нечто принципиально новое, что остальные повторить не могут?

— Что вы предлагаете?

— В виртуальности появилось нечто, с чем мы разобраться своими силами не можем, — проговорил он глухо. — Поверьте, мы пытались. Не один раз, но все бесполезно.

— И что там?

— Нечто страшное. То, что может уничтожить не только нашу корпорацию, но и Сеть, попутно прихватив несколько государств и часть России.

Я ощутил холодок под сердцем. Что же могло появиться в Сети такого, перед чем лучшие специалисты мира бессильны?

— Подожди, — неожиданно вспомнил я. — Ты сказал, что уничтожить меня вам мешают два фактора. Первый ты назвал — вам нужна моя помощь. А второй?

Взгляд, которым наградил меня Иван, мне совсем не понравился. А сказанное после стало полной неожиданностью:

— Мы не знали, с кем имеем дело. Все дела Петра Астахова, я имею в виду личные дела, нам были не известны. Но после вашего бегства и небольшого коллапса мы стали интересоваться деталями и мотивами. Было проведено расследование…

Он замялся:

— Это долгий разговор. Если кратко, то новое руководство пришло к выводу, что с вами поступили несправедливо, Евгений Константинович.

* * *

У меня в горле появился ком. Сердце заколотилось предательски, дыхание перехватило. Мое настоящее имя сработало как заклинание, словно я только этого и ждал, — чтобы меня узнали. Узнали и поняли.

«Чушь! — заорал я мысленно. — Мне плевать на них! Я больше не хочу иметь с ними ничего общего».

Одергивание помогло. Чуть-чуть.

Так, спокойно. Возьми себя в руки! Ты уже давно не Евгений Калугин, пора бы с этим смириться. Прах создателя виртуальности, если верить сетевой энциклопедии, после кремации развеян где-то на орбите Земли. А то, что сидит в башке его убийцы — Сетевой Дьявол. А он уже никогда не сможет вернуться к прежней жизни. Не забывай об этом…

Стараясь говорить спокойно, я осведомился:

— Как вы узнали?

— Остались записи из подпространства «Москвы-2». Наши специалисты в ужас пришли, когда стали их расшифровывать.

— Что за записи?

— Хронология поисков и действий группы хакеров и наемников. Под руководством Петра Астахова, в Сети называющего себя Вуду-Z. А потом и сцену захвата обнаружили… — он внимательно прищурился: — Так называемого Сетевого Дьявола? Вы понимаете, о чем я?

— И что? — Я надеюсь, что ни один мускул не дрогнул на моем лице.

— Евгений Константинович, это что, проверка?

— Что дальше?

Иван вздохнул, послушно заговорил:

— Дальше мы провели собственное расследование. Его результаты подтвердили правильность выводов господина Астахова: Сетевой Дьявол и Евгений Калугин одно и то же лицо. Точнее, все, что… гм…

— Ну?

— Все, что осталось от личности Калугина. Простите.

На секунду бункер исчез в цветном тумане. Все происходящее показалось бредом воспаленного от усталости сознания. Не может быть, чтобы это оказалось правдой. С другой стороны, я выяснил и еще кое-что. Я действительно ждал, и не просто ждал, а страстно желал, чтобы кто-то нашел зерна истины в миражах виртуальности. И вот — это произошло. Меня узнали. Более того, если верить этому бойкому менеджеру, то даже обещают мне амнистию. Небывалая щедрость, после моих-то шуток. Только вот чем для меня это обернется?

Илчи только глазами хлопал. Контрабандист явно не въезжал в разговор. Интересно, а он бывал в первом поколении Сети?

— И что дальше? — спросил я хрипло.

Секунду Иван размышлял, потом заговорил:

— Мы много времени потратили на то, чтобы несколько раз перепроверить все данные. Согласитесь, событие из ряда вон выходящее: создатель виртуальности и по совместительству генеральный директор крупнейшей корпорации убит во время виртуальной сессии наемным убийцей. Да еще и выяснилось, что «заказал» его второй по значимости в корпорации человек. А уж чтобы поверить в реальность Сетевого Дьявола и его истинную природу понадобилось время…

Илчи перевел взгляд на меня. В глазах контрабандиста читалось: «твою мать!!!». Да, похоже, что он нырял в первое поколение Сети.

— Дальше был созван внеочередной совет директоров, — продолжал Иван. Для регионального директора он слишком осведомлен. — Он был полностью засекречен. Присутствовали единицы. Поначалу всех захватили перспективы… ну…

— Я понимаю, — кивнул я. — Научно подтвердить и пустить в производство феномен переселения сознания в виртуальность.

Терехин взгляда не отвел. Плюс ему. Действительно перспективный малый.

— Да. Этот вопрос обсуждался тоже. Но исключительно как второстепенный.

Я только улыбнулся.

— Первостепенная задача была в том, чтобы разобраться с мотивами поступков Петра Астахова, уничтожающего корпорацию. — Моя улыбка пропала. — И вот тогда-то и высказали предположение, что исчезнувший Сетевой Дьявол и свихнувшийся, простите, Петр Астахов — связаны. А уж сделать вывод, что Сэйт подчинил каким-то образом его разум, дело второе. Как и предположение, что Сетевой Дьявол теперь в чип-паспорте господина Астахова.

В бункере повисла тишина.

— Долбаный в рот карданом, — проговорил Илчи. — Че, все это правда?!

— Это секретная информация, господин Фокс, — ответил Терехин сухо. — Я удовлетворил ваше любопытство, Евгений Константинович?

— Почти, — кивнул я. — Когда вы все это узнали, почему не отозвали наемных убийц?

— Мы изменили приказ, — не моргнув глазом ответил Иван. — Теперь наемники не должны были вас пытать и убивать. Вас было приказано доставить живым.

— Зачем? Извиниться?

— Предложить сотрудничество. Сугубо деловое партнерство: вы поможете нам, мы — вам.

— И как вы поможете мне?! — не удержался я.

Как опытный игрок в покер, Терехин выдержал паузу. Когда он заговорил, голос его прозвучал спокойно, будто Иван говорил о погоде:

— Мы поможем вам выбраться оттуда, — его палец указал мне в голову. — Будут проведены клинические исследования, и, мы уверены, наши нейрохирурги уже дали гарантии, что чип-паспорт можно будет трансплантировать в новое тело-носитель. Такой выход и в наших интересах.

Ага, конечно же, и в ваших. Это ж первый шаг к новым технологиям! Но, гад, как же легко он все описывает! Пальцы на ногах поджимаются, а зубы сводит от желания поверить!

Черт, что-то я сильно нервничаю. Нужно держать себя в руках. Эти ребята из корпораций как акулы, им нельзя верить. Ни на грош. Но с другой стороны, что могу я? Просто взять и отказаться от шанса жить спокойно? Если не забыть про все, что случилось, то хотя бы уехать отсюда. Найти Алису, если она все еще помнит обо мне, и уехать как можно дальше. Желательно туда, где нет виртуальности. На дикие территории.

В конце концов, оставшись в теле Петра, я долго не протяну. Так что, даже если операция с трансплантацией не поможет, у меня все равно невелик выбор.

Я спросил хрипло:

— Что за работа?

Терехин не заулыбался победно, что повысило его в моих глазах.

— Вы что-нибудь слышали о проекте «Ифриты»?

— Нет.

— Это особенная охранная система для обеспечения безопасности серверов «Москвы-3».

— «Москвы-3»?

Иван нахмурился, не понимая моего удивления, потом расслабился:

— Ах да, вы же не знаете. После перезаливки виртуальности и появления киберсети, мы решили внести кое-какие изменения. «Москва-2» слишком быстро развивалась, сделавшись точным подобием Грибницы. Мы же решили, в соответствии с новой политикой компании, расширить пользовательский выбор. Был создан мир «Москвы-3». Первый виртуальный город. «Москва-2» была копией реального города, а потому полноценным считаться не может. А вот «Москва-3» — другое дело. Это настоящее произведение искусства. Это… — он смутился, легко пожал плечами: — Впрочем, что я рассказываю, сами увидите.

— Увижу?

— Да, в нашем техническом центре в Крыму. Есть вероятность, что вам придется побывать в «Москве-3», хотя и небольшая.

— Вы сказали: в Крыму? — переспросил я.

Кажется, Дикарь тоже там. Это совпадение?

Терехин взглянул на часы:

— На ваше имя забронирован билет на самолет, первый класс. Вылет через полтора часа.

— И что? — ухмыльнулся я. — Вы думаете, что я соглашусь?

Теперь улыбнулся Иван:

— Евгений Константинович, я же вижу.

— Что?

— Вы уже согласились.


предыдущая глава | Автономный режим | cледующая глава